Menu
vitalyatattoo.ru — Студия художественной татуировки и пирсинга ArtinMotion Идеи для тату Девушка кицунэ – это лиса, наделенная сверхъестественными способностями. Японская мифология

Девушка кицунэ – это лиса, наделенная сверхъестественными способностями. Японская мифология

Содержание

это лиса, наделенная сверхъестественными способностями. Японская мифология

Какое в японской мифологии имеет значение кицунэ? Под этим понятием подразумевают лисиц, обладающих сверхъестественными умениями, главное из которых – превращаться или вселяться в человека. Первые упоминания о них встречаются в легендах Китая, а уже позже мистическая вера в кицунэ появилась в Японии, где обросла специфическими деталями, превратившись в самостоятельный фольклорный элемент. По легенде, божество Инари однажды спустилось на землю на белоснежной лисе, подарив людям достаток и плодородие. Инари не имеет определенного пола, и может предстать перед человеком, как в образе прелестной девушки, так и в образе седовласого старика. Сопровождали божество подчиненные – магические лисы, обладающие не столько хорошим, как озорным нравом. Японское название лисы - кицунэ. О них и пойдет речь в статье.

Классификация видов кицунэ

Кицунэ – это необыкновенные и загадочные существа японского фольклора. В мифах встречается две их разновидности. Одна из них называется лис Хоккайдо, а вторая – Кицунэ. Оба вида являются носителями древних знаний, применяют по мере необходимости магические силы, проживают долгую жизнь, а со временем трансформируются в более совершенный вид. Они обладают неимоверно тонким слухом, способны видеть прошлые и будущие события. При встрече с такой рыжей проказницей нужно быть начеку, она умеет читать мысли и обязательно постарается одурачить встречного человека.

В японской мифологии кицунэ представляют в качестве злобного демона, но чаще всего хитрый оборотень проводит время, создавая ловушки, посмеиваясь над доверчивыми путниками. Есть и другая классификация лис:

  • Мёбу оказывает людям поддержку, служит божеству Инари.
  • Ногицунэ – лисица, обладающая злобным нравом, становится оборотнем, наводящим ужас на всю округу кровожадными действиями.

Кицунэ – это непревзойденные гипнотизеры, способные переносить человека в будущее и прошлое, показывать целые театральные представления.

Всегда приходящая: легенда о кицунэ

Японцы сочинили романтическую легенду, овеянную ноткой грусти, о загадочной девушке, оказавшейся в действительности кицунэ. Молодой человек из области Мино по имени Оно задался целью найти девушку необыкновенной красоты. Он расспрашивал своих соседей, приглядывался ко всем местным красавицам, но все тщетно. Однажды парень совсем истосковался от горя и ноги сами привели его на заброшенную пустошь. Среди молочного тумана ему открылось фантастическое зрелище – в облаке рыжеватых волос стояла утонченная прелестница, в ее миндалевидных глазах плескалась искорка озорства.

Вскоре отгремела свадьба, а у молодой четы появился малыш. В тот же час собака хозяина родила щенка, который невзлюбил леди. Он набросился на молодую хозяйку, а та превратилась в лисицу и побежала в сторону пустоши. Оно стал в отчаянии звать ее: «Оставайся лисой, если тебе так больше нравится, но двери моего дома всегда для тебя открыты. Приходи ко мне и нашему сыну, мы всегда будет рады видеть тебя». Каждую ночь хозяйка возвращалась домой, где она снова обретала человеческий облик, но утром становилась рыжей лисой. Поэтому «кицу-нэ» можно перевести дословно – «всегда приходящая».

Кицунэцуки – одержимость или медицинский синдром

Встречается две категории лисиц в японской мистике: «Ногицунэ» или вольные лисы и «Тенко», которые прислуживают своей повелительнице - богине Инари. В некоторых случаях дух лисы может вселиться в человека в минуты слабости или гнева. Дух за время пребывания в человеческом облике восстанавливает силы после ранения.

В медицинской практике иногда констатируют вселение лисы или Кицунэцуки. Одержимого можно узнать по изменившимся гастрономическим вкусам: любовью к птице, тофу, рису, а также нервозности и повышенной сексуальной активности. Бытует мнение, что так проявляет себя «лисья кровь». В древности одержимых отдавали экзорцистам, а после очищали огнем. Под подозрение попадали люди с особым типажом внешности – густыми волосами, близко поставленными миндалевидными глазами, удлиненным и немного курносым носом. Распознать кицунэ можно по отражению в зеркале или по отбрасываемой тени, хотя это утверждение не касается полукровок и высших кицунэ.

Магические способности: хвост кицунэ

По мере взросления лисы приобретают все более сильные магические способности. Самые молодые кицунэ имеют только один хвост. Обучаясь искусству трансформации, они не могут достаточно хорошо спрятать его под одеждой. С течением времени у лисы может появиться три, пять, семь и даже девять хвостов. Появляется способность к гипнозу, созданию иллюзий, умение становится невидимым, летать и менять первоначальную форму. Молодые лисы проказничают среди людей, обожают проделки и обман. Известны истории романтических отношений между людьми и однохвостыми кицунэ.

Существа с пятью или семью хвостами имеют черный окрас шерсти, они уже не боятся показаться в настоящем облике. Элитой среди лис являются девятихвостые кицунэ, достигшие почтенного возраста - тысячи лет. Такие существа обладают неимоверными магическими способностями, а их шкура приобретает золотистый, белый или серебристый цвет. Высшие ранги лис могут жить сами по себе или составлять свиту Инари-но Ками. Они имеют неограниченную власть над временем и пространством, умеют трансформироваться в любое существо или предмет – огромное дерево, вторую луну на небосводе, огнедышащего дракона. Они подчиняют массы людей своей воле или наводят безумие на целое поселение.

Лисы и пламя

Еще с древности существовала легенда, что лис-оборотень может вызвать пламя ударом хвоста о землю. Кицунэ - это существа, которые умели разжечь огонь, не приносящий вреда, но случались и самые настоящие бедствия от действий оборотней. Один из монахов обеспокоился сном о лисе-кицунэ, поэтому начал строительство 7-этажной пагоды. Как только она была построена, начался пожар, после чего не только сгорела пагода, но и погибло множество жителей.

По блуждающим огонькам на болоте узнают, где сейчас резвятся кицунэ. Рыжие лисы выдыхают голубоватое пламя или производят его с кончиков хвостов. Перед наступлением Нового года собираются кицунэ из ближайших восьми провинций, чтобы у подножия древнего дерева зажечь лисий огонь. Жители Японии верили, если яркое пламя виднеется далеко, значит, небесные лисы подарят процветание и богатый урожай в поле.

Искусство обмана

Лисы обладают неисчерпаемыми возможностями творить фантастические иллюзии, наводить на людей морок. Они создают галлюцинации, способные ненадолго лишить человека возможности воспринимать реальность адекватно. Одна лиса узнала о жадности старика и решила посмеяться над ним. Он увидел огромное поле прекрасных хризантем весной и бросился их собирать охапками. Ведь осенью хризантемы цветут везде, а весной могут принести немалый доход, если продавать их на рынке. Другая кицунэ решила разыграть старушку, которая обожала ходить по театрализованным праздникам. Однажды бабушка возвращалась домой через горный перевал и оказалась в самом настоящем театре, где увидела трогательную историю любви мужественного самурая и белоснежной лисы.

Месть за причиненную обиду

Лисица Кицунэ мстит своим обидчикам с особенной жестокостью. Самурай однажды испугал оборотня, и тот затаил обиду. К воину домой прибыли два посланника от господина с приказом немедленно сделать сеппуку. Воин хотел немедленно следовать приказу, но в последний миг собаки распознали оборотней, раскрыв обман.

В другой истории самурай сильно ранил оборотня во время охоты, за что тот превратился в человека и сжег дом обидчика.

Обойти кицунэ стороной – избежать обмана

Хотя в японском фольклоре к выходкам кицунэ относятся со снисходительностью, лучше на дороге с ней не встречаться, а если такое произошло, попытаться ее задобрить. Чтобы развеять галлюцинации необходимо прочесть буддийскую молитву или посыпать солью вокруг обмороченного человека, приговаривая: «Оборотень, уйди прочь!» Узнать оборотня можно с помощью огня: если поднести его к кицунэ, та принимает истинное обличье.

Лисьи огни или «кицунэ-би»

Оборотни могут выявить свое присутствие глубокой ночью музыкой или мерцающими огоньками на пустошах. Если человек проявит интерес и отправиться узнать о происходящем, то безопасности ему уже никто не гарантирует. Источником огоньков являются звездные жемчужины, напоминающие драгоценные камни или жемчуг, наделенные магическими свойствами. Кицунэ в лисьей форме носят жемчужины на шее или во рту. Если удастся завладеть таким артефактом, то лиса за возврат ценного предмета исполнит любое желание.

Стоит помнить, что оборотень может позвать своих друзей на помощь, и тогда ждет не награда, а наказание. Но магическое существо обязано исполнить пожелание наглеца, иначе его понизят в статусе и должности. В обмен на жемчужину лиса может одарить многим, но не стоит просить предметы материального плана, ведь кицунэ мастера лжи и уловок. Слитки золота в руках рассыпаются кусками коры, деньги превращаются в листья, а драгоценные камни становятся галькой. Необычайно ценны нематериальные подарки кицунэ – долголетие, здоровье, удача во всех делах.

Святилища Инари – поклонение кицунэ

Бог Инари уже несколько столетий в сознании Японцев связан с лисами. В стране сейчас насчитывается около 30 тысяч синтоистских святилищ Инари, что говорит о близости божества к каждому дому. Святилища можно распознать еще издалека – ворота-тории окрашены в красный цвет, который считается цветом-оберегом. Красят ворота киноварью, которую еще с давних времен наносили на лицо, чтобы уберечься от влияния злых сил. Со временем красить лица перестали, но по-прежнему раскрашивают ворота бога Инари, а также используют красный цвет при создании японской маски кицунэ. С двух сторон от входа на территорию храма сидят лисы с закрытой или открытой пастью, некоторые держат в зубах ключи от амбара с зерном, колоски или шарик, символизирующий камень, который исполняет все желания. Лисы считаются покровителями торговли, что связано с рыжим окрасом шерсти, обозначающим процветание и богатство.

Символика маски кицунэ

Японцы приобретают керамических лис, а также маски кицунэ, чтобы украсить дом, а также семьями отправляются в храм с просьбой к божеству о достатке и процветании. При создании японской маски кицунэ традиционно используются два цвета – белый и красный. Белый считается символом небытия, а красный воспринимается, как солнце и огонь. Как огонь может предстать в двух ипостасях, так и кицунэ может или принести благословение и тепло, либо разрушение и пожар.

fb.ru

Злые лисы кицунэ | Интересный факт

Китайская и японская мифологии богаты духами, божествами и своими героями. Поимо этого у них есть много животных, наделенными особыми силами. Кицунэ — один из них.

Общие сведенья о лисах кицунэ

Кицунэ — это дух лисы с несколькими хвостами. Говорят, чем больше у них хвостов — тем они старше и мудрее. Однако чаще всего предел — девять хвостов, хотя иногда встречается и меньшее количество. Кицунэ — злой и хитрый дух, трикстер, который часто делает зло людям: от запутывания путников до убийства. Чаще всего он просто шутит, ведь лисы — не отрицательные герои, а скорее антигерои. Так что, обычно люди отделываются испугом или смущением. Бывают, однако, ситуации и похуже, но в этих ситуациях кицунэ не ставят перед собой задачу пошутить, а целенаправленно причиняют вред человеку.

