Menu
vitalyatattoo.ru — Студия художественной татуировки и пирсинга ArtinMotion Разное Женщина в виде кошки: 7 фактов о женщинах и кошках

Женщина в виде кошки: 7 фактов о женщинах и кошках

Содержание

Женщина-Кошка: Краткая история персонажа

С первого своего появления в комиксах в далёких 1940-х годах Женщина-Кошка стала «неофициальной» парой для Бэтмена. Изначально она носила кошачьи маски и развевающиеся платья. Бэтмен останавливал её при каждой встрече, но давал ей сбежать просто потому что Кошка ему нравилась. Кстати, в ранних комиксах она была не Catwoman, а просто Cat.

Женщина-Кошка почти безнаказанно злодействовала, не имея каких-либо суперспособностей — только ловкость, изворотливость и верный кнут. Она на некоторое время бросила злодейскую карьеру в 1950-х годах, но быстро к ней вернулась, а потом её из комиксов убрали вообще, ибо Кошка шла в разрез с кучей правил Кодекса Комиксов.

Историю Женщины-Кошки неоднократно переписывали. По одной версии, Селина Кайл была стюардессой, пережила крушение самолёта, ударилась головой и стала воровкой. По другой версии у неё был злой муж, она от него сбежала, украв драгоценности из его сейфа и ей это понравилось. В комиксе «Бэтмен: Год Первый» Селина зарабатывает на жизнь проституцией в БДСМ-образе, и становится преступницей, когда ей надоедает терпеть издевательства сутенёра над ней и её малолетней подругой. Селина убивает сутенёра после того, как тот похищает и пытает её сестру, монахиню Мегги Кайл.

В одном из комиксов выясняется, что Женщина-Кошка может быть незаконной дочерью Кармайна Фальконе, главы одной из наиболее внушительных семей Готэмской мафии. Селина раздобыла сведения, что у Фальконе действительно была дочь, которую он отдал в интернат (а ведь Селина выросла в интернате), но прямых и точных доказательств родства Кошки и Фальконе не было.

Женщина-Кошка тоже может похвастаться, что обучалась боевым искусствам у Теда Гранта, также известного как Дикий Кот (Wildcat). Грант не был её единственным учителем, но был одним из главных. Впрочем, не он повлиял на выбор её прозвища.

Постепенно Селина из злодейки окончательно превратилась в антигероиню. Она неоднократно помогала Бэтмену, у них даже был недолгий роман. У Женщины-Кошки есть ребёнок, но вопреки популярному мнению, он не от Бэтмена, а от её мужа, детектива Слэма Бредли. Кроме того, Кошка поставила под вопрос свою любовь к Бэтмену, когда выяснилось, что это последствия магии Затанны, волшебницы из Лиги Справедливости, промывшей Селине мозги.

Женщина-Кошка убила суперзлодея Чёрную Маску (Романа Сиониса) за то что тот похитил и пытал её сестру Мегги (дежавю?). Роман высверлил дрелью глаза мужа Мегги и заставил Мегги их съесть. Девушка после этого сошла с ума от потрясения.

Пока Селина вынашивала ребёнка и рожала, Женщиной-Кошкой была её подруга, Холли Робинсон. Впрочем, Селина вернулась к роли Женщины-Кошки, как только смогла выйти из декрета – и заодно спасла Холли, которую обвинили в убийстве Чёрной Маски.

Готэмские Сирены

Вместе с Ядовитым Плющом и Харли Квинн Селина организовала команду «Готэмские Сирены» (Gotham City Sirens). Сирены жили вместе на одной базе и выручали друг друга в случае необходимости. Так, Харли и Плющ спасли Селину во время Темнейшей Ночи, когда на неё напал оживлённый Чёрным кольцом Роман Сионис.

Во вселенной New 52 Женщина-Кошка присоединилась к организованной Амандой Уоллер (создательницей Отряда Самоубийц) Лиге Справедливости, куда также вступили такие герои, как Вайб (Циско Рамон), новый Зелёный Фонарь (Саймон Баз) и Хоукмен.

В сериале «Готэм» Селина Кайл носит прозвище «Кошка» и время от времени помогает Брюсу Уэйну. Она выглядит немного старше Брюса, что разозлило многих фанатов. Что интересно, стимпанковские гогглы, которые Селина носит на голове, но вроде ещё ни разу не надевала в качестве очков, являются отсылкой одновременно к её классическому костюму с кошачьими ушками и к новому костюму, с очками.

Мишель Пфайффер снова стала Женщиной-кошкой и взяла в руки хлыст: видео

Мишель Пфайффер

60-летняя Мишель Пфайффер довольно часто вспоминает одну из своих знаковых киноролей — Женщины-кошки, которую она сыграла в фантастическом боевике "Бэтмен возвращается" (Batman Returns). На днях актриса в очередной раз порадовала поклонников ленты, опубликовав в своем Instagram короткий видеоролик, на котором видно, как виртуозно она управляется с длинным хлыстом (именно хлыст был главным орудием персонажа Мишель в "Бэтмене").

Не сложнее, чем езда на велосипеде,

— с юмором подписала ролик Пфайффер, продемонстровав фанатам, что даже спустя 27 лет после съемок фильма все еще помнит, как правильно размахивать хлыстом.

За несколько дней до публикации этого видео Мишель поделилась с фанатами еще одним роликом, сообщив, что нашла хлыст у себя дома: актриса отметила, что орудие нуждается в косметическом ремонте.

Несколько месяцев назад Пфайффер уже напоминала поклонникам о своей роли в "Бэтмен возвращается". Тогда актриса создала аккаунт в Instagram, и первой публикацей в нем стал отрывок из фильма, в котором Женщина-кошка в исполнении Мишель игриво говорит "Мяу".

Мишель Пфайффер в фильме "Бэтмен возвращается"

В своих интервью Мишель отмечала, что не решалась создать свою страницу в соцсети раньше, потому что долго боялась критики и негатива интернет-пользователей.

Я очень боялась, что скажу или сделаю что-то не так, и люди начнут на меня злиться. Я начала интересоваться Instagram после того, как им увлеклись мои друзья. Тогда я решила, что это действительно весело. К тому же на своей странице у меня есть возможность общаться с поклонниками в режиме онлайн,

— рассказала Пфайффер.

Напомним, что премьера фильма "Бэтмен возвращается" с Мишель Пфайффер состоялась в 1992 году. В фильме, снятом по комиксам DC, актриса сыграла жительницу Готэма Селину Кайл, которая, вдохновившись примером Бэтмена, шьет себе черный виниловый костюм, берет хлыст и отправляется на помощь жителям города.

Кстати, в 2018 году Пфайффер вновь снялась в супергеройском кино — она исполнила роль Осы в фильме "Человек-муравей и Оса" (Ant-Man and the Wasp). В этом же образе Мишель предстанет в фантастическом боевике "Мстители: Финал" (Avengers: Endgame), российская премьера которого состоится уже 29 апреля.

Мишель Пфайффер

Как менялся образ женщины-кошки в кино — Женский журнал "ЗОЛОТОЙ"

Мишель Пфайффер, Джули Ньюмар, Энн Хэтэуэй, Холли Берри и другие – вспоминаем, как менялся образ роковой супергероини за последние 60 лет.

Mary Evans Picture Library; Warner Bros/Courtesy Everett Collection; instagram.com/doubledomino

За последние 60 лет роковую супергероиню сыграли самые известные актрисы Голливуда: Мишель Пфайффер, Джули Ньюмар, Энн Хэтэуэй и другие. Вспоминаем наиболее яркие воплощения знаменитой Catwoman. 


«Отцом» женщины-кошки стал Боб Кейн, впервые она появилась в его комиксах про Бэтмена весной 1940 года. На создание этого персонажа Кейна, который всегда был ярым киноманом, вдохновили две голливудские дивы: брюнетка Хэди Ламарр (та самая, которая впервые изобразила оргазм на экране) и блондинка Джин Харлоу (невероятно чувственная актриса, стилю которой подражала сама Мэрилин Монро).

Какая ты суперженщина? — Женщина-кошка, Черная Вдова, Капитан Марвел? Пройди наш тест и узнай свою суперсилу! >>>>>

Писатель неоднозначно относился к привлекательной воровке и не планировал оставлять ее в своих комиксах.

«Мне кажется, что женщины больше похожи на кошек, а мужчины – на собак. И если собаки преданные и дружелюбные, то кошки холодны, отстранены и ненадежны. Мне комфортнее, когда вокруг меня собаки – кошек так же трудно понять, как и женщин. Их всегда нужно держать на расстоянии вытянутой руки», – говорил он.

Однако взрыв читательского интереса к героине заставил Боба Кейна в дальнейшем развить этот персонаж.

Ли Меривезер (фильм «Бэтмен», 1966 год)

Everett Collection; Robin Platzer/Twin Images/LFI

Впервые наша героиня появилась на экранах в 1966 году. Роль коварной соблазнительницы Селины Кайл досталась королеве красоты Ли Меривезер – «Мисс Сан-Франциско», «Мисс Калифорния» и «Мисс Америка – 1955». Это была первая значительная роль девушки, поэтому она очень волновалась. Возможно, персонажу Меривезер не хватало «перчинки»: Catwoman в ее исполнении обладала эталонной красотой, но язык не поворачивался назвать героиню дерзкой и порочной.

Тем не менее, работа стала счастливой для актрисы, открыв ей двери в кино и на телевидение. Сейчас Ли уже 84 года, и она до сих пор снимается – ее можно увидеть в сериалах «Она написала убийство» и «Отчаянные домохозяйки».

Джули Ньюмар (сериал «Бэтмен»,1966 год)

LFI/Photoshot/REPORTER

Параллельно с полноформатным фильмом на экран вышел телесериал о привлекательной воровке. Можно смело утверждать, что бывшая танцовщица и актриса музыкального театра Джули Ньюмар затмила красотку Ли Меривезер. Образ Джули был предельно вызывающим, откровенным и соблазнительным.

Кокетство, потрясающая пластика, роскошные локоны и манящий взгляд с поволокой – такой мы запомнили ее женщину-кошку. Все мужчины в 60-х были поголовно влюблены в Ньюмар – именно такую кошечку представители сильного пола мечтали обнаружить на пороге.

Эрта Китт (сериал «Бэтмен»,1967 год)

К большому огорчению своих поклонников, в 1967 году Джуди Ньюмар ушла из сериала. На ее место взяли Эрту Китт, звезду бродвейских мюзиклов, которую режиссер Орсон Уэллс назвал «самой сексуальной и волнующей женщиной в мире». Именно Китт прозвали sex kitten за ее очаровательный мурлычащий голосок.

Однако в сериале Китт досталось всего лишь три эпизода. Всему виной ее цвет кожи: в Америке 60-х годов косо смотрели на межрасовые связи, поэтому читатели не одобрили роман белого Бэтмена с темнокожей Catwoman.

Мишель Пфайффер («Бэтмен возвращается», 1992 год)

J.Emilio Flores/Everett Collect

Мишель Пфайффер стала первой блондинкой, сыгравшей очаровательную злодейку. Несмотря на то, что фильм Тима Бертона вышел 18 лет назад, зрители до сих пор считают ее версию Селины Кайл лучшей. В исполнении Пфайффер женщина-кошка была не только дерзкой и соблазнительной, но еще и невероятно женственной и утонченной. Недаром за свою роль актриса была награждена званием «Самая желанная женщина».

А дивный костюм с декоративными стежками, а изящная маска с ушками, а ботфорты на шнуровке! Мало кто знает, что скрывалось за всей этой красотой. Костюм был настолько тонкий, что рвался больше шестидесяти раз, так что приходилось постоянно его заменять. Маска же, напротив, была очень плотной, Пфайффер становилась в ней абсолютно глухой и кричала в тех местах, где требовалось шептать.

Холли Берри («Женщина-кошка», 2004 год)

imago/PicturePerfect

В 2004 году роль плутовки примерила на себя Холли Берри. Режиссер нового фильма Питоф решил отмежеваться от всех прошлых изображений женщины-кошки, пояснив, что у Берри будет новый подход к персонажу.

К сожалению, эксперимент Питофа не удался: лента получила массу негативных отзывов и удостоилась нескольких «Золотых малин». Холли Берри также получила антипремию как худшая актриса – критик Билл Мюллер даже предложил отобрать у нее «Оскар», «который, по-видимому, ей дали по ошибке». Но несмотря на такой провал, все признали, что в костюме женщины-кошки Берри была чрезвычайно сексуальна и привлекательна.

Энн Хэтэуэй («Темный рыцарь: Возрождение легенды», 2012 год)

Exclusivepix

Зрители запомнили невероятно гибкую и выносливую Энн Хэтэуэй, которая умудрялась выполнять сложнейшие трюки на высоченных шпильках. Однако легкость, с которой актриса демонстрировала чудеса ловкости, обманчива. Хэтэуэй призналась, что роль женщины-кошки стала одной из сложнейших в ее карьере.

Начать с того, что актриса не смогла влезть в фирменный облегающий костюм героини – ей пришлось худеть на 10 килограммов. Хэтэуэй часами занималась в зале, чтобы овладеть боевыми искусствами, которыми владеет Catwoman. «Я всегда была уверена, – призналась актриса в интервью, – что нахожусь в хорошей физической форме, но оказалось, что это не так – для этого фильма мне пришлось значительно ее усовершенствовать».

Зои Кравиц («Бэтмен», выйдет в 2021 году)

instagram. com/mizuriofficial, Laurent Zabulon/ABACAPRESS

В 2021 году на экраны выйдет новая версия «Бэтмена» от Мэтта Ривза с Робертом Паттисоном в главной роли. За главную женскую роль в расширенной вселенной DC боролись Ана де Армас, Эйса Гонсалес и Зои Кравиц. Ривз выбрал последнюю – и неудивительно, даже внешне Зои похожа на кошечку: нежное лицо с высокими скулами.

