Menu
vitalyatattoo.ru — Студия художественной татуировки и пирсинга ArtinMotion Тату Татуировки кто придумал – История и география возникнования татуировок

Татуировки кто придумал – История и география возникнования татуировок

Содержание

История и география возникнования татуировок

Украшение тела – одно из древнейших проявлений творческих способностей человека. История происхождения татуировки начинается с эпохи палеолита. Тату возникла в период первобытного строя. Потом, в разные периоды развития цивилизации, она выступала в качестве знака отличия и защиты от злых духов. Различные изображения указывали на принадлежность человека к кругу избранных. Верили, что тату поможет сохранить жизнь и вернуться домой с войны или дальних странствий. Этимология названия включает такие обозначения, как «наколка», «stigma», «отпечаток», «знак».

Когда точно и откуда появились татуировки, неизвестно. Согласно косвенным письменным свидетельствам, такие украшения использовались 60 тысяч лет назад. Фактическим подтверждением являются орнаменты на коже мумий, которым около 6 тысяч лет.

География возникновения тату

История распространения татуировок в мире имеет широкую географию: Азия, Европа, Северная и Южная Америка, Австралия и Океания. В каждом из этих мест зарождение искусства нанесения рисунка на тело произошло автономно.

Интересно отметить некоторые различия:

  • На темной коже выполняли рисунки методом шрамирования – скарификации. С помощью надрезов создавали рельеф-рисунок, который акцентировали краской, наносимой в раны.
  • На белой коже изображали орнаменты, цветы, знаки, подкрашенные пигментами из растений.

Первые татуировки в истории индейских племен Полинезии выполнялись сажей, которую с помощью специального молоточка и острой палочки с акульими зубами вбивали под кожу. Также использовалась техника надрезов, когда в раны втиралась сажа. У каждого племени был свой стиль нанесения. Главным назначением рисунков была маскировка, отличие своих от чужих, указание на статус. Определенные рисунки выполнялись для защиты от духов. Нанесение было очень болезненным, нередко приводило к смерти.

Первые в истории славянские татуировки появились на территории современной России за 8 тысяч лет до нашей эры. Для создания рисунка применяли специальные штампы из глины. Так наносились орнаменты, которые были необходимы для участия в ритуалах. Во времена Средневековья татуировка указывала на принадлежность ремесленника к определенному цеху. В 19-20 веках эту традицию заимствовали моряки, горняки и литейщики.

Социальное значение татуировок

Рисунок на теле человека всегда служил не только украшением, но и знаком социального отличия: принадлежности к племени, роду. Татуировки наделяли особой силой, они считались магическими посланиями. В Полинезии рисунки наносили детям с 11 лет, чтобы, когда ребенок вступал во взрослую жизнь, он был в безопасности – под покровительством высших сил. Тела индейцев были покрыты татуировками, словно одеждой. Рассматривая рисунки, можно было получить информацию о происхождении человека, его достижениях и богатстве. Последние изображения наносили после смерти, для создания условий перемещения в загробный мир.

Закат и возрождение искусства татуировки

Появление и распространение христианства связано с закатом татуировки как атрибутики языческих обрядов. Различные украшения тела пресекались, согласно запрету, налагаемому Ветхим Заветом. Суровость церковных законов привела к забвению тату на многие столетия.

Искусство татуировки вернулось лишь в 18-19 веках, но уже утратило сакральное значение. Современная история возникновения татуировок началась, когда отставные моряки открыли первые тату-салоны в портовых городах. Среди английских моряков было принято наносить на тело изображение распятия в надежде, что оно защитит во время плаваний. На флоте широко применялись телесные наказания, и тату служила защитой от избиений.

Новый всплеск популярности связан с развитием молодежной культуры 50-60-х гг. В поиске новых средств самовыражения молодые люди стали украшать тела рисунками. С тех пор популярность татуировок постоянно растет. С 50-х годов 20 века регулярно проводятся конвенции по тату.

Другие публикации

artofpain.ru

история татуировки с древних времен до наших дней. Ридус

В каждом крупном городе сегодня есть мастера татуировки, погруженные в то или иное направление, с богатым опытом, они не просто ремесленники, но исследователи и хранители традиций.

Потребители могут выбирать среди десятков различных стилей. Проводятся грандиозные международные фестивали и тату-конвенции. Это не просто способ самовыражения — татуировка, наконец, снова становится искусством.

Искусство несмываемых подкожных изображений — древнее, оно имеет историю, относится к разным культурам и насчитывает по разным источникам от четырех до шести тысяч лет.

На сегодняшний день, самой древней татуировкой является «крест» на теле «ледяного человека Отци» (Otzi), обнаруженного в 1991 году в Тирольских Альпах. Возраст мумии составляет примерно 5300 лет.

Египетские татуированные мумии несколько моложе. Они датируются приблизительно II тысячелетием до н. э. На фигурах, извлеченных из памятника Сети в Ливии, были обнаружены изображения богини Нейт.

Также, есть свидетельства существования татуировки в Древнем Китае того же периода — примерно II тысячелетие до н. э. Некоторые историки полагают, что именно китайская стала прародительницей знаменитой японской татуировки. Хотя четкие сведения об этом направлении в искусстве в Японии относятся к I веку н. э.

Загоняя краску под кожу, утонченные гейши обходили запрет на демонстрацию обнаженного тела. Покрывая себя красочными узорами, создавалась некая имитация одежды, делая их обладательниц еще более сексуальными и соблазнительными. Девственными, при этом, оставались только лицо, ладони и ступни.

В древности, нательные изображения указывали на принадлежность к тому или иному племени и помогали определить социальный статус ее носителя. Так, в Новой Зеландии охотники племени наносили перманентный боевой раскрас. Что являлось, также, признаком храбрости, доблести и принадлежности к семье охотников. Геродот писал о фракиянах: «Порезы на коже означали благородное происхождение; не имеющий их, не благороден».

В Писании, в книге Левит (19:28) заповедано евреям: «Ради умершего не делайте надрезов на теле вашем и не накалывайте на себе письмен». Нацисты, после прихода к власти, также запретили художественную татуировку, как противоречащее национал-социалистическим ценностям государства явление. Фашисты татуировали узников лагерей с целью идентификации и дополнительного унижения человеческого достоинства, особенно среди верующих иудеев. Однако этой процедуре подвергались и члены преступной организации «SS», на коже которых выкалывалась группа крови.

После окончания войны, международные следственные органы обнаруживали гитлеровских преступников, в том числе, по этим небольшим меткам на их телах.

Но это мы забежали вперед.

© en. wikipedia.org/wiki/History_of_tattooing

Пока не сварили Кука

Капитан Джеймс Кук в XVIII веке привез с Таити не только «Великого Омаи» — полностью татуированного таитянина, ставшего местной сенсацией — но и саму культуру вместе с названием. Ни одна ярмарка или бродячий цирк не обходились теперь без татуированных арт-объектов. К середине XIX века, место аборигенов в представлениях стали занимать сами американцы и европейцы, покрытые работами уже местных мастеров.

К концу XIX столетия татуировка стала настолько популярной в США, что в 1891 году Самуэль О’Рейли запатентовал первую электрическую тату-машинку. С появлением аппарата, увеличилась скорость, работа стала легче, стоимость ниже, а доходы больше. Появились тату-салоны, что перестало делать татуировку особенной, только для привилегированных с одной стороны, но и уничтожило ассоциацию с позорным клеймом, с другой.

После Кука термин «татуировка» стал общепринятым у различных народов и быстро распространился по всему Земному шару.

В энциклопедическом словаре Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона указывается, что слово «татуировка» полинезийского происхождения: «та» — картина, «ату» — дух. «Та-ату», «тату» — картинка-дух. В «Словарь медицины», подготовленный бельгийцем Пьеро Нистеном, термин «татуировка» впервые попал в 1856 году. А после Эмиль Литере ввел его в знаменитый «Словарь французского языка»

© en. wikipedia.org/wiki/History_of_tattooing

ХХ век

В ХХ веке Первая мировая война сделала татуировку невероятно популярной. Между боями солдаты создавали изображения на различных частях тела. Не исключено, что мирное время многие из них на это не решились бы. Но на войне, каждый думал о своих близких и о том, что будет, в случае печального исхода. Никто не хотел пропадать без вести, чтобы его, возможно, изуродованное или разорванное на части тело смогли идентифицировать и привезти домой к маме, к жене и детям, а те, в свою очередь, отправили в последний путь.

Послевоенная популярность грубой татуировки среди низших слоев населения уничтожила моду на подкожные картинки среди элиты. И даже средний класс всячески прятал под многослойными одеждами объекты минувшей гордости.

Лишь благодаря рок-музыке, байкерам и революционно настроенной молодежи 50−60-х татуировка снова начала обретать невероятную популярность. Стали снимать фильмы, где на телах секс-символов красовались незамысловатые картинки.

Для художественных фотосъемок стали прибегать к боди-арту, чтобы создать брутальный образ. В 1970 году на обложку «Rolling Stones» впервые попал татуированный человек. Это был мастер и основатель тату-музея Лайл Таттл. Множество рок-звезд в те времена стали счастливыми обладателями его работ, в том числе Шер, Дженис Джоплин, Генри Фонда.

Лайл Таттл

© en. wikipedia.org/wiki/History_of_tattooing

Из Руси в Россию

Единственное сообщение о нательных рисунках на Руси найдено в «Записках путешественника на Волгу» у арабского писателя Ибн Фадлана в 920−921 гг: «Я видел русов, когда они прибыли по своим торговым делам и расположились у реки Атыл. … И от края ногтей кого-либо из них до его шеи — это всё зелёное: деревья, изображения и тому подобное».

Кроме этого упоминания, татуировка в России появляется лишь в XlX веке, когда гвардейский поручик граф Федор Толстой на стоянке у острова Нукагива во время кругосветного путешествия привез на корабль «Надежда» местного мастера и забил себе все тело. Его примеру последовали многие матросы, что «парализовало» команду. Татуировка в те времена наносилась болезненным путем надрезов осколками раковин и заливание едких красящих пигментов. Экипаж был нетрудоспособен. График похода шел «коту под хвост». Капитан корабля Иван Крузенштерн негодовал. В будущем это придало яркости рассказам графа, когда он охотно демонстрировал свое тело в аристократических салонах по просьбам гостей.

К концу столетия татуировка в России становится символом аристократии. 8 декабря 1906 года петербургский дворянин Евгений Павлович Вахрушев подал прошение начальнику главного врачебного управления с просьбой официально разрешить ему заниматься нанесением татуировок. После недолгой переписки он стал первым легальным татуировщиком в России.

Дело Вахрушева

© en. wikipedia.org/wiki/History_of_tattooing

Пока высшие слои столичных граждан наслаждались своими аристократическими метками, на Сахалине каторжники запустили длительный процесс перехода татуировки из моды в тюремный быт.

Они наносили так называемые «сахалинские картинки». Дальше начинание подхватил Александровский централ в Иркутской губернии, а после Октябрьской революции татуировка становится «буржуазным пережитком царского режима».

Вплоть до окончания Великой Отечественной войны татуировка ассоциировалась исключительно с асоциальной прослойкой, где воровские нательные символы — это и «паспорт», и «досье», и «грамоты», и «орденские книжки».

После Победы из штрафбатов вернулось множество героев: на одежде ордена и медали, под гимнастерками уголовное прошлое. Это несколько смягчило отношение добропорядочного населения к подкожной «живописи».

В послевоенные годы блатные песни, стихи Высоцкого и фильм «Сережа» (1960) притянули татуировку в городской фольклор творческой интеллигенции.

К 80-м годам тела советской рок-элиты пестрили аналогами западного рецепта «sex, drugs & rock’n’roll». А местные мастера активно черпали опыт у Запада. В 1995 году в Москве состоятлась первая тату-конвенция.

© en. wikipedia.org/wiki/History_of_tattooing

© en. wikipedia.org/wiki/History_of_tattooing

Королевские «портаки»

Одним из ключевых татуировщиков прошлого века был Джордж «Профессор» Барнетт.

Ребенком он услышал рассказы моряков о своих «якорях», да так сильно впечатлился, что уже в 11 лет начал практиковаться на одноклассниках. Спустя два года, за это и был отчислен из школы.

После 12 лет скитаний по миру, накопив достаточно опыта у мастеров Японии, Африки, Азии и прочих мест, он возвращается в Англию, открывает свою тату-студи и полностью посвящает себя любимому делу. Его популярность выросла настолько быстро, что он получил титул «Король татуировщиков».

Его клиентами были Король Испании Альфонсо XIII, Король Дании Фредерик IX, Король Англии Георг V, «Великий Оми». Но любимой клиенткой была его супруга: «Моя дорогая жена, Эдит, лучшая модель», — говорил Джордж, который не переставал «бить» вплоть до самой смерти в возрасте 81 года.