Кицунэ — магические существа. Помимо ума и хитрости они наделены волшебными способностями: могут создавать огонь и управлять им, вселяться в людей, создавать иллюзии, неотличимые от реальности, превращаться в людей. Чаще всего — в молодых девушек, хотя иногда можно увидеть и мужчину. Есть множество легенд, где кицунэ, превратившись в девушку, пугала и подшучивала над прохожими. Есть, однако, истории где в человеческом обличии женщины жили так долго, что заводили себе семью, детей, а только потом их сущность и открывалась. В одной из таких историй муж, так сильно полюбив жену, уговорил её остаться в семье, несмотря на её происхождение.

Мстительные лисы встречаются чаще в китайской мифологии, где кицунэ скорее антагонист, чем антигерой. В китайских мифах лисы, превратившись в человека, могли заставить самураев совершить сэппуку (или харакири), если тот им как-то навредил.

В японской мифологии кицунэ были прислужниками богини (или бога, в разных источниках по-разному) Инари, «связующими» с миром людей. Считалось, что если лис пошел против человека, то он как-то оскорбил Инари и таким образом был наказан. Однако есть противоположенное мнение: дух, приносящий зло — изгнанник и действует без божественного указания. Более того, в Японии считалось, что любая лиса была связана с Инари, позже образовался культ лис. Например, императорам дарили фигурки бьякко («белую лису», самый высокий ранг кицунэ), а самим кицунэ ставили памятники в некоторых храмах.

Разновидности кицунэ

От разновидности кицунэ зависит его пол, возраст, способности, то, может ли он принести людям вред и даже время суток, когда он наиболее активен. Всего выделяют тринадцать видов, два из которых «основные»: бьякко и ногицунэ. Как можно догадаться, бьякко — самая положительная лиса, «божественная» и «белая», а ногицунэ — её полная противоположность.

1 Бьякко

Самая положительная и добрая лиса. Прислужница Инари, в храме этой богини (бога) в Киото есть святилище бьякко, куда приходили молиться бесплодные и несчастные женщины, просящие благословения и милости. Издавна увидеть белую лису было на удачу, а фигурки этих лис часто дарили императорам.

2 Генко

Генко по сути, то же самое, что и бьякко, но черного цвета. Тоже хорошее предзнаменование, тоже доброжелательный дух. Однако встречается намного реже.

3 Рейко

Рейко — «Призрачная лиса». Чаще всего используется в историях о кицунэ — трикстерах, которые вселялись в людей или разыгрывали их. Кстати, в современной Японии существует женское имя Рейко и широко используется.

4 Якан

Изначально ошибочно считалось, что «якан» — более древнее название кицунэ. Позже считалось, что это синоним. Но потом было доказано, что «якан» называлось небольшое животное с хвостом, которое умело лазить по деревьям, оно даже было ближе к собаке, чем к лисе. Но уже в конце XVII века стали считать, что якан один из самых страшных, злобных и опасных кицунэ.

5 Тока

Тока — название кицунэ, которых ходит ночью. В провинции Хитати этим названием называют самую обычную белую лису, бьякко. Говорят, что тока приносит рис, из-за чего имя этого вида и переводится как «приносящая рис».

6 Корио

Корио — кицунэ, вселившееся в человека. Так называли любых кицунэ, когда они вселялись в человека. Большей роли это слово не играет.

7 Куко


Куко — «Воздушная лиса». Персонаж китайской мифологии, который в Японии не прижился. Одно из общих названий кицунэ как духа.

8 Тенко

Тенко — это ещё одна божественная лиса (или воздушная). По некоторым источникам тенко — лиса, достигшая тысячи или восьмисот лет. Для японской мифологии ничего особенного не представляет, а у китайцев, возможно, была сопоставлена с тэнгу (воздушные духи).

9 Дзинко


Дзинко — кицунэ мужчина. Из-за того, что обычно в мифах и легендах лисы превращаются в девушек, для тех, кто превращался в парней, придумали особое название. Это название используется и для тех мужчин, которые превратились в кицунэ, и для тех кицунэ, которые превратились в мужчин.

10 Шакко

Шакко — «Красная лиса». В японских мифах не встречалась, а в Китае считалась как хорошим, так и плохим предзнаменованием. Внешне от обычной рыжей лисы отличается только большим количеством хвостов.

11 Яко


Яко — «Полевая лиса». Просто название кицунэ, никаких положительных или отрицательных вещей в себе не несет.

12 Томэ и Миобу

Эти названия связаны с культом Инари. Томэ использовалось только в храмах, а «миобу» изначально обозначало придворных дам или прорицательниц. Из-за того, что в храмах прорицательницы присутствовали, название могло перейти и на самих лисиц. Помимо храмов эти названия не были замечены негде.

13 Ногицунэ


Ногицунэ — «Дикий лис». Злой дух кицунэ, близкий к якану и рейко. Это название употреблялось только в тех случаях, когда рассказывали о мести или убийстве лисом. Однако в литературе употреблялось довольно нечасто, но закрепило за собой статус злого духа.

В современном мире о кицунэ помимо тех, кто увлекается восточной культурой, слышали немногие. Популярность этому существу принес сериал «Волчонок», где вокруг духа был закручен сюжет. Но в сериале сам кицунэ показан немного в отличной форме: в него не превращаются и герои всё время остаются людьми, а хвосты держат в специальной коробке и сделаны они из металла.

Но в любом случае, азиатская мифология полна различных интересных существ, которые стоят вашего внимания.

www.fiveplus.org.ua

Кицунэ

И снова здравствуйте. Мы начинаем заключительную (наверное) статью про представителей японского фольклора и речь сегодня пойдет про лисиц. Не совсем простых лисиц.

Для западной культуры оборотень практически всегда был человеком, который мог превращаться в другое животное. Поэтому даже поверхностное знакомство с дальневосточной традицией может удивить. В Китае, Японии и Корее этот принцип знаком, но в целом подход к оборотничеству иной. Оборотнем можно назвать, скорее, животное, которое может превращаться в человека. Среди животных, обладающих такими способностями, на Дальнем Востоке лиса — одно из самых главных, если не главное вообще. С лисой связано огромное количество историй в Китае и Японии. Корейского фольклорного материала западноевропейских языках доступно немного, но и там, без всякого сомнения, лисы играют очень большую роль в народных поверьях.

В Китае истории про волшебных лисиц встречаются уже в период династии Хан (202 год до н.э. — 221 год н.э.), в Японии косвенные свидетельства о том, что с лисами уже связывают целый комплекс поверий — примерно в VIII веке н.э.

Если говорить о японской кицунэ просто как о лисе, которая, прожив определённый срок, получает способность превращаться в человека и разыгрывает в этом облике других людей, то этот подход сильно упрощает сам образ кицунэ. Лисы проникли во все сферы жизни. Лиса может быть объектом поклонения, так как выступает посланником синтоистского божества Инари. Лиса может быть опасным демоном, который вселяется в человека. Лиса может превратиться во любое другое существо или в неодушевлённый предмет. Лиса может остановить человека в бамбуковом поле ночью и потребовать от него померяться с ней силой в борьбе сумо, а попутно и украсть у него всю еду, который тот нёс с вечеринки, как случилось с крестьянином около города Фунабаси в 1912 году. А может вытравить на корню всю семью человека, который убил лису на своём поле. Лиса может быть выступать в истории в роли зловредного призрака умершего, а может и в роли типичного домового духа. Лисы находятся в услужении людей, а у целых кланов в Японии "владение волшебными лисами" передаётся по наследству. Лиса может быть чем угодно и её поведение не ограничено какими-то рамками.

Происхождение.

В период династии Хан (202 год до н.э. — 221 год н.э.) в Китае с лисами уже связано множество представлений. Более характерны они для северо-восточной части Китая и Маньчжурии. По мере продвижения на юг количество фиксируемых историй про волшебных лис существенно уменьшается и, в конце концов, становится вовсе незначительным.

Высказывалось предположение, что и в Китай истории про лис-оборотней, по крайней мере некоторые из них, тоже были занесены. Их родиной могла быть Индия, где встречаются подобные китайским истории, но герои в них не лисы, а наги. Прежде всего, это тип истории про жену-оборотня. Змея или лиса, превратившись в женщину, становится женой мужчине с условием того, что он не будет нарушать определённый запрет. Через некоторый период счастливой жизни с ней, мужчина нарушает этот запрет и его жена, превратившись обратно в свою животную ипостась, покидает его навсегда.

Японские представления о лисах обычно считаются экспортированными из Китая. Этого мнения придерживалось большинство учёных востоковедов. Китайские представления о лисах и многочисленные истории, связанные с ними, попали в Японию с литературой. Даже не стоит говорить какое огромное влияние оказала китайская литература на японскую и насколько долго китайский язык продержался в Японии в качестве языка науки и культуры. Единственное, что считалось оригинальным дополнением японской культуры к образу лисы — это поклонение ей в качестве посланника богини Инари и та роль лисы, которую она стала играть в культе плодородия, связанными с Инари. Но проблема ещё и в том, что не у всех японских историй про кицунэ есть свой китайский аналог и помимо тех, в которых лиса является связанной с этим божеством синтоистского пантеона. Уже обращалось внимание на то, что помимо китайского влияния, несомненно огромного, японские поверья о лисах сложились не без помощи ещё одного источника. Известно, что у айнов лиса играла довольно существенную роль в поверьях и могла повлиять на японские представления о лисах за время многовековой ассимиляции этих народов.

Лисьи проделки.

Тип историй, когда лиса, превращается в человека (обычно в женщину) и ищет связи с человеком, считается основным в Китае. В Японии этот тип историй тоже хорошо известен. Даже больше, легенда этого типа — самая древняя сохранившаяся в Японии и дошла до нас в памятниках, самый ранний из которых датирован VIII веком.

В самой первой истории про кицунэ даже раскрытие истинной натуры своей жены не помешало паре наслаждаться семейным счастьем. В других историях после раскрытия своей лисьей сущности жена-кицунэ вынуждена бежать, как в сравнительно недавно записанной истории XIX века, в которой жена-кицунэ убегает из дому после того как её ребёнок замечает, что в отблесках огня у мамы лицо как у лисы, а вскоре возле лисьей норы неподалёку находят детскую игрушку. Считалось, что дети от таких браков вырастали рослыми, сильными и необыкновенно быстрыми. Некоторые японские источники XI века рассказывают о человеке которого звали Лис из Мино (Mino no kitsune), которого считали потомком того самого первого брака человека и кицунэ

Так, например, Абэ-но-Сэймей, знаменитый колдун онмьёджи был полудемоном и сыном кицунэ. Его мать, Кузуноху, спас от охотников его будущий отец. А процессе чего был ранен. Кузуноха превратилась в девушку, чтобы ухаживать за ним. В результате чего двое полюбили друг друга и вскоре у них родился сын. Но этот несчастный все-таки узнал, что его жена лисица и Кузуноха была вынуждена уйти от него с ребенком. Печальная история...

Это далеко не самое худшее, что может случиться от связи с кицунэ. Трикстерская и злобная натура лисы может проявиться в этих историях во всей своей красе. Один автор XII века в своём дневнике под 1144 годом сообщает, что в одном из зданий императорского дворца лиса в облике девушки соблазнила 16-летнего юношу и заразила его венерическим заболеванием. "Я никогда не слышал ничего более странного!", — пишет автор.

Истории, где лисы-кицунэ соблазняют женщин тоже присутствуют, но носят другой характер. Если мужчин кицунэ соблазняют, то женщин агрессивно домогаются и даже берут силой. Вообще, считается, что в китайских историях лисы всегда враждебны к женщинам. В Японии историй про кицунэ, который преследовал девушку, требуя от неё любви во всех её проявлениях, тоже хватает. В одной из них кицунэ, влюбившись в служанку важного господина, принимает облик последнего, чтобы удовлетворить свою похоть. В другой легенде один японский аристократ c острова Сикоку, придя домой обнаруживает, что его ждут две женщины, которые выглядят точь-в-точь как его жена и буквально дерутся за право называться его супругой.