Актриса рассказала, что активно вживается в образ – она уже сделала короткую стрижку и проводит много времени на тренировках. «Думаю, женщина-кошка – это олицетворение женственности, но в более сложном понимании, с ней не все так просто, – поделилась актриса видением своего персонажа. – Мне нравится, что ты можешь быть мягкой и нежной, но в то же время могущественной и очень опасной».

Фото: East News, kinopoisk.ru, Instagram

Максим Алешин

Самые сексуальные Женщины-кошки в истории кино | Секс и отношения

Зои Кравиц впервые показали в образе Женщины-кошки в тизере нового «Бэтмена»

Зои Кравиц

Во время онлайн-конференции DC Fandome студия Warner Bros. продемонстрировала долгожданный первый тизер нового «Бэтмена» с Робертом Паттинсоном в главной роли. Критики и фанаты в восторге: Мэтт Ривз явно работает в стилистике нашумевшего «Джокера»! Но наше внимание привлек не только Роберт: в тизере наконец-то показали, как будет выглядеть новая Женщина-кошка в исполнении Зои Кравиц.

Зои Кравиц в образе Женщины-кошки

За роль в расширенной вселенной DC с Зои боролись Ана де Армас, Эйса Гонсалес и другие актрисы. Ждем от актрисы кинодебюта в новой роли и вспоминаем других знаменитостей, удостоенных аналогичной чести!

Зои Кравиц

Джули Ньюмар

Первая Женщина-кошка в истории кино — и новое прочтение сексуальности по меркам 1966 года! Это был сериал о Бэтмене, который принес Джули мировую популярность (особенно у мужского пола). К сожалению, она бросила актерскую карьеру и посвятила себя бизнесу, добившись в предпринимательстве значительных успехов.

Джули Ньюмар

Эрта Китт

Снова конец 60-х и Женщина-кошка, но на этот раз не слишком удачливая. Эрта Китт прославилась на Бродвее благодаря необычному «мурлыкающему» вокалу, но задержалась в сериале о Бэтмене всего на три эпизода. Причина заключалась в цвете ее кожи: зрители тех времен в США были не особо толерантны и роман чернокожей супергероини с Бэтменом их не вдохновлял.

Эрта Китт

Ли Меривезер

В первом полнометражном фильме, вышедшем в 1966 году, Женщина-кошка в исполнении Ли Меривезер была антигероем наравне с Джокером и Пингвином — строила козни Бэтмену, всячески усложняя ему жизнь. Довольно ожидаемая роль для победительницы нескольких престижных конкурсов красоты и обладательницы титула «Мисс Америка»!

Ли Меривезер

Мишель Пфайффер

Самая каноничная Кошка на данный момент сыграла в фильме Тима Бертона «Бэтмен возвращается». Картина вышла на экраны в 1992 году, но ее до сих пор вспоминают при создании сценариев для новых супергероинь. Костюм для Мишель был сшит из настолько тонкого латекса, что за период съемок пришлось поменять более 600 комплектов. Пфайффер удостоилась двух премий MTV Movie Awards — за «Самый лучший поцелуй» и «Самую желанную женщину года». Благодаря блестящей игре Мишель в Голливуде решились повторить успех кошки в последующем отдельном фильме.

Мишель Пфайффер

Холли Берри

…и сняли в нем Холли Берри, выпустив единственный сольник Кошки в 2004 году! Фильм стал триумфатором года на антипремии «Золотая малина», получив награды за худший сценарий, фильм, режиссера и актрису. Уж слишком «животной» вышла ее героиня: она боялась собак, обожала молоко и рыбу, поэтому оглушительный провал в прокате никого не удивил.

Холли Берри

Энн Хэтэуэй

В «Возрождении легенды» о Темном  рыцаре эстафету подхватила Энн в латексном костюме, созданном Giorgio Armani. Роль подарила актрисе немало неприятных открытий: так, до съемок она думала, что находится в прекрасной физической форме, но оказалось, что это не так. Хэтэуэй пришлось проводить часы в зале, чтобы освоить фирменные боевые приемы Женщины-кошки — например, удар с разворотом.

Энн Хэтэуэй

Самые сексуальные Женщины-кошки в истории кино was last modified: 25 августа, 2020 by Настасья Гарина

Усатая-хвостатая энергия, или Почему кошек считали ведьмами - Энергетика и промышленность России - № 05 (193) март 2012 года - WWW.EPRUSSIA.RU

Газета "Энергетика и промышленность России" | № 05 (193) март 2012 года

В древние времена во многих культурах и странах кошки считались священными животными, посланниками богов. Культ поклонения кошкам берет свое начало в Древнем Египте.

Боги

Более 5 тысяч лет назад древние египтяне начали приручать кошек, уже тогда они считались символом святости. Кошка олицетворяла божественность, недоступную простому смертному. Влияние освещения на размеры кошачьего зрачка ассоциировалось у египтян с движением солнечного бога на колеснице по небесным рекам. А горящие в темноте кошачьи глаза, согласно верованиям древних египтян, излучают дневной свет – свет огненной колесницы. Верховного бога древнеегипетской мифологии – бога Солнца Ра – называли «великим котом». До наших дней дошли многочисленные рисунки и статуэтки, изображающие кошек.

В древнеегипетском святилище символом верховного бога Ра была гигантская статуя кошки, зрачки которой имели способность изменяться в зависимости от направления солнечных лучей. Восходящее Солнце олицетворял жук скарабей, обязательно присутствовавший у нее на груди. По легенде, кошка погибла в схватке со злым змеем Апопом, и именно ей и была посвящена эта статуя. Помимо всего прочего, статуя каждый час выпускала струю воды и служила еще и для определения времени.

У древних египтян убийство кошки считалось покушением на самого верховного бога и каралось смертной казнью. Подобный случай был описан древнегреческим историком Геродотом. В случае смерти любимого животного хозяева мумифицировали его тело и помещали в щедро украшенный ящик. Чем богаче были хозяева кошки, тем дороже был материал: дерево, бронза и даже золото. Самое известное кошачье кладбище, сохранившееся до наших дней, находится в Бубастисе. В одном из храмов было обнаружено захоронение более 300 тысяч кошек.

Ко второму тысячелетию до н. э. почитание кошки достигло своего пика, и она стала культовым животным храма. В обличье кошки изображалась древнеегипетская богиня Бастет – красивая женщина с кошачьей головой. Бастет считалась символом плодородия, урожая, материнства, женственности. Но, помимо жизни, она олицетворяла собой и смерть, именно ей приносились кровавые жертвы. В жилищах древних египтян стояли статуэтки этой богини, которая приносила счастье в дом и защищала от злых духов. По преданию, преклонение перед кошками у древних египтян было настолько сильным, что они даже проиграли битву с персами из‑за чрезмерного почитания своих любимцев: персы использовали кошек в качестве щитов, и египтяне не решились стрелять в священных животных. Пожалуй, ни в одной древней цивилизации кошки не удостаивались таких почестей, как в Древнем Египте.

В Древнюю Грецию и Рим кошки попали уже после завоевания Египта. Для древних греков кошка была очень редким, почти экзотическим животным. Как и в Древнем Египте, кошек боготворили и за убийство животного следовала жестокая кара. Кошку считали посредницей между земным и божественным мирами. По аналогии с египетской богиней Бастет, кошку считали символом любви и плодородия. Древние римляне представляли богиню любви Венеру в виде прекрасной женщины с кошкой. Кроме того, это животное ассоциировалось с Луной и богиней охоты и плодородия Дианой (Артемидой). Однако в античной мифологии образ кошки распространился слабее.

Демоны

И в древнем мире, и в средневековье кошкам приписывали сверхъестественные способности, ощущали их связь с потусторонним миром. Но если в древней цивилизации кошка олицетворяла божественное начало, то в Средние века – дьявольское. Кошки ассоциировались с языческими божествами, а христианская церковь боролась и не признавала языческих верований. Кошки стали сродни ведьмам, следовательно, кошек нужно было сжигать на кострах. В средневековье верили, что кошки водятся с нечистой силой, а черные кошки и вовсе считались слугами дьявола.

В XV веке Папа Римский Иннокентий VIII объявил, что кошки – это «языческие звери, состоящие в союзе с дьяволом». Кроме того, считалось, что ведьмы часто превращаются в черных кошек, чтобы под покровом ночи творить темные дела и встречаться с бесом. Виновниками всех людских горестей и бед объявили кошек и начали их уничтожать. Кошек сжигали на кострах, топили в воде, кидали с церковных колоколен. Если ночью кто‑нибудь встречал бродячего кота, то безжалостно с ним расправлялся. Люди верили, что все это делается во благо. Умерших животных часто замуровывали в стены зданий для отпугивания демонов.

Множество средневековых суеверий было связано с тем, что кошек наделяли способностью исцелять людей. Кошек нередко убивали, чтобы приготовить из них лекарства от различных недугов. Люди верили, что, если под входной дверью закопать кошачий хвост, то болезни не смогут проникнуть к обитателям дома. Поверье, что черная кошка, перебежавшая дорогу, – к несчастью, берет свое начало из средневековья.

Помощники

Славяне относились к кошкам намного лояльнее, хотя и здесь встречалось много поверий и примет, связанных с этими животными. Например, на Украине во многих селах полагали, что от кота, пережившего свое тринадцатилетие, следует избавиться, так как он становится хитрее и умнее своего хозяина, воплощает в себе некую дьявольскую силу. Необычная энергетика кошек издревле была замечена на Руси. С незапамятных времен существовал такой обряд: при переезде на новое место жительства первой в дом пускали кошку. Если дом был старый, то кошка забирала на себя всю негативную, чужеродную энергетику, оставшуюся от прежних хозяев. Если же дом был новым, то он требовал «выкуп», то есть мощный энергетический заряд, который и могла дать кошка.

Люди давно обратили внимание на то, что кошки обладают так называемым «шестым чувством». Они способны заранее чувствовать приближение опасности и на больших расстояниях предвидеть угрозу для своего хозяина. Во время Второй мировой войны кошки нередко спасали людей. Перед внезапно начинающимися бомбежками кошки начинали испытывать беспокойство и не находили себе места – верный знак хозяевам, что надо спасаться в бомбоубежище. Эта способность кошек во время войны ценилась столь высоко, что в Европе была даже учреждена специальная медаль с выгравированными на ней словами: «Мы тоже служим родине». Медаль вручалась кошкам, спасшим наибольшее количество жизней.

Несомненно, что кошки могут предугадывать и предвидеть различные события. Например, знаменитый кот Лама не раз спасал своего хозяина от опасности. В 1969 году первосвященник ламаистской церкви в Тибете Далай-лама преподнес Л. И. Брежневу в подарок черного кота, который должен был уберечь генсека от неприятностей. Кот предчувствовал надвигающуюся угрозу и оповещал о ней своего хозяина. Так, кот смог почуять предстоящее покушение на Брежнева и своим встревоженным поведением дал об этом знать.

Целители

Удивительными способностями кошек в XX веке заинтересовались ученые. Исследователи убеждены, что эти животные в наибольшей степени обладают внечувственным восприятием (ВЧВ) и даже способны лечить людей. Лечение кошками во многом основано на энергетическом обмене между животным и его хозяином. Достаточно взять любимицу на руки и погладить ее: через ладони и пальцы кошка уже может оказать целебное воздействие. Кошка сама может почувствовать и безошибочно определить больное место человека, она обязательно к нему прижмется.

Пушистые питомцы облегчают страдания тех, кто страдает гипертонией, язвой желудка, перенес инфаркт. Кошки могут оказать помощь больным пневмонией, снять головную боль и повышенное давление и даже способствовать скорейшему заживлению ран. Эти животные прекрасно снимают стресс, помогают при различных заболеваниях нервной системы. Также кошки могут излечивать радикулит, остеохондроз и другие ортопедические заболевания.

Ученые утверждают, что люди, у которых дома живут кошки, гораздо реже обращаются за помощью к врачам. Это связывают с уникальными экстрасенсорными способностями кошек, а также их особой целебной «аурой». Принято считать, что кошки владеют многими лечебными методами, которые могут применять. К ним относятся «массаж» лапками, «прогревание» больного места у своего хозяина и даже «облучение» целебными волнами. Если человек пришелся кошке по душе, то она не только подарит свою энергию, но и увеличит свои биоэнергетические способности, чтобы исцелить недуг. Как бы то ни было, кошки способны помогать людям при самых различных заболеваниях, облегчать боль.

Появилось даже целое направление в лечении – кошкотерапия. Много места в ней уделяется кошачьему мурлыканью. Считается, что звуки, которые издают кошки, оказывают положительное воздействие на человеческий организм и способствуют быстрейшему выздоровлению. Например, помогают людям, страдающим бессонницей. Ученые полагают, что мурлыканье кошки можно сравнить с ультразвуковой терапией, только оно оказывает гораздо лучший эффект. Оно помогает как самому животному, так и его хозяину предупредить и справиться со многими недугами. Кошки избавляют своих хозяев от отрицательной энергетики, они «впитывают» ее в себя. Во время сеанса кошкотерапии больной человек не только избавляется от деформированных энергетических полей, но и одновременно получает лечение теплом, что очень полезно при различных заболеваниях. Конечно, главное в подобном лечении – доверие и любовь между кошкой и человеком.