Татуировки были на телах уважаемых личностей в разные времена. Жан-Батист Бернадот — основатель ныне правящей королевской династии Швеции — был обладателем надписи на французском языке «Смерть королям!».

У короля Швеции и Норвегии Карла XIV Юхана на груди было выведено «Смерть царям и тиранам!». У Николая II — меч на груди, имя супруги на руке и дракон, привезенный из Японии, на предплечье. На том же месте — ниже локтя — у Томаса Эдисона были набиты пять точек, а у Уинстона Черчиля — якорь. Теодор Рузвельт — 26-й президентт США — на груди носил семейный герб.

Английский король Гарольд II был опознан после смерти только благодаря татуировкам. Сталин обладал скалящимся черепом. Правда, вождь, традиционно обзавелся ей в местах лишения свободы.

Даже Иосиф Кобзон не удержался от надписи «не забуду мать родную» и еще пяти других татуировок в бурной молодости, чтобы не прослыть среди дворовой шпаны слабаком и трусом. Потом, по собственным словам, свел.

Николай II и Король Дании Фредерик IX

© en. wikipedia.org/wiki/History_of_tattooing

Максималисты

В 2006 году в Книгу рекордов Гиннесса был занесён Лаки Даймонд Рич, как самый татуированный человек в мире. Его тело покрыто татуировками практически на 100%, включая гениталии, уши и рот.

Идея покрыть всё своё тело татуировками пришла к нему ещё в детстве, но он долго откладывал её, пока не сделал свою первую: изображение небольшой булавы для жонглирования на бедре. С тех пор он постепенно делал всё новые татуировки, пока они не покрыли всё его тело, включая веки. После этого он начал покрывать свою кожу светлыми татуировками поверх тёмных, а также добавлять цвета.

Лаки Даймонд Рич

© en. wikipedia.org/wiki/History_of_tattooing

На втором месте среди мужчин — Том Леопард. Такое прозвище он получил благодаря радужному окрасу кожи под шкуру леопарда. Многие считали его чокнутым, но ему было плевать.

Двадцать восемь лет жизни он потратил на службу в спецвойсках. После чего осознал, что «все тлен» и уехал от цивилизованного мира на остров Скай, чтобы уединенно жить в хижине, читать книги, прогуливаться по лесу на четвереньках и прикрывать срамоту лишь набедренной повязкой. Его тело на 99,9% покрывала пятнистая татуировка, были вставлены клыки, что не мешало ему до конца жизни раз в месяц путешествовать на лодке за пенсией и продуктами.

Том Леопард

© en. wikipedia.org/wiki/History_of_tattooing

Самой татуированной женщиной в мире считается 59-летняя Джулия Гнусе. Ее история отличается от Лаки. Редкое генетическое заболевание — порфирия — задало вектор жизни Джулии. Заключается оно в том, что кожа лопается под воздействием солнца. Чтобы скрыть множественные шрамы тридцатилетняя девушка начала покрывать свое тело изображениями персонажей из американских телешоу, фильмов и анимаций. Более четырех сотен татуировок спасли Джулию от комплексов и уродливых шрамов.

Джулия Гнусе

© en. wikipedia.org/wiki/History_of_tattooing

Всем известный Рик Генест, он же Зомби Бой, заболел идеей смерти в 15 лет, после операции по удалению опухоли из головного мозга. В 21 год он встретил Френка Льюиса, который придумал для него концепцию, а для себя стабильный заработок на ближайшие 5−7 лет.

Реализация творческих амбиций мистера Льюиса принесла Рику всемирную известность, социальную приспособленность в мире моды и неплохие гонорары.

Рик Генест

© en. wikipedia.org/wiki/History_of_tattooing

Первым человеком в России, сделавшим татуировку на глазном яблоке стал москвич Илья Бомбер. При нанесении подобной татуировки в глазное яблоко вводится игла и вливается краска, которая впоследствии растекается самостоятельно. Этот метод не безопасен, и всегда есть риск потерять зрение.

Однако, для многих будет удивлением, что этой процедуре уже более двух тысяч лет. Она проводилась для улучшения зрения. Римские лекари лечили ей белые пятна на радужной оболочке. Врач Гален проводил операцию на глазах еще в 150 году до н. э.

До XIX века врачи начали использовать иглы с чернилами методом татуированния роговицы для восстановления от деформаций и помутнений. Делались различные конструкции игл для процедуры — рифленая игла, игла кластеров, первые глазные тату машинки и так далее. В двадцатом веке объявления пестрили возможностью изменить цвет глаз подобным методом.

Инъекционный метод нанесения татуировки глаза был изобретен Шенноном Лараттом и доктором Хауи. Экзекуция впервые была исполнена 1 июля 2007-го.

© en. wikipedia.org/wiki/History_of_tattooing

Мода проходит, татуировки остаются

С помощью средств массовой информации модные тренды по всему миру все больше попадают под единые стандарты. В частности, появилась статистика численности татуированных людей в той или иной географической точке.

Все больше людей хотят «набить» себе эскиз «как у того парня». Но мода — понятие временное, татуировки же делаются навсегда. Выводить их больно, дорого и долго. Как говорил один знакомый мастер: «Самое верный способ избавиться от такого рода ошибки — утюг. Один раз „пришпарил“, зажило, шрам лазером шлифанул и бей новую. Быстро, дешево и не муторно». Удаление татуировок — это безусловно одна из современных тенденций. Существуют разные методы — от иссечения татуированной области, криохирургии и электрокоагуляции, которые оставляют рубцы, до самого безопасного на сегодняшний день лазера.

Первые попытки применить лазерный луч для удаления татуировок были предприняты еще в 60-х годах прошлого века американским физиком Теодором Майманом. Он успешно практиковал эту процедуру в течении пяти лет. Далее лазерные технологии развивались, видоизменялись и совершенствовались, но риск остаться со шрамами все равно был велик.

Современные методики «впереди планеты всей», а риски минимализированы. Хотя ожоги, выпадение волос на обрабатываемом участке, подкожные гематомы, а иногда и усиление яркости рисунка, иногда встречаются, избавление от неверных решений с помощью луча это удобный и незаменимый метод.

«Ко мне часто приходят люди удалить относительно свежую работу. Просто, потому что надоело, — говорит один из видных тату-мастеров России, инноватор Игорь GIN Разенков, — Среди них большинство — девушки. Они относятся к татуировкам, как к бижутерии: сегодня нежные цветочки под кружевное платье, через год черепа к кожаным штанам».

По словам Разнекова, еще некоторое время назад татуировка «выполняла определенные функции, это был некий статус — ее нужно было Заслужить», и речь отнюдь не о тюремных картинках.

«Сегодня же татуировка стала повсеместной, она заполнила всевозможные ниши и обесценилась, продолжает мастер. — Конечно, мне хочется больше философии и стиля в массах, на не просто украшений, условно, на лето. Это и есть качество клиента».

Люди с насыщенной жизнью, по его словам, никогда не станут «топиться в татуировках, но будут себя ими дополнять». Существует масса способов самовыразиться, и это еще одна хорошая возможность.

Татуировка обладает магией привлечения внимания, и несмотря на активность применения, например в рекламе — она продолжает работать. Стереотипы стираются, татуировка возвращает себе статус искусства, но в обществе все еще находится в поиске своего применения.

Работы Разенкова Игоря

© en. wikipedia.org/wiki/History_of_tattooing

Как отмечено выше, татуировка уходит корнями в древность и на протяжении столетий являлась верной спутницей различных сословий, у многих народов, во все времена, на всех континентах, во всевозможных культурах. При этом современное общество до сих пор не до конца понимает татуировку.

А как известно, то чего мы не знаем — пугает и отталкивает. Именно поэтому все больше людей делятся на две крайние категории: чья кожа девственна и чиста, и тех, чьи тела имеют все меньше просветов.

«Вы будете удивлены, сколько людей в Москве до сих пор приходят и спрашивают, не примут ли их за „зэков“, если они набьют себе ту или иную задумку, — поделился с „Ридусом“ глава студии My Way Tattoo Алексей Мокров. — И это несмотря на бытующее мнение, сегодня подкожная живопись — растущий тренд по всему миру, в том числе и в России».

Вместе с тем татуировка, по словам предпринимателя, перестала быть запретной в сознании людей. «Мы активно стараемся формировать правильное представление о данном направлении искусства, донести верную информацию, воссоздать культурный слой, — пояснил Мокров. — Такие амбиции привели нас к идее открыть первый в Москве музей татуировки.

Алексей Мокров

© en. wikipedia.org/wiki/History_of_tattooing

Задача не только образовывать жителей города на эту тему, но главное — уничтожить некомпетентное мнение».

«У каждого клиента своя мотивация, — продолжает Алексей. — Наша задача предоставить для этого все необходимые условия на высшем уровне. Множество людей хотят сделать себя красивее таким способом».

В восемнадцать-двадцать лет, по его словам, клиенты часто хотят выразить свой протест: родителям, обществу, политическим движениям или продемонстрировать свои симпатии и увлечения; после двадцати двух — двадцати четырех — подход уже более осознанный. «Хотя бывает по-разному, — добавляет специалист. — Иной раз это просто экспрессия, которую я тоже бесконечно уважаю».

Игорь Разенков же в свою очередь любит повторять: мода — это качество. Для всего же остального у него есть лазер.

www.ridus.ru

Древние и современные татуировки – фото и история

Увлечение татуировкой, если это так можно назвать, завоевывает все новых и новых последователей. Летом, когда все стремятся одеться максимально открыто, легко заметить – разрисованных тел становится все больше и больше. Это весьма удивительно, учитывая особенности нашего времени.

Сейчас все переменчиво, как никогда в истории, люди быстро устают от чего-то, желают новенького и вообще все находится в постоянном движении – мы постоянно желаем новых приобретений, новых впечатлений, нового опыта. Но с татуировкой напротив, она статична. Заполучив рисунок на тело, мы не сможем легко изменить сюжет или избавиться от тату вообще. Почему же тогда татуировка популярна?

Самое главное, популярность татуировок растет во всех слоях населения, даже в самых культурных и обеспеченных! Раньше татуировки носили уголовники и различная шпана, а сейчас образованные и культурные люди. Давайте заглянем в историю татуировки и попробуем разобраться.


История татуировки

История татуировки
Слово «татуировка» имеет свои корни в полинезийских языках и означает «сделанное по всем правилам». А возможно, это слово произошло от использовавшегося на острове Таити слова «татау» – «ударять».

Для древних индейцев татуировка имела сакральное значение, помогала демонстрировать свой статус и заслуги, а так же являлась частью многих ритуалов, в том числе и магических. Индейцы рисовали на теле необходимый узор, а затем брали острый акулий зуб и с помощью молоточка превращали рисунок в татуировку.

При этом индейцы, как и многие другие народы, свято верили в символизм и значение татуировки, они не рисовали на себе, что попало, а лишь те рисунки, которые могли помочь им в жизни, изменить жизнь к лучшему.


История татуировки

Несмотря на то, что древние люди были примитивны, не имели интернета для общения и не могли свободно и массово пересекать моря и океаны, татуировка присутствовала в разных уголках планеты - в племенах, которые никак не могли встречаться.


Древние татуировки

Кожа древней мумии со следами татуировки

Народ нага из джунглей Индонезии мало с кем общался, но и у них были татуировки.

Они делали татуировку воинам племени – она свидетельствовала об их силе и достижениях. Секреты значения татуировок передавались из поколения в поколение, а делать их могли только жены старейшин племени. Каждый раз после удачной охоты воину наносилась очередная татуировка, и чем больше добычи брал воин, тем больше татуировок покрывало его тело.

Но не только воины и охотники украшали себя рисунками. Татуировка находила себе место даже на теле девочек, которым после первых месячных наносили несколько поперечных полосок на подбородке и загадочный орнамент па лбу. Эти знаки якобы оберегали девочку от злых духов. А после замужества женщинам из племени нага делались наколки на плечах.


Татуировка в истории и современности

Интересно, кто мог надоумить людей, что татуировка может иметь какое-то влияние на духов? Может быть, сами духи таким образом насмехались и глумились над примитивными людьми?


Древние татуировки

Женщины и девушки Древнего Египта жили в более развитом обществе, нежели племена в джунглях, но и они тоже украшали себя татуировкам. Еще за 3000 лет до нашей эры египетские женщины знали тату! Зачем им это было нужно?

По мнению египетских жрецов, татуировки помогали женщинам в беременности и родах, укрепляли здоровье. Жрецы общались с духами, от которых они скорее всего и получили знания о татуировках.




