Menu
Идеи для тату Петухи на зоне фото – Петухи в тюрьме — кто это такие и как живут опущенные, их фото, за что опускают, а также как не стать петухом

Петухи на зоне фото – Петухи в тюрьме — кто это такие и как живут опущенные, их фото, за что опускают, а также как не стать петухом

Содержание

Как опускают на зоне в 2019 году? Как живут петухи?

«Опущенные» в тюрьме – это низшая иерархия заключённых.

И как только их не называют: «петухи», «гребни», «пинчи», «обиженные», «отверженные» и пр. Как их ни называй, а судьба и жизнь этих осуждённых просто ужасна.

О том, как опускают на зоне, пойдёт речь далее в статье.

Кто такие «петухи» на зоне?

По одной из версий, опущенные выделились в отдельную тюремную касту после реформы 1961 года, в ходе которой лагеря разделились по строгости режима содержания. В результате первоходочники стали жить на зоне отдельно от матёрых зеков и рецидивистов.

Первоходочники – это в основном молодые люди, малознакомые с тюремными устоями, но стремящиеся побеждать в конкурентной борьбе путём проявления агрессии, издевательств над физически более слабыми заключёнными. И если более опытные зэки вовремя не разъяснили им правила жизни в тюрьме, то со временем их пребывание там становится всё более диким.

Любой заключённый может попасть в касту опущенных. Но некоторые категории попадают сюда автоматически или с большой вероятностью.

К таким категориям относятся:

  • Заключённые, попавшие на зону за изнасилование несовершеннолетних детей.
  • Люди, практиковавшие гомосексуальные связи на воле.
  • Близкие родственники сотрудников правоохранительных органов.

Справка: кроме «петухов» в сообществе заключённых существует каста «чертей». Общее между этими кастами то, что и те, и другие являются неприкасаемыми, однако черти для сексуальных утех не используются.

Почему опущенных называют петухами? Скорее всего, название произошло от слова «петушить», которым именовался процесс изнасилования.

За что опускают на зоне?

Петухами становятся совершенно по разным причинам. Чаще всего в зоне опускают осуждённых по ст. 131 УК (изнасилование). Сюда же попадают развратники, растлители и гомосексуалисты, независимо от того, какое преступление они совершили.

Но по статистике на 2019 год, в категорию опущенных всё чаще стали попадать заключённые из-за совершённых ими «косяков», недостойных звания зэка. Так, например, «порядочному» зэку не положено выполнять работу, связанную с сантехникой; этот вид деятельности — исключительно для петухов.

Кстати, вопреки стереотипному мнению, доля гомосексуалистов среди опущенных невысока. Большинство осуждённых становятся петухами за поступки, не имеющие отношения к сексуальной сфере.

Обычно опускают за различные нарушения правил тюремной жизни, такие как:

  • Неуплата карточного долга. За невозвращённые долги приходится платить в тюрьме кровью, а единственной возможностью сохранения жизни становится оказание секс-услуг.
  • Телесный контакт (но не сексуальный акт) с другим петухом. Инициатора такого контакта после жестоко наказывают (вплоть до убийства), а заключённый, с которым тот контактировал, переходит в разряд опущенных, причём навсегда. Доведенные до отчаяния петухи нередко пользуются этим, чтобы отомстить. Для опущения достаточно всего лишь провести ночь в петушатнике.
  • Стукачество.
  • Смазливая внешность; свойства, присущие женскому полу, например, жеманность, высокий голос.
  • Проявление слабости характера, неумение постоять за себя.
  • Кража имущества у других заключённых.
  • Опускание человека без серьёзного основания.

Опустить могут и по указу тюремной администрации с целью устранения неугодных осуждённых из тюремной жизни. Для этого чаще всего жертву запирают в петушатнике на всю ночь. После этого заключённый автоматически переходит в разряд петухов.

Правда, к таким обиженным отношение тюремного сообщества более-менее лояльное.

После 2000-ых наблюдается отказ от опускания посредством изнасилования. Это связано с тем, что стало уделяться большее внимание на защиту прав заключённых, вследствие чего усилился контроль над внутренним регламентом и укладом жизни в исправительных учреждениях.

Как живут петухи на зоне?

Жизнь опущенных на зоне тяжела, а порой и ужасна. Они живут в тюрьме отдельно, в так называемом петушатнике, где сидят такие же обиженные, пинчи, покеры). Это самая презираемая (причём всеми) категория зэков. Что они делают в тюрьме?

Занимаются опущенные в тюрьме самой грязной работой: подметают плац, локалки; моют бани, сортиры; чистят канализацию, выполняют работы на запретке; убирают и грузят мусор. Есть среди опущенных и такие, которые зарабатывают тем, что продают себя; их называют «обиженные рабочие».

Обычные зэки не должны брать продукты, которыми питаются петухи. Моются опущенные из отдельных умывальников. Они обязаны уступать дорогу другим заключённым.