Энн Хэтэуэй о Женщине-кошке

Среди персонажей, появившихся в «Возрождения легенды», один из первостепенных – это Селина Кайл, она же Женщина-кошка, сыгранная Энн Хэтэуэй. Кинозвезда, которую мы в последний раз видели в экранизации романа «Один день», выпускает на волю своего внутреннего преступника в роли воровки и бездельницы, которая, как явствует из трейлеров, любит и ненавидит Брюса Уэйна и Бэтмена. Чтобы выяснить все пикантные подробности, мы задали актрисе несколько вопросов…

Кадр из фильма


Мы встретились в октябре 2010 года, а за пару-тройку месяцев до того до меня дошли слухи о том, что в новом фильме про Бэтмена будет новая женская роль. Крис хотел встретиться не только со мной, я была, знаете ли, одна из десятков девушек – ну или женщин, как хотите, так нас и называйте. (смеется) Перед встречей я очень нервничала, говорила с разными людьми о том, что это может быть за роль, и каждый, буквально каждый, у кого я это спрашивала, отвечал одно и то же: «Ну, они все держат в секрете, но лично я думаю, что это будет Женщина-кошка». Сама я думала: «Нет, быть того не может, не станет Крис снимать фильм с Женщиной-кошкой!» (смеется) Очевидно, я считала, что у меня есть все задатки ясновидящей. Я пришла на встречу, думая про совсем другую героиню, мы беседовали примерно час, и только тогда Крис сказал: «Окей, это будет Женщина-кошка», – и мне внезапно пришлось полностью переключаться с героини, о которой я подсознательно пыталась заставить его думать, на Селину. Слава богу, я ее большая поклонница. Мы с Крисом проговорили еще час, через три с половиной месяца были кинопробы – и еще через неделю я узнала, что роль досталась мне.

Кадр из фильма

Упомянул ли Крис Нолан что-нибудь особенное, что понравилось ему в других ваших ролях? Видел ли он «Возвращение кота», где вы озвучивали кошку Хару?
Вы меня гуглили! Я обожаю студию «Гибли». «Унесенные призраками» – это один из самых любимых моих фильмов. Хм, почему Крис дал роль именно мне? Честно сказать, я до сих пор недоумеваю по этому поводу, так что если вы узнаете, упомяните об этом в статье, и я тоже буду знать.

Как бы вы описали ваш подход к роли Селины Кайл? Насколько ваша героиня отличается от последней великой Женщины-кошки, сыгранной Мишель Пфайффер?
Как бы это сказать, чтоб не показалось, что я умничаю? Я думаю, Женщина-кошка зависит от Готэма, в котором она живет. Характер Селины отражает тот мир, который ее окружает. Я старалась сделать свою Селину частью Готэма Кристофера Нолана, а Мишель Пфайффер, я думаю, просто великолепно вписывалась в Готэм Тима Бертона.

Кадр из фильма

Что вы подумали о костюме, который придумали Нолан и художник по костюмам Линди Хемминг? Нам понравились гоглы в форме кошачьих ушей…
Я как эти гоглы увидела, так у меня побежали мурашки по коже. Я была счастлива: они сумели найти очень эффектное решение для культовой, но, если разобраться, совершенно лишней части костюма.

А каблуки у вас действительно из стали, да?
Да.

То есть их можно использовать как оружие?
Ну, я думаю, в фильме вы все увидите. (смеется) Мне кажется, там найдутся ответы на все вопросы.

Вам было удобно в этом костюме?
Когда вы в кошачьем костюме, спрашивать себя, удобно ли мне, как-то не к месту! Он и не должен быть удобным, у него другие функции. И я бы, конечно, не стала надевать этот костюм дома или на бейсбол… Но свои функции он выполняет, и это самое главное.

Кадр из фильма

Вам всегда удавались роли неуклюжих девиц. Наверное, приятно было для разнообразия сыграть кого-то, кто всегда приземляется на ноги…
О, да. Во многих моих фильмах в тот момент, когда я падала, камера качалась, потому мои героини и кажутся такими неуклюжими! (смеется) Спотыкалась ли я на съемках? Один раз Кристиан… знаете, у операторов есть футляры для разных объективов, и один футляр был такой длинный, что я то и дело на него натыкалась! В Селине мне очень нравится то, что ее уверенность в себе возникла не оттого, что она хотела стать сильной женщиной. Это уверенность в себе возникла, потому что иначе Селина не выжила бы.

Голос Селины не очень-то похож на ваш…
Вы имеете в виду, что я говорю не как маппет? В Селине все должно быть гладким и мягким. Кроме взгляда. Отсюда я и исходила. Мне хотелось найти способ разговаривать так, чтобы голос Селины не походил на мурлыканье, но при этом собеседнику нужно немного наклониться, чтобы ее расслышать. Иначе говоря, когда она что-то говорит, вы так сильно сосредотачиваетесь, что попадаете в ловушку, уже когда с ней беседуете.

Героинь с различными пороками вы играли и раньше. Каково вам было играть совсем плохую женщину?
Должна сказать, что вы явно на нее наговариваете

Может, Селина и не абсолютное зло, но она же воровка.
Хм-м-м. Да. Мне вообще-то нравится играть людей, которые живут по своим правилам. Когда на съемках нужно выйти за пределы своего «я» в любом направлении, это поистине прекрасно.

Как я понимаю, физически вам на съемках пришлось нелегко.
Это точно. Очень нелегко.

Кадр из фильма

Вероятно, вы круглые сутки тренировались, отрабатывал перевороты назад…
Я занималась так много, как могла. Если истощить организм слишком сильно, я не смогла бы уснуть – это всегда проблема при выматывающих тренировках. Иногда после них мучает бессонница. Но я старалась не переборщить.

Это фантастически масштабное кино. Как вы себя ощущали на съемках такого масштаба?
О, это самый большой проект в моей жизни! И свидетельство профессионализма Криса Нолана: когда попадаешь на съемочную площадку, там царит такая же рабочая и творческая атмосфера, как на любом другом фильме. Крис не ведет себя как человек, который распоряжается огромной суммой денег. Никто не выгонял нас на площадку под дулом пистолета, но и расхлябанности тоже не было. Съемки проходили великолепно, все действовали собранно и эффективно. Мы потратили меньше запланированного и закончили на десять дней раньше. С ума сойти!

Нолана часто хвалят как человека, разбирающегося в технике. А как он работает с актерами?
Он всегда готов ответить на любой твой вопрос. При этом он несет ответственность буквально за все, так что не хочется стоять у него над душой. И он позволяет актерам самим решать, как они сыграют ту или иную сцену.

Кадр из фильма

Вы впервые работали с Кристофером Ноланом и большей частью актеров, которые уже сотрудничали с ним раньше…
Я как-то думала об этом. Я единственный новичок, да?

Если говорить об актерах первого плана – да.
Хотите поговорить о том, как «деды» надо мной издевались?

А они издевались?
Нет!

Криса Нолана сложно представить в роли «деда»…
Бог ты мой, какой был бы заголовок! Не хочу показаться слишком восторженной, но о таких съемках я и мечтать не могла. Они превзошли все мои ожидания. В то же время, если вы знакомы с Крисом, вы знаете, что он всегда добивается наилучшего результата – лучшая сцена, лучший дубль, лучший актерский состав, – и так и надо. Все люди, с которыми я работала на этом проекте, были лучшими в своей области, а работа с настоящими мастерами своего дела вдохновляет. Я и сама выкладывалась на все сто, потому что в таком коллективе иначе нельзя. Не могу сказать, что меня что-то удивило или шокировало, просто каждый день я испытывала дикое удовольствие от того, что жила в этом мифическом мире, который, казалось бы, выдуман от начала до конца. В нашей циничной, очень циничной реальности все давно отказались от идеалов, а в этом мире идеалы были, есть и будут, и я это знаю, и это знание делает меня сильнее.

Кадр из фильма

Каково это – быть первой женщиной в фильмах Нолана, непосредственно участвующей в экшне?
Замечательно. Я думала: «Так, я хочу тусить с этими парнями», или: «Ага, я девочка, которая надерет этим парням задницы». Извините, что я так серьезна, но это все роль Селины. Я поняла, что мне нужно придумать для нее какую-то предысторию, чтобы Селина вела себя естественно. Что я сама чувствовала – не имело никакого значения. Я должна была вжать голову в плечи и атаковать – так поступила бы Селина.

Вам не боязно было играть столь культовую героиню?
Еще как боязно! И если отойти подальше и взглянуть со стороны, это просто огромная роль. Но я всегда знала, что Крис меня поддержит. Я знала, что я прошла кинопробы и если бы Крис не был уверен, что я могу сыграть Селину, он не стал бы со мной работать. Так что немного уверенности в себе у меня было. Все вокруг меня поддерживали, и еще я понимала, что если позволю страху затуманить мне мозги, ни к чему хорошему это не приведет. Так что я буквально жила одним днем: «Окей, что у нас сегодня? Съемки. А сегодня? Тренировка. А сегодня? Скоро мы будем снимать большую драку, значит, надо усиленно тренироваться…» Ты просто живешь одним днем и знаешь, что это все тебе по силам.

Кадр из фильма

Как вам работалось с Кристианом Бейлом и Томом Харди?
Они просто чудесны – оба! Разговаривать с ними – одно удовольствие. Они смотрят на все с очень особенной точки зрения – и это увлекательно. Оба милы, добры, великодушны, веселы, оба восхитительны во всем, что делают. Когда тебя окружают такие актеры, такие люди… чтоб убедиться, что это не сон, приходится щипать себя так часто, что остаются синяки.

Нолан настаивает на том, что этот фильм будет его последней картиной о Бэтмене. Вам не обидно, что вы никогда не вернетесь в этот мир?
Я очень довольна уже тем, что стала его частью. Точка. Со мной никогда такого не было. Я еще не видела фильм, но у меня есть все основания считать, что это просто потрясное кино.

Одержимая пластикой женщина-кошка удивила новой съемкой: новые фото Джослин Вильденштейн

72-летняя Джослин Вильденштейн, которую в прессе прозвали "женщиной-кошкой", впервые за последние пару десятилетий снялась в фотосессии для глянца. В сопроводительном интервью светская львица, потратившая более 4 млн. долл. на пластические операции, была не совсем искренней. Подробности — на ХОЧУ.

Джослин Вильденштейн потратила на пластические операции целое состояние, чтобы стать похожей на кошку. Изменения во внешности привели к шокирующим результатам, но дама добилась своего. Однако в новом интервью журналу Paper она заявила, что не так уж часто обращалась к пластическим хирургам, как об этом писали в СМИ.

Вильденштейн настаивала на том, что её образ одержимой пластической хирургией дамы не соответствует действительности, и на самом деле это лживая история, распространенная ее бывшим мужем.

Джослин была замужем за Алеком Вильденштейном — известным арт-дилером, коллекционером, заводчиком скаковых лошадей и миллиардером. В прессе ходила история, что Джослин обратилась к пластике, чтобы удержать молодость и мужа. Через несколько лет после замужества, возлюбленный стал проводить время с другими женщинами. Омолаживающие процедуры не помогали, и Джослин придумала безумный план: стать похожей на львицу, ведь её возлюбленный очень любил львов.

Джослин многие годы соглашалась с этой версией, а с недавнего времени стала опровергать её. Женщина 20 лет не давала интервью и избегала внимания со стороны СМИ из-за того, что её выставляли той, кем она не является: «Мне грустно видеть себя на экране. У себя в голове я вижу себя другой, я проецирую другую картинку. Когда я вижу свои фото в прессе, я думаю: «О, это я?»».

В личной жизни у Джослин все хорошо: на протяжении 14 лет она счастлива в отношениях с 50-летним французским модельером бренда Lloyd Klein Couture — Ллойдом Клейном.

Также интересно узнать: Лолита Милявская откровенно рассказала про все свои пластические операции

Читать также Известный хирург запретил Алле Пугачевой больше прибегать к пластике

Источник фото: журнал Paper

Материалы по теме:

Женщина с кошкой - Пьер Огюст Ренуар

Огюст Ренуар (или, если назвать его настоящее имя, Пьер-Огюст Ренуар) был французским художником, жившим между 1841 и 1919 годами.

Он по-прежнему очень известен своими произведениями импрессионизма, в которых использовались мягкие и сказочные сочетания цветов для создания очень творческого эффекта.Его картина «Женщина с кошкой» - ключевой образец французского импрессионизма.

Женщина с кошкой была написана в 1875 году маслом на холсте и относится к произведениям импрессионистов. Легко понять почему. В произведениях искусства импрессионизма смелые цвета отдавали предпочтение деталям - действительно, это один из определяющих аспектов импрессионизма.

Женщина с кошкой использует множество ярких оттенков, но глядя на вышивку на заднем плане картины (например), мы не можем выделить детальный узор.

Тем не менее, несмотря на то, что он не является резко «детализированным», «Женщина с кошкой» не производит впечатления широкой или расплывчатой. Все написано с тщательным, тонко настроенным вниманием, и есть настоящее чувство индивидуальности как в женском персонаже картины, так и в кошке, которую она держит. Это потому, что еще один очень важный аспект импрессионизма - это пристальное внимание к качеству света и созданию формы.

На многих картинах Ренуара изображены домашние интерьеры, и «Женщина с кошкой» не исключение.Его картины так часто наполняют чувство тепла и безопасности, что они, как правило, создают ощущение комфортной буржуазной жизни во Франции второй половины девятнадцатого века.

На многих картинах Ренуара изображены натурщицы, и «Женщина с кошкой», безусловно, не единственная его картина, изображающая кошку, а их несколько. Например, в 1862 году, за десять с лишним лет до завершения «Женщины с кошкой», Ренуар написал картину под названием «Спящий кот».

На этой картине кошка действительно является звездой. И, что любопытно, кот в «Спящей кошке» вполне мог быть близнецом (или, возможно, дедушкой) кота, изображенного в «Женщине с кошкой». В 1887 году Ренуар вернется к теме кошки и натурщицы в своей картине «Жюли Мане с кошкой», демонстрируя свою дружбу с другим великим импрессионистом: Мане.