Фото сверху и снизу – татуировки Алтайской Принцессы

На территории современной России в Алтае в необычной гробнице под глыбой льда обнаружили захоронение. Ее назвали Принцесса Укока – Алтайская Принцесса. Мумия принцессы сохранила татуировки до наших дней.

Помимо принцессы были и другие находки, которые указывают на любовь скифов к татуировке. На эту тему писал Геродот. По его мнению, у скифов и фракийцев ритуал нанесения татуировки проводился только для представителей знати. Если нет татуировки – перед вами человек из низшего сословия.

В Новой Зеландии искусством татуировки прославились маори. Каждый рисунок был индивидуальным, как бы личным кодом человека, он подчеркивал знатность человека, древность его рода и особые заслуги. Женщинам-маори проводили специальные ритуалы по нанесению татуировок вокруг рта, по их верованиям, они на долгие годы сохраняли молодость и красоту.


Мумия фото

Мумии со следами татуировок находили в самых разных уголках Земли, о татуировках свидетельствуют также статуэтки и различные изображения людей.

Почему древние люди из разных концов земли делали татуировки, как они додумались до этого, ведь они не имели прямого общения и не передавали знания? На этот счет может существовать множество теорий, но если глубоко вдуматься, можно понять – желание сделать татуировку нашим предкам нашептывали разные духи, с которыми общались их шаманы и жрецы.

Современные люди зачастую не верят в духов, сейчас почти не осталось шаманов, а жрецы встречаются лишь на страницах книжек, но это не значит, что духи исчезли и перестали нашептывать нам разные желания.


Алтайская Принцесса и ее татуировка
Алтайская Принцесса и ее татуировка
Фото сверху – Алтайская Принцесса и ее татуировка
Фото снизу современная копия

Татуировка по подобию Алтайской Принцессы

Всматриваясь в историю, можно заметить, что татуировки обильно покрывали тела людей до прихода христианства. Когда христианство утвердилось, татуировка потеряла популярность, а нынешний рост популярности татуировки наглядно показывает утрату влияния христианства на сознание людей. В общем, люди возвращаются к дохристианским истокам, возрождаются языческие религии и многое другое, что в христианский период было немыслимо.


Татуировки – винтажное фото

Есть и иные причины. Как мы уже говорили – современный мир переменчив, и мы всё время хотим чего-то новенького, но вместе с этим хочется чего-то постоянного, что не смогут отнять налоги и кризисы. Этим постоянным для некоторых людей становится татуировка.

В обществе, живущем по принципу «использовал и выбросил», люди начинают наносить на собственное тело несмываемые рисунки и символы, ведь это сопровождает их до самой смерти. Тату единственный пожизненный капитал, который до самого конца у них никто не сможет отнять!

Помимо этого татуировка дает возможность выделиться и заявить о собственной уникальности. Тату для некоторых демонстрирует уверенность в себе, яркую индивидуальность и некую крутизну.


Татуировки – винтажное фото
Татуировки – винтажное фото

Татуировки девушек привлекают взгляды к определенным частям тела и призваны усилить их привлекательность и сексуальность, что сейчас очень важно, ведь вокруг масса соблазнительных девушек и надо как-то выделиться среди соперниц.

Посему в понимании определенных людей татуировка на самом деле становится капиталом и даже инвестицией в себя, в свою жизнь.

Хотя по правде татуировка весьма сомнительный капитал, но зато ее легко нанести и легко демонстрировать. Знания тоже капитал на всю жизнь, знания и образование не могут отнять кризисы, но знания намного сложнее приобрести.

Теперь мы знаем историю татуировки и можем понять причины популярности.


История татуировки
Современные татуировки

mylitta.ru

История развития искусства татуировки

История татуировки уходит своими корнями в глубокое прошлое и насчитывает не менее 6000 лет. Изначально рисунки на коже служили не украшением, а знаком, обозначающим принадлежность к роду или определенному социальному кругу. Кроме того, татуировки, по мнению своих обладателей, несли в себе особую магическую силу. Термин татуировка (полинез. “tatau”) пришел к нам из Полинезии, где данное слово буквально означает «нанесение рисунка».

В Европе же история появление искусства перманентной нательной живописи приписывают команде путешественника Джеймса Кука, который в 1773 году из очередного плавании привез на туманный Альбион полинезийского аборигена, покрытого с ног до головы необычными татуировками.

Обычай нанесения тату быстро распространился среди моряков, которые возвращались из плавания с нательными изображениями, свидетельствующими о дальних странах, которые они посетили. Как правило, это были татуировки на руках и груди. Для мореплавателей татуировки и их значения были очень важны. Старший моряк наносил якорь или другую морскую эмблему на руку новобранца, что служило своеобразным обрядом посвящения. Такие символы обозначали не только принадлежность к своей команде, но и служили для опознания в случае кораблекрушения.

Благодаря морякам страсть к татуировке довольно быстро охватила всю Европу. Этот обычай приобрел огромную популярность и стал стремительно распространяться среди всех слоев общества. Большой популярностью пользовались татуировки надписи. На улицах нередко можно было встретить даже девушку с татуировкой. Только вот процесс нанесения тату считался очень болезненной процедурой, ведь инструменты были очень примитивными, а в качестве краски использовался растертый порох. Из-за отсутствия инструментов и игнорирования элементарных правил гигиены все больше и больше людей получали заражения во время процедуры, из-за чего искусство татуировки в Европе было официально запрещено примерно на сто лет.

Свое второе рождение нательная живопись получила благодаря королю Англии Эдуарду VII, который вошел в историю и сделал татуировку дракона во время официального визита в Японию в 1881 году. Верные подданные, подражая своему королю, тоже начали украшать свои тела. В итоге популярность татуировок достигла невероятных высот.

С этого времени в ответ на растущий спрос наиболее предприимчивые бизнесмены стали открывать первые салоны, где мастера использовали чистые инструменты, специальные краски и уделяли большое внимание гигиене. Теперь сделать тату можно было профессионально и относительно безопасно, что привлекало все большее количество людей. Значения татуировок для многих отходили на второй план, они все чаще стали служить нательным украшением.

Пика своего развития искусство татуировки достигло в 50-60-е годы XX века. Клиентами тату салонов становились известные музыканты и представители других неформальных субкультур. Молодежь, во всем подражавшая своим кумирам, спешила следовать их примеру. Тату индустрия стала набирать обороты. Повсеместно издавались специализированные журналы, открывались школы татуировки, проводились фестивали.

В наши дни тату стала явлением массовой культуры, независимо от рода деятельности, пола и возраста люди украшают себя татуировками. История этого искусства живет и процветает, не смотря на болезненность и высокую опасность в прошлом. Благо сегодня сделать это можно профессионально и абсолютно безопасно.

Читайте также

Цена татуировки или сколько стоит тату

Цена татуировки зависит от нескольких факторов и некоторые ошибочно думают что решающую роль играет размер. От части это п...

Перекрытие старой татуировки Cover up

Бываю случаи, когда татуировка больше вас не устраивает, или же просто надоела. Основная причина здесь, это то что зачаст...

Татуировка по индивидуальному эскизу

Довольно часто клиенты сами приносят из эскиз для желаемой татуировки. Такие эскизы как правило берутся из интернета или с...

Временные татуировки

Собираетесь сделать временную татуировку? А знаете ли вы, что временные тату – это миф? Многие думают, что если татуировк...

Как выбрать тату мастера

Каждый человек, решивший сделать татуировку, должен обязательно подумать о том кто её будет делать. Если недооценить тату ...

Основные стили татуировок

Искусство татуировки зародилось в глубокой древности. Но оно не остановилось на месте и продолжает активно развиваться. Р...

Исправление татуировки

Качественная татуировка смотрится стильно и эффектно. Но может случится и так что со временем она потеряла актуальность ил...

Как выбрать татуировку

Тату сегодня становятся эффектными акцентами имиджа, позволяют привлечь внимание к конкретной части тела. Для некоторых лю...

Виды татуировок и их значение

Татуировки в настоящее время пользуются огромной популярностью, независимо от пола, возраста и социального статуса своего ...

stas-tattoo.com

Татуировка в России. История | ИРКИПЕДИЯ

В энциклопедическом словаре Ф.А.Брокгауза и И.А.Ефрона указывается, что слово «татуировка» полинезийского происхождения: «та» — картина, «ату» — дух. «Та-ату», «тату» — картинка-дух.

Русский советский ученый-криминалист М. Н. Гернет утверждал, что слово «татуировка» происходит от имени бога полинезийцев «Тики» – сторожа и защитника, изображаемого с закрытыми глазами, чующего опасность прежде, чем она появится в поле зрения. По преданиям, он якобы и научил людей татуировке.

В истории человечества искусство нанесения несмываемых изображений на тело насчитывает по разным источникам от 4 до 6 тыс. лет. Придерживаемся точки зрения, что данному навыку более 5 тыс. лет. Как подтверждение — наличие татуировки в форме креста и линий на коже мумии «ледяного человека Отци» (Ötzi), обнаруженного в 1991 г. в Тирольских Альпах. Возраст мумии, определенный радиоуглеродным методом, составляет примерно 5300 лет. Наверное, люди накалывали себе изображения и ранее, однако прямых подтверждений этому нет. Ведь татуировка также изменчива, как и человеческая жизнь. Она исчезает вместе с её носителем. Причины возникновения обычая татуировки кроются в глубокой древности, когда от случайно полученных повреждений кожи возникали необычные рубцы, а где-то при попадании в порез золы или растительного красителя на теле оставались изображения, которые, возможно, отличали их носителя как храброго воина и удачливого охотника. При первобытнообщинном строе изображения на теле служат как украшением, так и обозначением рода, племени. Указывают на социальную принадлежность её обладателя, а, быть может, наделяют даже определенной магической силой. Со временем первобытные племена разрастались, объединяясь в организованные общины, и на кожу уже специально наносятся рисунки, имеющие специфическое значение в пределах определенной группы.

Различные виды татуировок практиковались у очень многих светлокожих народов мира. У темнокожих, чаще всего, они заменялись шрамированием. Татуировались как различные племена Европы и Азии, так и индейцы Северной и Южной Америки. Ну и, конечно же, жители Океании.

В истории культуры маори в Новой Зеландии известен обычай, основанный на покрытии специальной татуировкой поверхности лица. Такие татуированные узоры, которые у мужчин покрывали всё лицо, а у женщин – только его части, назывались «моко» и были исполнены посредством надрезания кожи долотом. Эти удивительные хитросплетения узоров служили постоянной боевой раскраской, показателем доблести и общественного положения их обладателей. На просторах Северо-Восточной Сибири, у чукчей, эвенков, якутов, остиаков и тунгусов тоже была известна техника нанесения татуировки на лицо. Она требовала использования иглы и нити (ранее изготавливающейся из сухожилий зверей). Нить окрашивалась в чёрном красителе и вместе с иглой протягивалась под кожей человека согласно предварительно исполненному рисунку. Женщины Айну — аборигены Японских островов, некогда проживавшие и на территории Камчатки, Сахалина и Курил, татуировкой на лице обозначали свое семейное положение. Татуировка связана и с так называемыми «переходными» обрядами, будь то посвящение юноши в мужчину, или переселение из этой жизни в загробный мир. Кроме того, у разных народов татуировки наделялись самыми разнообразными магическими свойствами: детей оберегали от родительского гнева, взрослых защищали в бою и на охоте, стариков хранили от болезней.

Праславяне для нанесения татуировок пользовались глиняными штампами или печатями. Эти своеобразные прессы с элементами орнамента позволяли покрыть всё тело сплошным ромбо-меандровым ковровым узором, крайне необходимым в магических ритуалах древнего культа плодородия.

С распространением христианства в Европе обычай татуировки стал повсеместно осуждаться как составная часть языческих обрядов и процедура, угрожающая спасению души. Однако, официально было разрешено клеймить татуировкой всевозможных преступников. Неудивительно, ведь это был обычай с давними традициями, уходивший своими корнями в эпоху рабства. Следствием такой тесной связи татуировки с преступным миром было возмущение по отношению к этому явлению со стороны других общественных групп, постепенное угасание практики татуирования в последующие века и формирования скверной репутации татуировки среди большинства представителей общественности.

Но, по иронии судьбы, когда христианские миссионеры в 18 веке отправлялись в дальние страны обращать в свою веру «дикие» племена, моряки с их кораблей обзаводились там татуировками на память о путешествиях. Капитан Джеймс Кук (James Cook) внёс наиболее весомый вклад в дело возрождения татуировок в Европе. Вернувшись из плавания, он привез с Таити не только само слово «tattow», но и «Великого Омаи» — сплошь татуированного таитянина, ставшего сенсацией — первой живой тату-галереей. И вскоре ни одно уважающее себя представление, ярмарка или бродячий цирк не обходились без участия привезённых с других континентов «татуированных дикарей». Постепенно мода на аборигенов начинает спадать и уже с середины XIX в., вместо них на ярмарках стали выступать сами американцы и европейцы, покрытые узорами местных тату-мастеров.