С ними почти не разговаривают представители других каст. Общение с петухом для зэка может обернуться потерей авторитета.

Опущенные должны сообщать о своём статусе всем новичкам. Сокрытие подобной информации карается нанесением тяжёлых физических увечий. Для того чтобы петухов было проще идентифицировать, на их тела наносятся особые татуировки.

Их могут поселить возле туалета, под кроватью («под шконкой»), и только в крупных лагерях для них выделяют отдельные бараки, которые и называются петушатниками.

Обиженные пользуются отдельными предметами быта. В их посуде обычно проделывают дырки, чтобы никто случайно не перепутал «зашкваренные» ложки и тарелки с нормальными. В курилке петуху можно отдать недокуренную сигарету, но уже взять бычок с рук опущенного нельзя ни в коем случае.

В лагерной церкви им выделяются отдельные скамейки, лавки, а в бане — тазики. Если обычный зэк случайно сядет не за тот стол или возьмёт не ту ложку, он автоматически попадает в петушиную касту. Даже если он не ел, не пил из приборов, он всё равно будет признан опущенным.

Как только обычный заключённый оказывается среди касты петухов, он идёт на любые ухищрения, чтобы перевестись из обиженных в разряд «нормальных» зэков.

Справка: число ограничений и запретов для опущенных зависит от типа пенитенциарного учреждения. В колониях строгого режима отношение к ним более лояльное, а вот в колониях для несовершеннолетних царят самые дикие порядки.

Петухи на зоне: что сними делают?

Ранее, ещё до двухтысячных годов, основной обязанностью опущенных было сексуальное удовлетворение зэков, но сейчас это практикуется редко и то только на добровольных началах.

По нынешним тюремным правилам, нельзя «использовать» обиженного безвозмездно, не вручая ему подарка, поэтому многие петухи занимаются добровольной проституцией по материальным соображениям.

Избиение опущенных практикуется, только если они нарушают правила, по которым обязана жить их каста. Бить петуха руками нельзя, можно только ногами, что особенно унизительно.

Ритуал «перевода» обычного зэка в разряд петухов сейчас изменился. Раньше прокажённого зэка просто насиловали или заставляли заниматься оральным сексом с одним из блатных. Однако после того как произошло несколько несчастных случаев с откусыванием «чужого достоинства» процесс стал проходить по-иному: петуху шлёпают половым членом по лбу или губам.

Иногда блатные просто объявляют какого-то зэка петухом; слух об этом быстро распространяется по зоне, после чего зэку уже не смыть с себя клеймо.

Как не стать петухом в тюрьме?

Новичкам, впервые попавшим на зону, следует чётко знать некоторые правила. Ключевое из них – ни в коем случае не соглашаться на «петушиную» работу, не брать в руки швабру, тряпку.

В столовой нужно садится вместе с сотоварищами и не торопиться занять свободный стол. В некоторых колониях вещи, предметы, имеющие отношение к опущенным, помечаются красной краской.

Если заключённый не является гомосексуалистом и не осуждён по «петушиным» статьям, то опустить его могут только за злостные проступки.

Таким образом, чтобы избежать участи опущенных, зэк должен жить по правилам тюремной жизни, а именно:

  • Следить за своей речью.
  • Не раскрывать лишних подробностей личной сексуальной жизни, безосновательно никого не оскорблять.
  • Уметь постоять за себя и потребовать ответ с обидчика.
  • Иметь гордость.
  • Ограничить до минимума контакты с петухами.
  • Минимизировать контакты с петухами, в том числе не избивать и не насиловать.
  • Не воровать, не стучать ни на кого, не сотрудничать с администрацией.

Даже в тюрьме стоит оставаться человеком, там это ценят. Такое явление, как «опущенные в тюрьме» – это дикость, пережиток тяжёлого прошлого страны.

Однако несмотря на смягчение порядков в исправительных учреждениях, данная категория заключённых по-прежнему существует, и с этим фактом приходится мириться.

Читайте также :

ugolovnyi-expert.com

Что делают в зоне с «опущенными»

Василий Винный, специально для Sputnik.

«Опущенные», «дырявые», «пробитые», «отсаженные», «петухи» и так далее. Им дают женские имена. У заключенных с «низким социальным статусом», как о них говорят в официальных документах, много названий. Так же много путей попасть в «обиженные». И нет ни одной возможности подняться из этой масти (касты заключенных) обратно.

«Петухами» не рождаются, ими становятся

Наверное, около 80% разговоров, шуток, подколок, угроз и оскорблений в зоне связано с темой «опущенных». Если честно, зеки любят подобные разговоры. Они помогают почувствовать заключенным, что у них не все так плохо, поскольку есть те, кому гораздо-гораздо хуже. И над кем даже самый последний «конь» (слуга у зеков) имеет власть. Вообще, самое страшное, что может произойти с заключенным, — это переход в разряд «петухов», а случиться это может относительно легко.