Социальная структура кошачьей жизни

Семейство кошачьих или кошачьих - одиночные хищники и (за исключением львов) не живут в социально структурированных группах.

Однако, в то время как предки домашних кошек - дикие кошки - одиночные животные, социальное поведение домашних кошек более изменчиво и зависит в первую очередь от плотности кошек и доступности источников пищи. Наша домашняя кошка Felis catus оказалась удивительно адаптируемым видом и, сохраняя свои корни в качестве одиночного охотника, в ряде ситуаций (как естественных, так и искусственных) будет адаптироваться к групповой жизни благодаря развитию социальных структур. . В общих чертах, условия жизни свободно живущих домашних кошек можно разделить на те, в которых самки образуют небольшие группы, слабо напоминающие прайд львов, и те, которые остаются уединенными с отдельными территориями (что более типично для большинства диких кошачьих).

Важность территории

Для вида, у которого особи в основном являются одиночными охотниками, важно, чтобы кошки установили территорию (т. Е. Охотничью территорию), и чтобы она была определена таким образом, чтобы в целом избежать конфликта с другими кошками (для выживания вида ). Поэтому кошки отмечают свою территорию с помощью запаха лицевых желез, мочи, фекалий и анальных желез. Эта территориальная маркировка вместе с чрезвычайно чувствительным обонянием помогает кошкам эффективно общаться и сводить к минимуму прямой конфликт между собой.

Территория кошки состоит из основной зоны или логова, где она чувствует себя в достаточной безопасности, чтобы спать, есть, играть и, возможно, наслаждаться социальным взаимодействием. Это формирует центр территории, то есть область за пределами основной области, которую кошка активно защищает от вторжения со стороны других. Помимо этого, находится дом или охотничий ареал, составляющий территорию, по которой кошка будет бродить.

В дикой природе территории могут пересекаться с «нейтральными зонами», где кошки могут приветствовать и взаимодействовать друг с другом.Если чужая кошка вторгается на территорию другой кошки, это обычно провоцирует агрессивное взаимодействие, чтобы прогнать кошку, в первую очередь посредством пристального взгляда, шипения и рычания, а если это неэффективно, посредством короткой, шумной и агрессивной атаки.

Жилая колония

Одичавшие кошки (кошки, которые живут без помощи человека) могут и будут образовывать небольшие колонии вокруг доступных источников пищи. Это не обязательно происходит, и некоторые из них будут жить поодиночке, но небольшие группы взаимодействующих самок и котят (матрилинейные колонии) нередко развиваются.Хотя в этих группах может существовать очень свободная иерархия доминирования, отношения сложны и не образуют взаимозависимой иерархии, как, например, у собак. Отношения сложны, с более сильными аффилированными отношениями между некоторыми кошками и меньшей привязанностью к другим - это может частично зависеть от того, насколько они связаны, возраста, пола и т. Д. Однако они не развивают ни стратегии социального выживания, ни менталитета стаи, и они продолжают быть одинокими охотниками. Таким образом, кошки не являются «вьючными» животными, но обладают способностью адаптироваться, образуя социальные группы.

Там, где существуют социальные группы кошек, кажется, что они хорошо работают только тогда, когда члены группы знакомы и когда нет конкуренции за еду или другие ресурсы. Кошки могут формировать прочные социальные отношения со знакомыми людьми, особенно между котятами из одного помета и между котятами и их матерью. Однако в колониях диких кошек котят часто могут выкармливать (кормить грудью) более одной кормящей королевы, и это само по себе может помочь в формировании социальных связей в молодом возрасте.Действительно, котята также могут пытаться сосать молоко у не кормящих маток, что также может помочь в формировании социальных связей.

Может существовать более крупная «центральная» колония самок, связанных с основным источником пищи, и более мелкие «периферийные» группы, которые развиваются вокруг центральной колонии, которые, хотя и имеют доступ к источнику пищи, имеют более ограниченный доступ, более слабое здоровье и более низкую репродуктивную способность. представление.

Коты

Самцы кошек обычно не входят в маленькие колонии, и они, как правило, живут на периферии с большими территориями, которые могут перекрывать несколько групп самок.Женские группы / колонии обычно имеют относительно более обособленные и меньшие территории, хотя размер женских территорий сильно варьируется, вероятно, в значительной степени в зависимости от обилия пищи и количества / плотности самок в группе. Исследования показали, что размер «домашнего ареала» может варьироваться в 1000 раз в разных местах (например, 0,27 га для городской дикой кошки в Иерусалиме до 170 га для кошки в австралийском кустарнике). Мужские территории могут перекрываться, а могут и не совпадать, но, как правило, существует значительное перекрытие (больше, чем между женскими группами), и их размер пропорционален доступности пищи, а также плотности присутствующих женщин.Доминирующие самцы, вероятно, имеют большую территорию, и в целом самцы могут иметь территорию, эквивалентную или до 10 раз большую, чем у женских групп (в среднем в три раза больше). Появление многочисленных небольших групп самок, не рассредоточенных слишком широко, по-видимому, способствует большей территории самцов.

Напор

Агрессия не является обычным явлением в женских колониях - сильное знакомство и близость между самками помогают свести агрессию к минимуму. Чаще всего агрессия возникает, когда котята-самцы достигают половой зрелости и исключаются из группы, или между самцами и самками, когда кот «патрулирует» свою территорию.Томы редко бывают агрессивными по отношению к самкам, но самки, если они не сексуально восприимчивы, часто будут агрессивны по отношению к самцам, которые подходят слишком близко. Тем не менее, дружеское поведение между самками и томами также будет иметь место (например, аллогруминг и «приветствие» (вздернуть хвост, принюхиваться, потирать головы), особенно между самками и самцами, где наблюдается значительная близость. Зрелые самцы взаимодействуют по-разному, и это - обычно характеризуется агонистическим взаимодействием, избеганием или терпимостью, а не дружеским взаимодействием.

Поскольку кошки развились в основном как одиночные охотники без необходимости сложных социальных взаимодействий, они, по-видимому, обладают относительно ограниченной способностью к сложной визуальной сигнализации, которая встречается у многих других животных, которые действительно существуют в социальных группах. Таким образом, они менее способны сигнализировать о своем умиротворении другим кошкам, а это означает, что в конфликтных ситуациях вероятность драки гораздо выше.

Спасибо, что посетили наш сайт, мы надеемся, что наша информация оказалась для вас полезной.

Все наши советы доступны каждому, где бы вы ни находились. Однако как благотворительная организация нам нужна ваша поддержка, чтобы мы могли продолжать предоставлять высококачественную и актуальную информацию для всех. Пожалуйста, рассмотрите возможность внесения большого или небольшого вклада, чтобы наш контент оставался бесплатным, точным и актуальным.

Support International Cat Care всего от 3 фунтов стерлингов

Спасибо.

Пожертвовать сейчас

«Человек-кошка» | The New Yorker

«Сколько тебе лет?» - спросила она его.

«Мне тридцать четыре года», - сказал он. "Это проблема?"

Она могла чувствовать его в темноте рядом с ней, дрожащего от страха.

«Нет, - сказала она. "Все в порядке."

«Хорошо, - сказал он. «Я хотел поговорить с вами об этом, но не знал, как вы это воспримете». Он перевернулся и поцеловал ее в лоб, и она почувствовала себя слизью, которую он вылил солью, распавшейся под этим поцелуем.

Она посмотрела на часы; было почти три часа ночи. «Мне, наверное, пора домой», - сказала она.

«Правда?» он сказал. «Но я думал, ты останешься ночевать. Я делаю отличную яичницу! »

«Спасибо», - сказала она, натягивая леггинсы. «Но я не могу. Моя соседка по комнате будет волноваться. Так."

«Пора возвращаться в комнату общежития», - сказал он саркастическим тоном.

«Ага, - сказала она. «Так как я здесь живу».

Привод был бесконечным. Снег превратился в дождь. Они не разговаривали. В конце концов Роберт переключил радио на ночное радио. Марго вспомнила, как, когда они впервые выехали на шоссе, чтобы пойти в кино, она вообразила, что Роберт может убить ее, и подумала: «Может быть, он убьет меня сейчас».

Он не убивал ее. Он отвез ее в общежитие. «Я прекрасно провел время сегодня вечером», - сказал он, расстегивая ремень безопасности.

«Спасибо», - сказала она. Она сжимала сумку в руках. "Я тоже."

«Я так рад, что мы наконец-то пошли на свидание», - сказал он.

«Дата », - сказала она своему воображаемому парню. «Он назвал это датой ». И они оба смеялись и смеялись.

«Пожалуйста, - сказала она. Она потянулась к дверной ручке.«Спасибо за фильм и прочее».

«Подожди», - сказал он и схватил ее за руку. "Подойди сюда." Он оттащил ее назад, обнял ее и в последний раз провел языком по ее горлу. «Боже мой, когда это закончится?» - спросила она воображаемого парня, но воображаемый парень не ответил ей.

«Спокойной ночи», - сказала она, затем открыла дверь и убежала. К тому времени, как она добралась до своей комнаты, она уже получила от него сообщение: никаких слов, только сердца и лица с сердечными глазами и по какой-то причине дельфин.

Она проспала двенадцать часов, а когда проснулась, она ела вафли в столовой, смотрела детективные шоу на Netflix и пыталась представить себе обнадеживающую возможность того, что он исчезнет без ее участия, что каким-то образом она сможет просто пожелай ему уйти. Когда следующее сообщение от него действительно пришло, сразу после ужина, это была безобидная шутка о Красных Вайнс, но она немедленно удалила его, охваченная ужасным отвращением, которое казалось несоразмерным тому, что он на самом деле сделал.Она сказала себе, что должна дать ему хоть какое-то сообщение о разрыве, что привидение к нему было бы неуместным, ребяческим и жестоким. И, если она попытается стать призраком, кто знает, сколько времени ему понадобится, чтобы уловить намек? Может быть, сообщения будут приходить и приходить; возможно, они никогда не закончатся.

Она начала писать сообщение - Спасибо за приятно проведенное время, но меня сейчас не интересуют отношения , - но она продолжала хеджировать и извиняться, пытаясь закрыть лазейки, которые, как она представляла, он пытается проскользнуть (« Это О.К., меня тоже не интересуют отношения, что-то случайное - это нормально! ”), так что сообщение становилось все длиннее и длиннее, и его невозможно было отправить. Тем временем его сообщения продолжали поступать, ни в одном из них не было ничего важного, каждое из которых было серьезнее предыдущего. Она представила, как он лежит на своей кровати, которая была просто матрасом, и тщательно обрабатывала каждый из них. Она вспомнила, что он много рассказывал о своих кошках, но она не видела кошек в доме, и ей стало интересно, не он ли их придумал.

Время от времени, в течение следующего дня или около того, она обнаруживала себя в сером, мечтательном настроении, пропускала что-то, и она понимала, что скучает по Роберту, не по настоящему Роберту, а по Роберту, которого она представляла на другом конце всех этих текстовых сообщений во время перерыва.

«Эй, похоже, ты действительно занят, а?» Роберт наконец написал, через три дня после того, как они трахались, и она знала, что это была прекрасная возможность отправить ей наполовину заполненное сообщение о разрыве, но вместо этого она ответила: «Ха-ха, извини, да» и «Я скоро тебе напишу, «А потом она подумала:« Зачем я это сделала? » И она действительно не знала.

«Просто скажи ему, что тебе это не интересно!» Соседка Марго по комнате, Тамара, вскрикнула от разочарования после того, как Марго провела час в постели, не зная, что сказать Роберту.

«Я должен сказать больше. У нас было половых контактов », - сказала Марго.

« У вас ?» - сказала Тамара. "Я имею в виду, правда?"

«Он вроде как хороший парень», - сказала Марго, и ей стало интересно, насколько это правда. Затем Тамара резко сделала выпад, выхватила телефон из руки Марго и держала его подальше от себя, пока ее большие пальцы летели по экрану.Тамара швырнула телефон на кровать, и Марго бросилась к нему, и вот оно, то, что написала Тамара: «Привет, мне неинтересно, что ты перестанешь писать мне».

«Я совершил ужасную ошибку».

- Боже мой, - сказала Марго, внезапно обнаружив, что ей стало трудно дышать.

«Что?» - смело сказала Тамара. "Подумаешь? Это правда."

Но они оба знали, что это большое дело, и у Марго в животе был такой сильный узел страха, что она подумала, что ее может стошнить. Она представила, как Роберт берет телефон, читает сообщение, превращается в стекло и разбивается на куски.

«Успокойся. Пойдем выпьем, - сказала Тамара, и они пошли в бар и разделили кувшин, и все это время телефон Марго стоял между ними на столе, и, хотя они пытались не обращать на него внимания, когда он звонил с входящим сообщением, они кричали и хватались друг за друга за руки.

«Я не могу - вы читаете», - сказала Марго. Она подтолкнула телефон к Тамаре. «Ты сделал это. Это твоя ошибка."

Но все сообщение было сказано: «Хорошо, Марго, мне жаль это слышать. Надеюсь, я не сделал ничего, чтобы вас огорчить.Ты милая девушка, и мне очень понравилось время, которое мы провели вместе. Пожалуйста, дайте мне знать, если вы передумаете ».

Марго рухнула на стол, закрыв голову руками. Ей казалось, что пиявка, отяжелевшая и набухшая от ее крови, наконец оторвалась от ее кожи, оставив после себя болезненное ушибленное место. Но почему она должна так себя чувствовать? Возможно, она поступала несправедливо по отношению к Роберту, который на самом деле не сделал ничего плохого, кроме как она, и был плохим в постели, а может, солгал о кошках, хотя, вероятно, они только что были в другой комнате.