Еще одна история рассказывает про кицунэ, которая любила появляться на дороге в Киото в облике грязной девушки, просившей попадавшихся ей путником верхом подвезти её. Проехав с ними какое-то время, она резко спрыгивала с лошади и в облике лисы убегала, крича как лиса. Один молодой человек решил покончить с этими выходками. Выехав из Киото, он поехал по той дороге, где, как говорили, она появлялась. Так и не встретив её по пути из Киото, он поехал назад и тут она ему попалась, по обычной своей привычке прося подвезти. Юноша согласился, подсадил девушку на лошадь, а затем привязал к седлу. Доехав до Киото, он успешно сдал её дворцовой страже, но только он сделал это, она превратилась в лису и убежала. Внезапно и дворец, и город куда-то исчезли и молодой человек обнаружил себя в чистом поле, а его коня нигде не было видно.

Очень любят кицунэ и такую шутку. Они выбирают человека и специально обращаются перед ним в его знакомого, так, чтобы тот заметил. Уверенный в том, что его пытается надуть кицунэ в обличье знакомого, человек, естественно, во всеоружии и готов вспомнить все способы как победить кицунэ. В конце концов, поколотить его тоже можно. Убедившись, что человек уже ждёт следующего появления этого самого знакомого, кицунэ не делает больше ничего. Прячется в сторонке и наблюдает за весельем. Когда этот самый знакомый попадётся тому человеку, его ждёт незавидная участь. Ведь его считают кицунэ. И, вообще, хорошо, если он останется жив.

Способности.

Кицунэ — это обычная лиса. Имя kitsune является самым распространённым для обозначения лисы в противоположность многочисленным другим, относящимся к особым случаям. Это показывает, что в Японии не разделяли "обычную" и "сверхъестественную" лису. Это подтверждают и некоторые источники, в которых самые обычные, действительные черты лис соседствуют с волшебными по нашим понятиям.

Самое главное умение лисы по дальневосточным представлениям — это умение превращаться в нечто другое. Лиса — не единственное животное, которому оно доступно. В разных областях подобные представления бытуют о волках и о барсуках (енотовидных собаках), то есть тануки по-японски, лягушках, змеях. К слову, образы тануки и кицунэ были настолько близки по своему поведению и свойствам в Японии, что с XIII века появляется термин "кори", который обозначает "или кицунэ или тануки", когда точно нельзя понять из этих животных в изменённом облике столкнулся человек.

Вера в то, что, прожив определённый срок, лиса может превратиться в человека — очень древняя. Она встречается в китайских источниках, как минимум, в IV столетии нашей эры. Идея достижения определённого возраста, приносящего качественные изменения была широко воспринята в Японии. В китайских и японских источниках нет полного согласия насчёт того, сколько нужно прожить лисе, чтобы научиться менять свой внешний вид. В одном китайском сочинении, предположительно V века н.э., сказано, что что по достижению 50 лет лиса может превращаться в женщину, по достижении 100 лет — в прекрасную девушку или мужчину. Когда ей исполняется 100 лет, она знает, что происходит на расстоянии тысячу ли, может вселяться в людей (при этом люди теряют свой разум и память) и убивать их колдовством. Когда лисе исполняется тысяча, она входит на небо и становится небесной лисой.

Это интересно: Нередко, грибной дождь, то есть необычное и достаточно редкое событие, в котором происходит соединение двух несоединимых явлений, дождя и солнца одновременно, объясняется через ассоциацию, в которой представители мира потустороннего, то есть существа необычные, занимаются типично земной, обыкновенной деятельностью. В Японии считается, что во время такого дождя можно увидеть свадебную процессию кицунэ. Это поверье, похоже, уже перенесено из другого, где оно смотрится на своём месте. Цепи огоньков или просто огоньки, видимые ночью на большом расстоянии, тоже считаются свадьбой кицунэ и считаются огнями фонарей свадебной процессии.

Лисий огонь.

Связь лис и огня подчёркивалась издавна. Она не исчерпывалась наиболее классическим и известным сегодня поверьем о том, что кицунэ высекает огонь, ударив хвостом об землю. кицунэ мог навлечь пожар и в то же время его близость к дому могла означать, что дом не пострадает от огня, а даже если в нём случится пожар, то большого вреда он не принесёт.

В Японии часто считалось, что лисы не только производят огонь хвостом, но и само их дыхание тоже огненное. Видимый в темноте свет или огненный контур, который окружает кицунэ, как в истории с Тамамо-но Маэ, тоже намекает на огненную природу кицунэ.

Блуждающие огоньки называют в Японии кицунэ-би (狐火), буквально "лисий огонь". Считается, что кицунэ производят эти голубоватые (864: p.104) огоньки своим дыханием или, иногда, хвостами. В районе Кита города Эдо (сейчас Токио) существовала традиция, о которой впервые мы узнаём уже в 1689 году. Считалось, что в канун нового года кицунэ из восьми близлежащих провинций собираются у старого дерева эноки и зажигают лисий огонь. Если огонь яркий, то крестьяне верили, что урожай в этом году будет хороший.

Разновидности лисиц.

Бьякко (byakko, 百狐) — это "белая лиса". С самых древних времён считалось, что увидеть белую лису к удаче. Бьякко всегда выступает доброжелательным в историях. В центральном храме Инари в Киото находится святилище Бьякко связь которого с плодородием наиболее очевидна, так как это любимое место поклонения у бесплодных женщин, проституток, просящих побольше любовников, крестьян, просящих хороший урожай.

Генко (Genko, 黒狐) — "чёрная лиса". Встречается гораздо реже, но, как и белая, издавна считалась добрым предзнаменованием.

Рейко (Reiko) — "призрачная лиса". Это кицунэ-трикстер. Имя появляется в историях про проделки кицунэ или, когда кицунэ вселяется в человека.

Якан (Yakan) — "полевой щит". Иногда считалось, что это просто прежнее название кицунэ. Но в самых ранних источниках это слово не встречается вообще, а в "Кондзяку моногатари" (XI в.) употребляется лишь один раз как синоним "кицунэ ". В японском словаре 1688 года говорится со ссылкой на китайское произведение, что якан — слово, применяемое к лисе ошибочно. Якан — это небольшое животное с большим хвостом, которое умеет лазить по деревьям, чего лиса не умеет. В более позднее время якан стал считаться одной из самых злобных и опасных разновидностей кицунэ.

Тока (Toka) — то, что днём называют кицунэ, ночью называется тока. В провинции Хитати на острове Хонсю тока — название белой лисы и считается священным посланцем Инари, а его имя объясняется происходящим от "приносящая рис".

Корио (Koryo) — вселяющаяся в людей лиса. Очевидно, так называют кицунэ в тех случаях, когда она вселяется в человека.

Яко (Yako, 野狐) — "полевая лиса", одно из общих названий, с которым не связано какое-то ощущение особенной святости или зловредности.

Куко (Kûko , 空狐) — воздушная лиса. Для японского фольклора не важна и являет собой явно китайское заимствование, которое не прижилось.

Тенко (Tenko, 天狐) — божественная лиса. Возможно, каким-то образом может быть сопоставлена с воздушными демонами тэнгу, но для японской мифологии тоже не играет особой роли.

Дзинко (Jinko, 人狐) — мужчина-лиса. Это кицунэ, которая превратилась в мужчину или, иногда, мужчина, который превратился в кицунэ. Альтернативное название кицунэ-моти — "дзинко-моти".

Кванко или Куда-гицунэ (Kwanko, Kuda-gitsune) — фактически не является лисой, но тоже называется кицунэ. Это небольшое животное, похожее, скорее, на ласку. Хвост животного по некоторым описаниям напоминает трубу, распиленную вдоль. Животное могут использовать колдуны (ямабуси) для своих нужд. В части японских семей кванко выполняет роль домового духа или духа-обогатителя и похож на обычай кицунэ-моти в префектуре Симане острова Хонсю.

Шакко (Shakko, 赤狐) — "рыжая лиса". Встречается в ранних японских источниках и считается хорошим предзнаменованием. В более поздних, по-видимому, это название не сыграло особенной роли.

Томэ (Tome) — "старая женщина". Это имя для лисы известно только при центральном храме Инари в Киото.

Миобу (Myobu) — "придворная дама". Японское энциклопедическое сочинение «Айносё» объясняет имя «миобу» как китайское слово, которым обозначали придворных дам и, так как в храмах, где поклонялись лисицам присутствовали женщины-прорицательницы, то, возможно, от имени придворных дам оно перешло на прорицательниц и, соответственно, на самих божественных лисиц. Слово тоже, как и Томэ, связано с культом Инари.

Ногицунэ — "дикая лиса". Фактически, употребляется достаточно редко и, в принципе, выступает синонимом кицунэ. По типу этот кицунэ близок рейко и якану, самым опасным разновидностям кицунэ.

На этом мы завершаем наш рассказ про японских лисиц. Конечно можно еще много чего рассказать о них и их проделках, но это займет слишком много времени. В этой статье я попытался осветить наиболее важные моменты. Что ж, до новых встреч в новых статьях.

 

 

 

Автор статьи: Keitaro

Автор заглавного арта: ChrisLive

haremking.ru

Кицунэ | Teen Wolf вики

Кицунэ

Происхождение

японская мифология

Представители

Первое появление

Последнее появление

Кицунэ, Kitsune (キツネ) — в японской мифологии дух лисы.

    Первый намек на Кицунэ был в эпизоде "Освещенный". При взгляде на Киру зрением оборотня, Скотт видит пылающий контур лисы вокруг тела девушки.

    Кира Юкимура - громовая кицунэ

    Дерек позже объясняет, что Кира является молодой Кицунэ и пока не может замаскировать «ауру», которая выдает ее истинную природу (и защищает её).

    Способности. В сериале "Волчонок" нам рассказали о Кире- грозовом кицуне. Мы знаем, что кицуне обладает "аурой", которая защищает обладателя способностям, а так же оборотни с помощью своего зрения могут её видеть. Так как Кира- грозовая кицуне, то в " Волчонок" нам показали только её способности, в нескольких сериях нам показали как она поглощает электричество, к тому же девушка неплохо справляется с мечом.

    Разновидности КицунэПравить

    Куроко – "чёрная лиса".

    Бьякко – "белая лиса".

    Гинко – "серебряная лиса".

    Кинко – "золотая лиса".

    Рэйко – "призрачная лиса".

    Кико – "спиритическая лиса".

    Корио – "преследующая лиса". Кицунэ, которая вселяется в человека.

    Куко – "воздушная лиса".

    Ногицунэ

    teenwolf.fandom.com

    Лекция на тему: "Кицунэ - волшебные лисы Японии": picturehistory


    Такой тип мифологического персонажа, как волшебные лисы, характерен для всей Восточной Азии. В отличие от традиционных для европейских и центральноазиатских народов представлений об оборотнях как об исходно антропоморфных существах, превращающихся в зооморфных демонов, в верованиях Китая, заимствованных потом японцами, превалирует совсем другой тип. Это прожившие сотни лет животные, способные принимать человеческий облик, а также наводить иллюзии и колдовать. В основе этих верований лежит понятие цзин: "в китайской мифологии - субстанция, заключающаяся в каждом живом существе.

    Согласно даосской концепции, в момент рождения человека образуется дух (шэнь), являющийся как бы душой, путем соединения идущего извне жизненного дыхания с субстанцией цзин. Со смертью человека цзин исчезает". Энергия цзин всех существ неуклонно усиливается с возрастом; животные, наконец, становятся способны превращаться в людей и преследовать их.
    С этой китайской концепцией перекликается славянское представление об опасности, исходящей от существа, "зажившегося на свете", "заедающего чужой век" и из-за этого даже способного стать вампиром. Примечательно, что практически все японские животные-оборотни (за исключением енотовидной собаки - тануки) проявляют склонность к вампиризму.