От неправильно сказанного слова или оскорбления, на которое не ответил, до определенных поступков, — любая неосторожность может негативно повлиять на социальный статус.

У меня был знакомый, который, не подумав, сказал при людях, что занимался со своей девушкой петтингом. По сути, ничего непонятного в этом слове нет, но в зоне есть золотое правило: изъясняться простыми словами, чтобы мог понять последний дурак, поскольку любой недопонятый термин может быть использован против говорящего. А если этот термин как-то связан с сексом и на говорящего «точат зуб», то подобное высказывание может быть прямой дорогой в «гарем» (к «петухам», другим словом).

У знакомого примерно так и получилось: он ляпнул, не подумав, потом поругался с людьми, которым это ляпнул, и те, припомнив петтинг, попробовали доказать, что знакомому прямая дорога к «опущенным». И это при том, что парень сразу объяснил, что ничего страшного в этом слове нет и что это просто термин. Ему повезло: тогда за него вступились серьезные люди, поскольку самостоятельно он бы эту проблему не решил, поскольку только-только приехал в лагерь. После этой истории знакомого предупредили, что в зоне ни в коем случае нельзя рассказывать о своей личной жизни.

В тюремном мире очень много запретов для интимной жизни. Фактически единственный верный способ не попасть в «косяк» — заниматься исключительно классическим сексом, нигде и ничего больше не трогая. Оральным сексом лучше не заниматься вовсе, поскольку в нем допускается лишь возможность снять себе проститутку или же найти девушку, с которой никогда не будешь целоваться. Естественно, что при таком подходе незнакомые термины из сексологии автоматически заносят в разряд «стремных» (в данном случае позорных, «петушиных»).

Это не значит, что всякими «нехорошими» вещами никто на свободе не занимался, — об этом просто молчат.

В «гарем» можно заехать и за то, что не ответил на некоторые оскорбления. К примеру, если послали на три буквы и человек промолчал, значит, туда ему и дорога.

Но зек может стать «петухом» и за, казалось бы, обычные, бытовые поступки. С «отсаженными» нельзя контактировать. Все, до чего дотрагивается «опущенный», сразу же «фаршмачится» (то есть переходит в разряд вещей для «петухов»). Это правило не касается только «запретов» (запрещенных в зоне вещей), которые иногда и прячут у «отсаженных». Рассказывали, как некоторые из них проносили мобильные телефоны из жилой зоны в рабочую прямо в трусах. И зеков это абсолютно не смущало. Еще «опущенных» можно бить (палками или ногами) и использовать по второму назначению.

Мне рассказывали, что в некоторых зонах специально для «петухов», чтобы они не брались за ручки, в дверях были вбиты гвозди. У них свои столы, нары, унитазы, краны, все свое, что «мужикам» трогать нельзя. Поэтому, если зек возьмет у «опущенного» еду, сигареты, выпьет с ним чаю или сядет поесть за его стол, то сам попадет в низшую зоновскую касту. Конечно, если это не сделано «по незнанке» (когда человек не знает, что перед ним «петух», или что вещь «зафаршмачена»).

Это вам не Калифорния

Две основные обязанности «обиженных»: сексуально удовлетворять заключенных и делать всю грязную работу в зоне. Бить их могут в воспитательных целях и так, для души. Мне рассказывали случаи, когда «опущенных» будили ногой в лицо, чтобы те шли убирать туалет.

Администрация неоднозначно смотрит на «петушиный» вопрос. Долго работающие в МЛС милиционеры проникаются «понятиями» до мозга костей и, соответственно, относятся к «опущенным» немного не как к другим зекам. С другой же стороны, по долгу службы, охранники обязаны предотвращать любое проявление физического или психологического насилия среди заключенных, поэтому они всячески пытаются уследить, чтобы «петухов» сильно не били и не унижали. И в последнее время им это особенно удалось: бить «отсаженных» практически полностью перестали.

В зоне, где я сидел, еще в начале моего срока «обиженный» был обязан прижиматься к стене, когда по коридору проходил «мужик».

Если нет места, куда положить «опущенного», то он может спать прямо под нарами. На этапах, в транзитных камерах, все «петухи» отсаживаются либо к двери, либо к туалету. В общем, чтобы выжить в зоне, будучи «петухом», нужно иметь определенный тип личности, поскольку не каждый сможет вытерпеть постоянные унижения, побои, домогательства и полное уничтожение человеческого достоинства, которым подвергаются «обиженные».

Правда, и «опущенные» отличаются не меньшей жестокостью. Старожилы мне рассказывали, что якобы в одной из колоний решили провести эксперимент, и «петухов» со всей зоны поселили в одном отряде, чтобы никто их не трогал, и они могли спокойно себе жить. Так вот, не успели милиционеры это сделать, как «обиженные» создали в отряде точно такую же иерархию, что и во всей зоне: там появились свои «блатные», «мужики» и «опущенные». Но, в отличие от остальной зоны, в этом отряде иерархия поддерживалась, якобы, благодаря нечеловеческой жестокости (в принципе, оно и понятно). Эксперимент пришлось прекратить.