Но потом, месяц спустя, она увидела его в баре - своем баре, в том, что в студенческом гетто, куда на свидании она предложила им пойти. Он был один, за столиком в задней части дома, и он не читал и не смотрел в свой телефон; он просто сидел молча, сгорбившись над пивом.

Она схватила друга, с которым была, парня по имени Альберт. «Боже мой, это он», - прошептала она. «Парень из кинотеатра!» К тому времени Альберт слышал версию этой истории, хотя и не совсем правдивую; почти у всех ее друзей.Альберт встал перед ней, заслоняя ее от взгляда Роберта, когда они бросились обратно к столу, за которым находились их друзья. Когда Марго объявила, что Роберт был здесь, все взорвались от удивления, а затем они окружили ее и вытолкнули из бара, как если бы она была президентом, а они были секретной службой. Все это было настолько чрезмерно, что она задавалась вопросом, ведет ли она себя как подлая девушка, но в то же время она действительно чувствовала себя больной и напуганной.

Свернувшись калачиком на кровати с Тамарой в ту ночь, Марго читала сообщения, как костер, освещая их лица:

«Привет, Марго, я видела тебя сегодня вечером в баре.Я знаю, ты сказал не писать тебе, но я просто хотел сказать, что ты выглядишь очень красиво. Надеюсь у тебя все хорошо!"

«Я знаю, что не должен этого говорить, но я очень скучаю по тебе»

«Эй, может, у меня нет права спрашивать, но я просто хочу, чтобы ты сказал мне, что я сделал»

«* неправильно»

«Я чувствовал, что у нас была настоящая связь, разве ты не чувствовал этого или. . . »

«Может быть, я был для тебя слишком стар, или, может быть, тебе понравился кто-то другой»

«Этот парень, с которым ты была сегодня вечером, - твой парень»

«???»

«Или это просто какой-то парень, которого ты трахаешь»

«Извини»

«Когда u laguehd, когда я спросил, были ли вы девственницей, это потому, что вы трахнули так много парней»

«Ты чертовски этого парня? сейчас »

« Ты »

« Ты »

« Ты »

« Ответь мне »

« Шлюха.♦

Прочтите Кристен Рупениан о самообмане свиданий.

Hello Kitty - кошка или девочка? : Протожурналист: NPR

Уважаемый Санрио,

Если вы назовете что-то «Hello Kitty» и продолжите придавать ему кошачьи уши и вещи, похожие на кошачьи усы, то не удивляйтесь, если люди подумают, что вы сделали кошку.

Я был удивлен, когда прочитал эту историю в LAist: Кристин Яно, антрополог из Гавайского университета, курирует предстоящую выставку в Японско-американском национальном музее в Лос-Анджелесе в честь 40-летия Hello Kitty.Во время написания сценария выставки она назвала Hello Kitty «кошкой» и, как сообщалось в Los Angeles Times, была решительно исправлена ​​Санрио, производителем персонажа:

«Hello Kitty не кошка. Она - мультипликационный персонаж. Она маленькая девочка. Она друг. Но она не кошка. Ее никогда не изображали на четвереньках. Она ходит и сидит, как двуногое существо ».

Хммм. Репортеры из Kotaku и RocketNews24 получают разную реакцию от Sanrio.Когда вы читаете официальную предысторию Hello Kitty, кажется, есть некоторая нечеткость. Китти англичанка и любит яблочный пирог. Она дочь Джорджа и Мэри Уайт. Она Скорпион, у нее есть сестра-близнец. Это может быть антропоморфный кот, верно?

Так почему же производитель сказал, что Hello Kitty на самом деле девочка?

Есть много кошек, которые ходят на двух ногах! Сильвестр, Гарфилд, Снагглпус, Феликс. Никто не принимает этих кошек за людей. Конечно, они больше похожи на кошек, чем на Hello Kitty, но то, что она не изображена на четвереньках, не делает ее человеком.В любом случае, в большинстве случаев она просто парящая голова - на подушках, сумочках, накладных ногтях и всем остальном.

Кот вышел из сумки

Hello Kitty - это огромный бизнес. Фактически, когда дело доходит до глобальных иконок, Hello Kitty находится в отдельной категории. (Позвольте мне перефразировать это.)

Sanrio сообщает, что усатая Китти приносит более 1 миллиарда долларов годового объема продаж, а на полках более чем в 70 странах находится более 50 000 брендовых товаров. Список продуктов ошеломляет.Маленькое личико Hello Kitty присутствует на всем: от заколок для волос до грелок для рук и вешалок для пальто.

В прошлом году тайваньская авиакомпания представила Boeing 777 в стиле Hello Kitty, выполняющий рейсы в США и обратно.

Sanrio планирует провести Hello Kitty Con 2014, многодневный фанфест в Лос-Анджелесе в конце октября, на котором будут представлены цветочные композиции, украшение тортов и скрапбукинг.

Если мы узнаем в ближайшем будущем, что Hello Kitty - человек, ну ...

Для меня это личное.Я был одержим Hello Kitty в шестом классе, и когда я впервые увидел ее, я подумал, что она кошка.

Я не думал: «Вот девочка». Нет. Я подумал: «Это самый симпатичный котик-э-э-э-р-р-р-р-р-р».

Если цель Санрио, как предлагает куратор Кристин Яно, состоит в том, чтобы представить кошачью внешность Hello Kitty как «своего рода абстракцию», то почему Санрио дал нам список достоверных подробностей о жизни Китти? Эти подробности были известны уже некоторое время, но теперь, после этих новостей, разочарование кажется таким реальным.

Но дело не в реальности. Это о сюрреальности. Кто бы мог подумать, что эта милая вещичка из бакенбардов заставит людей улыбаться во всем мире?

Я хочу верить, что Hello Kitty - кошка. Так вот во что я собираюсь поверить. Но я никогда больше не буду смотреть на все по-прежнему.

Следить за Лорел Далримпл можно на facebook.com/laurelmdalrymple.

----------------------------------------------- -------------------------------------------

Протожурналист: Экспериментальное повествование для LURVers - слушателей, пользователей, читателей, зрителей - NPR. @NPRtpj

У этой женщины самый большой красный флаг в истории свиданий

Утверждать, что вы родились не того пола - это одно, но вы родились не того пола?

Это нелепое заявление Нано, 20-летней норвежки, которая говорит, что она кошка, рожденная в теле женщины. Она утверждает, что обладает сверхчеловеческим зрением и слухом, шипит собак на улице и, да, общается мяуканьем.

В видео, размещенном на YouTube на этой неделе, с субтитрами на английском языке, Нано объясняет, как она пришла к выводу, что она кошка, и как настоящая «кошачья леди» повлияла на ее жизнь.Видео просмотрено более 1 миллиона раз.

«Я понял, что я кошка, когда мне было 16», - говорит Нано, который прежде чем получить диагноз, обратился за консультацией к врачам и психологам. Теперь она носит плюшевые уши и даже хвост, когда выходит на публику.

«[Я слышу] чемоданы катятся по земле, звенят ключи в карманах, люди с ледяными кошками под ботинками», - говорит она о своем кошачьем слухе. Что касается ее зрения, она говорит, что на самом деле видит в темноте лучше, чем при дневном свете; она даже по ночам гоняется за мышами - правда, ей еще не удалось поймать ни одной.

И, как обычные представители семейства кошачьих, она считает собак своим врагом.

«Иногда я шиплю, когда встречаю собак на улице. Это из-за их поведения, и мой инстинкт автоматически реагирует шипением.

И, что неудивительно, она ненавидит воду.

Дома она передвигается, ползая на четвереньках, и часами проводит перед дверью, лапая, чтобы ее выпустили на улицу. Ее любимые места для сна - кухонная раковина и подоконник.

«Когда я начинаю мурлыкать и мяукать, очевидно, что я кошка», - добавляет она.

Хотя Нано не говорит о том, что ее родители думают о ее расстройстве видовой идентичности, ей удалось найти друзей, которые сочувствуют ее тяжелому положению.

Лучший друг Нано, Свейн, - человек с разными личностями, одна из которых - кошка. Пара утверждает, что они общаются мяуканьем.

«Вдруг я начинаю мяукать, или она. А потом мы отвечаем друг другу и общаемся на кошачьем языке », - говорит Свейн.

Хотя психолог посоветовал Нано, что однажды она может вырасти из своего кошачьего поведения, она твердо намерена сохранить свой образ жизни.

«Я такой родился. Родился не в том виде, - говорит Нано. «Думаю, я всю жизнь буду кошкой».

Поцелуй женщины-пантеры. Люди-кошки

The Absolute Feminine-Animal Прочее

Резюме:

С помощью фильма Турнера 1942 года «Люди-кошки» автор выдвигает гипотезу с лакановской и зооантропологической точки зрения (которая рассматривает животных как дополнение к человеческому животному и как возможность подвергнуть сомнению некоторые аспекты человеческого животного. ), что и женское положение, и реальное присутствие животного предлагают себя субъекту как абсолютного Другого; это определяется тем фактом, что оба относятся к нему в порядке реального и составляют к нему вход.Таким образом формулируется «этика сверхъестественного», восхваляющая необходимость поддерживать абсолютную инаковость в жизни людей. Женское jouissance за пределами фаллоса рассматривается в связи с разрушением плененного животного (Хайдеггер, Агамбен) и экстатической практикой, которые разделяют подчинение состоянию Hilflosigkeit. Доступ к этому состоянию влечет за собой переживание оплакивания Вещи.

Очевидно, что я не буду говорить о животных с этологической или биологической точки зрения, и не буду пытаться проследить различия или сходства между человеческими и нечеловеческими животными или идентифицировать их «особенности», в действительности антропологическая машина имеет уже слишком много говорят и экстраординарным образом деконструировал Деррида.Вместо этого я буду говорить как психоаналитик с прицелом на исследования на животных - мы могли бы сказать, возможно, с зооантропологической точки зрения, которая рассматривает животных (их реальное присутствие) и отношения с ними как нечто, составляющее дополнение к человеческим животным, и как возможность подвергнуть сомнению некоторые аспекты человеческого. Сказав это, я не верю, что какое-либо живое существо, человек или нечеловек, должно или может быть поставлено на службу кому-то, какими бы «благородными» ни были цели; напротив, я воспринимаю обязанность защищать любыми средствами живые виды, которые менее способны защитить себя, со стороны тех, кто это делает.Как психоаналитик, я чувствую необходимость поддерживать измерение абсолютной инаковости в нашей человеческой жизни, и я хотел бы похвалить своего рода этику сверхъестественного, тем более что необходимая в свете современности, которая все больше ориентируется. к исключению различий с известными нам драматическими последствиями. Тема животности и женственности хорошо подходят для этой цели.

Я хотел бы начать с фильма, хорошей отправной точки, потому что он сочетает в себе животное начало и женское начало, хотя в данном случае у нас есть человек / животное, буквально как человек, так и животное, существо, которое претерпевает метаморфозу из человека в животное и наоборот.Существует значительная литературная, кинематографическая и популярная традиция, которая вращается не только вокруг людей / волков (оборотней), но также и вокруг людей / кошек, тигров и т. Д. (В данном случае - пантер-оборотней). Рассматриваемые животные, конечно, не кроткие, и я попытаюсь предположить причину этого. «Кошачьи люди» - фильм 1942 года Жака Турнера, шедевр жанра ужасы-нуар и не только. Ирина, главная героиня фильма, потомок семейства пантер-оборотней, превращается в свое Другое животное, когда испытывает чувства, так естественно, когда она влюбляется или когда ненавидит.(См. Сцену с бассейном). Очевидно, это проблема, потому что, занимаясь любовью, она превращается в пантеру и убивает несчастного мужчину (это выше ее возможностей!), А затем снова превращается в женщину. Ирина не контролирует свое превращение, и по этой причине она не ведьма; на самом деле распространенное мнение утверждает, что ведьмы могут намеренно превращаться в кошек или кошачьих в соответствии со своими собственными желаниями или потребностями. Вместо этого Ирина претерпевает эту трансформацию, она страдает от этого (в греческом смысле пафос, который означает терпеть, страдать - английские слова, происходящие от греческого пафоса, - «сочувствие», «сострадание» и т.) это за ее пределами. Именно этот элемент хорошо представляет лакановское понятие не целого.