    О волшебных лисах японцы вспоминали чаще всего, когда речь шла о каких-то странных и загадочных явлениях. Особенно интересны примеры, когда проделки лис противопоставляются вере в привидения. Например, в рассказе Уэда Акинари "Ночлег в камышах" (сборник "Луна в тумане", 1768 г.) речь идет о привидениях.
    Однако мысль о том, что он встретил призрака, не сразу пришла в голову главному герою, когда он проснулся на следующий день и обнаружил, что его жена исчезла, а дом, в который он вернулся после семилетнего отсутствия, выглядит заброшенным: "Жена куда-то исчезла. "Может быть, все это - проделки лисы?" - подумал Кацусиро. Однако дом, в котором он находился, был, несомненно, его собственным домом, хотя и пришел в крайнее запустение".

    В рассказе "Котел храма Кибицу" из того же сборника друг главного героя, увидевшего призрак своей мертвой жены, утешает его: "Это, конечно, тебя лиса обманула"3. Есть еще более красноречивая легенда под названием "Дорога духов мертвых", где главный герой, скептик, тоже не верил в привидения: "Говорят, что это духи, а на самом деле просто кому-то во сне привиделось, вот и все. Лисицы это, кто же еще!".


    Utagawa Kuniyoshi. A man confronted with an apparition of the Fox goddess Основные черты поверий о волшебных лисах были заимствованы японцами из Китая. У. А. Касаль пишет об этом так: "Вера в магию лис, а также в их способность оборачиваться, зародилась не в Японии, а пришла из Китая, где эти внушающие страх животные, способные принять человеческий облик и морочить людей, были описаны еще в литературе времен династии Хань, 202 г. до н.э. - 221 г. н.э. Так как анимизм всегда был присущ японцам, вера в волшебных лис была сравнительно легко воспринята".

    Поверья, связанные с лисой, есть и у айнов. Так, А. Б. Спеваковский сообщает: "Чернобурая лисица (ситумбэ камуй) почти всегда рассматривалась айнами как "хорошее", доброе животное. В то же время красная лисица считалась ненадежным камуем, способным причинить вред человеку".
    Именно о красной лисе как персонаже низшей мифологии мы находим много сведений. Тироннуп является искусным оборотнем, который умеет принимать форму как мужчины, так и женщины.

    Существует легенда о том, как тироннуп обернулся молодым парнем, чтобы найти себе невесту. На соревнованиях он изумил всех своим искусством прыжка, и невеста уже была бы его, если бы кто-то не заметил кончик хвоста, виднеющийся из-под его одежды. Красный лис был убит.
    Легенды о лисице, принявшей облик прекрасной девушки, также чаще всего заканчиваются тем, что кто-то видит их хвост. Айны считают, что контакт человека и лисицы, особенно сексуальный контакт, очень опасен и ведет к смерти человека. Этнографические данные с начала XX в. показывают, что среди айнов существует и вера в одержимость человека лисой. Чаще всего это случается с женщинами (то же можно увидеть и на японском материале, речь об этом пойдет ниже), такое состояние называется тусу.

    Однако все заимствования должны ложиться на подготовленную для этого базу: не подлежит сомнению, что у самих японцев существовал определенный пласт верований, связанных с лисицами. Отдельным свидетельством этого является культ синтоистского божества Инари. Инари может являться и в человеческом облике, но чаще всего предстает в виде небесной белоснежной лисы.

    Статуи лис являются неотъемлемой частью храмов в его честь, Инари обычно сопровождают две белые девятихвостые лисицы. Инари - покровитель риса, во всех его видах: инэ (рис в колосьях), комэ (обмолоченный рис) и гохан (вареный рис; обозначение пищи в целом). Само имя Инари означает "рисовый человек" (к корню "инэ" добавляется "ри" - "человек), а колосья риса до сих пор ассоциируются у пожилых японцев с маленькими зелеными человечками. Это все подводит нас к мысли, что божество Инари - это один из вариантов "ржаного волка", о котором, среди прочих, писал Дж. Фрэзер.


    Кудзуноха-Инари Дзиндзя Лафкадио Хёрн указывает, что Инари часто поклонялись как божеству-целителю; но чаще он считался богом, приносящим богатство (возможно, потому что все состояние в Старой Японии считалось в коку риса). Поэтому же его лис часто изображают держащими во рту ключи. М. В. де Фиссер в книге "Лиса и барсук в японском фольклоре" замечает, что божество Инари часто ассоциируется с бодхисатвой Дакини-Тэн, одной из покровительниц Ордена Сингон.

    Однако между лисами божества Инари и лисами-оборотнями существует существенная разница, на которую указывает японский этнолог Киёси Нодзаки: "Следует отметить, что лисы на службе у Инари не имеют ничего общего с колдовством других лис, которых часто называют ногицунэ, или "дикие лисы". Одной из обязанностей служителей храма Инари в квартале Фусими в Киото было как раз изгнание и наказание этих ногицунэ". Ногицунэ - это и есть лисы-оборотни. Считалось, что Инари может их контролировать, однако, далеко не во всех случаях. Конфликт между божеством Инари и дикими лисами-ногицунэ показан в художественном фильме "Гэгэгэ-но Китаро" (2007 г.; реж. Мотоки Кацухидэ), где Инари выступает под именем Тэнко и является в виде прекрасной небесной девы со множеством лисьих хвостов. Лисы-ногицунэ там представлены в виде главных антагонистов: они стремятся всячески навредить людям, чему противостоит Тэнко, желающая, чтобы все жили в мире.

    Главная магическая способность лис - это умение превращаться в человека. В сборнике "Отоги-боко" Асаи Рёи есть рассказ под названием "История о лисе, поглощавшей энергию даймё". Там детально описан процесс превращения лисы в человека: "Прогуливаясь по берегу реки Синохара в тусклом свете туманного осеннего вечера он (главный герой рассказа) увидел лису, которая неистово молилась, повернувшись к северу, стоя на задних лапах, с человеческим черепом на голове. Каждый раз, когда лиса кланялась в молитве, череп падал с ее головы. Однако лиса клала его обратно и продолжала молиться, стоя лицом к северу, как и ранее. Череп скатывался множество раз, но, в конце концов, он прочно укрепился на голове. Лиса прочитала молитву около ста раз". После этого лиса превращается в молодую девушку лет семнадцати-восемнадцати.

    Не все лисы могли превратиться в человека. У. А. Касаль пишет следующее: "Чем старше лиса, тем больше ее сила. Наиболее опасны те, кто достиг возраста восьмидесяти или ста лет. Те же, кто перевалил этот порог, уже допущены на небеса, они становятся "небесными лисами". Их шерсть принимает золотой оттенок, а вместо одного хвоста вырастают девять. Они прислуживают в залах Солнца и Луны и знают все тайны природы".
    В пьесе театра Кабуки "Ёсицунэ и тысяча сакур" главная героиня, волшебная лиса, рассказывает, что ее родителями были белые лисы, каждой из которых было по тысяче лет. В рассказе Огита Ансэй "О кошке-оборотне" (сборник "Рассказы ночной стражи"), говорится: "В священных книгах сказано, что тысячелетняя лиса может превратиться в красавицу, столетняя мышь - в колдунью. Старая же кошка может стать оборотнем с раздвоенным хвостом".

    Могут ли более молодые лисы принимать человеческий облик? Да, но у них это не всегда хорошо получается. В "Записках от скуки" Кэнко-хоси приведена история про молодую лису, которая проникла в императорский дворец Годзё и смотрела через бамбуковую шторку на игру в го: "Из-за шторы выглядывала лиса в облике человека. - Ах! Это же лиса! - зашумели все, и лиса в замешательстве пустилась наутек. Должно быть, это была неопытная лиса, и перевоплощение ей не удалось как следует".

    Этот аспект напрямую перекликается с китайскими верованиями: "В представлениях китайцев существовало несколько, если можно так выразиться, возрастных категорий волшебных лис. Самая низшая - молодые лисы, способные к волшебству, но ограниченные в превращениях; далее - лисы, способные на более широкий диапазон превращений: они могут стать и обыкновенной женщиной, и прекрасной девой, а могут - и мужчиной. В человеческом облике лиса может вступать в отношения с настоящими людьми, обольщать их, морочить так, что они забывают обо всем <...> лиса же в результате может существенно увеличить свои волшебные возможности, что позволяет ей достичь долголетия, а может быть, даже бессмертия, и попасть тем самым в последнюю, высшую категорию - тысячелетних лис, стать святой, приблизиться к миру горнему (часто как раз о такой лисе говорится, что она белого цвета или девятихвостая), уйдя от суетного мира людей".
    Для китайской традиции в целом характерна идея о том, что жизненный дух (цзин) всех существ неуклонно усиливается с возрастом, а усиливающаяся с возрастом сила лис - еще одно проявление этого.

    Узнать лису, превратившуюся в человека, достаточно просто: у нее чаще всего остается лисий хвост. В легенде о лисе по имени Кудзуноха, матери знаменитого волшебника Абэ-но Сэймэй, лиса, преображенная в молодую красивую женщину, любовалась цветами, но от восхищения не уследила за тем, что через полы кимоно стал виден ее хвост.

    Его заметил ее сын, Абэ-но Сэймэй, которому было тогда семь лет. После этого его мать оставляет прощальное стихотворение и уходит обратно в лес, приняв свой истинный облик. В Идзуми сейчас существует храм Кудзуноха-Инари, построенный, по легенде, на том самом месте, где Кудзуноха оставила свое прощальное стихотворение.

    Но есть еще более надежные способы опознать лисицу. В рассказе из "Кондзяку моногатари" под названием "Лиса, обернувшаяся женой" главный герой неожиданно встречает дома не одну, а целых двух жен. Он понимает, что одна из них - лиса. Он начинает угрожать им обоим, женщины разражаются слезами, но только когда он крепко хватает лису за руку, так, словно хочет ее связать, - та вырывается, принимает свой истинный облик и убегает.
    Сам автор произведения дает совет: "Самурай был зол на лису за то, что та его одурачила. Но было уже поздно. Нужно было сразу догадаться, поэтому он сам виноват. В первую очередь он должен был связать обеих женщин, и лиса в конце концов приняла бы свою настоящую форму".

    Лис сразу узнают собаки. Впервые эта идея звучит в истории из "Нихон рё:ики" - "Слово о лисице и ее сыне": жена-лиса, испугавшись собаки, принимает свой истинный облик и убегает в лес. В отогидзоси "Лисица из Ковато" лиса Кисию Годзэн уходит из дома, где она была женой и матерью, так как ее сыну подарили собаку. Дэвис Хэдленд замечает, что слово "собака", написанное на лбу у ребенка, являлось защитой от колдовства лис и барсуков. Он же указывает еще один способ опознать лису: "Если тень лисицы-женщины случайно упадет на воду, в ней отразится лиса, а не прекрасная женщина".

    Интересный способ опознать лису указывает Лафкадио Хёрн: "лиса не может произнести слово полностью, только его часть: например, "Ниси... Са..." вместо "Нисида-сан", "дэ годза..." вместо "дэ годзаимас" или "ути... дэ" вместо "ути дэс ка?"". Об эволюции этого способа распознавания лисы в современном обществе сообщает У. А. Касаль: по поверьям, лиса не может сказать слово "моси-моси".
    Лиса говорит "моси" один раз, а затем что-то непонятное, либо же говорит следующее "моси" через некоторое время. По народному объяснению, привычка говорить "моси-моси" в начале телефонного разговора - это как раз и есть способ удостовериться, что ваш собеседник - не лиса.

    Какова причина, по которой лисы принимают человеческий облик? В уже упомянутом рассказе Асаи Рёи "История о лисе, поглощавшей энергию даймё" говорится, что лиса была изгнана священником, который заметил, что влюбленный в преображенную лису самурай плохо выглядит.
    Он говорит ему следующее: "На тебя наложено заклятие. Твою энергию поглощает чудовище, и твоя жизнь в опасности, если мы немедленно что-то не предпримем. Я никогда не ошибаюсь в таких вопросах". Священник позже обличает фальшивую девушку, и она превращается в лису с черепом на голове, представая в том же образе, в котором она преобразилась в человека много лет назад.

    Можно заметить, что лисам не чужд вампиризм. Этот же мотив прослеживается и в китайских поверьях о лисах. И. А. Алимов пишет: "Именно супружеские отношения с человеком являются конечной целью лисы, поскольку в процессе сексуальных отношений она получает от мужчины его жизненную энергию, что необходимо ей для совершенствования волшебных возможностей <...> внешне это выражается в резком похудании ("кожа да кости") и в общей слабости. В конечном итоге человек умирает от истощения жизненных сил".
    Однако считается, что от брака с лисой рождаются дети, наделенные чудесными способностями. Кроме того, несмотря на тенденцию к вампиризму японских волшебных лис, их мужья часто искренне грустят о своих возлюбленных, которых те покинули, причем эта грусть объясняется человеческими причинами, а отнюдь не околдованностью.

    Кроме того, лиса умеет превращаться в разные вещи, в животных и растения. В "Истории о лисе, которая была убита, притворяясь деревом" из "Кондзяку моногатари" рассказывается, как племянник верховного синтоистского жреца Накадаю и его слуга во время прогулки увидели огромный кедр, которого раньше на этом месте не было. Они решают проверить, настоящий это кедр или нет, и выстреливают в него из лука. В следующее мгновение дерево исчезает, а на его месте после находят мертвую лису с двумя стрелами в боку. Б. Х. Чемберлен рассказывает о случае, получившем широкую огласку в 1889 г.
    Это была история о лисе, принявшей форму поезда на линии Токио-Йокогама. Призрачный поезд двигался в сторону настоящего и, казалось, должен был вот-вот с ним столкнуться. Машинист настоящего поезда, видя, что все его сигналы бесполезны, увеличил скорость, и в момент столкновения фантом вдруг исчез, а на его месте оказалась сбитая лиса.

    Очень известная в Японии легенда повествует о лисе по имени Тамамо-но Маэ. Упоминается эта легенда и в "Повести о доме Тайра", где ее рассказывает князь Тайра-но Сигэмори.
    Изначально белая лиса с девятью хвостами жила в Индии. Обернувшись прекрасной девушкой, она назвалась Хуа-Янг и смогла околдовать короля Индии Пан-Цу. Тот сделал ее своей женой. Будучи по природе своей злой и жестокой, она наслаждалась, убивая тысячи невинных людей. Когда ее разоблачили, лиса перелетела в Китай.
    Вновь обернувшись прекрасной девушкой, под именем Бао Сы она вошла в гарем императора Ю-ван из династии Чжоу Вскоре она стала королевой, по-прежнему бессердечной и коварной. "Одно лишь было не по сердцу Ю-вану: Бао Сы никогда не смеялась, ничто не вызывало ее улыбки. А в той иноземной стране был обычай: если где-нибудь возникал мятеж, зажигали костры и били в большие барабаны, сзывая воинов. Костры эти назывались "фэн хо" - сигнальные огни. Однажды начался вооруженный бунт, и загорелись сигнальные огни. "Как много огней! Как красиво!" - воскликнула Бао Сы, увидев эти огни, и впервые улыбнулась. А в одной ее улыбке таилось бесконечное очарование...".
    Император, ради удовольствия своей жены велел жечь сигнальные костры день и ночь, хотя никакой нужды в том не было. Вскоре воины уже перестали собираться, видя эти огни, а потом случилось так, что столицу осадили враги, но никто не пришел ее защищать. Сам император погиб, а лиса, приняв свой настоящий облик, улетела в Японию (по другой версии, она погибла вместе с императором, и возродилась уже в Японии).

    В Японии лиса назвалась именем Тамамо-но Маэ. Она приняла облик ослепительно красивой девушки и стала придворной дамой. Однажды в полночь, когда во дворце был устроен праздник, поднялся загадочный ветер и задул все светильники. В этот момент все увидели, что от Тамамо-но Маэ стало исходить яркое свечение.


    Kikukawa Eizan. Geisha playing kitsune-ken (fox-ken), an early Japanese rock-paper-scissor or sansukumi-ken game. "С того самого часа Микадо захворал. Он был настолько болен, что послали за придворным заклинателем, и этот достойный человек быстро определил причину изнурительной болезни его величества. Он вкрадчиво поведал, что Тамамо-но Маэ порочна, это - демон, который с искусным коварством, завладев сердцем Микадо, доведет государство до гибели!".
    Тогда Тамамо-но Маэ обратилась в лису и бежала на равнину Насу. Она убивала людей на своем пути. По повелению императора за нею отправились двое придворных. Но лиса обратилась в камень Сэссё-Сэки, который убивал всех, кто к нему приближался. Даже птицы падали замертво, пролетая над ним. Только в XIII в. буддийский монах по имени Гэнно силой своих молитв уничтожил его. Т. У. Джонсон замечает, что эта японская легенда выглядит так, как будто она трансформировалась из китайской легенды, которая в свою очередь могла иметь основой индийскую.

    Кроме превращений лисы также умеют морочить и околдовывать людей и животных. Как замечает Киёси Нодзаки, "считается, что когда лиса околдовывает людей, число ее жертв ограничивается одним-двумя". Однако это правило работает не всегда. В рассказе Ихара Сайкаку "Верные вассалы лисицы" рассказывается, как торговец рисом по имени Монбёэ, проходя горной тропой в безлюдном месте, увидел целое сборище белых лисят.


    ""Лисьи огни" у Железного дерева переодеваний в Одзи" Без особой мысли он бросил в них камешком и попал прямо в голову одному лисенку - тот умер на месте.
    После этого лисы долгое время мстили самому Монбёэ и членам его семьи, представляясь им то стражниками управителя, то изображая похоронную церемонию. В конце концов лисы обрили им головы и на этом все закончилось. Сюжет о том, как лиса отрезает волосы, был достаточно распространен. В быличке "Лиса по имени Гэнкуро" говорится о лисе, главными развлечениями которой было отрезать женщинам волосы и разбивать глиняные горшки. Когда в Эдо в конце XVIII в. появился маньяк, который отрезал волосы женщинам, его называли "Лиса, отрезающая волосы".

    Однако обычно все же лиса околдовывает только одного человека. Частый сюжет историй - когда лиса, превратившись в прекрасную девушку, увлекает за собой мужчину в свой "дом". В "Истории о человеке, сведенном с ума лисой и спасенном Богиней Милосердия" из "Кондзяку Моногатари" рассказывается о человеке, прожившем 13 дней в собственном подвале, думая, что он уже три года живет в богатом доме прекрасной принцессы.

    В рассказе из "Отогибоко" Асаи Рёи под названием "История о самурае, которого принимали у себя лисы" главный герой был найден в лисьей норе, причем он сам считал, что пребывает в великолепном имении и играет в сугороку с тетей спасенной им до этого принцессы. Создание иллюзий лисой также подразумевает управление временем.
    В легенде "Приключения Вису" главный герой видит на лесной поляне двух женщин, играющих в го: "Просидев на поляне три сотни лет, которые показались Вису лишь несколькими полуденными часами, он увидел, что одна из играющих женщин сделала неверный ход. - Неправильно, прекрасная госпожа! - взволнованно воскликнул Вису. Тут же обе незнакомки обратились в лисиц и убежали".
    Лисы, несмотря на свою звериную сущность, являются все же персонажами из потустороннего мира. Поэтому неудивительно, что и время у них течет по законам другого мира. С другой стороны, возможно, здесь виден некий намек на то, что партии в го действительно иногда занимают очень много времени - они могут длиться месяцами.

    Лисьи чары вошли в Японии в поговорку. В "Гэндзи моногатари" есть эпизод, в котором принца Гэндзи принимают за лису-оборотня из-за того, что он носит обычное охотничье платье, но ведет себя слишком учтиво для человека такого ранга. Сам Гэндзи называет себя лисой в любовном разговоре с дамой: "В самом деле, - улыбался Гэндзи, - кто же из нас лисица-оборотень? Не противься же моим чарам, - ласково говорил он, и женщина покорялась ему, думая: "Что ж, видно, так тому и быть"".

    Лиса околдовывает людей помахиванием хвоста. Этот мотив является центральным в быличке, рассказанной жителем города Кобэ, префектура Мияги.
    Рассказчик видит человека, сидящего под большим деревом в безлюдном месте. Он ведет себя как сумасшедший: кланяется кому-то, весело смеется и словно пьет сакэ из чашки. Сидящая за ним лиса вытянула свой хвост во всю длину и кончиком его словно вычерчивает круг на земле. Рассказчик бросает в лису камнем, та убегает, а очарованный человек неожиданно приходит в себя и никак не может понять, где он.
    Оказывается, что он направлялся на свадьбу в соседнюю деревню и в качестве подарка нес соленого лосося. На него, видимо, и польстилась лиса. Кроме людей, лисы также могут наводить иллюзии на животных.

    В книге "Кицунэ. Японская лиса: загадочная, романтическая и забавная" среди прочих приведены былички о том, как лиса околдовывает лошадь, петуха и ворон. Примечательно, что когда лиса пыталась зачаровать петуха, она "стояла на задних лапах и манила петуха к себе передней лапой подобно манэки-нэко".

    Поверья о лисьем колдовстве иногда оборачивались гротескными ситуациями. Лафкадио Хёрн приводит историю о крестьянине, который видел грандиозное извержение вулкана Бандай-сан в 1881 г. Огромный вулкан буквально разорвался на части, все живое в пространстве 27 квадратных миль вокруг было уничтожено. Извержение сравняло леса с землей, заставило реки течь вспять, целые деревни вместе с их жителями были похоронены заживо.
    Однако старый крестьянин, который все это наблюдал, стоя на вершине соседней горы, взирал на катастрофу равнодушно, словно бы на театральное представление.
    Он видел черный столб пепла, который взметнулся на высоту 20 тысяч фунтов, а затем опал, приняв форму гигантского зонтика и закрыв собой солнце. Он почувствовал, как пошел странный дождь, обжигающий, как вода в горячем источнике.
    После этого все стало черным; гора под ним затряслась, раздался гром, такой страшный, словно бы весь мир разломился пополам. Однако крестьянин оставался невозмутим, пока все не закончилось. Он решил не бояться ничего, так как был уверен: все, что он видит, слышит и чувствует, - это всего лишь лисье колдовство.

    Интересным феноменом также является так называемый "кицунэ-би", или "лисий огонь". Именно проделками лисы японцы объясняли известный феномен "бродячих огоньков", который распространен по всему свету. Стоит сразу же уточнить, что ему давали и другие объяснения, о которых речь пойдет ниже. Киёси Нодзаки выделяет четыре вида кицунэ-би: скопление маленьких огней; один-два больших огненных шара; момент, когда в нескольких больших зданиях, стоящих рядом, освещены все окна; лисья свадьба.


    Chikanobu Toyohara, Foxfires, 1898. Triptych from the Bamboo Knots На гравюре Андо Хиросигэ ""Лисьи огни" у Железного дерева переодеваний в Одзи" из цикла "Сто видов Эдо" изображена целая стая белых лис, у носа каждой из них парит небольшой огонек, поддерживаемый ее дыханием. Согласно быличке из сборника "Иссё-ва" (1811 г.), огонь выходит изо рта у лисы, когда она прыгает и резвится, и существует он только в тот момент, когда лиса выдыхает воздух.

    Другой распространенный мотив - у лис имеется небольшой камень, белый и круглый, с помощью которого они и производят лисий огонь. В "Кондзяку моногатари" в "Истории о лисе, отблагодарившей самурая за возвращение ей драгоценного шара" описывается белый камень, за возвращение которого лиса не только покинула женщину, в которую вселилась до этого, но еще и спасла жизнь возвратившему камень.