Не знаю, как в других лагерях, но в нашей зоне «петухов» всегда можно было внешне отличить. Не только по одежде, у них был какой-то особый отпечаток на лице. Было видно, что эти люди попали в «гарем» не зря.

Однако несмотря на все побои и унижения, у «опущенных» есть некоторые права и социальные гарантии.

Во-первых, все «петухи» делятся на рабочих и не рабочих. Рабочие оказывают сексуальные услуги, не рабочие, соответственно, нет. И никто не имеет права заставить «опущенного» заниматься «этим» против воли — это беспредел. Чаще всего интимные услуги предоставляются по обоюдному желанию.

Во-вторых, за секс нужно обязательно платить. Если заключенный не платит «пробитому» за секс, значит, он делает это по любви. А у кого может быть любовь с «петухом»? Правильно, у такого же. Вообще, в плане оплаты за уборки или за другие услуги «опущенных» не «кидали»: платили в полном размере и всегда вовремя, поскольку они и так обижены жизнью, куда уж больше издеваться! Поэтому очень часто у заключенных с низким социальным статусом в материальном плане дела обстояли гораздо лучше, чем у зеков с более высоким статусом.

Вообще, в отношении к «петухам» проявляется суть заключенного. ЗК делятся на два лагеря, тех, кто пользуется услугами «дырявых» с удовольствием, не видя в этом никаких проблем, и тех, кто избегает подобных вещей, считая их активной формой гомосексуализма. Первых в зоне не так-то уж и много, тем более в последнее время, когда милиция активно взялась за искоренение интимных услуг. Не знаю, как в других лагерях, а в нашей колонии администрация добилась огромных успехов в этом деле. У нас зеки, перед тем, как обратиться к «петуху» с предложением заняться сексом, трижды думали: нужно ли им это.

Не плохо

Но вот что интересно. Несмотря на плохое положение «обиженных» в зоне, некоторые заключенные сознательно и абсолютно добровольно шли в «гарем». На моей памяти несколько человек специально что-то брали у «обиженных» или садились есть за их стол. Кое-кто делал это из протеста против чего-нибудь, у кого-то просто не выдерживали нервы. Но находились зеки, которые за время отсидки начинали понимать, что им нравится секс с мужчинами, причем во всех его проявлениях.

Мне всегда казалось, что столь жестокое отношение к «петухам» возникло как средство защиты против возможного распространения содомии. Психологи давно доказали, что в закрытых однополых коллективах возникает так называемый ложный гомосексуализм, Фрейд это явление называл приобретенной перверсией. Находясь долгое время среди мужиков, волей-неволей начинаешь присматриваться к некоторым из них, как к возможным объектам желания. Нет, конечно, все остаются гетеросексуальными, но женщины вдалеке и со временем становятся несколько абстрактным понятием, поэтому у многих внимание переключается на «своих». Кто-то скрывает это даже от себя, но есть те, кого подобное положение вещей совершенно не смущает. Бывали случаи, когда перед длительным свиданием с женой зек шел к «петуху», чтобы «скинуть напряжение и не ударить на свиданке лицом в грязь».

Помню, мне рассказывали о том, как между одним «мужиком» и «петухом» возникла настоящая любовь. Они даже планировали жить вместе после освобождения, и «опущенный» собирался ради любимого сменить пол. Скорее всего, после того, как они вышли на волю, эти планы забылись, поскольку подобные мысли выветриваются, как только зек видит вокруг себя настоящих женщин. Зона постепенно забывается, но осадок остается, у некоторых на всю жизнь.

 

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

sputnik.by

Петушок тюремный гребешок — МК

Год Петуха в российских зонах отмечать не будут

21.12.2004 в 00:00, просмотров: 75761

На зоне большинство праздников заключенные отмечают как придется: вместо спиртного — чифирь, вместо закуски — “травка”, тайно присланная с воли. Не особо отличается от обычных тюремных застолий и встреча любимого всеми Нового года, разве что импровизированным шампанским — под бой курантов зэки поднимают чарки с мутной жидкостью, настоянной на хлебе. А затем ложатся спать.

Но год Петуха в российских зонах отмечать не будут. Ведь там это слово имеет совсем другой, обидный, даже неприличный смысл. “Петухов” в тюрьме по-прежнему не считают за людей. Более того, как удалось выяснить “МК”, в последнее время в иерархии заключенных произошли некоторые изменения. И попасть в число отверженных на зоне гораздо проще, чем раньше.

Что в рот, что по лбу

О касте “петухов” ходят разные байки. Многие представляют себе эдаких тюремных изгоев, которых зэки используют для черных работ и сексуальных услуг. Но на самом деле “петухи” имеют свою внутреннюю организацию и даже главаря. Который зачастую бывает более жестоким, чем обычный зэк.

“Петухами” становятся по разным причинам. Так, в зоне опускают осужденных по статье 131 УК (изнасилование). В эту же группу попадают растлители, развратники, половые извращенцы. И гомосексуалисты — вне зависимости от того, какое преступление совершили. Но в последнее время все чаще в “петухи” попадают и из-за “косяков” — то есть за поступок, недостойный зэка. К примеру, ни мужикам, ни блатным не положено делать ничего, связанного с сантехникой, — это работа исключительно для “петухов”.

— Есть целый свод правил поведения по отношению к “петухам”, — рассказал “МК” начальник одной из колоний. — Например, “порядочный” заключенный не должен брать вещь, если ее касался “петух”. У последних все свое: сигареты, чай, миски, кружки. В курилке можно отдать “петуху” недокуренную сигарету, но уже брать у опущенного бычок нельзя ни в коем случае. В столовой у таких людей отдельные столы, в лагерной церкви особые скамейки, отдельные лавки и тазики в бане и тому подобное. Если зэк случайно сел не за тот стол или взял не ту ложку, он сразу же попадает в “петушиную” касту. Поэтому у “петухов” в СИЗО есть особые камеры. Бывает, милиционеры сознательно сажают в такую камеру блатных, чтобы их сломать, поскольку порядочный зэк не может провести там ночь. Даже если он не ел, не пил, не спал, он все равно окажется опущенным. Как только заключенный понимает, что оказался среди “петухов”, он идет на любые ухищрения, чтобы перевестись.

— Надо в зоне четко знать некоторые правила, — признается Сергей, отсидевший 9 лет за убийство. — Особенно новичкам. Главное — при первом же появлении в зоне не соглашаться на “петушиную” работу, не брать в руки тряпку и швабру. В столовой нужно следить, куда садятся товарищи по отряду и не торопиться занять свободный стол. Кстати, многие вещи, принадлежащие опущенным, помечаются красной краской.

Процесс “перевода” обычного зэка в “петухи” сейчас изменился. Раньше мужика просто насиловали и заставляли заниматься оральным сексом с кем-нибудь из блатных. Но после нескольких несчастных случаев (когда опущенные откусывали чужое достоинство) ритуал стал проходить по-другому: “петуху” шлепают половым органом по лбу или губам. А бывает, что блатные просто постановляют объявить какого-то зэка “петухом”. Дальше слух распространяется через тюремную почту, и зэку не смыть с себя клеймо.

Заключенный по имени Дана

— У нас на зоне все “петухи” делились на три группы, — продолжает Сергей. — Были так называемые “форшмаки”, которые выпадали из общей группы за какой-нибудь проступок. Например, поспал около параши… А собственно “петухи” делали у нас на зоне всю черную работу — убирали, выносили мусор, драили очко. Были, правда, еще и так называемые “рабочие петухи”, или “кобылы”, служившие именно для удовлетворения сексуальных потребностей блатных. Кстати, многие гомосексуалисты сразу признавались в своей ориентации и таким образом добровольно становились опущенными. Все эти “рабочие” носили женские прозвища, чаще всего переделанные из их настоящих имен. Леня становился Леной, Саша — Соней. Такие “петушки” имели женские повадки, пользовались косметикой, духами, имели презервативы и старались выглядеть привлекательно.

В одной из зон нам удалось поговорить с несчастным, которого сделали “петухом”. Впрочем, наш собеседник утверждает, что сам сделал этот выбор. Сразу бросается в глаза нежное, чисто выбритое лицо с ярко наложенной специально перед нашим приездом косметикой. Вместо зэковской робы — простенький джемпер с рюшками и шерстяная, обтягивающая мужские бедра юбка, надетая поверх брюк.

— Все меня здесь называют только Даной, — признается парень, заискивающе и одновременно кокетливо опустив ресницы. — Когда-то, еще до зоны, я звалась Денисом. Но это было давно… Я сюда за воровство попала, пять лет дали. А потом здесь же влюбилась. От Мишеля я сначала прятала свои чувства. Но это же невыносимо! Он обратил на меня внимание, только когда я наконец преобразилась в женщину. Но “петухом” я себя ни в коем случае не считаю!

— А как к твоему перевоплощению относятся родные, близкие?

— На воле о моем втором “я” знает только одна подружка — она-то привозит мне тушь для ресниц, нижнее белье, юбки. Тяжело, конечно, здесь. О моем желании не спрашивают, вызывают — и все… За день иногда приходится обслуживать трех-четырех зэков. Но я все терплю — иначе изобьют, а мне синяки ни к чему. Впрочем, ко мне относятся более бережно, чем к другим.

— Например?

— Разрешили больше времени общаться с моим любимым, хотя здесь это и не положено. А вот на строгом режиме, где у заключенных длительные сроки, образуются целые семейные пары, и это вполне нормально. Двое мужиков живут вместе, делят обязанности, как в настоящей семье, только что детей не рожают.