На исходе девятнадцатого столетия татуировка становится необычайно популярной в Соединенных Штатах Америки. В 1891 г. американец ирландского происхождения Самюэль О'Рейли (Samuel OReilly) запатентовал первую в мире электрическую татуировочную машинку. Благодаря введению в практику электромашинки, татуировщик, с одной стороны, облегчал себе работу, делая её менее кропотливой, с другой же значительно ускорял её, достигая большей производительности и, в конечном счёте, получая большие доходы. Появляются салоны художественной татуировки, что позволяет татуировке выйти из зоны, отведённой лишь для посвящённых и привелигированных общественных групп, а обладание подобными украшениями перестало ассоциироваться исключительно с позорящим нанесением клейма. Выполнение художественной татуировки превратилось в бизнес, и в этом огромная заслуга электромашинки для татуирования!

Наступил двадцатый век. Первая мировая война создала особенно благоприятные условия для возникновения настоящей эпидемии татуировки в армиях, сражающихся на различных фронтах. Солдаты воюющих армий большую часть времени проводили в окопах, а во время перерывов между боями, которые иногда были продолжительными, занимались украшательством товарищей по оружию. В таких условиях подавляющее большинство людей, которые, в условиях мирной жизни, быть может, никогда не согласились бы на подобные процедуры, охотно предоставляли свою кожу в распоряжение самодеятельных татуировщиков. Но делалось это, чаще всего, не скуки ради. Причины для подобных процедур на фронте лежат на поверхности. Главной из них могло быть опасение, что повреждение тела, которое вызовет смерть, сделает невозможным идентификацию останков, а в конечном счёте — выполнение последнего религиозного обряда.

В период между войнами появляются новые мастера и тату - салоны в столицах Германии, Англии, Франции, США. Мужчины и женщины из высших слоев общества продолжали, правда, в меньших количествах, наносить себе татуировки на тело, а снижение цен на татуировку обеспечили ей популярность среди низших классов и разрушили ее привлекательность для более богатых людей. Чем больше простых людей наносили себе татуировки в грубой манере, тем меньше становилось эксклюзивных татуировок, которые делала себе элита. Офицеры и представители среднего класса с этих времен перестали наносить татуировки и считали недостойным быть украшенным таким образом.

После прихода в Германии к власти нацистов и введения законов, санкционирующих вмешательство государства во все области жизни, художественная татуировка запрещается как явление, противоречащие ценностям национал-социалистического государства. Этот период принёс общеизвестную практику унижения человеческого достоинства в гитлеровских лагерях, где с целью идентификации татуировали узников. Здесь же сложился ужасный вид коллекционирования галантерейных изделий из татуированной человеческой кожи. Обязательной татуировке подлежали члены преступной организации «SS», у которых на коже выкалывалась группа крови. После второй мировой войны, благодаря этим татуировкам, облегчилась работа международных следственных органов в поисках гитлеровских преступников, принадлежавших к этой организации. Всё это ещё более снизило художественную ценность и популярность тату.

И только благодаря мощному всплеску молодежной культуры 1950-1960-х гг., основным вектором которой был протест, революция, раскрепощение и освобождение от любых норм, татуировка стала одним из важных символов этого освобождения, превратившись в неизменный атрибут субкультур. Постепенно татуировка через рок-музыкантов, фоторепортажи и фильмы про мотобанды легализовалась в медиа. Первым татуированным человеком, попавшим на обложку американского журнала («Rolling Stone», октябрь 1970), стал художник и основатель тату - музея Лайл Таттл (Lyle Tuttle), к тому времени сделавший множество татуировок рок - идолам, в том числе Дженис Джоплин (Janis Joplin). Так, с новыми реалиями времени зародилось новое поколение татуировщиков, творческие амбиции и смелые эксперименты которых вновь возвели тату в ранг искусства.

Татуировка в России

Доподлинно пока не известно, как относились к изображением на теле в Киевской Руси и в более поздний период российской государственности. Во всяком случае, документами на это счёт мы не располагаем. Одно, можно утверждать совершенно точно, что воочию русские увидели татуированных людей во время первого кругосветного плавания русских кораблей «Надежда» и «Нева» под командованием Ивана Крузенштерна и Юрия Лисянского 1803-06 гг. Среди членов команды оказалась группа «благовоспитанных людей», составляющих свиту Н. П. Резанова, назначенного послом в Японию. Одним из них был гвардейский поручик граф Фёдор Толстой. Толстой был человеком действия, жил безудержными страстями. Он с презрением относился к моральным нормам, принятым в обществе, искал любой повод для дуэли. Во время стоянки у острова Нукагива, относящегося к архипелагу Маркизовых островов, «Надежду» посетил вождь местного племени Танега Кеттонове. Внимание Толстого привлекла татуировка на теле вождя, которое было буквально разрисовано замысловатыми орнаментами, экзотическими животными и птицами. Федор Толстой разыскал и привез на корабль нукагивца, художника-татуировщика, и велел «разрисовать себя с ног до головы». На руках молодого графа были вытатуированы змеи и разные узоры, на груди в кольце сидела птица. Многие члены экипажа последовали примеру Толстого. По причине чрезвычайной болезненности процедуры татуировки (кожу надрезали осколком раковины и заливали едкими соками растений) экипаж был несколько дней нетрудоспособным. Крузенштерн негодовал: срывался график похода, и каждый член команды был на счету. Как сложилась далее жизнь татуированных матросов этого похода - не известно, однако, сам граф Федор Толстой впоследствии в аристократических салонах Петербурга, по просьбе гостей, охотно демонстрировал, вводя в конфуз светских дам, «произведение искусства» безызвестного мастера с далекого острова Нукагива. К концу XIX века русские каторжники, высланные на Сахалин, украшали себя "сахалинскими картинками", установив тем самым традицию татуировки как искусства, связанного самым тесным образом с тюремным бытом. В Иркутской губернии подобная практика возникла в Александровском Централе, одной из центральных  каторжных тюрем дореволюционной России.

Тем временем, в столице России в конце XIX — начале XX вв., татуировка становится одним из символов аристократичности: тон моде задаёт императорский двор. Известно, что последний русский император Николай II, будучи ещё цесаревичем во время визита в Японию «приобрел на теле» изображение в виде дракона. Татуирован был и Великий князь Михаил Александрович, по некоторым сведениям, инкогнито он сделал себе тоже татуировку дракона. Мода на нательные рисунки, в основном на восточные японские мотивы, сразу увлекла представителей света и богемы. Уже на рубеже 1906-07 гг. в Санкт-Петербурге в Управление Главного Врачебного Инспектора М.В.Д. рассматривается прошение «О разрешении Е.П. Вахрушеву заниматься татуированием». Был ли после этого открыт первый тату-салон до сих пор остаётся загадкой, никаких документальных подтверждений на этот счёт не обнаружено. Однако наличие этого документа подтверждает интерес и осведомлённость о татуировке среди горожан Петербурга! Но дальнейшее развитие татуировки как вида искусства прекратилось после Октябрьской революции. Тату сразу попадает в разряд буржуазных «пережитков царского режима».

В советский период татуировка подверглась гонению из-за сформировавшейся с конца XIX века до 30-х гг. XX века мощной асоциальной прослойки (т. н. «воровского сообщества») с четкой иерархией и отличительными знаками в виде нательной графики. Кроме воровского жаргона, к традиционным элементам воровской субкультуры относились татуировки, которые содержали информацию о виде криминальной профессии, судимостях и т.д. В период Великой Отечественной Войны в составе штрафных батальонов Красной Армии в боевых действиях участвовало огромное количество людей с уголовным прошлым. После Победы домой вернулось достаточное количество героев, носивших ордена и медали на гимнастёрках, под которыми скрывались татуированые тела. В связи с этим, отношение к татуировке становится более адекватным.

В послевоенные советские годы татуировка проделала путь из городских низов в атрибуты моды, стиля и подросткового «форса» через городской фольклор и блатные песни. Не только шпана и огольцы, но и малосознательные граждане из более обеспеченных семей делали себе «наколки» и «портачки» (морская татуировка). Например, известный певец Иосиф Кобзон, чтобы не прослыть среди дворовой шпаны слабаком и трусом, сделал на своем теле целых пять татуировок, а потом, по собственным словам, свел.

Во время хрущевской оттепели с татуировки сняли табу: на экран вышел культовый для отечественных татуировщиков фильм Георгия Данелии «Сережа» (1960), разлетевшийся на цитаты. В советской повседневности 1960-70- х отношение к татуировке не сильно изменилось и во времена песен Высоцкого, поминающего татуировку в стилистике блатного романса, и во времена зрелости ленинградского поэта - бузотёра Олега Григорьева, оставившего после себя гениальную и минималистичную оду татуированию и шрамированию: «Убитую у сквера опознать не берусь я, по наколкам — Вера, а по шрамам — Люся». В татуировке, проявлявшейся в городском фольклоре, уже чувствовалась закваска для последующего рок-н-ролльного брожения: Любовь, Алкоголь и Неприличность как пуританское отражение из советского зазеркалья общеизвестной западной формулы «Sex & Drugs & Rock'n'Roll».

В СССР в 1980-х гг. происходят грандиозные сдвиги в осмыслении татуировки. Появляются первые цветные рок-наколки, всё больше людей из так называемого рок-подполья делают себе татуировки, тем самым популяризируя данный вид искусства. Центром всего этого процесса становится сначала Ленинград, а чуть позже и Москва. История советской рок-н-ролльной татуировки мало чем отличается от зарубежной, но, имеет конечно свою специфику, потому как и развивалась с задержкой на два десятилетия. Многое пришло с Запада в готовом виде, информация просачивалась по крупицам — через иностранные журналы и кадры с видеокассет. Впрочем, понимание того, что музыкальная татуировка — протестный атрибут, который пугает и раздражает обывателя, во многих буйных головах зародилось само собой — исходя из отношения в обществе к лагерной росписи по телу и установок советской действительности.

В конце 1980-х — начале 1990-х гг. происходит активный культурный обмен между Россией и Западом. Весной 1995 г. в Москве в клубе «Эрмитаж» проводится первая тату-конвенция (фестиваль), где мастера татуировки обмениваются опытом с отечественными и зарубежными коллегами. Начинают полулегально открываться российские салоны татуировки. Для интересующихся становится возможным получать адекватную, а не искаженную советской пропагандой, информацию. Люди осознают, что татуировка это не признак тюремщины, а вид искусства со свои языком, стилем и законами.  

В работе над статьёй использован архив иркутского салона «Tattoo Перец».

 

Источники и литература

  1. Энциклопедический Словарь Ф.А.Брокгауза и И.А.Ефрона (в 86 томах)
  2. Журнал «Вокруг света», №10 (2841) / Иван Гринько: Знаки рыцарской верности и плебейского бунта
  3. Юридическая Россия, федеральный правовой портал / Д. П. Захаров: Михаил Николаевич Гернет (1874—1953)
  4. National Geographic Россия. Выпуск: Лето 2007
  5. Iceman photoscan, The mummy's tattoos
  6. Тайны «ледяного человека» // Фишки.Нет, 25 октября 2011 года
  7. Schiffmacher Henk, Reimschneider Burkhard «1000 Tattoos», Taschen, 1996. – 704 s.: seite 24.
  8. Сайт истории костюма. История татуировки от первобытных времён
  9. Ельски Анджей Татуировка / Пер. с польск. – Мн.: «МЕТ», 1997. – 232 с.
  10. Сварга - Русская культура, традиции, обычаи, ремёсла /Ромбо-точечный орнамент. Выдержки из книги Б. Рыбакова «Язычество древних славян»
  11. Tattoo Archive about Samuel O’Reilly
  12. «Para Bellum» - блог, посвещённый военной тематике / Армейские татуировки
  13. OpenSpace.ru – архив. Михаил Бастер 10/05/2012 Группа с тату.
  14. Вячеслав Коломинов: Мятежных склонностей дурман.. // Журнал «Вокруг Света», №4 (2679) | Апрель 1997
  15. Ратманов Макар Иванович (1772-1833)
  16. Нэнси Конди Графика на теле.Татуировки и крах коммунизма. (Пер. с англ. Н.С. Внученко) / Опубликовано в журнале: «НЛО» 1999, №39
  17. OpenSpace.ru – архив. Михаил Бастер
  18. Дело Е.П. Вахрушева // Сайт «Tattoo Перец»
  19. Хасиев У.А Формирование российской организованной преступности / Сайт дипломных и курсовых работ: статья
  20. Иосиф Давыдович Кобзон – биография. Из книги Ф.И. Раззакова «Досье на звёзд 1962 - 1980»
  21. Глеб Тимофеев Иглы разума: RS выяснил, чем займутся люди на Международной тату конвенции // Roling Stone, 17 мая 2012.

irkipedia.ru

Татуировка - история, психология, семантика

На первый взгляд татуировка прекрасно вписывается в стилистику современной, лоскутковой культуры. Всё включается в единый контекст, делается одна общая болтанка, некий вселенский микс. Искусство объемлет всё и всё является искусством. Почему же человеческое тело должно оставаться в стороне? Через татуировку тело становится креативно-эстетической средой, своего рода перекрестком, где сходятся и накладываются друг на друга природный фактор (само данное человеку тело), интересы телообладателя (инициатора татуировки) и художника, делающего татуировку. С помощью тату человек полностью окультуривает свою ближайшую среду.