    Интересное явление представляет собой "кицунэ-но ёмэири" - "лисья свадьба". Так называют погоду, когда идет дождь и одновременно светит солнце. Считается, что в этот момент можно увидеть вдалеке некую процессию, ярко освещенную факелами. Дойдя до определенного места, она бесследно исчезает.
    В быличке "Лисья свадьба" (1741 г.) к паромщику приходит богато одетый самурай и рассказывает ему, что дочь господина, которому сам самурай служит, сегодня вечером выходит замуж.
    Поэтому он просит оставить все лодки на этом берегу, чтобы с их помощью вся свадебная процессия могла переправиться на другой берег. Самурай дает паромщику кобан, тот, удивленный щедростью гостя, с готовностью соглашается. Свадебная процессия прибывает около полуночи, вся освещенная огнями. Она погружается на лодки, в каждой - по несколько факельщиков. Однако вскоре все они исчезают в ночной тьме без следа, так и не достигнув берега. Наутро хозяин увидел на месте монеты сухой лист.

    Лисам также приписывалась способность вселяться в людей. Такое состояние обычно называли "кицунэ-цуки", или "кицунэ-тай" - "одержимость лисой". Б. Х. Чемберлен пишет об этом следующее: "Одержимость лисой (кицунэ-цуки) - это форма нервного расстройства или же мании, достаточно часто наблюдаемая в Японии. Проникая в человека, иногда через грудь, но чаще через щель между пальцем и ногтем, лиса живет своей жизнью, отдельно от личности того, в кого она вселилась. Результатом является двойное бытие человека и его двойное сознание. Одержимый слышит и понимает все, что лиса изнутри говорит или думает; они часто вступают в громкие и ожесточенные споры, причем лиса говорит голосом, совершенно не похожим на обычный голос этого человека".

    Лафкадио Хёрн так описывает одержимых лисами: "Загадочно безумство тех, в кого вселилась лиса. Иногда они голыми бегают по улицам, отчаянно крича. Иногда они валятся навзничь и тявкают, подобно лисам, с пеной у рта. Иногда у одержимых под кожей вдруг вырастает странная опухоль, которая, кажется, живет своей собственной жизнью. Ткни ее иголкой - и она тотчас переместится. И даже с силой невозможно ее сжать так, чтобы она не проскользнула между пальцев. Говорят, что одержимые часто разговаривают и даже пишут на тех языках, о которых ничего не знали до того, как в них вселились лисы. Они едят только то, что, по поверьям, любят лисы: тофу (соевый творог), абураагэ (обжаренный тофу), адзуки-мэси (красные бобы адзуки, сваренные с рисом) и т.д. - и все это они поглощают с большой охотой, утверждая, что это не они голодны, а вселившиеся в них лисы".

    Рассказ о вселении лисы в человека встречается еще в "Нихон рё:ики" (свиток 3-й, история вторая). К монаху Эйго приходит заболевший человек и просит его вылечить. Много дней Эйго пытался изгнать болезнь, однако больному не становилось лучше. И тогда, "поклявшись вылечить его во что бы то ни стало, [Эйго] продолжал читать заклинания. Тут дух овладел больным, и он сказал: "Я - лиса и не уступлю тебе. Монах, перестань бороться со мной". [Эйго] спросил: "В чем дело?" [Дух] ответил: "Этот человек убил меня в прошлом рождении, и я мщу ему. Когда он умрет, то переродится псом и загрызет меня". Пораженный монах пытался наставить [духа] на путь истинный, но тот не поддавался и замучил [больного] до смерти".

    Следующий пример одержимости лисой можно найти в "Конд-зяку моногатари". Легенда называется "История о военачальнике Тосихито, который нанял лису для своего гостя, используя свою власть над ней". Там рассказывается, как Тосихито по дороге в собственное поместье ловит лису и требует, чтобы та принесла весть о приезде его и гостя. Когда они прибывают в поместье, изумленные слуги рассказывают им следующее: "Примерно в восемь вечера Ваша жена почувствовала острую боль в груди. Мы не знали, что с ней случилось. Некоторое время спустя она заговорила: "Я никто иная как лиса. Я встретила сегодня вашего господина у реки Мицу-но-Хама. Он решил внезапно вернуться домой из столицы, вместе с ним едет гость. Я хотела убежать от него, но тщетно - он меня поймал. Он скачет на лошади гораздо быстрее, чем я бегу. Он сказал мне найти поместье и передать его людям, чтобы они привели двух оседланных лошадей к десяти утра следующего дня к Такасима. Если же я это не передам, то меня ждет наказание"".

    В рассказе "Лиса-сваха" из сборника "Мими-букуро" (сост. Нэгиси Сидзуэ, XVIII в.) есть рассказ о вселении лисы в нечестного человека, который пообещал девушке жениться на ней, а сам уехал и больше не отвечал на ее письма. Девушка стала молиться божеству Инари, и тот в ответ на ее молитвы посылает лису, которая вселяется в возлюбленного-обманщика, рассказывает всю эту историю его отцу и требует с него расписку о том, что тот обязательно организует свадебную церемонию.

    В эпоху Хэйан (794 - 1185) одержимость лисой рассматривалась как своего рода болезнь. Уже тогда считалось, что лисы бывают разного ранга, в зависимости от их силы. Когда человеком овладевает лиса низшего ранга, то он просто начинает кричать что-то вроде: "Я - Инари-ками-сама!" или "Дайте мне адзуки-мэси!".
    Когда же человек одержим лисой высшего ранга, это очень сложно понять. Человек выглядит больным и вялым, большую часть времени он проводит в забытьи, иногда только приходя в себя. Несмотря на это, по ночам одержимый не может спать, и за ним нужен постоянный надзор, так как жертва лисы будет пытаться совершить самоубийство.

    Практически без изменений поверье об одержимости лисой дошло до начала XX в. Если человек заболевал чем-то и у него прослеживались такие симптомы, как бред, галлюцинации и болезненный интерес к чему-либо, то такую болезнь относили к одержимости лисой. Более того, как отмечает Киёси Нодзаки, любую болезнь, которую сложно было вылечить, считали "кицунэ-тай" и вместо врачей приглашали монахов38. Некоторые люди с психическими расстройствами просто начинали изображать одержимость лисой, только заслышав о том, что она у них может быть.
    Такой феномен нисколько не удивителен, если вспомнить, что в японском обществе практически все необъяснимые явления считались проделками лисы. Следовательно, при загадочной болезни лису тоже вспоминали в первую очередь.

    Т. У. Джонсон в своей статье "Дальневосточный фольклор о лисах" отмечает, что лиса чаще всего вселялась в женщин. Когда молодая жена была одержима лисой, она могла говорить все что угодно о своей свекрови и других родственниках со стороны мужа, не рискуя навлечь на себя их гнев.
    Также это давало ей отдых от повседневных обязанностей. Мы можем отметить здесь сходство между одержимостью лисами и кликушеством у русских женщин. Сведения об одержимости лисой мы находим и в айнской традиции.


    Utagawa Kuniyoshi. Prince Hanzoku terrorised by a nine-tailed foxПоверья о волшебных лисах дожили до наших дней. Тема вселения лисы в человека популярна и в современной массовой культуре. В анимационном сериале "Наруто" главный герой, подросток Удзумаки Наруто, является одержимым девятихвостым лисом, который был запечатан в его теле. Лис, согласно классическим представлениям, пытается завладеть телом героя, но также дает Наруто свою огромную силу в сражениях с врагами.

    Кроме того, волшебные лисы появляются в анимационном сериале "Триплексоголик" . Протагонист сериала, Ватануки Кимихиро, однажды находит в городе традиционную закусочную-одэн, которую содержат двое лисов - папа и сын. Они оба ходят на задних лапах и носят человеческую одежду. Папа-лис рассказывает Кимихиро, что обычно человек не может их увидеть, и к ним ни разу не заходили столь молодые люди, как он (намек на то, что у людей, как и у лис, способности к волшебству развиваются с возрастом!).

    Разумеется, число анимационных и художественных фильмов, в которых речь идет о волшебных лисах, не ограничивается вышеназванными примерами. В настоящее время лисы-оборотни прочно заняли место мифологических персонажей, которые ассоциируются с ностальгией по старой Японии.

    Будет уместно заметить, что образ лисы-оборотня в наше время перешел из сферы фольклора в сферу фольклоризма, сейчас его можно встретить лишь в детских волшебных сказках, мультфильмах и легендах, стилизованных "под старину". Из-за перемещения основной массы населения из деревни в город низшая мифология становится преимущественно урбанистической, а на смену традиционным демонологическим образам приходят новые персонажи из городских легенд.


    Статуя кицунэ в храме Инари, расположенном рядом с буддийским храмом Тодайдзи; Нара, Япония В поверьях японцев волшебные лисы обладают несколькими ярко выраженными чертами. Говоря о внешности, стоит заметить, что животные-оборотни всегда каким-либо образом отличаются от своих обычных сородичей. У лис это выражается через преимущественно белый цвет и многохвостость, однако эти признаки свойственны лишь старым, "опытным" в перевоплощении лисицам.
    Перевоплощение в человека - это вторая отличительная черта волшебных лис. Мотивов к этому можно назвать множество, начиная от озорства и заканчивая вампиризмом. Третья характерная черта - способность лис наводить иллюзии.

    Волшебные лисы считаются мастерами иллюзий, они способны не только полностью преображать пространство вокруг человека, но и создавать там совершенно самостоятельное течение времени.

    Трынкина Д. А.


    picturehistory.livejournal.com

    Кицунэ. Лиса-оборотень | MIUKI MIKADO • Виртуальная Япония


    Слово «ки-цунэ» по-японски означает «дитя от приходящей по ночам». Так нарек своего сына некий Оно, живший во времена правления Киммэя (539-571 гг.). Своего единственного ребенка он назвал в честь большой любви к жене, которая, как оказалось, была оборотнем-лисой. Днем она скрывалась от собак, которые жили в селении, а ночью приходила к мужу. Их сын, Кицунэ-но Атэ, положил начало роду Кицунэ. Документ, который повествует об этом, датирован 822 годом. И если вам доведется встретить человека с фамилией Кицунэ, знайте, что перед вами — потомок оборотня-лисицы, полюбившей человека.

    Посланники мира духов и демонов

    Япония — загадочная страна. Здесь высокие технологии тесно переплетаются с миром таинственного и непознанного, здесь домики, построенные для духов, соседствуют со скоростными шоссе, автобусные остановки охраняются каменными древними идолами, здесь в любой момент, неосторожно шагнув в сторону, можно попасть из шумного мегаполиса в царство духов. Как правило, врата в обиталище духов и демонов заперты и находятся под строгой охраной, но ведь нет таких замков, которые нельзя было бы открыть. И частенько в мир больших городов и новейших технологий захаживают гости, что живут «по ту сторону». Встретив на улице оборотня, вполне можно ошибиться и принять его за человека. Каждый японец знает: заговорив с незнакомцем, следует быть предельно внимательным — возможно, случайный собеседник — оборотень…

    Восточные (японские, корейские, китайские, вьетнамские и индийские) оборотни не похожи на европейских. Это не люди, которые с помощью колдовских чар принимают облик животного. Это — гости из других миров, духи в образе животных, превращающиеся в человека, дерево и даже в какие-нибудь предметы. Кицунэ, пожалуй, самый известный вид таких оборотней.
    Они живут рядом с человеком уже тысячи лет, принося с собой иногда беды, а иногда счастье.

    Кицунэ — это та самая обворожительная лиса-искусительница, про которую сложено много легенд. Считается, что многие исторические личности вели свой род от кицунэ, или сами ими являлись. Таким был мистик и оккультист Абе-но Сеймей, охотник на духов эпохи Хэйан — сын кицунэ Кудзухи. Девятихвостой лисой была знаменитая Тамамао-но Маэ (или Мэй), удивительно красивая наложница императора Коноэ. При жизни Мэй принесла немало бед Востоку, и никто не догадывался, что она кицунэ, до тех пор, пока император не приказал натравить на нее собак за какую-то провинность. Лишь тогда хитрая лисица выдала себя.