“Петухи” на зоне живут отдельно от остальных — в отряде под последним номером. И даже во время поверки на плацу стоят отдельно.

— Большинство опущенных вступают в половые сношения не добровольно, — вздыхает Дана. — Их склоняют к этому угрозами, избиениями. Порой они сопротивляются, просят оставить их в покое, но просьбы опущенного никого здесь не трогают. Во время изнасилования над ними еще и издеваются с особой изощренностью. Опущенных насилуют ночью в отделении, в туалете, в бане. А если “петухи” все же отказываются — их бьют жестоко, минут по 40.

Петушиные бои

Своим обидчикам “петухи” мстят редко — они не могут поднять руку на мужчину.

— Но бывает, что не выдерживают и хватаются за нож, — рассказывает Дана. — Был, говорят, даже такой случай, когда один вогнал шило в блатного, изводившего его своими приставаниями! Этому “петуху” разбили башку табуреткой, но убивать не стали. В любом “петушином” отряде обязательно есть лидер, который физически сильнее других. Он-то и держит в кулаке всех остальных. На зоне, где я сидела в прошлый раз, на Дальнем Востоке, это место занимал “петух” по кличке Кузя. В зоне он подмял под себя весь отряд. Чтобы добиться этого статуса, он буквально шел по трупам. Как-то в “петушиный” отряд пришел один крутой, за что его опустили, я не знаю. Он Кузю избил и стал смотрящим. Но Кузя настучал на него так, что этого качка отправили на тюремный режим. С другим претендентом на пост главного “петуха” Кузя еще круче обошелся. Среди блатных он пустил слух, будто его соперник украл вещи, а сам подбросил их сопернику. Блатные пришли, обнаружили пропажу и размозжили ему голову.

— Собираются ли в твоей зоне отмечать этот Новый год? — спросила я на прощание заключенную. — Ведь мало того, что будет год Петуха, так еще и синего?!

— Я новогоднюю ночь надеюсь провести со своим Мишелем. А потом, видимо, придется кроме своего желания исполнять и чужие. Всем “петухам” в эту ночь на зоне придется несладко, — вздыхает, теребя в руках косыночку, Дана. — Но пить “за петушиный год” никто не будет. Это уж точно.

www.mk.ru

Как чуть не опустили до петуха на зоне, реальная история с малолетки

История от первого лица, вешает арестант с малолетки

«Я молча сидел на полу. Фуфайка валялась возле меня. После всего произошедшего кошмара я почти ничего не соображал. Ко мне подошел белобрысый Миша и глядя на меня испытующе, спустил свои штаны. Все остолбенели, никто не понял, что сейчас будет. Мишка стоял и тужился, я-не двигался с места. Наверно мне надо было встать и отойти, но я не в силах был сообразить, что делать. Потекла струя, приближаясь к моему лицу, еще чуть-чуть и она потечет по моей голове. Я поднял руку, брызги отскакивали во все стороны.
-Миша, за что?
Он смеялся, двигая струей во все стороны. Я быстро встал и отошел в сторону. Вокруг была мертвая тишина. Первым заговорил снова Мишка.
-Еще одно испытание и на сегодня хватит.
Все затаили дыхание.
-Во всех тюрьмах закон один, и мы его тоже соблюдаем: каждый новенький целует парашу.
Мне это показалось сомнительным и странным, я был в полной прострации.
-Ты тоже целовал?- спросил я у него.
-Ну да.- Он поглядел на парней, сидящих вокруг.
-Да целуй уже. Все так делают.- Поддержал Мишку цыган Вася,- Поцелуешь и все, это ж закон.

Я молча сидел на полу.

Фуфайка валялась возле меня. После всего произошедшего кошмара я почти ничего не соображал. Ко мне подошел белобрысый Миша и глядя на меня испытующе, спустил свои штаны. Все остолбенели, никто не понял, что сейчас будет. Мишка стоял и тужился, я-не двигался с места. Наверно мне надо было встать и отойти, но я не в силах был сообразить, что делать. Потекла струя, приближаясь к моему лицу, еще чуть-чуть и она потечет по моей голове. Я поднял руку, брызги отскакивали во все стороны.
-Миша, за что?
Он смеялся, двигая струей во все стороны. Я быстро встал и отошел в сторону. Вокруг была мертвая тишина. Первым заговорил снова Мишка.
-Еще одно испытание и на сегодня хватит.
Все затаили дыхание.
-Во всех тюрьмах закон один, и мы его тоже соблюдаем: каждый новенький целует парашу.
Мне это показалось сомнительным и странным, я был в полной прострации.
-Ты тоже целовал?- спросил я у него.
-Ну да.- Он поглядел на парней, сидящих вокруг.
-Да целуй уже. Все так делают.- Поддержал Мишку цыган Вася,- Поцелуешь и все, это ж закон.

Умом и сердцем я чувствовал, что что-то не то происходит, что не надо-бы этого делать.