1) Не полностью

В Семинаре XX Лакан выдвигает гипотезу о существовании женского jouissance, дополняющего фаллическое, у тех субъектов, которые с точки зрения бессознательного ставят себя в женскую позицию (см. Формулы сексуальности), переживают помимо биологического пола. Тот факт, что это дополнительное jouissance, подчеркивает его несовместимость с фаллическим, и в целом диссимметрию между полами, которую Лакан переводит в формулу «сексуальных отношений не существует».Парадоксальная формула, потому что между мужчиной и женщиной происходят именно сексуальные отношения как таковые, то есть контакт между половыми органами. Но, как говорит нам Лакан, jouissance (фаллическое, естественно) тела Другого не является признаком любви, которая, если перефразировать более радикально, означает, что половой акт в основном является мастурбационным jouissance, идиотским (греческая этимология: отсутствие, частное) . Фаллическое наслаждение, до этого момента единственно возможное, становится препятствием, которое не позволяет иметь место отношениям с Другим.Оскорбленный афоризм - «сексуальных отношений не существует» - на самом деле является решающим ударом по мифу о любовном единстве, который Фрейд извлекает из «Симпозиума» Платона, делая его мифическим вдохновителем принципа «За гранью удовольствия», текста, в котором он иллюстрирует тревожный парадокс, который связывает Эрос и Танатос . Лакан, который в Семинарии VIII уже высмеял миф, рассказанный Аристофаном (комиком, не случайно) на Симпозиуме, на Семинаре XX безвозвратно разрушает модель взаимодополняемости любви.Достижение единства как цели, к которой стремится любовь по определению, - это иллюзия. Встреча между мужчиной и женщиной не только не гармонична, не симметрична, но и отмечена отсутствием встречи, отсутствием отношений между полами. Согласно Фрейду, единство, достигнутое в любви, является воображаемым мифом или принимает форму повторения. Полемика с Международной психоаналитической ассоциацией очевидна в отношении якобы зрелой генитальной любви, приобретенной в результате «естественного» развития.Согласно Лакану, вместо гармоничной любви мужчину и женщину разделяет стена, называемая l’a-mur . Независимо от биологического пола, на чем сосредоточен Лакан, так это на гетеросексуальной паре как на паре, практикующей различие, и это также может быть биологически гомосексуальная пара. То же верно и наоборот. Позиция и биологический пол не обязательно совпадают. В контексте этого различия мужчина, несмотря на эту иллюзию, никогда не сможет слиться, стать единым целым с женским eteros.Согласно Лакану, фаллический регистр - это тот, который имеет значение против Эдиповой триады и представляет собой радикальную попытку депсихологизации психоанализа. Фаллос действует как означающее, даже когда его нет, можно сказать, именно потому, что его нет. Для мужчины это вопрос отождествления с символическим фаллосом для выполнения достаточной мужской функции. Что касается женщин, то, по мнению Лакана и Фрейда, все обстоит сложнее. Уже на Семинаре XVIII Лакан начал различать женскую позицию от позиции истерика («истерик - это не женщина»), и, наконец, на Семинаре XX он констатирует существование женского jouissance.Очевидный парадокс Encore (который в определенной степени предвиделся на двух предыдущих семинарах) состоит в утверждении, что стена, о которую разбивается любовь, - это та же самая стена, которая моделирует ее и пытается замаскировать ее недостижимость, то есть фаллос. Именно то, что необходимо для интерпретации всех вариаций пьесы (Лакан, 1998), исполняемых людьми, даже и прежде всего любви, теперь для Лакана предотвращает половой акт, то есть встречу. Если фаллос - это третий член, он, однако, не является средним (Di Ciaccia 2013).Для возникновения любви недостаточно «наслаждаться» (действительно, «jouissance тела Другого не является признаком любви»), если только человек не довольствуется симулякром любви, подобным тому, что иллюстрировал Фрейд в Вклад в психологию любви, в которой женщины остаются в тени материнского призрака, разделенного между идеалом и фетишем, что более важно, чем сама женщина. С одной стороны, идеализированная и неприкасаемая мать-Мадонна, с другой - эротизированная и презираемая женщина-дирня.«Акт любви - это полиморфное извращение мужчины. В случае говорящего существа нет ничего более уверенного, связного, более строгого в том, что касается фрейдистского дискурса ». Следовательно, нет никакого отношения, а есть только jouissance тела в регистре фаллоса, одиночное jouissance, неспособное достичь Другого. Это настоящая революция мысли Лакана: фаллическое jouissance, до настоящего момента единственно возможное, потому что оно отмечено законом отца, ведет только к jouissance органа, даже к наслаждению его носителя, Лакан заявляет, что «даже когда он помещает это внутрь якобы опустошенной, чтобы не быть носителем самой», и которая поэтому заявляет об этом, принимая это как можно лучше.Со стороны мужчины можно вступать в отношения только с objet petit a, который в форме фантома находится на месте Другого. С женской стороны дела обстоят сложнее. В отличие от мужской позиции, вписанной в координаты структуры, универсальной, женская позиция может быть артикулирована только индивидуально, и позиций будет столько, сколько женщин. «Женщина не существует» - другое оскорбительное и исторически неверно истолкованное лакановское высказывание, означает, что женщина существует в бессознательном только quoad matrem , то есть там, где мужчина помещает ее и где она «принимает на себя свою функцию в сексуальных отношениях как мать».Принимая это более радикально, к женскому Другому всегда обращается мужчина на стороне материнского фантома (objet petit a), и поэтому он недоступен как таковой. Альтернативой было бы подвергнуть риску то, на чем зиждется человеческая цивилизация, - сам символический порядок. В формулах сексуальности математика Женщины ( La femme ) - это La с перемычкой. Невозможно написать субъектную женщину, потому что в бессознательном Женщина не существует, существует только Мать. Из-за любопытного парадокса, поскольку мать является таковой в регистре фаллоса, то есть со стороны мужчины, в то время как женщина является матерью, то есть в сексуальном безотношении, она сводится к тому, чтобы быть мужчиной.Лакан утверждает: «(…) только из того места, где дорогая женщина цельна (toute), из того места, откуда ее видит мужчина, дорогая женщина может иметь бессознательное» (Lacan 1998), что «только помогает ей существовать. как мать ». Таким образом, бессознательное женщины - это то место, где она предлагает себя мужчине, который целиком и полностью уносит ее туда, полностью подчиняясь фаллическому закону. Именно это не удовлетворяет Лакана и приводит его к формулировке - ожидаемой резким сдвигом в перспективе на Семинаре X - гипотезы Семинарии XX, которая возобновляет и повторно формулирует фрейдистский вопрос: «Что делает женщина? хочу?" Какое у нее jouissance? Женщина - это не только Мать, в ней есть что-то, что ускользает от фаллического значения.И это не может быть Женщина, а только женщина, потому что то, что делает ее не-целым, не всем, что есть, не может быть дано в универсальной и общей форме, оно может существовать только как нечто частное. Мать как таковая может быть только Матерью, вписанной фантомом в структуру, универсальной. Женщина - это женщина, каждая по-своему уникальна. Есть что-то в женщине и в ее jouissance, что превосходит ее (как это происходит с Ириной) и что не подпадает под решения, обеспечиваемые фаллическим регистром, и поэтому не удовлетворяется в ребенке в качестве замены фаллоса - желаемого. решение по Фрейду.В самом деле, для Фрейда стать женщиной означает стать матерью; смелые предпосылки его текстов о женской сексуальности (Freud 1931, Freud 1933) и открытие темного континента решаются таким образом, с отрицанием женского начала, кульминацией которого станет его Анализ конечного и бесконечного, работа, в которой Фрейд утверждает, что невозможно преодолеть ту каменную стену, с которой сталкиваются все терапии, страх кастрации, сделать первый шаг в направлении субъективации женского начала.Если женщина у Лакана не мать, то она даже не истеричка, которая решает стать фаллосом для своего мужчины в самых разнообразных формах, все известные и узнаваемые: любительница, чтобы показать себя, муза, вдохновительница, преданная. Или женщина, которая для того, чтобы существовать, должна постоянно разжигать желание Другого, мужчины, не имея возможности «наслаждаться» собой, делая его пустым, чтобы не соприкасаться со своей собственной нехваткой. Или постоянный поиск идеального Другого, фаллического Другого, который никогда не находится на высоте.Или кто обращается со своим мужчиной как с ребенком, как с фаллосом. Согласно Лакану, женщина может быть только женщиной, даже когда она вступает в связь с фаллической функцией, потому что тот факт, что она не полностью вступает в отношения с ней (не целиком), не означает, что она вообще не вступает в отношения, но что существует это наслаждение (тела) за пределами фаллоса. Даже Дон Жуан не может не побеждать женщин «одну за другой», что указывает на довольно зловещую извращенную каталогизацию, в которой Другой исчезает за сериальностью, несмотря на то, что он действует одна за другой.Каждая женщина обладает деталью, чертой, которая пробуждает желание и которая превратит ее (для мужчины) в objet petit a, причину желания, но инаковость как таковая - это совсем другое ( Thing ). Другой всегда будет сохранять что-то от первого Другого, фрейдистского das Ding, и по этой причине его будут искать и избегать, снова и снова, так как это недоступно, по крайней мере, для мужской стороны. Женское jouissance в его заметной артикуляции создает отношения между женским `` один за другим '' и Другим без Другого, запрещенным Другим как носителем негарантийной, истинно абсолютной связи, которая создается и разрывается и это, в его случае, может перестать записываться, иногда.Это наслаждение мистиков. В этом регистре несексуального jouissance, но тела, открытого бесконечности, за пределами структуры, женщины находятся на границе между символическим и реальным. То, что можно сказать (и написать), сливается с невозможным (с Реальным), с тем, для чего нет слов и что, однако, происходит вопреки языку или посредством языка, в зависимости от точки зрения. Мистическое, экстатическое открытие полностью ориентировано на внешнее, на Реальное.

2) Очарованное животное и экстаз

Реальное - это не то, что приручено, известно, что сопровождает и формирует нашу повседневную жизнь, это как раз наоборот.Реальное - это не реальность, это то, что от реальности чуждо, неизвестно, беспокоит, что проникает в Heimliche . Следовательно, Реальное - это не то, что нас обычно окружает, что способствует тому, чтобы пространства и места, в которых мы перемещаемся, стали знакомыми, домашними, что позволяет нам немедленно их узнавать. Напротив, это элемент реальности Unheimlich , остальное, что не входит в повседневную жизнь. Уже в своем «Проекте» (1895) Фрейд говорит о Thing ( das Ding ), то есть инородном, неусвояемом элементе, Fremde реальности.Позже, в сложном и трудном эссе (The Uncanny, Freud 1920), ровесник принципа Beyond the удовольствия, он понимает Unheimliche как то, что внутри этой чуждости содержит ядро ​​глубокой и скрытой близости. Возвращаясь к Вещи (Lacan 1997) и делая ее стержневой в своей системе мышления, Лакан сравнивает ее с изначальной реальностью, которая всегда «страдает от означающего» и поэтому может представляться нам только как дыра, как пустота. . Иначе говоря, как объект всегда (и навсегда) потерян.По Лакану, его природа - это extimité : хотя он исключен из языка, его можно мыслить только с помощью языка. Это то, что нам наиболее чуждо, но при этом интимно и желанно. Язык отделяет нас от реального, а о реальном он не может сказать всего. Однако, если реальное нельзя сказать полностью (потому что то, что можно сказать, не является целым), это не препятствует тому, чтобы оно оставалось без последствий. Реальность Ирины (ее Другого jouissance) ускользает от нее, но оказывает разрушительное воздействие на ее человеческое «я».Здесь мы сталкиваемся с разрывом между реальным и символическим, которому женщины и их jouissance ближе, в их полной открытости. Когда Хайдеггер (Heidegger 2001) в соответствии с метафизической традицией, нацеленной на выявление «специфики» человеческого (и, естественно, его превосходства) по сравнению с другими видами, определяет животное как «бедное в мире», он использует термин увлечение. Этот режим помещает животное в состояние полного поглощения растормаживанием (например, пищей), но не дает ему «столкнуться с ним как таковым», что означает, что животные не могут «формировать мир», что характеризует людей.Таким образом, пленение представляет собой способ существования, на основе которого «животное в корне лишено возможности вступать в отношения». Здесь мы имеем дело с воплощением человека как «мирообразующего», упорядоченного, каталогизированного, доминирующего. Как отмечает Агамбен (2003) в своем чтении Хайдеггера, «именно потому, что эта возможность - восприятие как чего-то того, к чему оно относится - утаивается от него, животное может быть полностью захвачено чем-то другим». При раскрытии сущность не раскрывается, не раскрывается, хотя даже не закрывается, «захват находится вне этой возможности».Это не является способом истинного отношения, отношения к чему-то, что делает животное бедным в мире; в то же время это также крайняя открытость, которая, однако, не раскрывает растормаживателя как сущность. Таким образом, сущность для животного открыта, но не раскрыта, открыта, но недоступна. Пленение, которое разрушает каждую клеточку животного, действует для нас, людей, как парадигма, противоположная проявлению суверенной власти над жизнью индивидуумов, согласно Агамбену, иллюзорному осуществлению фаллического господства, согласно перспектива психоанализа.

Образ ежа, свернутого клубком на шоссе, который дает нам Деррида, незабываем. Я должен сказать, что мои кошки в некоторых случаях очень хорошо передают эту идею. Я выделю тот факт - если возникнет такая необходимость, - что наш взгляд на животных всегда будет омрачен тем, что мы являемся людьми, и, следовательно, будет антропоцентрическим - в лучшем случае мы будем осознавать это, если только мы сами не хотим подвергнуться риску поиска того, что у нас общего (человеческих животных и нечеловеческих существ) и того, что отличает нас от других, чтобы добиться более или менее явного превосходства.Это правда, что если иметь в виду, что люди разделяют значительную часть своей ДНК с такими видами, как плодовые мухи и кораллы, это не приносит вреда, хотя и может вызывать у нас дискомфорт, и это было ясно самому Фрейду, страстному дарвинисту. Мы почти ничего не знаем об этих существах, и, вероятно, так будет и дальше. Однако, как и кошка Деррида, это само по себе заставляло его сомневаться в стыде - кого и чего? Мой собственный, кошачий, самого стыда? - и для продвижения на территории, где осведомленность и знания становятся неподходящим оружием, животные бросают нам вызов, если мы позволяем им, по вопросам капитала, которые по определению должны иметь отношение к женскому началу, сформулированному как Hilflosighkeit , пассивности, способности не способность, как признание своей кастрации, отказ от власти, колебания.Так же, как когда во время лечения мы действительно выходим за рамки структуры, и речь становится заиканием. Мы никогда не узнаем, пленено ли животное, но кажется, что его присутствие способно вызвать у нас, людей, вопрос о состоянии, которое Хайдеггер назвал пленением, при котором животное не раскрывается, как это делает Dasein в мир, но, тем не менее, он экстатически (курсив мой) извлекает из себя самого себя в обнажении, разрушающем его во всех смыслах. В jouissance женщин, в их jouissance за пределами фаллоса есть что-то, что разрушает их, говорит Лакан в Семинаре XX, и о чем они ничего не знают, кроме того, что это происходит.Ум может колебаться и становиться экстатическим при определенных условиях и определенных склонностях, которые подталкивают нас за порог. Требуется очевидное мужество, которое есть не что иное, как неспособность жить иначе. (Raparelli 2018) Каким образом? Я постараюсь это объяснить.