    Жизнь лис-демонов

    Оборотнями кицунэ становятся либо сами лисы после смерти, либо души людей, которые не были чисты перед небесами. В начале своей загробной жизни кицунэ довольствуются единственным хвостом и не могут принимать облик человека. Когда им исполняется 50 или 100 лет, они достигают зрелости. Теперь они уже могут превращаться в человека, но прятать хвост умеют не все, и потому их обман легко раскрыть. Со временем, когда у кицунэ появляется пять или даже семь хвостов, они уже научаются магии, могут наводить морок, насылать сумасшествие, становиться невидимыми. Иногда они, наоборот, приносят удачу. И только те оборотни, чей возраст равен тысячи годам, получают девять хвостов, а их «шубка» становится белой. Японцы называют таких оборотней кьюби, или небесными лисицами. Кьюби могут управлять явлениями природы, временем и уводить людей в иные миры, откуда те вскоре возвращаются глубокими стариками. Но, как правило, такие лисы редко вредят людям.

    Кицунэ и люди

    Отношение к обворожительным и умным созданиям из другого мира у японцев двоякое. Это смесь обожания и страха. У кицунэ сложный характер, который может сделать из демона как лучшего друга человека, так и смертельного врага. В зависимости от того, с кем именно лисица собирается общаться, она может принять любой облик — красивой девушки, миловидного юноши, мудрого старика или невинного ребенка. Они способны поддержать умную беседу, знают толк почти в любой профессии, кроме того, кицунэ — лучшие торговцы. Они очень сексуальны, поэтому японцы считают, что многие гейши — оборотни. Кицунэ не гнушаются вампиризмом — как энергетическим, так и обычным. Лисы любят насылать на не-понравившихся им людей морок или сумасшествие, могут вселяться в их тела и даже доводить до самоубийства.
    Японские психиатры до сих пор одну из форм душевного расстройства называют «кицунэ-цуки» — болезнь, насылаемая лисами.

    Считается, что рыжие лисы могут поджигать жилища, принося в лапах огонь. Считается очень плохим предзнаменованием увидеть во сне такого оборотня.
    И в то же время нет невесты и жены милее, чем кицунэ. Полюбив, они готовы для своего избранника на любые жертвы. Кроме того, чернобурые лисы приносят удачу в торговле, а белые и серебристые вообще дали клятву божеству злаков Инари помогать всему человечеству. Очень повезет тем людям, которые по воле случая вдруг поселятся на священной для кицунэ земле. Такие счастливые семьи называют«кицунэ-моти»: лисы обязаны всюду следить за ними, охранять от всяких бед, а любого, кто обидит кицунэ-моти, ожидают тяжкие болезни.

    Кстати, лисы тоже немало натерпелись от людей. Долгое время японцы считали, что человек, отведавший мяса кицунэ, делается сильным и мудрым. Если кто-то серьезно заболевал, родственники писали письмо божеству Инари, но если больной после этого не выздоравливал, лис во всей округе безжалостно истребляли.

    Кто боится собак?

    Японцы считают, что и в наши дни встретить кицунэ можно повсюду. Они умело приспособились к современной жизни, их знания человеческой натуры, многочисленные таланты, природное обаяние и умение обманывать позволяют им вольготно чувствовать себя даже в мегаполисе. Их можно встретить в сфере финансов, искусства. Говорят, что кицунэ — гениальные поэты и ученые. Но как же определить, что перед вами — лиса-оборотень, а не человек? Говорят, это несложно. Нужно просто быть внимательней. Кицунэ всегда красивы и умны, они стараются обратить на себя внимание противоположного пола и ведут себя часто несколько фривольно.

    Молодые оборотни не умеют прятать хвост с помощью волшебных чар, потому под подозрение могут попасть девушки, любящие широкие юбки до пола. Сложнее с более зрелыми кицунэ: они могут заморочить голову кому угодно, но выдает их обычно зеркало — они отражаются такими, какие есть на самом деле, иначе говоря, зеркала передают их истинную суть. Именно так обнаружила себя мать упомянутого выше мистика и оккультиста Абе-но Сеймея.
    Кицунэ боятся собак, а собаки ненавидят оборотней. Поэтому японцы считают подозрительным, если их новый знакомый не только не держит дома собак, но и отзывается о них негативно, а на улице любой пес скалит на него зубы.

    История любви

    А душа у японских лисиц все же имеется. Она заключена в жемчужине, которую кицунэ всегда носят с собой — во рту, на шее, как ожерелье или в качестве браслета. Если человек сумеет отобрать это сокровище, кицунэ выполнит любое его желание. Только надо учесть, что лисы злопамятны, и, возможно, за это желание потом придется слишком дорого заплатить.
    Но точно так же делают оборотни и добро. Полюбив человека, они становятся верными друзьями, готовы прийти на помощь, дать мудрый совет. Кицунэ — заботливые матери и отцы, а их потомки получают множество талантов, силу, привлекательность и способность общаться с миром духов. Оно, чьей женой была лисица, однажды утром, отпуская любимую, сказал ей:
    Я
    Полон любви
    После
    Минуты свидания.
    Она ушла…

    Верить легендам об оборотнях или нет, мы не знаем. Но каждый японец знает историю любви человека и лисицы, положившей начало роду Кицунэ, чьи потомки и по сей день живут в Японии.

    Похожие записи на сайте miuki.info:

    miuki.info

    Кицунэ - лисица-оборотень

     

    Мелькнул хвост лисий.
    Нет теперь мне покоя –
    Жду каждый вечер.

    Сюраюки Тамба, XVIII век

    Кицунэ – загадочные, необычные, и весьма обаятельные создания. Неотъемлемые персонажи японского фольклора и литературы, они обладают чертами сразу множества волшебных существ. Если выделить три основных параллели в западной культуре – это сочетание качеств эльфа-фейри, оборотня, и вампира. Они могут выступать как носителями незамутненного зла, так и быть посланниками божественных сил. Но предпочитают романтические приключения разной степени серьезности, или просто шутки и проказы по отношению к человеческим существам – не гнушаясь порой, однако, и вампиризма. А порой их истории наполнены трагической сентиментальностью, столь любимой японцами. Их покровительницей является богиня Инари, в храмах которой непременно присутствуют изваяния лисиц. Отношение японцев к кицунэ очень похоже на отношение ирландцев к своим фэйри – смесь уважения, опаски, и симпатии. И они определенно выделяются среди прочих окабэ, то есть японских волшебных существ. Даже к тануки, довольно похожим на кицунэ оборотням-барсукам, отношение не столь глубокое. А оборотни-кошки у японцев обычно специализируются на чистом вампиризме, мало интересуясь иными сторонами общения с человечеством.

    Образ лисы-оборотня, лисы-духа довольно широко распространен в Азии. Но за пределами Японских островов они почти всегда выступают резко отрицательными и малосимпатичными персонажами. В Китае и Корее лиса обычно оказывается заинтересованной лишь в человеческой крови. В Стране Восходящего Солнца образ лисицы-оборотня куда более многогранен, хотя и здесь они порой балуются вампиризмом. Киёси Нодзаки, известный исследователь легенд о кицунэ, доказывает в своих работах автохтонный характер японских легенд о лисах-оборотнях. Тогда как сходные истории с континента, по его мнению, лишь наложились поверх существовавших с незапамятной древности – и придали "исконно японским друзьям человека" зловещие черты. Так это или нет, судить вам – мне же кицунэ симпатичны и интересны именно такие, какие есть. Во всех их противоречиях, с довольно вредным, но глубоким и благородным характером. Ведь и японская культура, в отличие от континентальной, еще с эпохи Хэйан тем выше ставит человека, чем больше в нем граней и противоречий. Цельность хороша в бою, но в обычной жизни она есть признак примитивизма – считают японцы.

    Происхождение слова "кицунэ" имеет два варианта. Первый – по Нодзаки, он выводит его из древнего звукоподражания лаю лисицы "кицу-кицу". Однако в современном языке он передается как "кон-кон". Другой вариант менее научен, но более романтичен. Он восходит к первой задокументированной легенде о кицунэ, относящейся к раннему периоду Асука – 538-710 гг нэ.

    Оно, житель области Мино, долго искал и не мог найти свой идеал женской красоты. Но одним туманным вечером, возле большой пустоши (обычное место встреч с фэйри у кельтов), он неожиданно повстречал свою мечту. Они поженились, она родила ему сына. Но одновременно с рождением сына, собака Оно принесла щенка. Чем больше становился щенок, тем более агрессивно он относился к Леди с Пустоши. Она испугалась, и попросила мужа убить пса. Но тот отказался. Однажды пес бросился на Леди. Она в ужасе сбросила человеческое обличье, обратилась в лису, и убежала. Оно, однако, стал ее искать и звать: "Ты можешь быть лисой – но я люблю тебя, и ты мать моего сына; ты можешь приходить ко мне, когда захочешь". Леди-Лиса услышала Оно, и с тех пор каждую ночь она приходила к нему в облике женщины, а утром убегала в пустоши в облике лисицы. Из этой легенды выводится два варианта перевода слова "кицунэ". Либо "кицу нэ", приглашение провести ночь вместе - призыв Оно к своей сбежавшей супруге; либо "ки-цунэ" – "всегда приходящая".

    Небесной покровительницей кицунэ является богиня риса Инари. Их статуи являются неотъемлемой частью храмов в ее честь. Более того – некоторые источники указывают, что Инари сама есть высшая кицунэ. При этом, на самом деле половая принадлежность Инари-но Ками не определена - как и вообще кицунэ как таковых. Инари способен(а) являться и в облике воина или мудрого старца, юной девушки или прекрасной женщины. Ее обычно сопровождают две белоснежные лисы о девяти хвостах. Зачастую Инари ассоциируют с бодхисатвой Дакини-Тэн, одной из покровительниц Ордена Сингон – одного из главных носителей идей Ваджраяны-Конгодзё в Японии. Из них, в частности, выросли школы синоби провинций Ига и Кога – а образ жизни и службы ниндзя весьма близок кицунэ. Особенно популярна Инари на Кюсю, где проводится ежегодный фестиваль в ее честь. На фестивале главным блюдом является жареный тофу, соевый творог (нечто наподобие наших сырников) – именно в таком виде его предпочитают как кицунэ, так и вполне обычные японские лисицы. Существуют храмы и часовни, посвященные кицунэ как таковым.

    Подобно эльфам Британских островов, "малому народцу", кицунэ живут в холмах и на пустошах, шутят над людьми, порой уводят их в волшебную страну – откуда те могут вернуться глубокими старцами за несколько дней – или напротив, оказаться в будущем, проведя десятилетия за часы. Приняв человеческий облик, кицунэ выходят замуж или женятся на людях, имеют от них потомство. Причем дети от браков лис и людей наследуют волшебные способности и многие таланты. В кельтском мире эта тема также весьма популярна – вспомним, что родовые легенды клана МакКлаудов возводят их родословную к браку основателя клана с девушкой-эльфийкой; а название самого древнего шотландского клана, Фергюссонов, восходит к старогэльскому "сын Фэйри". Или знаменитую историю о Томасе "Рифмаче" Лермонте, прожившем несколько лет в стране фэйри, ставшего "шотландским Нострадамусом". Его потомком был, к примеру, М.Ю. Лермонтов.

    Характерной чертой, роднящей кицунэ с эльфами, являются "кицунэ-би" (Лисьи Огни) – так же, как и кельтские фэйри, лисы могут случайно или намеренно обозначить свое присутствие ночью загадочными огнями и музыкой на пустошах и холмах. Причем никто не гарантирует безопасности человеку, рискнувшему сходить проверить их природу. Легенды описывают источник этих огней как "хоси-но тама" (Звездные Жемчужины), белые шарики, похожие на жемчуг или драгоценные камни, обладающие волшебной силой. Кицунэ всегда имеют при себе такие жемчужины, в лисьей форме держат их во рту, или носят на шее. Кицунэ очень ценят эти артефакты, и в обмен на возврат их могут согласиться выполнить желания человека. Но, опять же, безопасность наглеца после возвращения гарантировать сложно – а в случае отказа вернуть жемчужину кицунэ может привлечь на помощь своих друзей. Однако данное в такой ситуации человеку обещание, как и фэйри, кицунэ обязан выполнить – иначе рискует быть пониженным в должности и статусе. Статуи лис в храмах Инари практически всегда имеют на себе такие шары.

    Кицунэ в благодарность, или в обмен на возвращение своей жемчужины, могут дать человеку многое. Однако не стоит просить у них материальные объекты – ведь они великие мастера иллюзий. Деньги превратятся в листья, слитки золота – в куски коры, а драгоценные камни в обычные. Зато нематериальные дары лис очень ценны. Прежде всего Знание, конечно – но это не для всех.. впрочем, лисы вполне могут даровать здоровье, долголетие, удачу в делах и безопасность в дороге.

    Как оборотни, кицунэ способны менять формы человека и животного. Однако они не привязаны к фазам луны, и способны на куда более глубокие трансформации нежели обычные оборотни. Если в форме лисы человеку трудно понять, та же эта форма или нет – то человеческий облик лиса может принимать различный. Более того, по некоторым легендам, кицунэ способны при необходимости менять пол и возраст – представая то юной девушкой, то седым старцем. Но принимать облик человеческого существа молодой кицунэ способен лишь с 50-100 лет. Как вампиры, кицунэ порой пьют человеческую кровь, и убивают людей. Этим же, впрочем, грешат и фейри-эльфы – причем, как правило, жесткие меры те и другие принимают в порядке мести за намеренную или случайную обиду. Хотя порой занимаются этим и, что называется, из любви к искусству. Порой, однако, лисы ограничиваются энергетическим вампиризмом - питаясь жизненными силами окружающих.

    Для достижения своих целей кицунэ способны на многое. К примеру, они могут принимать облик конкретного человека. Так, пьеса театра кабуки "Ёсицунэ, и тысяча вишневых деревьев" рассказывает о кицунэ по имени Гэнкуро. У любовницы знаменитого военачальника Минамото-но Ёсицунэ, леди Сидзука, был волшебный барабан, сделанный в древности из шкур кицунэ – а именно родителей Гэнкуро. Он поставил себе цель вернуть барабан, и предать останки родителей земле. Для этого лис обратился в одного из доверенных лиц военачальника – но молодой кицунэ допустил оплошность, и был раскрыт. Гэнкуро объяснил причину своего проникновения в замок, Ёсицунэ и Сидзука вернули ему барабан. В благодарность, он даровал Ёсицунэ свое волшебное покровительство.

    Некоторые кицунэ представляют собой стихийное бедствие для окружающих. Так, героиня пьес ноо "Мёртвый камень" и кабуки "Прекрасная лиса-ведьма", Тамамо-но Маэ, на своем пути из Индии в Японию через Китай оставляет шлейф бедствий и жестоких проделок. В конце концов, она погибает при встрече с буддистским святым Гэммо – и оказывается обращена в проклятый камень. Кицунэ любят устраивать пакости тем, кто их заслуживает – однако вполне могут устроить проблемы добродетельному крестьянину, благородному самураю. Любят соблазнять монахов-подвижников, сбивая их с пути в нирвану – однако на путях иных могут оказать помощь и поддержку. Так, знаменитый кицунэ Кюби помогает ищущим истину в их поисках, помогая им реализовать задачи своего воплощения.

    Потомство кицунэ от браков с людьми сами обычно становятся мистическими личностями, ходящими заповедными и темными тропами. Таким был Абэ-но Сэимэи, знаменитый оккультист эпохи Хэйан – чей образ похож как на бретонского Мерлина, так и на образы двух ирландских Патриков – Святого и Темного (разницы между ними не так уж и много, ибо кельты как и японцы не расположены к манихейскому противопоставлению добра и зла). Его матерью была кицунэ Кудзуноха, долго прожившая в семье человека – но в итоге разоблаченная и вынужденная уйти в лес. Если одни источники утверждают, что Сэимэи не имел потомства, то другие называют его потомками целый ряд японских мистиков последующих времен.

    Для Китая легенды о браках людей и лис нехарактерны, как и истории об их взаимопонимании вообще.. Более того – если в Японии встреча с лисой в целом считается добрым знаком, то в Китае это однозначно весьма плохая примета. Видимо, независимость и индивидуализм лис плохо сочетается с китайским идеалом коллективизма и уравнительного общества. Тогда как в Японии личностное начало стало цениться еще в эпоху Хэйан, что является уникальным феноменом для неевропейской культуры. В силу этого, японская цивилизация похожа на китайскую не более, чем античные Греция и Рим – на Египет или Месопотамию, у которых они изначально заимствовали большую часть своей культуры. Если китайскую философию интересует баланс интересов семьи и государства, то характерно японским всегда был конфликт личности и корпорации-клана. Потому даже древние японские книги читаются весьма современно – в них однозначно видна личность, сложная и противоречивая. Китайская же литература всегда имела дело с социальными типами и моделями поведения. Потому, возможно, лисы в ней и выглядели однозначным злом – они отрицали всем своим поведением общинность и коллективизм. И при этом очень любили для своих шалостей принимать облик чиновников.
    Весьма забавна и показательна история о лисьем документе, рассказанная китайским поэтом Ню Цзяо. Чиновник Ван, будучи в командировке в столицу, как-то вечером увидел у дерева двух лисиц. Они стояли на задних лапах, и весело смеялись. Одна из них держала в лапе лист бумаги. Ван начал кричать на лис, чтобы они уходили – однако кицунэ проигнорировали его возмущение. Тогда Ван бросил в одну из лис камнем, и попал в глаз той, что держала документ. Лиса выронила бумагу, и обе скрылись в лесу. Ван забрал документ, но он оказался написан на неизвестном ему языке. Тогда Ван пошел в трактир, и стал всем рассказывать о происшествии. Во время его рассказа вошел человек с повязкой на лбу, и попросил показать бумагу. Однако хозяин трактира заметил выглядывающий из-под халата хвост, и лис поспешил ретироваться. Еще несколько раз лисы пытались вернуть документ, пока Ван был в столице - но всякий раз неудачно. Когда он поехал обратно в свой уезд, то по дороге с немалым удивлением встретил целый караван своих родственников. Они сообщили, будто он сам прислал им письмо о том, что получил выгодное назначение в столице, и пригласил их приехать туда же. Они на радостях быстро распродали все имущество, и отправились в путь. Разумеется, когда Вану показали письмо, оно оказалось чистым листом бумаги. Семейству Вана пришлось возвращаться обратно с большими убытками. Спустя некоторое время, к Вану вернулся брат, считавшийся погибшим в далекой провинции. Они стали пить вино, и рассказывать истории из жизни. Когда Ван дошел до истории о лисьем документе, брат попросил его показать. Увидев бумагу, брат схватил ее, со словами "наконец-то!" обратился в лису, и выскочил в окно.

     

    Вопрос о происхождении кицунэ сложен и мало определен. Большинство источников сходятся на том, что кицунэ становятся после смерти некоторые люди – ведшие не самый праведный, скрытный и малопонятный окружающим образ жизни. После рождения кицунэ, он растет и набирает силу. Совершеннолетия кицунэ достигает с 50-100 лет, тогда же он обретает умение менять форму. Уровень сил лиса-оборотня зависит от возраста и ранга – который определяется по количеству хвостов и цвету шкуры.

    Молодой кицунэ, как правило, и занимается среди людей проказами, а также вступают с ними в романтические отношения разной степени серьезности – в таких историях практически всегда действуют однохвостые лисы. Кроме того, совсем молодые кицунэ часто выдают себя неумением спрятать хвост – видимо, еще обучаясь трансформам, часто их даже на более высоком уровне выдает тень или отражение. Так, к примеру, обнаружила себя Кудзуноха – мать Абэ-но Сэимэя.

    С возрастом, лисы приобретают новые ранги – с тремя, пятью, семью и девятью хвостами. Что интересно, треххвостые лисы особенно редки – возможно, они в этот период проходят службу где-то еще (или в совершенстве осваивают искусство трансформации.. 🙂 ). Пяти и семихвостые кицунэ, часто черного цвета, обычно возникают перед человеком тогда, когда им это нужно, не скрывая своей сущности. Девятихвостые – элита кицунэ, не моложе 1000 лет. Девятихвостые лисы обычно обладают серебристой, белой или золотой шкуркой, и массой высоких магических способностей. Они входят в свиту Инари-но Ками, служат ее эмиссарами, или же живут сами по себе. Впрочем, некоторые и на этом уровне не удерживаются от совершения мелких и крупных пакостей – знаменитая Тамамо-но Маэ, наводившая ужас на Азию от Индии до Японии, была как раз девятихвостой кицунэ. Девятихвостым кицунэ, по легенде, обратился в конце земной жизни Коан, еще один знаменитый мистик.

    Вообще, кицунэ в японской мистике делятся на две категории: находящихся на службе Инари "Тэнко" (Небесных Лис), и "Ногицунэ" (Вольных Лис). Впрочем, представляется, что грань между ними весьма тонка и условна. Иногда кицунэ, как считается, могут вселяться в тела людей – вызывая эффекты, сходные с христианской "одержимостью бесом". По некоторым данным, таким образом лисы восстанавливают свои силы после ранений или истощения. Иногда "вселение лисы", Кицунэцуки (феномен, признанный медицинской наукой, но слабо объясненный и отнесенный к "национально-обусловленным синдромам"), проявляется более тонко – во внезапной любви к рису, тофу и птице, желанию скрыть глаза от собеседника, повышенной сексуальной активности, нервозности и эмоциональной холодности. Впрочем, иные источники описывают именно этот феномен как проявление "лисьей крови". В старые времена таких людей, по извечной человеческой традиции, тащили на костер – особенно, если экзорцизм не помогал, и лиса не изгонялась; а их родственники подвергались обструкции, и часто оказывались вынуждены покинуть свои дома. По японским физиогномическим представлениям, "лисью кровь" можно обнаружить и по внешности. Подозрение в неполностью человеческой природе вызывали люди с густой шевелюрой, близко поставленными глазами, узким лицом, удлиненным и курносым ("лисьим") носом, и высокими скулами. Самым надежным способом обнаружения кицунэ считались зеркала и тени (впрочем, почти не работавшие в отношении высших кицунэ, и полукровок). А также принципиальная и взаимная нелюбовь кицунэ и их потомков к собакам.

    Магические способности кицунэ растут по мере взросления и обретения новых уровней в иерархии. Если возможности однохвостого молодого кицунэ весьма ограничены, то затем они приобретают возможности мощного гипноза, создания сложных иллюзий и целых иллюзорных пространств. С помощью своих волшебных жемчужин, кицунэ способны защищаться огнем и молниями. Со временем приобретаются умения летать, становиться невидимым и принимать любые формы. Высшие кицунэ обладают властью над пространством и временем, способны принимать волшебные формы – драконов, гигантских деревьев до неба, второй луны в небе; умеют наводить безумие на людей и массово подчинять их своей воле.

    * * *

    Вот такие они, эти существа, подданные богини Инари. Веселые и злобные, романтичные и циничные, склонные как к жутким преступлениям, так и к возвышенному самопожертвованию. Обладающие огромным волшебными возможностями, но порой терпящие поражение из-за чисто человеческих слабостей. Пьющие человеческую кровь и энергию - и становящиеся преданнейшими из друзей и супругов.

    Lucius C © 2007
    По материалам Википедии и другим источникам.

    Кицунэ (яп. 狐) — японское название лисы, в японском фольклоре - лиса-демон, обворожительная лиса-искусительница, про которую сложено много легенд.

    lisologa.ru

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о