Действительно, мы же выстраиваем и декорируем своё жилище по нашему вкусу. Природная среда, это жилище окружающее, также не минует руки человека. В каком-то смысле тело тоже – окружающая среда. И если раньше европеец прятал своё тело, потому что помнил стыд, усвоенный с христианской традицией — это укрывание тела и было культурным его освоением, — то теперь стыд забыт и тело обнажено. Одежда больше не справляется с функцией «окультурования» телесного, её всё меньше, и вот тут на сцену выходит татуировка. Она и дополняет одежду и конфликтует с ней, более того — на фундаментальном семантическом уровне она уравнивает одежду и тело, что полностью устраивает современного человека, исповедующего идеологию «сотвори себе мир, какой тебе нравится».

Однако само явление тату отнюдь не исчерпывается этой функцией. Татуировка пришла к нам из совсем другого культурного контекста и её изначальная семантика по-прежнему актуальна. Для того чтобы полностью представлять себе все последствия усвоения татуажа современной культурой, надо провести более основательный и глубокий анализ.

Происхождение слова

В современном русском языке слово «татуировка» означает нанесение на тело рисунков путём введения под кожу красящих веществ. Корень «тату» — интернациональный; это один из немногих случаев заимствования из полинезийских языков ведущими языками мира. Кроме тату широко известны табу и мана, однако в этих двух случаях речь идёт лишь о терминах, обозначающих своеобразные понятия чуждого Европе мировоззрения, тогда как в случае татуировки мы имеем дело с явлением, инкорпорированным в комплекс современной европейской культуры.

Tattoo английского языка, откуда этот корень, видимо, и был заимствован русским, восходит к полинезийским формам — tatau таитянского или ta-tu маркезианского языков. Исходный смысл слов – «рана», «знак», — показательно, что эти смыслы, весьма различные на наш, европейский взгляд, так сближены в полинезийской культуре, что находятся в смысловом поле одного слова.

Слово «тату» как и слово «табу» в Европу привёз капитан Джеймс Кук. Это не было чистой филологией или, скажем, там этнографией. Кук представил изумлённой Европе жителя Полинезии, расписанного татуировкой в соответствии с традицией своей родины. На эту живую диковинку хотелось посмотреть многим, в результате информационный выплеск получился довольно мощным – понятие стало известным широкому кругу лиц.

Истоки явления

Когда появилась татуировка? На этот вопрос ответить сложно, потому как для этого необходимо иметь сохранившуюся человеческую кожу, а тело человеческое, как известно, подвержено тлению. Египетская техника мумифицирования позволила исследователям обнаружить татуировку на теле мумий, таким образом, можно считать установленным, что технике татуировки более 4-х тысяч лет. В 1991 г. в альпийских льдах были обнаружены останки человека, получившего у учёных имя Отци (его ещё называют «ледяным человеком»). Лёд тоже позволил коже сохраниться, и опять-таки обнаружена татуировка. Возраст Отци определяют в более чем 5 тысяч лет.

Видимо, татуировка явление древнее и сопутствует человеку чуть ли не всю его культурную историю. Ареал распространения татуировок предельно широк. О конкретных исторических примерах будет сказано ниже. Цель татуировки везде одна – нанесение на тело неких неотторжимых знаков, а вот смысл знаков уже может быть различным.

Техники татуировки

Известны три техники нанесения татуировки. Самая простая и потому самая древняя представляет собой нацарапывание рисунка на теле. Потом в эти ранки втирается краситель, и так создаётся узор. Подобную технику применяли на территории современного Ирака, она использовалась индейцами Южной Америки.

Впрочем, втирание краски – это необязательная, дополнительная опция. Рисунок может быть сохранён рубцами затянувшихся ран. Такое нанесение рисунков рубцами называется скарификацией, оно распространено у народов с тёмным оттенком кожи. Это понятно, татуировать тёмную кожу бессмысленно, рисунка видно не будет. Однако, по-видимому, скарификация первична по отношению к татуировке, поскольку более примитивна. Легко представить, что и светлокожие народы пользовались рубцеванием, пока не открыли для себя возможность нанесения цветных рисунков. Не скарификацию ли запретил Бог еврейскому священству: «объяви священникам, сынам Аароновым, и скажи им:… Они не должны брить головы своей и подстригать края бороды своей и делать нарезы на теле своем (Лев. 21, 1-5)»? Запрещалось то, что явно имело распространение среди народов, которые окружали евреев.

Следующая техника предполагает использование иглы и нити. Окрашенная в чёрный цвет (обычно сажей) нить из сухожилия зверя протягивалась иглой под кожей, и так создавался рисунок. Такая татуировка представлена в Северо-Восточной Сибири и у эскимосов Северной Америки. Рисунки получались угловатыми и примитивными.

Поэтому наибольшее распространение получила третья техника – накалывание рисунка иглами. Использовались металлические иглы, рыбьи кости, куски острых костей животных, древесные щепки твёрдых пород, обломки раковин. Точечная организация рисунка позволяла создавать татуировку любой сложности, в некоторых культурах использовались разные пигменты, в результате рисунок получался многоцветным.

Близко к татуировке стоит практика раскрашивания тела. На ум сразу приходит боевая раскраска индейцев, хотя ею это явление отнюдь не исчерпывается. Однако у татуировки семантическая нагрузка выше – раскраска смывается, а татуировка – это навсегда (по крайней мере – в традиционной культуре). Плюс татуировка сопровождается болью. Это своего рода жертва собою, посвящение своего тела, нечто окончательное и глубинное.

Изначальная семантика

Смысл татуировки прежде всего заключается в подтверждении статуса. Не случайно в некоторых культурах татуирование входило в комплекс обрядов инициализации. Так, у австралийских аборигенов в качестве инициализации выступали опрыскивание кровью и татуировка. Боль при татуировке считалась необходимым жизненным испытанием. Девочка, не перетерпевшая боль при нанесении татуировки, став женщиной, не будет способна к деторождению, которое тоже сопровождается болью. Аналогично, мальчик не сможет быть хорошим воином. Таким образом, татуировка становится пропуском к нормальной жизни, а человек без татуировки не воспринимается в качестве полноценного человека.

Но татуировка не только подчёркивала обретение статуса полноценного члена социума, она ещё и визуализировала этот статус. В мире, не знавшем документов, татуировка была своеобразным удостоверением личности. В татуировке отражалась племенная принадлежность, имущественное положение, социальный ранг, родословная. Татуировка позволяла закодировать всё, что данное общество могло посчитать необходимым для идентификации личности. Немецкий этнограф Юлиус Липе (1895-1950) рассказывает следующую историю (цитируется по книге Хельмута Ханке «На семи морях. Моряк, смерть и дьявол. Хроника старины»): «один европейский художник написал портрет старого маори. Это была очень удачная картина. Однако когда портрет показали самому новозеландцу, тот спросил, кто на нем изображен. Художник воспринял этот вопрос как шутку, но маори взял кисть и нарисовал на свободной стороне холста полосы и крендели татуировки своего лица. Когда он закончил, то стал поучать европейца: «Вот так я выгляжу, а твоя мазня бессмысленна».

Маори – коренное население Новой Зеландии – делало на лице маскообразные татуировки моко (moko), именно о такой маске-моко идёт речь в рассказе этнографа. Моко совмещала в себе постоянную боевую раскраску, знаки воинской доблести и общественного положения его обладателя. Если у погибшего воина на лице была маска моко, он удостаивался высшей почести – его голову отрезали и хранили, как реликвию племени. А трупы воинов, лишённых моко, оставляли без погребения.

Когда европейцы освоили Новую Зеландию, привезя туда помимо всего прочего бумажный документооборот, и туземцам пришлось подписывать официальные бумаги, в качестве подписи они старательно изображали моко.

Ненадлежащая татуировка наказывалась смертью. Такая татуировка была самозванством, а всякое пренебрежение социальными устоями традиционное общество воспринимало как страшное преступление.

Однако «юридическое» значение татуировки — отнюдь не главное. По сути, оно лишь производная от сакральной значимости. Система координат, описывающая мир древнего человека, обязательно имела и духовную составляющую. Земное состояние человека определялось его взаимоотношениями с миром духов. И та приписка к роду-племени и социальной страте, которую визуализировала татуировка, не могла состояться без подключения мира духов.

Обращение к духам и составляет основу основ смысла татуировки. Через изображение на теле (сакральные знаки) человек призывает духа в свою жизнь.

Магия механистична. Достаточно произнести правильное заклинание, чтобы заставить потусторонний мир работать на тебя. Татуировка – это заклинание в краске: правильно выполненная, она должна обеспечить «благословение» того или иного духа, вне зависимости от его желания.

Но духам нужны жертвы. Боль при татуировке и есть необходимая жертва.

Если же посмотреть на эту связь человека и духа с другой стороны, то татуировку можно считать своего рода клятвой верности. Человек посвящает себя духу. Во многих культурах сложилось не очень серьёзное отношение к слову. Слова несложно переменить. Обмануть словом легко. А вот сделанная татуировка сопутствует человеку всю жизнь. Через татуировку дух получает себе человека навсегда – и пока он носит своё бренное тело на земле, и после смерти – поскольку, по верованиям многих народов, духовное тело полностью повторяет тело физическое. Стало быть, татуировка переходит с человеком и в вечность.

С духами связано и активно практиковавшееся использование татуировки в медицинских целях. Накалывание на больное место образа или знака того или иного божества – магическое действие, обязывающее божество помочь больному.

Запреты на татуировку

Как общее правило татуировка присутствует в культурах, которые достаточно примитивны. В более сложных культурах татуировка маргинализируется, а то и попадает под прямой запрет. Основания на первый взгляд могут быть самые разные.

В конфуцианстве, например, тело считается драгоценным даром родителей, и портить его членовредительством или татуировкой недопустимо. Подарки от родителей принимают такими, какие они есть. Непочтительные дети не могут надеяться на благословение предков.

В буддизме кроме пяти основных есть и три дополнительных обета мирянина. Один из них – не украшать тело. Буддизм требует сосредоточение человека на деятельности ума, чему забота о теле только мешает. Татуировка попадает в разряд украшений, то есть чего-то внешнего и необязательного…

Позиция ислама более жёсткая. В одном из хадисов имама аль-Бухари можно прочесть, «что Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Аллах проклял тех, кто пожирает и дает лихву, и тех, кто делает татуировки и кому делают татуировки, и тех, кто делает изображения». Мы видим, что запрет на татуировки ставится в один ряд с запретом на изображения.

Это восходит к Библии, к Ветхому Завету. Однозначный запрет на татуировку, таким образом, равно предписан как иудеям, так и христианам. «Ради умершего не делайте нарезов на теле вашем и не накалывайте на себе письмен. Я Господь.» (Левит, 19:28). И – «Вы сыны Господа Бога вашего; не делайте нарезов на теле вашем и не выстригайте волос над глазами вашими по умершем» (Второзаконие 14:11).

Очень важно, что в обоих случаях запрет сопровождается отсылкой к тому, что евреи народ Божий, и что Бог евреев есть Господь. То есть – к первой заповеди Закона: «Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства. Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим» (Исход 20:1-3).

Татуировка отвергается именно в силу её мистической значимости. Через татуировку человек связывается с духами, но – не с Богом. Природа татуировки неизбежно культовая, магическая. И любая цивилизация – будь она светская или основанная на одной из мировых религий, чувствуя этот магизм, пытается его обуздать.

Маргинальное существование татуировки

Как бы государство не относилось к татуировке как явлению, оно не могло не оценить её функциональность. Лучшего способа идентифицировать человека нет. Любой документ можно подделать. С метками на теле смухлевать значительно сложнее.

В первую очередь люди заботятся об идентификации своей собственности, поэтому в обществах, где один человек мог стать собственностью другого, татуировка выполняла функцию клейма. Татуировка низводила человека до уровня животного: скот носит тавро владельца, а раб татуировку с именем своего хозяина. Такая татуировка использовалась в античном мире.

Ещё одна сфера, где государству хотелось бы избежать обмана, это – отношение подданных к закону. Преступник, то есть человек, единожды преступивший закон, не благонадёжен, и его хорошо бы сразу опознавать.

Для этой цели татуировка применялась во многих культурах.

В Европе осуждённым на галеры делалась надпись – «GAL», пожизненно осужденным на исправительные работы – «TFP», шулерам ставили клеймо в виде шестигранника, браконьерам – в виде рогов. В России во времена Ивана Грозного ворам выжигали на лбу «В», позднее, сосланных на сибирскую каторгу клеймили буквами «КТ».

В Древнем Китае татуировка была одним из установленных законом пяти видов наказания – наряду с отрезанием носа, отрубанием ног, кастрацией и смертной казнью. Наносилась она чаще всего на лоб, — чтобы не спрятать. Каждый встретивший татуированного человека должен знать, что он – преступник, и относиться к нему соответствующим образом.

Япония, неоднократно попадавшая под культурное влияние Китая, также восприняла эту практику. В Японии также использовались пять видов наказания — битье кнутом, битье бамбуком, принудительные работы сроком от 1 до 5 лет, ссылка в отдаленные местности и смертная казнь, причем первые четыре наказания часто сопровождались ирэдзуми, т. е. клеймением тушью. Клеймили тушью также, деятельность которых с буддийской точки зрения считалась преступной, — палачей, могильщиков, мясников.

В качестве позорного клейма использовались различные знаки, отличающиеся от провинции к провинции. По этим знакам легко было узнать, где именно был осуждён преступник.

Но человек хитёр. Пусть от татуировки нельзя избавиться без увечья, её можно спрятать. Надёжнее всего – в другой татуировке. Так в преступной среде Японии развилось целое искусство маскировки позорного клейма среди цветных рисунков, воспринимающееся теперь в качестве японского стиля тату, но носящее всё то же имя – ирэдзуми.

К концу XVII века татуировка в Японии стала весьма популярной, правда в весьма специфической среде – среди актёров, пожарных, профессиональных игроков, торговцев, подённых рабочих, гейш и представителей якудзы – японской мафии. Ирэдзуми стала выполнять роль визитной карточки неблагонадёжного элемента.

Подобное превращение свидетельства наказания в своего рода предмет гордости характерно не только для Японии. Преступная среда, волей государства приобщённая к татуировке, стала видеть именно в татуировке некий знак посвящения, отличающий человека вне закона от добропорядочного обывателя.

Развилась своеобразная криминальная система символов. Татуировка может рассказать посвященному человеку о том, к какой группировке принадлежит её носитель, где он и сколько раз отбывал наказание, каковы его преступная специализация и квалификация, насколько он авторитетен в преступной среде, каковы его сексуальные предпочтения и т.д. и т.п.

Однако поскольку данная семантика уже не является тайной, татуировка в преступной среде становится всё более элитарной. Авторитетные рецидивисты следят за тем, чтобы молодые и перспективные преступники не делали себе татуировки, чтобы не облегчать работу правоохранительным органам.

Ещё одна большая группа не столько отверженных, сколько отчаянных носителей татуировок – это моряки. Именно в среде моряков татуировка сохранилась без отрыва от породившей её магической практики. Татуировка преступника – это, прежде всего, своеобразная визитная карточка, квазидокумент, идентифицирующий его среди «своих». Татуировка моряка — это классическое взаимоотношение с миром духов.

Плавание длится долго. И моряк много чего может встретить на пути, и дома за это время много чего может случиться. И вот делается наколка имени любимой девушки – своего рода призыв духов как свидетелей верности.

Плавание опасно. И делается наколка с распятием – от всяких несчастий. Если кораблекрушение всё-таки случится, то на человека с такой наколкой не посмеет напасть ни одна акула.

Вроде бы и христианский символ – а смысл, вложенный в него, — совершенно языческий. Распятие становится оберегом. Естественно, наряду с другими подобными символами. В качестве оберега от несчастий изображали и владыку морей – морского змея.

Впрочем, моряку хотелось не только, чтобы несчастья обходили его стороной, но чтобы и счастье ему улыбнулась. Удача – Фортуна, как всем известно, капризна, и чтобы её задобрить, моряк накалывал её на груди – в виде обнажённой женщины. Также счастье должны были принести татуировки круга или дельфина.

Всё это делалось не то, что бы в качестве какого-то мистического ритуала, скорее ради традиции. Но сама традиция была глубоко языческая…

Ренессанс статуса

Итак, можно констатировать, что в значительной части мира, охваченного цивилизацией, татуировка находилась под гласным или негласным запретом и была распространена, как правило, лишь в асоциальной среде. То, что татуировка вырвалась из этого культурного «гетто», не делает чести современному человеку.

Ренессанс татуировки произошёл благодаря порочным свойствам человеческой натуры. Нас всегда привлекает то, что запрещено; нам любопытно то, что принято где-то там, а у нас не встречается…

К примеру, в Японии новая волна увлечения татуировкой приходится на вторую половину XVIII века. В это время в Японии получает популярность китайский классический роман «Речные заводи» — о приключениях 108 благородных воинов, образовавших разбойничью шайку и боровшихся за справедливость (европейский аналог – Робин Гуд). Перевод был иллюстрирован, а разбойники на иллюстрациях носили роскошные татуировки. Это – раз.

Во-вторых, с начала XIX века в Японии складывается класс буржуа, который имел время и средства, чтобы тратить их на развлечения. А любимыми развлечениями были театр кабуки и гейши. И актёры и гейши традиционно носили татуировку. В результате их популярность привела к тому, что татуировка стала завоёвывать «добропорядочное» общество.

В Европе татуировка стала интересной с 1769 года, когда Джеймс Кук привёз с собой полинезийца, украшенного в традициях своей родины с ног до головы. Европейцы открыли для себя неизвестный доселе вид то ли культуры, то ли искусства. А иная культура для современного любопытного сознания всегда притягательна – именно тем, что она так не похожа на то, что тебя окружает. В этом современное сознание разительно отличается от сознания традиционного, которое до последнего отторгает всё чужеродное, как нарушающее законный порядок вещей.

Вскоре каждый уважающий себя бродячий цирк обзавёлся своим «дикарём», т.е. человеком в наколках, необязательно полинезийского происхождения.

Но, рассматривая татуировку на чужом теле, европейцы не спешили делать её на своём. Ещё слишком сильны были христианские корни Европы, а преступники — обычные носители татуировки — считались не «авторитетными» людьми, а отбросами общества. Татуировку даже пытались сделать доказательством неполноценности преступного мира.

Учёный-криминалист Чезаре Ломброзо (1835-1909) (кстати, автор нашумевшего тезиса о близости гения к безумию) одним из первых заинтересовался личностью преступника. В результате он пришел к мысли о предрасположенности человека к преступлению в силу некоего «морального помешательства» и культурной деградации. В работе, обосновывающей эту мысль «Человек преступный» («L’uomo delinquente», 1876), в качестве аргумента он приводит склонность преступника делать себе татуировки, уподобляясь в этом представителям примитивных племён. Чем не свидетельство культурного регресса?

Поиск своеобразных антропогенетических черт в преступнике сегодня воспринимается дико — особенно в свете последствий применения на практике положений расовой теории нацизма. Хочется улыбнуться, читая в числе врождённых характеристик преступника «выпадение волос, неразвитость черепно-мозгового аппарата, покатый лоб, непомерно большие нижняя челюсть и скулы, низкий порог чувствительности, полная анестезия моральной чувствительности и лень». Смесь духовных и физических характеристик кажется совершенно произвольным коктейлем.

Однако не надо забывать, что Ломброзо имел практику тюремного врача-психиатра. У него был необходимый статистический материал для своих выводов. По-видимому, Ломброзо подвело его материалистическое мировоззрение. Он видел результат – преступника, а рассуждал о причинах преступления, пытаясь вывести их из свойств организма.

Подлинная причина преступления – духовная. Однако, то, что происходит в душе, не может и не отражаться и на теле. И в силу привычной мимики, жестов, микродвижений, и в силу специфических бытовых условий, которые, в частности, предоставляет тюрьма. Нельзя исключать и метафизического воздействия.

Иными словами, утверждение о том, что преступлению сопутствует деградация нельзя считать голословным. А если так, то и рассуждение Ломброзо о татуировке небеспочвенно.

Практика татуировки сама по себе, конечно, не есть голый примитивизм. Но, несомненно, она является откатом от цивилизованности господства закона (светского или религиозного) в мир прямого воздействия. Прямое воздействие – это магия. Но это же и диктатура силы – кто в силе, тот и прав. Магия и варварство (а главный смысл этого слова именно «недержание» силы) всегда рядом.

Понимая это, японское правительство в 1867 году запретило делать татуировку гражданам своей страны. Япония в это время как раз вступала в «большой» мир (до этого она вела торговлю только с Китаем и Голландией). Европейцы стали частыми гостями Японских островов. По мысли правительства, чтобы «просвещенные» люди Запада не посчитали японцев дикарями, они не должны видеть татуировки на их телах. А вот иностранцам делать татуировку не возбранялось. И многие, весьма высокопоставленные европейцы, в качестве культурного сувенира получали ирэдзуми, то есть делали себе наколку преступника, только яркую и загадочную… Мудрые японцы, изживая варварство у себя, экспортировали его на Запад.

В Европе же возникла великосветская мода на татуировку. Интерес отразился и в литературе. Довольно популярен был автобиографический роман Пьера Лоти о совместной жизни с женой-японкой по имени О-тику-сан, что переводится с японского как «хризантема» — «Мадам Хризантема» (1888). Сюжет этой реальной истории лёг в основу известной, наверное, всем «Мадам Баттерфляй». Лоти в своём романе, конечно, не обошёл вниманием и татуировку. Он даже описал, как сделали татуировку ему – на груди, на противоположной от сердца стороне, и как он героически в течение полутора часов претерпевал боль, сжимая зубы. Немудрено, что это книга лишь подстегнула моду, которая, правда, оказалась недолгой.

Татуировка в эпоху рынка

Предприимчивые европейцы не могли пропустить всплеск моды на татуировку без того, чтобы заработать на этом деньги.

По примеру японских профессиональных татуировщиков – хори, европейские мастера стали открывать свои салоны. Первый такой салон, пока ещё «магазин» был открыт Дэвидом Парди на севере Лондона в 1870 году.

Британия вообще стала центром татуировочного дела в Европе. На то были свои причины. Во-первых, Британию не зря считали царицей морей – самый большой флот, самое большое число моряков. А о традиции моряков делать наколки мы уже говорили. Т.е. татуировка оказалась делом практически знакомым.

Во-вторых, пример показала британская аристократия. Короли Эдвард VII и Георг V носили на своём теле наколки, сделанные японскими мастерами. Представители знати посещали салоны татуировщиков или приглашали их на дом.

В–третьих предприимчивый британский ум приспособил татуировку в качестве средства идентификации собственного воинства. Даже был издан указ, согласно которому каждый офицер должен быть татуирован полковым крестом.

В России первый салон художественной татуировки появился в Петербурге в 1906 году.

Высокий уровень спроса требовал интенсификации труда татуировщиков. Между тем, классическая, заимствованная из Японии техника, делала татуировку довольно тяжёлым трудом, требующим внимания и искусства. Рынок и массовый спрос плохо сочетались с индивидуальным подходом. Эту коллизию надо было срочно разрешить.

В 1891 году американский татуировщик Самюэль О’Рэйли, кузен известнейшего британского мастера тату Тома О’Рейли, изобретает электрическую татуировочную машинку. Том входит в долю и активно начинает использовать электрическую машинку в Европе. Теперь ничто не мешает превращению татуировки в стабильный и масштабируемый бизнес.

Однако мода проходит, и рынок съёживается.

Современная популярность татуировки восходит к 50-60-м годам XX-го века. «Молодёжная революция» середины прошлого века привела к разрыву нонконформистской молодёжи с отеческой, во многом ещё консервативной средой. Всё, что считалось добропорядочным, попало под огонь критики, а что было презираемым или неприличным, бралось на щит. Повезло и татуировке. Сначала татуировались музыкальные идолы того времени, потом их поклонники, потом татуировка стала обычным «дизайном» «продвинутой» молодёжи.

Когда волна нонконформизма пошла на спад, татуировки не дали кануть на социальное дно. Рекламные технологии конца XX-го века разительно отличались от технологий конца XIX-го. Мастерам татуажа надо было кормиться. И татуировка постепенно стала приобретать респектабельный имидж.

В немалой степени этому поспособствовало сращивание татуажа и косметологии. Макияж с помощью татуировки, так называемый перманентный макияж, впервые стали делать на Тайване и в Калифорнии. Два очага зарождения подчёркивает рыночную востребованность данной услуги. В конце 80-х гг. практику косметического татуажа с Тайваня завозят во Францию. А уже из Франции как косметологического центра перманентный макияж распространяется по всему миру.

Теперь татуировочные салоны посещают в основном женщины. С помощью татуировки они делают пигментирование бровей, губ, подводку на веках, экономя себе время на «боевой раскраске». Но и классическую татуировку на теле в большинстве своём заказывают именно они. Эпоха мужской брутальности сменилась эпохой гламура.

Татуировка сегодня

Сегодня татуировка претендует на гордое звание искусства. Видимо, её следует поместить в разряд изобразительных искусств, ведь она создаёт изображения. Однако тут возникают некоторые сложности.

Искусство по своей природе публично. Оно взыскует аудитории. Если мы говорим об изображениях, то они предполагают существование зрителей.

При этом общение зрителя с предметом искусства должно быть вырвано из контекста обыденности. Необходима специальная атмосфера, в которой зритель и произведение вступают контакт, – для того, чтобы возникло понимание. Произведение искусства несёт особую семантику, именно в этом его ценность, и наличие этой семантики обычно подчёркивают. Даже современное искусство, оперируя обыденными предметами, пытается вложить в них дополнительные смыслы. Зритель должен либо о чём-то задуматься, либо что-то почувствовать. Если этого «специального сообщения» нет, то нет и искусства. Когда картинка просто мелькает перед глазами – вряд ли это что-то большее, нежели дизайн.

Предназначена ли татуировка для публичной демонстрации? И да и нет. Она может быть выставлена на всеобщее обозрение, а может быть спрятана под одеждой. Но если она и выставляется напоказ, это оказывается односторонним действием. Татуировка во многом подобна рекламе (не случайно существовал даже вид коммерческого тату – когда делались татуировки известных брендов, и человек, нося их на своём теле, рекламировал товар). Реклама не спрашивает, хотим ли мы её видеть; также и татуировка. Сложно себе представит ситуацию, в которой татуировку действительно будут воспринимать, желая получить эстетическое удовольствие или иными глазами взглянуть на мир… В лучшем случае её будут рассматривать.

Иными словами татуировка – это, скорее, высказывание, но – не искусство.

Высказывание индивидуально. Массив высказываний поддается статистическому обобщению, но не логике внутренней жизни. Поэтому в мире тату существует мода, но весьма проблематично со стилями.

Конечно, апологетам тезиса о том, что тату это искусство, хотелось бы оперировать понятием стиля. Даже делаются попытки выделить такие стили:

— Традиционный (custom tattoo) – это простенькие рисунки, выполняющиеся немногими цветами, контуром, без теней – как это издавна делали, например, моряки. Сегодня такие наколки делаются в китчевом ключе – с усмешкой, «по приколу». Иначе зачем делать примитив, когда можно выколоть себе целую картину.

— Трайбл (tribal – букв. «племенной», «родовой») — угловатый орнамент чёрного цвета, характерный для племенных татуировок многих примитивных народов. Картинка получается очень броской, а угловатость делает её агрессивной. В трайбле сегодня выкалываются и различные фигуры (например, драконы), которые складываются из чёрных угловатых элементов.

— Celtic (кельтский) – сложное переплетение линий, в узор которого часто включаются изображения животных или птиц (традиционные – волк, пантера, орёл, черепаха – тотемные животные).

— Японский – цвета, цветы и обязательные драконы.

— Биомеханика — изображение всякого рода механизмов в сочетании с биологическим материалом (классика — рука Терминатора), различных мутантов, инопланетян или частей человеческого скелета (череп, кисти) с непропорционально увеличенными костями, зубами и т. д.

[email protected] – художественная татуировка с помощью объёмов и полутонов.

В принципе, можно поименовать множество стилей, но на практике стили не выдерживаются. Реальная татуировка сочетает различные элементы. Носитель татуировки в первую очередь заботится не о выдержанности стиля изображения, а о содержании своего визуального «послания».

Можно выделить следующие семантические группы татуировок:

— Татуировки-символы. Фанаты накалывают себе предмет своего фанатизма – названия и знаки любимых команд (музыкальных групп и исполнителей), портреты вождей, флаги, религиозные символы, — разнообразие тут поистине безгранично. Сюда же можно отнести татуировки на память.

— Магические татуировки. Функции такой татуировки могут быть различны – это и охранение от несчастий (тема оберега всё более популярна в мире, стремительно забывающем своё христианское прошлое), и призывание всяческих благ, для чего используются как традиционные символы, так и восточные (как правило, китайские) иероглифы соответствующего значения – «любовь», «деньги», «счастье».

— Эротические татуировки. В принципе, они тоже магические – соответствующие изображения, по мысли татуобладателей, должны повысить их сексуальную привлекательность.

— Декоративные татуировки — узоры «для красоты» или «для прикола».

— Слоганы. – Человек, который что-то очень хочет сказать и при этом считает, что его обычно не слышат, может использовать своё тело в качестве СМИ. Это не очень распространённый случай, так как обычно такие татуировки вызывают улыбку.

— Устрашающие татуировки. Это скрытый вариант публичного высказывания. Человек не рискует написать открытым текстом «я крут» или «я опасен, не подходи ко мне» — он понимает, что это будет смешно. А вот если выколоть на открытом участке тела какую-нибудь гадость, это действительно будет отпугивать.

Психологические аспекты

Почему современный человек переступает порог татуировочного салона и соглашается терпеть боль, от которой полностью не спасают и современные средства? Его ведь не толкают на это традиции клана или родовые обычаи…

Наверное, прежде всего это – результат поиска самого себя. Мир слишком велик, а наша душа не всегда способна перенести это величие так, чтобы оно не стало личной проблемой. В мире слишком много людей, поневоле спросишь себя – кто я таков, как я соотношусь с этим множеством, какое место в нём занимаю. Иногда этот вопрос звучит очень болезненно – как у Раскольникова: «тварь ли я дрожащая, или право имею?».

Татуировка – один из множества способов самоидентификации личности. Причём привлекательность татуировки во многом определяется двойственностью той идентификации, которую она даёт сделавшему её человеку. С одной стороны, татуировка уникальна, и человек получает зримое подтверждение своей неповторимости. С другой стороны присутствует определённый элемент корпоративности.

Татуируясь, человек приобщается к некоему, уже существующему кругу носителей татуировок. Он использует уже существующую семантику знаков, которым даёт место на своём теле, — это, практически, то же самое, что заговорить на чужом языке. Наконец, человек становится носителем своеобразного духа, который неотторжим от татуировки новейшего времени, духа вызова – как добропорядочности в целом, так и личного вызова носителя татуировки всем окружающим.

Обладатель татуировки провоцирует окружающих на внимание к ней. Это даёт ощущение собственной значимости. Именно поэтому так часто встречаются агрессивные татуировки. Они ещё более провоцирующие.

Привлекает внимание любая татуировка, но надо конкретизировать – внимание к чему? В первую очередь – к телу (этот аспект специально используют эротические тату).

Татуировка по своей природе есть исповедание телесности. Человек, сделавший татуировку, можно сказать, исповедует культ своего тела. Оно для него значимо. Тело достойно украшения, – если речь идёт о декоративной татуировке. Или оно воспринимается как концентрация личности человека, – ведь именно телу татуировка придаёт неповторимую индивидуальность.

Татуировавшись, человек должен ещё больше заботиться о теле, поскольку татуировка хорошо выглядит лишь на свежей, упругой коже. Тату стимулирует человека всеми силами продлевать свою молодость. А где-то в глубине сознания заводится и пускает корни невыполнимая мечта о бесконечном продлении жизни в этом теле…

Татуировка символизирует претензию человека на вечность – не через духовное перерождение, а просто через избежание смерти.

Хотя татуировку делает мастер-профессионал, она всё равно является деянием человека, решившегося её заиметь. Татуировка это акт, флуктуация свободной воли (за исключением случаев, когда татуировка делается под принуждением). Человек прибегает к такой демонстрации свободы собственной воли, когда испытывает серьёзный психологический дискомфорт – когда болит душа, и не на что ей опереться. Особенно если обстоятельства жизни таковы, что человек ещё и стеснен в пространстве (находится в тюрьме, на корабле) и не может развеяться… С помощью татуировки, человек доказывает себе и окружающим, что сам хозяин своей жизни.

Безусловно, такое бегство во внешнее, есть признак духовной слабости. Неслучайно известный шведский татуировщик Ове Ског написал на дверях своей мастерской «татуируются только слабые».

Мистическая составляющая

Татуировка способна изменить жизнь человека. Чтобы это понять, необязательно обращаться к мистике.

Совершив сознательный акт по нанесению татуировки на своё тело, приняв в качестве определяющего себя какой-либо знак, а зачастую, бросив этим вызов окружающим тебя людям, человек уже никак не может остаться прежним. И это изменение не несёт человеку ни покоя, ни мира в душе.

Татуировка работает как триггер (или якорь), говоря психоаналитическим языком. Она постоянно напоминает своему носителю о том, какой он выбор он сделал, подстёгивая соответствующие эмоции. Нельзя выколоть себе волка и не приобрести при этом немного волчьего. Естественно, повадки реального волка тут ни при чём, речь идёт об образе зверя, как мы его себе представляем.

Вообще, человек – существо символическое, и мир, который мы воспринимаем и осознаём, в меньшей степени мир физический. За каждым физическим объектом, за каждой вещью стоит традиция осмысления, символы и знаки, которые мы даже не всегда замечаем. Многие знаки влияют на нас через подсознание.

Иной раз мы недооцениваем силу знака, но татуировка – отнюдь не такой случай. Не надо только поддаваться коммерческой рекламе татуировочных салонов, спешащих представить тату своего рода модным украшением. Татуировщикам невыгодно говорить серьёзные вещи. Но те, кто подходят к татуировке серьёзно, знают её символическую силу.

Среди знаков, используемых в татуировках, много пентаграмм и других магических символов, в том числе и таких, магическая природа которых неочевидна. Но она есть; таковы, например, иероглифы или руны. Магические знаки издревле использовали для разных языческих ритуалов, в которых обычно были необходимы кровь и жертва. Татуировка делается не без крови; человек, на теле которого она делается, выступает в качестве жертвы. Знак, жертва и кровь – всё на месте, что превращает нанесение татуировки в языческий ритуал.

Современное сознание считает подобные ритуалы беззубой архаикой, однако психология человека не очень-то изменилась. В прошлом с помощью подобных ритуалов устанавливалась власть одного человека над другим. Есть основания считать, что и сегодня татуировка может использоваться в качестве одной из техник зомбирования, то есть подчинения человека чужой воле.

Осталось лишь сказать, что воля может быть не только человеческой… Используя клановую символику, тотемных животных, знаки-заклинания, татуированный человек как бы свидетельствует, что он верит в мир духов. И духи отвечают ему.

Религиозное сознание однозначно определяет татуировку как обращение к демонам. В исламском мире, например, есть жёсткое правило, что татуированный человек должен свести татуировку, если он хочет принять ислам. Невозможно обратиться к Богу, не порвав с демонами. В христианстве меньше внимания обращают на внешние знаки, главное, чтобы изменилась душа.

Для светского человека сведение татуировки может оказываться весьма непростым делом. Константин Авраменко, специализирующийся на сведении татуировок, отмечает, что у многих его клиентов начинаются проблемы, которые затрагивают здоровье, семейные отношения, близких людей. Демоны не хотят отпускать свои жертвы.

Здесь, как и везде, лучше не преступать черты, — это проще, чем вернуться обратно.

www.jurdis.ru

История татуировки в России

 

Советскими археологами были найдены древнейшие в мире (эпохи неолита) печатки для татуирования тела с ромбическо-ковровым орнаментом, воспроизводящим естественный узор дентина (строения кости) бивня мамонта, и статуэтки, покрытые таким узором. Узоры, похожие на него, постоянно присутствовали в русской вышивке и применяются до сих пор. Подобный орнамент и статуэтки, им покрытые, а также штампы-печати (пинтандеры), пригодные для древнего бодиарта (росписи тела), были найдены на территории проживания праславянских племен (территория Триполья-Кукутени) и датируются временем энеолита. Энеолитическая трипольская культура оставила после себя помимо статуэток множество образцов керамической посуды, по которой можно судить о миропонимании древних земледельцев и мотивах в их искусстве. Подобные им, но со своими особенностями, керамические предметы были найдены и в Средней Азии. Каковы же мотивы рисунков, наносимых на тело? Большей частью это символы, посвященные тематике плодородия и солнечных культов.

 

Скифосакский период

Следующий этап развития татуирования на территории современной России связан с великим переселением народов и кочевыми скифосакскими племенами, о которых еще М. В. Ломоносов сказал, «что из всех прародителей народа русского скифы не последними были». Применение татуировок в железном веке подтверждается и историческими сведениями (сообщения Геродота, Страбона и Иордана) и археологическими находками Евразии (алтайские мумии и сходные с ними мумии Тарима). Последовавший ход развития татуировки отследить трудно, и основные ее следы приходятся на азиатскую часть СНГ (сообщения и находки гуннского и кырыгизского периода Алтая). Мотивы татуировок кочевых племен были основаны на тотемистической практике шаманизма, выраженной в уникальном «зверином стиле», распространявшемся от фракийских племен на Балканах до Дальнего Востока и Китая.

 

Монголославянский период

При выделении славянских племен из социума индоевропейцев имелось несколько обособленных очагов татуирования:

 

гетоскифский (западнославянский очаг, основу которого составляли мотивы иллирийцев, трибаллов, фракийцев и скифов),

скифосакский (центральноазиатский очаг, формировавшийся своеобразным нательным искусством массагетов и финноугров),

палазиатский (из которого вышел самобытный тюркско-монгольский обряд татуирования).

Однако в период великих походов на Запад, сначала Атиллы, затем многочисленных кочевых племен, окончившихся только в период формирования монгольской империи, отличия в татуировании значительно стерлись. А за триста лет татаро-монгольского ига на Руси общие мотивы устоялись настолько сильно, что выделение каких-либо этнических источников татуирования невозможно и по сей день. Можно лишь отметить, что татуирование к моменту образования Киевской Руси уже перешло из фазы этнической в социальную, дошедшее в этом качестве до начала возрождения искусства татуировки в 19-м веке, и служившее двум задачам — идентификации рода и клеймению преступников.

 

Средневековый период

В эпоху формирования Российской империи и ее бурной экспансии модификация татуировок проявилась в виде гербовых татуировок знати (дворян) и в способе наказания (речь идет о клеймении и насильственном уродовании преступников).

 

Как исключение стоит отметить: Петр I ввел обязательное татуирование солдат. На запястье резался крест, в него втирали порох и забинтовывали. Накалывали и личный номер. Варварская идея, зато распознавание погибших солдат в петровской армии было стопроцентным.

 

Нанесение клейма было реанимировано в екатерининский период: видимо, страсть императрицы ко всему китайскому (ведь именно ей мы обязаны «русско-китайскому» стилю в искусстве — палеху) распространялась не только на искусство. А период освоения окраинных территорий — колоний, как и во всем мире, дал дополнительный стимул к развитию татуирования.

 

Да и потом, уже в качестве моды, татуировка не обошла и Россию, хотя и тут у нее был свой, особый путь: с одной стороны, стойкая привязка к криминальной сфере, с другой — долгие годы абсолютного отсутствия информации извне и общения с зарубежными мастерами. Но, чего и следовало ожидать от русской находчивости, трудности только заставили мастеров татуировки быть изобретательными в творчестве. Коли больше негде взять, то они вынуждены были сами изготавливать инструменты, выдумывать образы и испытывать все изобретенное буквально на себе.

 

Мода на нательные рисунки, в основном на восточные японские мотивы, вошли в моду у представителей света и богемы. В России богемный бум был пресечен Октябрьской революцией. Ренессанс татуировки не заставил себя долго ждать — татуировка возродилась в тюрьмах и лагерях.

 

Татуировка в России в конце 19-го и начале 20-го веков начала входить в моду, а в «высшем свете» даже стала одним из признаков аристократичности, и тон в моде задавал императорский двор. Сам император Николай II во время визита в Японию «приобрел на теле» узор в виде дракона. Обзавелся татуировками и Великий князь Михаил Александрович. Спрос на нательные рисунки, главным образом на восточные японские мотивы, как эпидемия, моментально поразил высокопоставленных представителей власти и деятелей искусства. Уже в 1906 году в Санкт-Петербурге открывается первый салон художественной татуировки, искусство разрисовывания тела развивается и набирает обороты. Но всё, как гром среди ясного неба, вдруг прекратилось после Октябрьской революции. Тату сразу попадает в разряд буржуазных и вредоносных «пережитков царского режима».

 

Кстати, незадолго до октябрьского переворота на вооружении в спецподразделениях царской России был пулемет, стрелявший пулями, имевшими отсек для чернил. Эта крохотная емкость открывалась в момент прохождения пулей кожи вражеского солдата, и впрыснутые чернила оставляли на ней несмываемый след. Пулемет применялся для проверки меткости сотрудников. После боя (само собой, успешного) офицеры считали количество тел, отмеченных татуировочным пулеметом, и получали показатель эффективности их «работы». При достаточно низком показателе неудачно стрелявших самих подвергали этой «татуировке» (положение обязывает), таким образом отбирая элитных стрелков. Пулемет был снят с производства после 1917-го года по неизвестной причине.

 

После событий октября 1917 года вышла закрытая директива ВЧК, предписывавшая всех людей с татуировкой расстреливать. Запрет на татуирование не коснулся лишь моряков, цивильная татуировка же надолго ушла в подполье. Зато во всей красе проявилось творчество уголовных кольщиков. Возникла накожная тюремная тайнопись, с помощью которой знатоки могли передать и получить любую информацию.

 

В советский период российская татуировка как явление подвергалась гонению, а ее носители и создатели — преследованию, в основном из-за сформировавшейся в 1910-1930 гг. достаточно многочисленной асоциальной прослойки (так называемого «воровского сообщества»), с ярко выраженной иерархией и отличительными знаками в виде нательной графики. В 1937-39 гг. запрет на татуировку был узаконен, а нарушившим его грозило тюремное заключение. В последующих уголовных кодексах запрет на татуировку в России уже отсутствует. Возможно, послабление в отношении к ней со стороны власти произошло в период Великой Отечественной войны, в которой тысячи уголовников и других заключенных участвовали в составе так называемых штрафбатов и других подразделений Красной Армии. С войны вернулось достаточно много татуированных героев, и запрет на татуировку в Советском Союзе стал казаться абсурдом. Но дурная слава за татуировкой закрепилась прочно.

 

Среди особенностей, ярко и точно характеризующих традиционную советскую татуировку, можно выделить, что, как правило, она «творилась» так называемой «жженкой» (кирзовый каблук поджигается и коптится под стеклом, копоть снимается и растворяется в мыльной воде) или канцелярской тушью. Мотив же рисунка несет типичную смысловую нагрузку: место его хозяина в криминальной иерархии, или его отношение к органам государственной власти, или политическую подоплеку («бей жидов — спасай Россию»).

 

Также к разряду традиционной советской татуировке можно отнести и армейскую татуировку (изображение рода войск, года службы, части, группы крови, пули с мишенью) и морскую татуировку (якорь, чайка, любой морской мотив).

 

Отдельный период в истории советской татуировки занимает период Великой Отечественной войны. Эти изображения можно классифицировать как памятные и патриотические, а также армейские (в основном, морские).

 

Очередной всплеск популярности татуировки приходился на конец 70-х — начало 80-х годов. Он связан с развитием молодежных движений футбольных болельщиков в крупных городах Союза. Подъем популярности идет одновременно с развитием молодежных неформальных движений, который привел чуть ли не к массовой «татуиризации» молодых людей уже к середине 90-х годов. Акцентирование внимания определенной части населения — молодежи, представителей зажиточного слоя, творческих, в основном эстрадных, личностей — на художественном аспекте татуировки, в конечном счете, привело к образованию зачатков российской татукультуры. А уж они вызвали и открытие первых профессиональных студий в Москве, и проведение 1-й Международной конвенции.

 

Но особую роль, конечно же, играют воровские наколки. Особую — потому, что от нее часто зависит жизнь человека. Сейчас множатся салоны по нанесению татуировки. Никого не интересует, кому и какие «картинки» там рисуют. Газета «Гудок» рассказала жуткую историю. Парень во время службы на флоте сделал себе нескромную татуировку «черт раздевает женщину». Отслужил, женился. После свадьбы пошел на пляж освежить гудящую голову. К нему подошли несколько человек, познакомились, потом пригласили выпить, завели в укромное место, изнасиловали и зверски забили кирпичом. Несчастный не знал, что сюжеты татуировок с чертом и женщиной — на зоне удел самой униженной категории зеков — пассивных гомосексуалистов, или «опущенных».

 

Язык уголовных татуировок сейчас, пожалуй, самый понятный язык для всех наций Содружества, если не единственный. Не зря на него обратили пристальное внимание сотрудники правоохранительных органов.

 

Еще начиная с 30-х годов татуировки были вынуждены изучать, потому что они стали своеобразным орудием уголовного мира. Нигде зэки не были настолько сине-фиолетовыми, как у нас (конкурировать могли разве что японские якудза или воины китайских триад). Корни этого феномена кроются там же, где и корни всей тюремно-лагерной субкультуры. Еще пять-шесть лет назад криминалисты из Америки, Германии, Франции скептически относились к каталогам татуировок и снисходительно отказывались от информационной помощи в этом вопросе. Оказалось, напрасно.

 

СНГ благополучно «экспортировало» преступность в Западную Европу и США. В органах криминальной полиции многих стран создали «русские отделы», призванные бороться с «четвертой волной». В русских районах городов настала пора «отстрелов», и полицейские все чаще натыкались на трупы с характерной татуировкой или на расписанного с ног до головы грабителя, прошедшего «лагерные университеты» в России. Поневоле пришлось заняться «изобразительным искусством» криминального мира.

 

Наши не отказали в помощи. Всю информацию о татуировках сотрудники МВД РФ вложили в несколько иллюстрированных каталогов. Это издание хранилось и использовалось под грифом «ДСП» — «для служебного пользования». Лишь в начале 90-х несколько сотен татуировок предстали на всеобщее обозрение, появившись в массовых изданиях благодаря усилиям российских офицеров-криминалистов Бронникова, Болдаева, Дубягина и др., изучавших нательную живопись десятки лет и содержащих в своих частных коллекциях не одну тысячу рисунков и фотоснимков.

 

Татуировка на территории СНГ прошла все мыслимые ступени развития, но ее закрытость советских лет создала особенные, самобытные стили и традиции. Ведь, представляя собой огромный многонациональный котел, территория Евразии тысячелетиями вырабатывала единую культуру, вбиравшую в себя, как губка, многочисленные, разнообразные национальные вкрапления вместе с их обычаями и чертами.

 

Но сегодня, как никогда раньше и подобно тенденциям развития общности Запада, тату в России стала явлением массовой культуры: все, независимо от профессии, вероисповедания и материального положения, стали украшать себя экзотическими иероглифами, магическими знаками и орнаментами. Для мужчин тату — символ мужественности, женщины же видят в ней нечто загадочное и сексуальное. Одни хотят приобщиться к общей увлеченности, другие, напротив, видят в этом возможность обособиться. Несомненная популярность этого вида искусства среди знаменитостей только подогревает интерес широких слоев общества.

 

В России произошли существенные сдвиги в понимании и толковании татуировки. Давно используются цветные тату, все больше людей делают себе татуировки. Центром всего этого процесса как-то сам по себе стал Петербург — «окно в Европу». С конца 1990 х идет активный культурный обмен между Россией и Западом. Люди, получая подлинную, а не искаженную советской пропагандой информацию, все больше склоняются к мысли, что татуировка это все-таки не признак криминала, а вид искусства.

 

Тату-салоны есть в каждом районе столицы. А в целом по Москве их насчитывается уже более тысячи. По предназначению эти «предприятия» относят к индустрии красоты. Сегодня люди с татуировками — представители «племени тату», — живущие по всему миру, систематически встречаются на международных конгрессах по тату — как для демонстрации новинок тату-моды, так и для и обмена технологиями. В Голландии, Японии открыты музеи тату. В России этот рынок пока остановился на работе салонов, предлагающих как маленький рисунок, так и полноцветное «полотно» во всю спину. Кстати, стоимость от цвета деталей изображения не зависит. Не всегда она зависит и от художественной ценности. Всё дело в размерах. Татуировка со спичечный коробок в известных салонах стоит от 30 до 50 долларов, с пачку сигарет — 50-130. Всё, что больше и шире, — дороже. К примеру, разукрасить спину и перейти ниже — 1000-2000 долларов.

 

Столичные татуировщики работают по-разному. Редко — по традиционной полинезийской технике, когда на тело наносится контур рисунка, а мастер обмакивает в краску молоточек и наносит удары по линии. Острые зубцы гребня, прикрепленного к молоточку, вводят краску в кожу. Если узор сложный, то процедура проводится несколько недель. Способ нанесения тату машинкой, изобретенный в начале ХХ века в Евро

www.freetattoo.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о