Я с надеждой посмотрел на Толяна, более авторитетного из всех. Мне казалось, что он с каплей уважения посматривает на меня, ведь во всех испытаниях я ни разу даже не застонал. Но я настолько был жалок, что Толик с презрением смотрел на меня, без тени жалости.
-Это закон.-Произнес он твердо.
-А как это делать?-Я тянул время.
-Подними крышку и целуй изнутри,-настойчиво подталкивал меня цыган.
Я неспеша подошел и поднял крышку параши.
-Здесь целовать?- ткнул пальцем на внутреннюю часть крышки.
-Ага,-махнул головой цыган.
-В моей душе все сотрясалось, сомнения затмевали мне разум, но параша открыта, отступать некуда. Я медленно наклонялся, жутко воняло, казалось я умру, если прикоснусь к этой клоаке. В камере стояла гробовая тишина, как будто сейчас произойдет конец света. Я едва прикоснулся губами к крышке параши, как дикий смех и крик понесся по камере:
-Карась чушка! Мина! Параша!
Я закрыл крышку, парни не умолкали.
-Ща позвоним всем и сообщим, что у нас сидит чуха,-крикнул Толик. Он взял в руки кружку и собрался стучать по трубе, проходящей под окном. Я представил, что теперь меня ожидает и стал кричать:
-Пацаны, простите! Вы же сами сказали, что это закон! Я ж не знал! Да я только губами прикоснулся, я не целовал…
Все молчали и посматривали на Толяна. Он немного посомневался, потом поставил кружку:
-Ладно, не будем звонить.
Поговорив между собой они решили меня простить и не говорить об этом никому. Федька-Хмурый был против, но с его мнением не считались.

Вечером всех повели на оправку.

Я и Хмурый волокли парашу. Туалет в конце коридора. Стены там замазаны раствором, как шубой, чтоб на стенках не царапали надписи. Зато в щелях было удобно прятать записки. Ведь туалет был один для всех. Умывшись, вернулись в камеру. Покурили и стали учить меня фене. Теперь я знал: кровать- шконка, надзиратель- дубак, дверной глазок- волчок, ботинки- коцы. Ребята учили меня и смеялись, я тоже смеялся, сам над собой. Затем, они достали из-за окна колбасу, сыр, сливочное масло и сели ужинать. Пригласили и меня, сказав что тут все общее. Я есть не хотел, сел за компанию. Кусок в горло не лез, хотелось побыть одному, в одиночной камере.
За дверью прокричали «отбой» и все улеглись.
Я залез под одеяло с головой и все никак не мог уснуть. Всякие мысли лезли в голову. Как вести себя после таких унижений? Что делать? Я никак не ожидал такого приема. Я молил бога о помощи. Когда проваливался в сон- видел одни кошмары. Но я не хотел, чтобы наступило утро.»

politika-v-rashke.ru

Жизнь петухов на русской зоне

После нескольких публикаций на тему сексуального насилия в американских тюрьмах некоторые пользователи попросили меня рассказать и о жизни петухов на русской зоне. Что ж, выполняю это пожелание.
Сам я о жизни петухов на русской зоне, конечно, ничего не знаю, поскольку не был там (а давать ссылки на чужие статьи по теме — это смешно). Но вот попутчик один в поезде как-то рассказывал. Рассказывал с опаской и с оглядкой, поскольку в той истории с петухами было замешано высшее тюремное начальство.
Короче, была одна зона, а в зоне той были петухи. Петухи находились на содержании у самого «кума». Будучи мужиком горячим и пылким, «кум» устраивал в подвластной ему зоне петушиные бои. И для этой цели заказывал с воли петухов редких бойцовских пород. Он там обустроил настоящий тотализатор, в котором принимали участие сотрудники колонии и даже некоторые особо авторитетные зеки.
Но то авторитетные. А простому зеку чего надо в первую очередь? Правильно, пожрать. И вот, у многих в зоне той прямо-таки сердце разрывалось, что вот оно, свежее мясо по тюремному двору бегает, а стрямкать его не получается.
Ну, конечно, кумовские петухи прямо вот так по всему двору не бегали. Жили они в специальном вольерчике. И вот, пара особо смышлённых сидельцев таки придумала, как поживиться мясцом, не вызвав божественного гнева начальства.
Один из них — был то как раз тот самый человек, что рассказал мне эту историю. Он пришёл к «куму» и сказал, что слышал, как другие зеки обсуждают план похищения нескольких петухов, чтобы сделать из них жаркое и суп к дню освобождения одного авторитетного урки. «Кум» как услышал такое, аж зубами заскрипел. А зек-спаситель, не будь дурак, предложил свои услуги по охране петушиного вольерчика в ночное время. Начальник с радостью согласился.
А у зека того был напарник, который в вольной жизни являлся профессиональным таксидермистом. И вот, как они подмастырились тырить у «кума» петухов: зек-охранник ночью одного доставал, тащил в каптёрку, там его быстренько потрошили, извлекая всё съедобное, а из остатков бывший таксидермист быстренько варганил петушиное чучело, благо навык остался. Это чучело охранник возвращал в вольерчик и сажал на насест. Потом вдруг оказывалось, что один из петухов как бы «сдох» — ну, заболел, наверное. Кум со стороны видел просто дохлого петуха, не догадываясь, что внутри у того вместо мяса и кишок бумага и тряпки. Сам же охранник этих «безвременно почивших» петухов с почестями и хоронил. А «кум» вместо них заказывал с воли новых, да стал, чтоб подстраховаться, брать по два-три вместо одного «умершего». Так что некоторое время был у группы лиц на этой зоне настоящий «петушиный рай». Потом кум стал в конце концов что-то подозревать и отстранил добровольного охранника от обязанностей, поставив на его место одного из вертухаев, у которого с пайком всё нормально было, а потому он на чужих петухов притязаний не имел.
Вот такова она — жизнь петухов на русской зоне. Трудна и опасна.

elhombresombro.livejournal.com

Как опускают на зоне?

В местах лишения свободы – тюрьмах или попросту говоря на «зонах» так исторически сложилось, что местный контингент разделяется на несколько «каст», низшей из которых являются «петухи» или «обиженные». Также их называют «опущенными».

Способы «опущения» на зоне

В самую низшую касту тюремных заключенных попадают пассивные гомосексуалисты, лица, осужденные по статьям за изнасилование, убийство детей или, собственно, те, кто стали жертвами насилия в самой тюрьме. О способах выживание в тюрьме можно прочитать в нашей статье Как выжить в тюрьме.

«Опускают» на зоне как мужчин, так и женщин. Процесс «опущения» состоит в унижении и насильственном сношении противоестественным способом (анальный секс). Существуют и иные способы: облить зека мочой, заставить поцеловать «парашу» или опустить в нее головой, провести у него спящего пенисом по губам, вымазать спермой его полотенце. Тех, кого «опустили», называют кроме как «петухами», также «вафлерами», «маргаритками».

За что осужденный может быть «опущен»?

«Опустить» зека могут по многим причинам – от самых банальных размолвок с «блатными» или высшими «кастами» и внешней женственности до наличия карточных долгов и т. д. Но на зонах не принято «наказывать через пенис» даже за очень серьезные проступки (стукачество, кража и т. п.), за это могут избить или даже убить, но не насиловать, таков местный неписаный «закон».

Хотя «опустить» на зонах, в которых отбывают наказание несовершеннолетние («малолетках»), по этим причинам вполне могут. Так же «опускают» в российских тюрьмах по договоренности, когда «петухом» заключенный становится добровольно, являясь гомосексуалистом.

Быт «опущенных» зеков

После того, как «опускают» в тюрьме заключенного, он становится изгоем местного общества, к которому буквально не относятся, как к человеку. «Петухам» отводится специальное место в камере или казарме – около «параши». Им приходится выполнять самую грязную и постыдную работу – чистить туалеты, выносить «парашу» и т. п.

После того, как опускают воров и других заключенных, им больше не подают руку, да и вообще прикоснуться к «петухам» считается постыдным. У них даже есть своя посуда в столовой, в которой проделывают дырки. Эти отверстия «опущенные» затыкают пальцем, чтобы из посуды не вытекал суп. Поэтому «петухов» также называют «обладателями дырявой тарелки».

elhow.ru

Ужасы Российских тюрем…(Фото+текст) / личный блог Карандаш / smotra.ru

личный блог Карандаш →

Всем доброго вечера.
Не кому не желаю побывать в этих местах.
Живите,любите,радуйтесь и соблюдайте законы…
Поехали.

Россия занимает третье место в мире по числу лиц, отбывающих наказания в местах лишения свободы (по утверждению советника председателя Конституционного суда РФ Владимира Овчинского).
Каковы условия содержания заключенных в российских тюрьмах, и с какими проблемами можно столкнутся в местах лишения свободы, — смотрите в этом посте.


камера пожизненного заключения (остров огненный)

одиночная камера










выдача «еды»

И немного фотографий женских тюрем.
Процент женщин среди общего количества заключенных в России не так уж высок: всего 5,8%.
В списке из тридцати пяти стран, в которых проводились подсчеты по этому показателю, мы занимаем двадцать первое место.




женская столовая

женское СИЗО

А это модель идеальной камеры заключения для богатых

По хорошему, любая тюрьма должна исправлять людей, совершивших противозаконные действия, а российские тюрьмы как правило калечат их. В результате, из подобных мест люди выходят больными и физически и психически.

Еще раз повторюсь соблюдайте закон,любите и цените свою жизнь своих родных и близких вам людей!
Источник Тык сюды братан

Спасибо за внимание.Мир всем местным.

23 Март 2011 в 20:53


13223

smotra.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о