3) Оплакивая Вещь

У меня такое впечатление, что некоторые субъекты имеют привилегированный доступ к Реалу, они в каком-то смысле эксперты, профессионалы в этом. Что у них есть (возвышенная) привилегия видеть мир, сущность, до любого возможного приписывания значения или раскрытия, где он все еще ненасыщенный, чуждый, действительно, реальный.Они предаются этому, «пусть это случится с ними», рискуя быть подавленными, но кажется, что они не могут поступить иначе. Психотики, знатоки не реальности, но, безусловно, настоящего, прилагают много усилий для создания вокруг себя своего рода чужой домашней жизни в формах самовосстановления бреда, которые почти домашние и привычные для так называемых здравомыслящих. Однако есть и другие условия (которые не связаны ни с диагностическим фреймом, ни с его отсутствием, на самом деле я называю их условиями), при которых доступ к реальному кажется мне привилегированным.Условия, в которых контакт с неассимилированным, с посторонним, с тем, что внедряется в Heimliche , - почти норма. Эта «крайняя близость» (выражаясь словами Агамбена) становится столь же экстремальной формой знания, приобретаемой необычными способами. Я считаю, что некоторые испытуемые обладают способностью воспринимать реальное с остротой, которую я бы назвал непосредственной, имея в виду всю семантическую двусмысленность термина. Это явно относится к мистическому качеству, которое ориентирует отношения с реальным, возникающим при попытке реабсорбировать объект, и матрица которого может находиться только в Thanatos (Cimino 2015).Словно языковой барьер был менее проницаем, чем Реальное, что позволяло поддерживать с ним более подвижные отношения. В этом разоблачении - что является необходимостью, иначе действовать нельзя - реальность является местом радикальной открытости, которая обеспечивает базовый, оригинальный доступ. Некоторые состояния, кажется, характеризуются возможностью испытывать экстатическую восприимчивую пассивность, которая позволяет одному видеть то, чего не видят другие. Это тот аспект, который я намерен здесь подчеркнуть. Эта заброшенная жизнь страдает реальным, как в смысле страдания, прохождения через нее, так и в смысле сохранения своего следа, отпечатка того, что не может быть ассимилировано, оригинального Fremde .Психотик не уступает, не принимает того факта, что он / она не может восстановить объект, который всегда был потерян, то есть признает, что он / она сможет найти только другой, отличный от него ( Ersatz ), и поэтому ищет его бесконечно. Он / она постоянно разыгрывает невозможные попытки аннулировать бездонную дистанцию ​​от объекта, потому что его присутствие буквально жизненно важно. Вещь не мертва, слова не убили ее, и с ней не связано jouissance. Но в какой степени погиб каждый из нас?

В эссе «О быстротечности» (1915b) Фрейд рассматривает невозможность процесса скорби как причину чувства быстротечности, которое затрагивает главного героя эссе, которого мы знаем как Рильке.Эта парадигма работает, если мы рассматриваем оплакивание Рильке (или, скорее, его не оплакивание) как отказ от окончательного отказа от первичного объекта («эта дверь закрыта!») И от воображаемого союза, поддерживающего «иллюзию того, вечность". На самом деле он отказывается сделать так, чтобы перекладывать связь на запрещенного Другого, что непоследовательно и не предлагает фиктивных, но утешительных гарантий. Отказ отрешения сопровождается болезненным, но не субъективным осознанием собственного предела (собственной смерти), что выражается в ощущении быстротечности.Реальность предела / смерти присутствует постоянно, недостаточно отстраненная. Я считаю, что Рильке страдал именно этим чувством «быстротечности», несмотря на его знание языка. Неспособность осуществить этот важный акт «симулирования незнания» (предела) полностью раскрывает его миру. Здесь нетрудно определить работу влечения к смерти, которое по самой своей природе стремится к устранению всех напряжений и разрывов. Несмотря на отклонения, наложенные Эросом, качество, основанное на «магните», ориентирующем все, работает более или менее бесшумно, у некоторых субъектов (таких как Рильке или Антигона), казалось бы, более четко.«Смерть существует», - пишет Фрейд в своем эссе, вопреки более размытым интерпретациям, и именно этому реальному свидетельству должен подчиняться Рильке, оплакивать конец иллюзии вечности. Тем не менее, это полное воздействие на реальную, по милости необходимости, «неспособность жить иначе» открывает - можно сказать, слишком многое - скрытые и неожиданные уклоны человеческого состояния, что в случае с Рильке все слишком очевидны. Но поэты, как известно, находятся в привилегированном положении.

Я считаю, что реальное состоит из нечеловеческого животного (мы не должны думать только о наших котятах или домашних собаках, но также о мышах, пантерах, а почему бы и нет?), Также о пауках и кузнечиках; давайте подумаем о рыбах Кафки. , и аксолотля Кортасара), необходимого нам, человеческим животным, для построения формы жизни, несущей сострадательный и открытый взгляд на мир, взгляд, который, возможно, является единственным истинно человеческим взглядом.Эта крайняя открытость, которая не раскрывается, позволяет некоторым субъектам абсолютный ( ab - solutum ) контакт с миром, хотя эти субъекты в определенном смысле изгнаны из мира. Я не знаю, формируют ли они мир, цитируя Хайдеггера, но они открыты для этого в состоянии радикальной пассивности, которая дает им возможность резонировать аналогично существенному разрушению животного в его Umwelt . Мы могли бы сказать, что открытая жизнь страдает от Реального, как в смысле страдания, прохождения через нее, так и в смысле сохранения ее следов.Жестокое изложение того Реального, которое по определению является непоправимо посторонним, чуждым, необузданным, лишенным смысла, не скрытым, не вписанным в символическое, - это то, что каждый время от времени переживает, хотя и мимолетно. Его первоначальное ядро, естественно, соответствует состоянию Hilflosigkeit . И если для некоторых существований этот след влечет за собой, с одной стороны, переживание бесконечного ужаса и отчаяния, вызванное радикально чуждым миром или быстротечностью, с другой стороны, в нем присутствует та открытость, которая предшествует любой возможности сказать и это ставит тех, кто испытывает это, в положение эк- статический , центробежный , открытость .

Один мой знакомый, на самом деле не пациент, его личность всегда находится в неустойчивом равновесии, наделенный дополнительным количеством ненадежности по сравнению с так называемыми здравомыслящими людьми, что имеет большое значение, рассказал следующий опыт. Он бесцельно бродил по улицам чужого города, как настоящий фланер, которым он и является, постоянно колеблющийся между желанием найти что-то знакомое и желанием потерять его, когда он пережил событие, которое определенно не было для него новым. .При входе в полупериферийный район, где можно услышать больше языков наряду с уже иностранным языком этого места (очевидно, что это был многоэтнический район), одно из тех мест, которые обычно можно найти во многих наших современных мегаполисах , он внезапно испытал то, что психиатры назвали бы мимолетным и жестоким эпизодом дереализации. Любопытный и примечательный аспект заключается в том, что вместе с переживанием дезориентации, нереальности и страданий Unheimliche он также испытал состояние абсолютной радости, экзальтации и свободы, как если бы он на мгновение прикоснулся к чему-то или увидел что-то, что не всегда доступны для восприятия.«Нечто, обладающее характером исключительности и существенности», - добавил он позже, описывая то, что сразу же показалось мне обратной стороной Unheimliche - экстатической открытостью миру. В этой крайней точке, обязательно близкой к Thing , Реальное на мгновение улавливается как на стороне ужаса, абсолютной и чуждой посторонности, так и в этой - без сомнения менее часто встречающейся - безупречной резкости, которая предшествует любому одомашниванию. , или его отказ.

Восприятие этого состояния - я говорю это восприятие, потому что в нем нет ничего «экстрасенсорного» - крайнее, радикальное, оно предшествует всему, что можно сказать, и до того, как может произойти какое-либо устранение или отрицание. Это как раз другая сторона - опасная и неизбежно соприкасающаяся с ней - влечения к смерти. В этой нейтральной стране, помимо призыва к воссоединению с Thing , за пределами ностальгии и попытки бесконечно оставаться в единстве, на территории, которую предстоит исследовать, открывается возможность постичь голое Реальное, и, хотя и для один момент, чтобы выдержать это.Я считаю, что возможность настройки на основную координату человеческого существа, которая есть экстаз, влечет за собой радикальное открытие внешнему, к субъективному желанию жизни, лишенному гарантий, столь же слабому, сколь и мощному, преходящему по определению. Другими словами, занимая активно пассивную позицию, выполняя упражнение, которое позволяет границам стать плавными в форме крайней открытости между собой и миром. Эльвио Фачинелли (1989) указал в этом направлении: направление выхода из себя, из собственной идентичности (очень неоднозначный термин, особенно для психоаналитиков), которая хорошо определена, чтобы занять центробежную, эк-статическую позицию.Необходимо отказаться - насколько это возможно - от наших защит, отказаться от нашей «компактной» идентичности, операции, которая выходит за рамки десубъективизации, необходимой аналитику для выполнения своей функции, в пользу формы отказа, которая позволяет быть проникнутым Другим. Если бы, вместо контроля над этим сверхъестественным, можно было бы усилить такую ​​восприимчивую пассивность, которая позволяет нам видеть то, что мы обычно не видим, это было бы началом освобождения от этики господства и угнетения, в которой кто-то всегда подчиняется, делается рабом и в которой кто-то всегда является хозяином в пользу этики открытой жизни, отмеченной голым и сострадательным взглядом, который смотрит на другого и на его / ее существование, заброшенный и открытый, «нескрываемый».Таким образом, фрейдистское сверхъестественное станет зарождающимся источником нового.

4) Чистая любовь и мистицизм

Женщины занимают позицию Радикального Другого: они носят всю дезориентирующую силу тех, кто прибывает Деррида, Рудинеско (2001), тех, кто не переступает порог, кто не находится в более узнаваемом месте. чем другие, столь же идентифицируемые, но остающиеся приостановленными и посторонними, неусвояемыми, которые вовлекают нас в бесконечное уравновешивание любви, встречи с Другим, происходящей случайно, которая должна быть изобретена момент за моментом.Именно этот неустойчивый баланс, кажется, эффективно ставит женщин в состояние переживания и превращения в объект истинной или чистой любви (Le Brun, 2002), того чего-то, что является дополнением, с помощью которого можно восполнить недостаток. полового акта. Было бы наивно принять это за романтическую идею. Дополнение, которое делает женщину, порождает ее неуловимость, то, что в ней смущает, что является сверхъестественным, потому что не может быть помещено в контекст эдипального (фаллического) закона.Женщиной может быть только множество женщин. В наслаждении женщины есть нечто большее, что выходит за рамки структуры и делает ее открытой для безграничного. Это дополнительное jouissance не относится к одному человеку, оно ускользает и не удовлетворяется в ребенке в качестве замены фаллоса. Он превращает женщину в радикально Другого в глазах мужчины и самой себя, обнажая реальность, превосходящую означающее. Этот шаг выходит далеко за рамки лакановского отказа от воображаемого фаллоса, который при всех апориях ситуации признается ответственным за утверждение, что «сексуальных отношений не существует», - и за пределы иллюзии власти. и мастерство, которое оно представляет.Уже этот отрывок, который неизбежно влечет за собой потерю ориентирующих нас координат и, следовательно, последующий опыт бессилия - а именно Hilflosigkeit - определенно нельзя недооценивать. Фактически, Лакан не только заявил о необходимости выйти за пределы каменной стены, с которой, согласно Фрейду, суждено столкнуться каждому анализу (отрицание женственности), но и рассматривает это как фундаментальный индикатор завершения терапии. , и как цель этой терапии.Отказ от стремления к воображаемой псевдозрелости и подчинение законам кастрации, согласно Лакану, в отличие от Фрейда, не только возможен, но также необходим и незаменим для того, чтобы найти свое место в мире. Именно мужественность предполагает отношения с пределом, отмеченным кастрацией. Без кастрации не было бы даже jouissance органа, который, однако, не является тем, что составляет отношения. Лакан уже зашел так далеко, что сказал, что «женщине ни в чем не недостает» в Семинаре X (Lacan 2014), дистанцируясь от Фрейда, для которого женская позиция отмечена недостатком.Недостаток, который всегда возвращается в виде призрака в самых разнообразных формах, достаточно посмотреть вокруг: женщина, которую нужно спасти или сформировать, женщина, которую нужно презирать, иногда женщина, которую необходимо убить. Человек становится женщиной, и это нелегко, более того, Фрейду это кажется невозможным, можно только стать матерью и получить объект в регистре фаллоса, в котором он действует как заменитель отсутствующего органа. В Лакане мы наблюдаем радикальный сдвиг: кастрация и связанная с ней тревога больше не вписаны в регистр Эдипа и запретов, но в самом теле и в его механизме; мы уже имеем дело не с фаллосом, а с настоящим мужским пенисом, который подвергается опаданию после полового акта.Именно здесь зарождается тревога и все воображаемые контрмеры, направленные на ее сдерживание. Мужчина должен замаскировать свой реальный недостаток, а женщина - нет, потому что ей «ни в чем не недостает». Важность, приписываемая структуре, здесь уже значительно уменьшилась; на смену воображаемому телу и его совершенству мы видим страдания реального тела, о которых хорошо свидетельствует облысение пениса. Восхваление женственности начинается здесь, в этом месте работы Лакана, с иллюстрации преимуществ женского положения, здесь связанных с женской анатомией.Важным аспектом этого сдвига в перспективе является гипотеза о том, что существует место женственности, которое не сразу вписывается в законы, управляющие структурой, но это место приостановки, открытое для непредвиденного. В отличие от всего, в контексте которого женщина не убегает, не выходит за пределы того, где она снова все для мужчины и для себя, у нас есть место jouissance, артикулированное в женском стиле, который не универсален, как в противоположность фаллическому, нормативному, одинаковому для всех, уже написанному.Лакан говорит нам, что jouissance Другого, о котором мы ничего не можем сказать, и даже женщина ничего не знает об этом, она просто переживает это, когда оно происходит. В точности как Ирина. Эти утверждения, с одной стороны, по-видимому, представляют собой предписание оставить опыт открытым и открытым, необузданным, за пределами координат, которые могли бы его оформить, чтобы сделать его объектом знания - даже языкового. С другой стороны, он осуждает все пределы языка, который не может выразить сексуальные отношения - все, о чем он может говорить, это его симулякры, то есть там, где его не существует.«Женщины не знают, что говорят» (Лакан 1998) не потому, что они дураки, а потому, что Лакан с его склонностью к boutades , что в данном случае следует понимать буквально, утверждает, что слов нет. чтобы сказать, что женщины должны сказать (их jouissance, Other jouissance). Слово «один за другим» не имеет заранее сформированных означающих, которые позволяли бы его произносить, в отличие от Женщины, которая подразумевает означающее с заглавной буквы W (фаллический, то же, что и язык, относящийся к фаллическому порядку), что из-за этого можно сказать, но не существует, потому что она не-цельная, она (совершенно) Другая.Сказать, что Женщина не схватывает ее, это «порочит» ее («Лакан здесь играет словами:« on la dit femme »и« on la diffâme »), потому что есть дополнение. То, что должны говорить женщины, совершенно не соответствует действительности. Чтобы стереть кусочки реального, найдите слова именно в этот момент. Эта позиция открытости конфигурируется как «мистическая» позиция, поскольку она представляет собой абсолютное существо, открытое Другому как, как говорит Лакан, одно из ликов Бога. В трудах мистиков, таких как Маргарита Порете, Хадевейх из Антверпена, Анджела да Фолиньо, тема субъективного опыта используется, чтобы говорить об отношениях с Богом.Мы не можем сказать, что происходит, но мы можем сказать, когда это происходит, в тот момент, когда это происходит, - это реклама Лакана. И все же эти женщины и другие, и даже некоторые мужчины, например Катерина да Сиена, Джулиан Норвичский, Джованни делла Кроче, могли очень эффективно рассказать о своих экстатических переживаниях и о своей концепции мистицизма. Возможно, несистематическим образом, это нельзя разделить на категории, но эффективно. В Explication Des Maximes Des Saints Фенелон попытался сделать «чистую любовь» понятной, объяснимой, тот тип любви, который теологи не могли постичь или оправдать, который характеризует мистическое измерение в его практике отказа от Бога до такой степени, что оно не является непостижимым. существование.Текст Фенелона был осужден папской буллой в 1699 году, что означало, что он был исключен из богословского контекста только для того, чтобы вновь появиться в других. Неудивительно, что церковное учреждение хотело скотомизировать неудобную, подрывную тему, которая ускользает от dispositifs власти и, во-вторых, философской категоризации (при условии, что это не одно и то же). Тема, которая по определению связана с сингулярностью и превосходит ту форму крайнего мастерства, которая является знанием.Мистический опыт и связанные с ним знания имеют больше общего с тем пленением, в котором субъект взят и который разрушает его, в абсолютной связи с сущностью, вне всяких ожиданий или попыток овладения. Почему бы не подумать об этом состоянии с точки зрения чистой имманентности, пассивности, не являясь формой деградации? Женское положение превышает законы, гарантирующие структуру, со всеми вытекающими отсюда рисками. Его атопия (так близка к реальности) - крайняя неуверенность и тишина для экстатического выхода из самого себя.Даже тот «драгоценный камень, заключенный в человеке», который представляет собой голую животную жизнь (Agamben 2003) человека, как мы можем его себе представить, кажется нам пределом, в котором существо переживает чистое отвержение, способность быть неспособным , близкой к той абсолютной дезориентации, которая есть в состоянии Hilflosigkeit .

5) Драйв настоящего

Женское начало обычно ассоциируется с безумием, с разрушением. Фильм не исключение: здесь Другое (женское) jouissance, то, что ускользает от Ирины (более того…), является чудовищным (в Дерридском смысле), убийственным.Эта артикуляция также очень эффективна для иллюстрации механизма, объясняющего, почему мужчины убивают женщин: то, за что мы не можем ухватиться (потому что не все это вписано в символику), может быть устранено только в реальном. Главный герой фильма ограничивается переключением внимания с Ирины на более обнадеживающую, но менее волнующую Алису, что также является типичным механизмом. Действительно, пара Алиса / Ирина очень сильно олицетворяет фрейдистскую одну мать / Dirne . В нем мы также находим тему другой женщины, а именно фаллическую (истерическую) сторону женственности.В своей практике я обнаружил, что многие мужчины, жаждущие доминирования, являются потенциальными преследователями, даже если они не разыгрывают это. Фаллическое измерение требует в различной степени, которая зависит от отношения к кастрации, контроля, господства, чувства принадлежности. В фильме мы находим то, что хорошо известно, касающееся не целого: Лол, Антигона, если хотите, Медея, Ирина, готовят трагический конец, и оставаться в их компании не гигиенично. Нецелое артикулируется (и ликвидируется) по существу как amour fou (Adèle H) или как madness tout-court (Lol).Что приводит нас к банальному, но не совсем беспричинному, поскольку близость к реальному, очевидно, представляет собой риск. Другая гипотеза о женском нецелом, убивающей любви, изображенной в фильме, с моей точки зрения, является гипотезой экстатического открытия. Женское положение открыто для абсолютного Другого и для самого себя, поскольку оно является абсолютным Другим. Другое является абсолютным по определению, потому что оно не может быть познано до опыта, и даже тогда оно никогда не будет познано по-настоящему.Это не только «Иное от слов», оно имеет в себе структурное измерение постороннего, которое субъекты стремятся приручить, сделать похожим, знакомым. Если означающее Другое сохраняет свое влияние, оно является абсолютным. Как мы видели, всегда есть след Вещи, абсолютного Другого. С другой стороны, можно сказать, что животное Ирины - это чистый драйв, любовь и смертоносная ненависть. Фрейд говорил об амбивалентности, чтобы указать на двойное аффективное напряжение любви / ненависти, которое пронизывает все вложения в объекты и проявляется во всей своей силе в работе, выполняемой трауром.Ненависть более древняя, чем любовь (Freud 1915a), она восходит к первоначальному введению чужеродного элемента, который поэтому ненавидят («выплюнул»), операции, которая положила начало конструированию субъекта (Freud 1925) и, как это ни парадоксально, его способность распознавать инаковость. То, что, таким образом, устанавливает это признание, - это отвержение (фрейдист ), который соответствует неассимилируемому элементу субъективного влечения, который, таким образом, находится вне нас: нет! Даже в любви отношения с объектом сохраняют это изначальное и несводимое ядро ​​отторжения.Ненависть к тому, что является посторонним, представляет собой попытку изгнать что-то, что является нашим, а именно превосходящий элемент влечения, операция, которая по определению обречена на провал и, следовательно, должна постоянно повторяться. Это основной механизм расизма, фундаментализма и любой формы, более или менее макроскопической, ненависти к Другому, мотивируемой его разнообразием. Чем труднее субъекту признать, что незнакомец находится в себе, тем сильнее тенденция отвергать любую форму разнообразия, которая в конечном итоге становится паранойей, состоянием, при котором идея незагрязненного и незапятнанного Эго отражается в идее Другого, рассматриваемого как носителя всех зол и нечистот.Это объяснило бы выбор разместить этот превосходный элемент влечения у «свирепых» животных (пантеры-оборотни и т. Д.): Они просто - с точки зрения воображения - хорошо подходят для эффективного выполнения этой операции, и для по этой причине мы, люди, классифицируем их как «жестокие». Наличие определенной степени субъективного предположения о том превосходящем элементе, который нельзя устранить, может привести к возникновению чувства вины, возможно, только как признака работы, выполняемой влечением; или он может представить, с другой точки зрения, возможность поддержания реального.

Пер. пользователя Эмма К. Гейнсворт.

Библиография

Агамбен, Г. (2003) Открытое: Человек и животное , Пало-Альто, Stanford University Press.

Чимино, К. (2015) Il discorso amoroso. Dall’amore della madre al godimento femminile , Latalpa Manifestolibri.

Деррида, Дж. И Рудинеско, Э. (2001) De quoi demain , Paris, Galilée.

Di Ciaccia, A. (2013) «Versi il Seminario Ancora», in La Psicoanalisi , n. 53-54.

Fachinelli, E. (1989) La Mente Estatica , Milano, Adelphi.

Фрейд, С .:

- (1985) Проект научной психологии, SE, I.

- (1915a) Инстинкты и их превратности, SE, XIV.

- (1915b) О быстротечности, SE, XIV.

- (1925) Отрицание, SE, XIX.

- (1931) Женская сексуальность, SE, XXI.

- (1933) Женственность, SE, XXII.

Heidegger, M. (1929-30) The Fundamental Concepts of Metaphisics , Bloomington, Indiana University Press, 2001.

Лакан, Дж .:

- ( 1997) Семинар Жака Лакана: Этика психоанализа, 1959-60, Книга VII, Нью-Йорк, W.W. Нортон и компания.

- (1998) Семинар Жака Лакана: о женской сексуальности, границах любви и знаний, 1972-73, Книга XX , Нью-Йорк, W.В. Нортон и компания.

- (2014) Тревога: семинар Жака Лакана, 1962-63 , Книга X, Лондон, Polity Press.

- (2017) The Formations of the Unconscious, The Seminar of Jacques Lacan, Book V, 1956-57 , London, Polity Press.

Le Brun, J. (2002) Le pur amour de Platon à Lacan , Paris, Seuil.

Рапарелли, Ф. (2018) «Неспособность жить иначе. Кафка, животное, художник », в Вестигиа, Журнал Международной сети психотерапевтических практик , том 1 (2), лето 2018.

1 ноября, 2018

Отвечают ли кошки за "кошачьих дам"?

Мы все знаем этого человека. В ее Instagram больше фотографий кошачьих друзей, чем человеческих компаньонов. Немаловажное количество этих фотографий представляет собой латте размером с маленькую кошку с надписью «Пушистик просто обожает свой утренний кофе». И давайте не будем забывать, что архетип сумасшедшего человека-кошки может быть столь же распространенным. Когда вы смотрите на эти фотографии, вы наверняка задаетесь вопросом: он такой из-за кота? Или у него есть кот, потому что он такой?

Оказывается, у кошек плохая репутация в неврологии.Есть исследования, которые предполагают, что близость кошек к другим млекопитающим может заставить их вести себя странно. Эта кошачья сила была приписана простейшим, живущим в их кале, под названием Toxoplasma gondii (или для краткости Toxo). В одной классической истории исследователи показали, что токсо может попасть в мозг крысы и заставить крысу больше не избегать мест, где живут кошки. На самом деле крыс привлекает запах кошачьей мочи. Эти зараженные мозгом грызуны, которых раньше отталкивал запах, с радостью бегают по окружающей среде, наполненной мочой.Они идут прямо через кошачью ловушку, пока их жизнь молодых грызунов не заканчивается из-за сильной лапы.

Эти же простейшие могут поражать мозг человека. Пациенты с ослабленным иммунитетом, например, больные СПИДом, могут заразиться инфекцией из туалетного лотка и развить опасные абсцессы головного мозга. Мы лечим этих пациентов мощными антибиотиками и часто рекомендуем отдавать своих кошек. Беременным женщинам также рекомендуется не брать в руки наполнитель для кошачьего туалета, поскольку у плода еще нет иммунной системы, необходимой для борьбы с токсо.Плоды, подвергшиеся воздействию простейших, могут страдать от судорог, когнитивных проблем и слепоты. Но как насчет вашей иммунокомпетентной и явно небеременной подруги в Instagram? она находится под влиянием простейшего миньона этой кошки?

Нейробиологи показали, что токсо может иметь более тонкие эффекты, чем абсцессы мозга и слепота. Жук содержит фермент, который вырабатывает дофамин, нейромедиатор. Люди, принимающие дофаминовые таблетки, подвергаются повышенному риску импульсивного и рискованного поведения.Избыточная активность дофамина также вызывает шизофрению. Иммунологи отмечают, что известные генетические факторы риска шизофрении включают множество связанных с иммунитетом генов, которые могут влиять на то, как организм реагирует на токсо. Теоретически странный токсо-индуцированный иммунный ответ в мозге мог вызвать психоз. Еще более тревожным было резюме тридцати восьми исследований, опубликованных в 2012 году, которые показали, что люди с шизофренией в три раза чаще, чем люди без шизофрении, имели в крови антитела к простейшим токсоплазмам, а это означало, что их тела развили иммунный ответ на Токсо в какой-то момент.Однако определение антител к токсо - это несколько шагов, от которых зависит владение кошкой. Подсказки интригуют, но действительно ли кошки виноваты в психотическом поведении?

Новое исследование в журнале Psychological Medicine показывает, что с вашими друзьями-кошками все в порядке. Ученые из Университетского колледжа в Лондоне обследовали 6705 подростков и 4676 молодых людей, чтобы выяснить, способствует ли раннее общение с домашними животными из семейства кошачьих риску развития психотических эпизодов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *