Menu
vitalyatattoo.ru — Студия художественной татуировки и пирсинга ArtinMotion Разное Роберт пирсинг: Роберт Пирсиг – биография, книги, отзывы, цитаты

Роберт пирсинг: Роберт Пирсиг – биография, книги, отзывы, цитаты

Содержание

Роберт Пирсиг – биография, книги, отзывы, цитаты

Роберт Пирсиг — американский писатель и философ.

Роберт Пирсиг родился в Миннеаполисе, штат Миннесота, в семье Мейнарда И. Пирсига и Гарриет Мари Сьобек, предки которых были из Германии и Швеции.

Будучи не по годам развитым ребенком, с коэффициентом IQ 170 в возрасте 9 лет, Роберт Пирсиг пропустил несколько классов и был зачислен в школу Блейк Скул. В 1943 Пирсиг поступил в Университет Миннесоты на факультет биохимии. В книге «Дзен и искусство ухода за мотоциклом» он описывает себя как далеко не типичного студента. Он был идеалистом, интересуясь наукой ради науки, а не как способом создания карьеры.

В 1946 Пирсиг поступил на военную службу и направлен в Корею, где служил до 1948.

После службы…

Роберт Пирсиг — американский писатель и философ.

Роберт Пирсиг родился в Миннеаполисе, штат Миннесота, в семье Мейнарда И. Пирсига и Гарриет Мари Сьобек, предки которых были из Германии и Швеции.

Будучи не по годам развитым ребенком, с коэффициентом IQ 170 в возрасте 9 лет, Роберт Пирсиг пропустил несколько классов и был зачислен в школу Блейк Скул. В 1943 Пирсиг поступил в Университет Миннесоты на факультет биохимии. В книге «Дзен и искусство ухода за мотоциклом» он описывает себя как далеко не типичного студента. Он был идеалистом, интересуясь наукой ради науки, а не как способом создания карьеры.

В 1946 Пирсиг поступил на военную службу и направлен в Корею, где служил до 1948.

После службы в армии он вернулся в Соединённые Штаты и ненадолго поселился в Сиэттле, штат Вашингтон, а затем вернулся в Университет Миннесоты и в 1950 получил степень бакалавра философии. После этого он поступил в Индусский университет в Бенаресе в Индии для изучения восточной философии. Он также написал диссертацию по философии и журналистике в Чикагском университете, но не смог её защитить. Его трудная учеба в этом университете на курсе Ричарда МакКиона описана, с небольшими изменениями, в книге «Дзен и искусство ухода за мотоциклом».

В 1958 он становится профессором в Государственном Университете Монтаны в городе Бозмен, где он в течение двух лет преподавал творческое письмо.

Перенеся нервное расстройство, в 1961-1963 Пирсиг лечился в психиатрических клиниках. После проведения психиатрической экспертизы ему был поставлен диагноз «параноидальная шизофрения» и «клиническая депрессия» и назначено лечение шоковой терапией. Пирсиг быстро пошел на поправку и в 1964 прервал психотерапевтическое лечение. В дальнейшем он стал работать внештатным писателем.

После написания книги «Дзен и искусство ухода за мотоциклом» он ведёт одинокий и затворнический образ жизни, подобно писателю Джерому Д. Сэлинджеру. С 1980 Пирсиг совершил путешествие по Атлантическому океану на лодке и побывал в Норвегии, Швеции, Бельгии, Ирландии, Англии, а также в различных уголках Соединенных Штатов Америки.

Роберт Пирсиг женился на Нэнси Энн Джеймс 10 мая 1954. У них два сына — Крис (1956) и Теодор (1958). После того, как Пирсиг был впервые госпитализирован в 1961, его жена подала на развод, который состоялся в 1978. Вскоре после этого, 31 декабря 1978, он женился на Вэнди Кимболл. В 1979 сын Пирсига Крис, который сыграл важную роль в книге «Дзен и искусство ухода за мотоциклом», погиб от ножевого ранения. В более поздних изданиях книги «Дзен и искусство ухода за мотоциклом» Пирсиг пишет об этом происшествии и о том, что он и его вторая жена решили не делать аборт и сохранить ребенка, зачатого в 1980, так как он верил, что этот нерожденный ребенок станет продолжением той линии жизни, которой шёл Крис. Ребёнка назвали Нелл.

Роберт Пирсиг — биография, творчество, отзывы, лучшие книги.

Роберт Пирсиг — американский писатель и философ.Роберт Пирсиг родился в Миннеаполисе, штат Миннесота, в семье Мейнарда И. Пирсига и Гарриет Мари Сьобек, предки которых были из Германии и Швеции.Будучи не по годам развитым ребенком, с коэффициентом IQ 170 в возрасте 9 лет, Роберт Пирсиг пропустил несколько классов и был зачислен в школу Блейк Скул. В 1943 Пирсиг поступил в Университет Миннесоты на факультет биохимии. В книге «Дзен и искусство ухода за мотоциклом» он описывает себя как далеко не т…

Роберт Пирсиг — американский писатель и философ.Роберт Пирсиг родился в Миннеаполисе, штат Миннесота, в семье Мейнарда И. Пирсига и Гарриет Мари Сьобек, предки которых были из Германии и Швеции.Будучи не по годам развитым ребенком, с коэффициентом IQ 170 в возрасте 9 лет, Роберт Пирсиг пропустил несколько классов и был зачислен в школу Блейк Скул. В 1943 Пирсиг поступил в Университет Миннесоты на факультет биохимии. В книге «Дзен и искусство ухода за мотоциклом» он описывает себя как далеко не типичного студента. Он был идеалистом, интересуясь наукой ради науки, а не как способом создания карьеры.В 1946 Пирсиг поступил на военную службу и направлен в Корею, где служил до 1948.После службы в армии он вернулся в Соединённые Штаты и ненадолго поселился в Сиэттле, штат Вашингтон, а затем вернулся в Университет Миннесоты и в 1950 получил степень бакалавра философии. После этого он поступил в Индусский университет в Бенаресе в Индии для изучения восточной философии. Он также написал диссертацию по философии и журналистике в Чикагском университете, но не смог её защитить. Его трудная учеба в этом университете на курсе Ричарда МакКиона описана, с небольшими изменениями, в книге «Дзен и искусство ухода за мотоциклом». В 1958 он становится профессором в Государственном Университете Монтаны в городе Бозмен, где он в течение двух лет преподавал творческое письмо.Перенеся нервное расстройство, в 1961-1963 Пирсиг лечился в психиатрических клиниках. После проведения психиатрической экспертизы ему был поставлен диагноз «параноидальная шизофрения» и «клиническая депрессия» и назначено лечение шоковой терапией. Пирсиг быстро пошел на поправку и в 1964 прервал психотерапевтическое лечение. В дальнейшем он стал работать внештатным писателем.После написания книги «Дзен и искусство ухода за мотоциклом» он ведёт одинокий и затворнический образ жизни, подобно писателю Джерому Д. Сэлинджеру. С 1980 Пирсиг совершил путешествие по Атлантическому океану на лодке и побывал в Норвегии, Швеции, Бельгии, Ирландии, Англии, а также в различных уголках Соединенных Штатов Америки. Роберт Пирсиг женился на Нэнси Энн Джеймс 10 мая 1954. У них два сына — Крис (1956) и Теодор (1958). После того, как Пирсиг был впервые госпитализирован в 1961, его жена подала на развод, который состоялся в 1978. Вскоре после этого, 31 декабря 1978, он женился на Вэнди Кимболл. В 1979 сын Пирсига Крис, который сыграл важную роль в книге «Дзен и искусство ухода за мотоциклом», погиб от ножевого ранения. В более поздних изданиях книги «Дзен и искусство ухода за мотоциклом» Пирсиг пишет об этом происшествии и о том, что он и его вторая жена решили не делать аборт и сохранить ребенка, зачатого в 1980, так как он верил, что этот нерожденный ребенок станет продолжением той линии жизни, которой шёл Крис. Ребёнка назвали Нелл.
На нашем книжном сайте Вы можете скачать книги автора Роберта Пирсига в самых разных форматах (epub, fb2, pdf, txt и многие другие). А так же читать книги онлайн и бесплатно на любом устройстве – iPad, iPhone, планшете под управлением Android, на любой специализированной читалке. Электронная библиотека КнигоГид предлагает литературу Роберта Пирсига в жанрах .

Роберт Пирсиг «Дзен и искусство ухода за мотоциклом»

Дзен и искусство размыкания кандалов

«Кое-кто может толковать, как улучшить судьбу человечества. Я же просто хочу поговорить о том, как починить мотоцикл.»

Большая часть людей, которые крепко задумаются, совместимы ли гений и злодейство, легко согласятся, что гениальность и безумие часто сопутствуют друг другу. Ну, пусть не гениальность, все-таки подлинный гений – явление чрезвычайно редкое в масштабах человеческой истории. Но высочайший уровень одаренности. Примеры? Да сколько угодно, со времен Диогена, который жил в бочке и ходил днем с фонарем. Эдисон в быту был забывчив и сильно неряшлив. А Эйнштейн, для чего он так высовывает язык на знаменитой фотографии? На этом поток малоубедительных жизненных примеров иссякнет и можно будет перейти к литературным. Вспомнишь чудаковатого Паганеля, и набоковского Лужина, и Натана из «Выбора Софи» Стайрона.

Негусто? Так откуда же непрошибаемая обывательская уверенность, что если «профессор», то непременно «чокнутый»?

Честно? Я думаю, что нас, ординарных и ничем особым не отмеченных, но в поте лица своего зарабатывающих хлеб, ужасает легкость, с какой эти люди достигают блестящих результатов. Заставляет подозревать в них скрытый порок, порчу. В какой области самый большой страх человека, обладающего суперсилой? Лишиться ее: красавице стать уродкой, богачу нищим, великому спортсмену калекой, блестящему ученому безумцем. Тут еще и сорт зависти, не имеющий ничего общего с житейскими благами, которые обеспечивает обладание талантом. Высокий уровень дохода и премии, апартаменты и автомобили, вхожесть в элиту – не это главное. Даже относительно свободный рабочий график с долгим отпуском, с возможностью оплаченных приглашающей стороной путешествий Главное отличие – радость, которую они испытывают от процесса работы. Где для абсолютного большинства галеры с девяти до пяти, там редким счастливцам эдемский сад с возможностью называть всякую встреченную тварь ее именем.

«Дзен и искусства ухода за мотоциклом» — это инструкция по разбиванию кандалов и смене галер на сады Эдема, написанная блестяще одаренным безумцем. Книга, которая много раз переворачивает ваше представление о тексте, его авторе, а заодно уж – и это наиболее важно — о вас, читающем эту книгу. Начинается как простоватое, слегка занудное повествование о неоспоримом преимуществе собственного подхода к уходу за мотоциклом перед тем, который демонстрирует спутник, в чьем обществе совершается мотопробег. Перетекает в не лишенные интереса размышления о разнице в понимании техники и методах содержания инструмента. Продолжается описанием мотопутешествия с ребенком в качестве пассажира. И ты думаешь: молодчина какой мужик. И не такой уж зануда. Просто демонстрирует основательный подход ко всему в жизни: завел мотоцикл, так уж учись обслуживать, чтобы был всегда на ходу; родил сына – не пожалей времени и терпения на то, чтобы научить его тому, что знаешь сам.

Только вот, что-то с ними неправильно. Тебе не кажется, что мальчик ведет себя странно? Скажем так, не вполне соответствуя ожиданиям от поведения подростка, пустившегося в увлекательное приключение. Капризничает, отказывается выполнять часть работы, о которой просит его отец. Да ведь и с рассказчиком что-то не так. Что за призрак Федра, то и дело маячащий на периферии? Ты еще пытаешься устоять на кренящейся платформе романа воспитания в уютном жанре семейного путешествия с попутным введением в позитивную психологию, когда он одним ударом выбивает ее из-под ног. Спутница в поездке, жена друга интересуется, отчего у Криса так часто болит живот, не стоит ли показать его врачу? И автор отвечает, что обследовали неоднократно, со всем возможным тщанием. Со стороны внутренних органов все идеально, но это может быть, даже скорее всего, симптомы начинающегося душевного заболевания.

К-как? Только и можешь выговорить, да как им в голову могло прийти такое? Могло. Психические расстройства часто передаются по наследству, а наш знакомец, так искусно обращающийся с техникой, пребывал, оказывается, на излечении в психлечебнице и проходил принудительный курс электрошока. Теперь здоров, но почти полностью утратил воспоминания о той части своей личности, которую сам называет Федром. Да, призрак. А потом воспоминания начинают возвращаться, и все оказывается еще сложнее, потому что перед вами, господа, тот самый чокнутый профессор, о существовании которого так долго твердило общественное бессознательное.

Роберт Пирсиг, герой рассказчик, а «Дзен» — книга автобиографическая. Профессорский сын, который демонстрировал в девять лет запредельные сто семьдесят IQ, а в пятнадцать поступил в университет. И обещал стать блестящим молодым биохимиком… пока не оказался отчисленным за неуспеваемость, попав в Корею (в те поры война была). Вернулся, получил степень бакалавра философии в университете Сиэтла, изучал восточную философию в Бенаресском Университете в Индии, написал диссертацию по философии и журналистике в Чикагском университете, но не смог ее защитить, потому что, внимание! Предлагаемый им подход к системе высшего образования базировался на безоценочном методе, когда мерилом эффективности является не диплом, но качество имеющихся у соискателя знаний.

Все это очень непросто понять, хотя льщу себя надеждой, что разобралась, по крайней мере, в части качества. Часть греческой философии и платоновых диалогов об Аристотеле, Сократе и Федре, мне кажется, невозможно постичь полной мерой без изучения источников, хотя бы в переводе. Это очень сложно, при том, что попутно Пирсиг продолжает объяснения дзена, дао, дхармы, базируясь все на тех же аналогиях ухода за мотоциклом. И тебе внезапно открываются такие глубины понимания собственной жизни, которые и обеспечили книге читательский успех четырехмиллионного тиража. То есть, ты не одна такая, но лишь одна из тех, кто многое понял, благодаря этой книге. И. воспарившей в эмпиреях, разнежившейся в осознании качественно проделанной интеллектуальной работы, он выплескивает на голову ушат ледяной воды разговором с Крисом в конце путешествия. Ты снова вне зоны комфорта. Так далеко от нее, как и представить не могла минуту назад. Но это жизнь.

А также повод применить на практике то, что теперь с тобой – дзен и искусство ухода за мотоциклом.

Роберт Пирсиг — биография, список книг, отзывы читателей

#БК_2017 (Книга со смешным названием)

Честно признаюсь, давненько мне так качественно и стремительно не выносили мозг. И давно в моем книжном пути не встречалось такого сложного и трудночитабельного произведения. Оно все соки и силы из меня повысосало. Занимайте места на нашем «философском пароходе» согласно купленным билетам, путешествие начинается.

Итак, с парохода слезем даже не забравшись по трапу (я совсем не хотела путать вас в транспорте, честное слово), ведь наше с вами путешествие начинается в облаке дыма и под размеренное тарахтение двух мотоциклов. С нами четверо спутников: Роберт Пёрсиг (автор, он же главный герой, он же рассказчик), его сын Крис, и двое робертовых друзей. Мчим мы из Миннеаполиса в Сан-Франциско. Мы просто путешествуем, ну и немного пытаемся догнать некого Федра. Субъекта странного, до нас уже здесь бывавшего. Порядком думала, будет ли это являться спойлером, и пришла к выводу, что не будет, потому что проЯснивается мгновенно (с первого же упоминания), особенно если перед романом пробежать биографию Пёрсига, да и восприятию и сути сюжета это особо не повредит. Роберт = Федр. Ш — шизофрения. А теперь бросьте мотоцикл, мы будем прибегать к нему только в особо важные и сложные моменты.

«Дзен и искусство ухода за мотоциклом» — произведение автобиографичное, очень сложное, запутанное, витиеватое, напичканное под завязку различными сугубо научными и (бааааах) байкерово-слэнговыми словечками. С вами будут говорить о вечном, перед вами будут препарировать истину, будут сокрушать абсолютно (казалось бы) незыблемые материи, почву будут выдирать прямо у вас из под ног, вы полетите в тартарары, а когда совсем одуреете от происходящего, автор выкатит свой байк, разложит его перед вами и начнет объяснять все заново, переводя внимание в моменты самых сложных для понимания вещей на байк. И все раз! — и стало яснее (вроде бы).

Некоторые мироощущения автора были мне близки, они совпали с моими (ранее, еще до прочтения, сделанными) выводами, я искренне радовалась тому, что наконец-то нашлась родственная душа. Кое-что стало логическим итогом моих предыдущих размышлений, до завершение которые мне не хватило времени (интеллекта?) дойти самой. БОльшая часть показанного была новой, какую-то часть я приняла, другая — осталась непонятой. Но единственная мысль, которая не покидала меня по ходу всего романа (именно для этого и был тот спойлер-неспойлер): «Каково это знать, что в тебе, в твоем теле, жил раньше совершенно другой человек? А теперь здесь живешь только ты. Кто же из вас настоящий?».

Останавливаться подробнее на персонажах романа мне не представляется возможным, потому что главные герои — мысли автора, всех (обоих) его воплощений. Охарактеризовать их — совсем загубить вам чтиво. Предупреждаю, если вы любите мотоциклы и хотите почитать написанное художественным языком руководство по их использованию (читай — уходу), вам ТОЧНО не сюда, вы обратились не по адресу.

Я не готова рекомендовать данный роман к прочтению, моя рецензия нейтрального серого цвета. Роман, кажется, меня больше запутал, чем открыл мне верный путь, как найти, что же с тобой не так, и как починить это. Остается только пригнать сюда байк и попробовать разобраться во всем еще раз, стоя по локоть в машинном масле.

Список книг и других произведений Роберт М. Пирсиг (Robert Maynard Pirsig) Сортировка по году написания

Роберт Мейнард Пирсиг (англ. Robert Maynard Pirsig; 6 сентября 1928, Миннеаполис, штат Миннесота — 24 апреля 2017) — американский писатель и философ, известный главным образом как автор книги «Дзэн и искусство ухода за мотоциклом» (1974), более чем 4 миллиона экземпляров которой было продано по всему миру.

Роберт Пирсиг родился в Миннеаполисе, штат Миннесота, в семье Мейнарда И. Пирсига и Гарриет Мари Сьобек, предки которых были из Германии и Швеции. Его отец окончил юридический факультет Гарвардского университета и с 1934 года преподавал на юридическом факультете Миннесотского университета. С 1948 по 1955 годы Пирсиг-старший являлся деканом юридического колледжа, откуда он уволился в 1970 году. Позже он стал профессором в юридическом колледже имени Уильяма Митчелла, где работал до выхода на пенсию в 1993 году.

Будучи не по годам развитым ребёнком, с коэффициентом IQ 170 в возрасте 9 лет, Роберт Пирсиг пропустил несколько классов и был зачислен в школу Блейк Скул. В 1943 году Пирсиг поступил в Миннесотский университет на факультет биохимии. В книге «Дзэн и искусство ухода за мотоциклом» он описывает себя как далеко не типичного студента. Он был идеалистом, интересуясь наукой ради науки, а не как способом создания карьеры.

Во время лабораторных занятий по биохимии Пирсиг был глубоко взволнован тем, что для объяснения какого-либо явления почти всегда существовало несколько гипотез, и число таких гипотез казалось практически бессчётным. Он не мог не размышлять над этим, и ему казалось, что вся научная деятельность в каком-то смысле застопорилась. Эта проблема так расстроила его, что он был отчислен из университета за провал на экзаменах.

В 1946 году Пирсиг поступил на военную службу и был направлен в Корею, где служил до 1948 года.

После службы в армии он вернулся в Соединённые Штаты и ненадолго поселился в Сиэтле, штат Вашингтон, а затем вернулся в Миннесотский университет и в 1950 году получил степень бакалавра философии. После этого он поступил в Бенаресский индуистский университет (Индия) для изучения восточной философии. Он также написал диссертацию по философии и журналистике в Чикагском университете, но не смог её защитить. Его трудная учёба в этом университете на курсе Ричарда Маккеона описана, с небольшими изменениями, в книге «Дзэн и искусство ухода за мотоциклом». В 1958 году он стал профессором в Университете штата Монтана в городе Бозмен, где в течение двух лет преподавал писательское мастерство.

Перенеся нервное расстройство, в 1961—1963 годах Пирсиг лечился в психиатрических клиниках. После проведения психиатрической экспертизы ему был поставлен диагноз параноидная шизофрения и клиническая депрессия и назначено лечение шоковой терапией. Пирсиг быстро пошёл на поправку и в 1964 году прервал лечение. В дальнейшем он стал писателем.

После написания книги «Дзэн и искусство ухода за мотоциклом» он вёл одинокий и затворнический образ жизни, подобно писателю Джерому Дэвиду Сэлинджеру. С 1980 года Пирсиг совершал путешествие по Атлантическому океану на лодке и побывал в Новрегии, Швеции, Бельгии, Ирландии, Англии, а также в различных уголках США.

Читать «Дзен и искусство ухода за мотоциклом (ЛП)» — Пирсиг Роберт М. — Страница 1

Роберт М. Пирсиг

Дзен и исскуство ухода за мотоциклом

Исследование некоторых ценностей

“Настоящий мотоцикл, с которым вы работаете — это машина, которая называется “вы сам”

“Рассмотрение искусства ухода за мотоциклом по существу представляет собой миниатюрное исследование искусства рациональности как таковой. Если работаешь с мотоциклом, работаешь хорошо и с любовью, то сам становишься частью процесса, процесса по достижению спокойствия духа. Мотоцикл, в сущности, — это умственное явление”

Роберт М. Пирсиг

От автора

То, что изложено здесь, основано на фактических событиях. Хотя многое я изменил по стилистическим причинам, в основном всё это следует рассматривать как факт. Однако, никоим образом изложенное не следует ассоциировать с огромным объёмом фактических сведений, имеющих отношение к ортодоксальной практике дзэн-буддизма. То же самое относится и к мотоциклу.

И что такое благо, Федр,

И что такое зло —

Надо ли просить кого-либо рассказывать нам об этом?

ЧАСТЬ I

I

Даже не подымая кисти с левой ручки мотоцикла, я вижу по часам, что сейчас восемь тридцать утра. Ветер, даже при скорости в шестьдесят миль в час, тёплый и влажный. Раз уж он такой сырой и горячий в восемь тридцать, то каким же будет после полудня?

В порывах ветра чувствуются резкие запахи с болот у дороги. Мы находимся в районе Центральных равнин среди тысяч охотничьих болот, где водятся утки, и направляемся от Миннеаполиса на северо-запад к Дакотам. Шоссе представляет собой старую бетонную двухполосную дорогу, на которой не так уж много движения с тех пор, как несколько лет назад параллельно с ним пролегла новая чертырёхполосная магистраль. Когда мы проезжа-ем болото, воздух сразу же становится прохладнее. Затем он снова теплеет.

Как я рад, что снова еду по этой местности! Эта глушь ни-чем не знаменита, и хотя бы только поэтому нравится мне. На таких старых дорогах расслабляешься. Мы трясёмся по избитому бетону среди рогоза и лугов, а дальше опять рогоз и болотная трава. То тут, то там открывается водная гладь, и если приглядеться, то можно заметить диких уток на закраинах зарослей рогоза. И черепахи… Вон дрозд с красноватыми крыльями.

Я хлопаю Криса по колену и показываю на него.

— Что? — кричит он.

— Дрозд!

Он что-то ответил, но я не расслышал.

— Что? — ору я.

Он берёт меня за шлем и вопит: “Да я их столько видел, пап!”

— Вот как! — откликаюсь я. Затем киваю. В одиннадцать лет дрозды с красноватыми крыльями не очень-то впечатляют. Для этого надо быть постарше. У меня лично всё это связано с воспоминаниями, которых у него нет. Помню холодное утро давным-давно, когда болотная трава была бурой, а рогоз качался под северо-западным ветром. Резкий запах тогда исходил от грязи, которую я размесил своими сапогами-заколенниками, пока мы выбирали место в ожидании восхода солнца в день, когда открывался сезон охоты на уток. И зиму, когда болота промёрзли и замерли, и можно было ходить по льду и снегу среди пожухлого рогоза, а кругом не видно ничего кроме серого неба, стылости и мерзлоты. Дроздов тогда не было. Но теперь июль, они уже вернулись, и всё кругом брызжет жизнью, каждая пядь этих болот гудит и чирикает, жужжит и воркует, целое сообщество миллионов живых существ живёт здесь своей жизнью в некотором роде блаженной бесконечности. Путешествуя на мотоцикле, все вокруг видится совсем иначе в сравнении с другими видами странствований. В автомобиле всегда находишься в замкнутом пространстве, и поскольку к нему привыкаешь, то практически не сознаёшь, что из окна машины видишь лишь ещё одну картину как по телевизору. Ты просто пассивный наблюдатель, и всё нудно проплывает мимо тебя как в кадре.

На мотоцикле же кадра нет. У тебя устанавливается связь со всем окружающим. Ты сам находишься на сцене, а не просто наблюдаешь за ней со стороны, при этом чувство присутствия про-сто потрясающе. Этот бетон, шипящий в пятнадцати сантиметрах под ногами, настоящий, точно такой же, по какому мы ходим, он тут-вот, хоть и смазанный от скорости и его нельзя чётко рас-смотреть, и всё же можно просто опустить ногу и коснуться его в любое время. А всё вокруг, весь опыт постоянно присутствует в сознании.

Мы с Крисом едем в Монтану, а может и дальше, впереди нас едут наши друзья. Наши планы преднамеренно расплывчаты, мы больше стремимся просто путешествовать, а не добраться до какого-либо конкретного места. Мы просто проводим отпуск. Предпочитаем второстепенные дороги. Лучше всего мощёные сельские дороги, дороги штатного подчинения — на втором месте. Хуже всего для нас — большие магистрали. Мы хотим хорошо провести время, но при этом делаем упор на “хорошо”, а не на “время”. А когда ценности смещаются таким образом, то меняется целиком и весь подход к предприятию. Петляющие дороги на холмах долги с точки зрения секунд, но от них получаешь гораздо больше удовольствия на мотоцикле, когда делаешь вираж на повороте, а не болтаешься из стороны в сторону в кабине. Дороги, где мало движения, гораздо приятнее, к тому же безопаснее. Лучше всего дороги, где нет придорожных ресторанов и громадных щитов с рекламой. Дороги, где рощи, луга, сады и палисадники подходят к самой обочине, где дети машут вам вслед, где люди смотрят с крыльца, кто это там едет, где можно остановиться и спросить, куда ехать дальше или ещё что-нибудь та-кое. А ответ при этом получается более пространным, чем того хочется. К тому же вас спрашивают, откуда вы едете и как долго уже в пути.

Вот уже несколько лет, как мы с женой и друзьями пристрастились к таким дорогам. Иногда мы съезжали на них ради разнообразия или чтобы срезать путь до другой магистрали. И каждый раз природа оказывалась настолько великолепной, что мы съезжали с шоссе с чувством облегчения и радости. Мы поступали так раз за разом, не сознавая очевидного: эти дороги действительно отличаются от основных. Здесь совсем другой ритм жизни, люди, живущие у таких дорог, очень своеобразны. Они никуда не ездят. Они не настолько заняты, чтобы не уделить вам внимания. Им хорошо известно о сущем и происходящем вокруг. Об этом почти забыли те, кто много лет тому назад переехал в город, об этом забыли их потомки. И мы с радостью сделали это открытие. Я иногда удивлялся, почему нам потребовалось так долго понять это. Всё у нас было перед глазами, а мы не видели этого. Нам, вероятно, вдолбили мысль, что настоящая жизнь — в городе, а это всё лишь тоскливая глушь. Удивительное дело. Правда стучится к вам в дверь, а вы говорите: “Прочь, я ищу истину”. И она уходит. Странно как-то.

Но как только мы дошли до этого, то ничто уж нас, естественно, не могло отвлечь от таких дорог: по выходным, вечерами, в отпуске. Мы стали настоящими приверженцами глухих дорог при мотоциклетных поездках и поняли, что в пути можно многому на-учиться.

Например мы научились находить хорошие дороги даже по кар-те. Если черта извилиста, — это хорошо. Это значит — там холмы. Если это основной маршрут из одного города в другой — это плохо. Лучше всего те, которые ведут из ниоткуда в никуда, и у них к тому же есть обходной путь, который гораздо короче. Если направляешься из большого города на север, то никогда долго не едешь по прямой. Только выедешь и начинаешь двигаться то на север, то на восток, затем снова на север и вскоре по-падаешь на второстепенную дорогу, которой пользуются только местные жители.

Главное тут — не заблудиться. Поскольку этими дорогами пользуются лишь местные жители, которые знают их наизусть, ни-кто не жалуется на отсутствие указателей на перекрёстках. А если они и помечены, то, как правило, это небольшая табличка, которая скромно прячется где-то среди сорняков, и не более того. И уж очень редко знаки дублируются. Если вы проглядели знак среди зарослей, — это ваша проблема. Более того, выясняется, что дорожные карты частенько не очень-то точны в отношении сельских дорог. Время от времени получается так, что “сельская дорога” переходит из двухколейной в одноколейную и за-тем заканчивается на каком-то пастбище или же выводит вас на задний двор чьей-либо фермы.

Рецензия: Роберт Пирсиг — Дзен и искусство ухода за мотоциклом


— Почему же тогда все верят в закон тяготения?
— Массовый гипноз. В своей очень ортодоксальной форме, называемой «образование».

Пирсиг — «Дзен и искусство ухода за мотоциклом»

Действительно жалко, что эта замечательная книга у нас малоизвестна. Когда только начинаешь читать, может показаться, что это вариация на мотив Дороги Керуака, но продравшись через первую сотню страниц бытописания, читатель окажется в совсем других условиях. И ему обязательно понадобится блокнот для заметок.

В книге — три слоя, разделенные друг от друга геометрически, как варенье в корже: первый — то самое бытописание дороги, с которого, как со знакомства, начинается роман. Этот слой может показаться скучным — так и есть. Но потом он будет играть очень важную роль, давая читателю возможность передохнуть, поэтому я не в коем разе не назову его лишним.

Второй слой можно обозначить как «повесть о одном безумии» — согласитесь, благодарная тема. Еще интереснее ее делает биографическая основа повествования. Да, у автора действительно был сын. Да, автор действительно лечился в психушке. Да, они действительно путешествовали по Америке на мотоцикле, оба в паре шагов от безумия. Дальнейшее — молчание.

Третий слой — тяжелый, сложный и глубоко аналитический. Это рассуждения автора о философии науки, техники и методологии. Не сказать, что они сильно оригинальны. Если вы сами знакомы с Кантом, с Платоном, с позитивизмом, с Лосевым — вы найдете для себя много банального. Но несмотря на это со временем моя оценка этого слоя поднялась до вполне пристойных значений, пусть я и не вычитал для себя чего-то удивительного. Автор подкупает ощущением человека, которому есть что сказать. Если же вы не читали, возможно, это отличный вариант познакомиться с этой интереснейшей проблематикой в рамках худлита (потому что, как ни тяжел в этих местах Пирсиг, с настоящей философской литературой это не идет ни в какое сравнение).

Что еще добавить… перевод местами оставляет желать лучшего. Дэвид Хьюм? Серьезно? Терминологию, когда речь идет о мотоциклах и двигателях тоже было бы невредно показать специалисту. Иногда в упоминаниях в тексте Платона, Гете или Канта мне виделся неуместный пафос, но, допускаю, что это просто иллюзия — субъективная, а может привнесенная переводом. Еще местами умиляли «нечеловеческие трудности» выпадающие героям в их путешествии с ночевками в отелях и обедами в ресторанах — для советского человека это все немного смешно и заставляет вспомнить Торо, который проживая «в дикости» в Уолденском лесу, обедать ходил к себе домой.

Резюмируя: хорошая книга для медленного вдумчивого чтения с обсуждением.

Роберт М. Пирсиг (Автор книги «Дзен и искусство ухода за мотоциклами»)

Дзен и искусство ухода за мотоциклами: исследование ценностей (Phaedrus, # 1)
3,77 средний рейтинг — 212 601 оценка — опубликовано 1974 г. — 208 изданий

Хочу почитать сохранение…

  • Хочу почитать
  • В настоящее время читаю
  • Читать

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Лила: Исследование морали (Федр, # 2)
3,80 средняя оценка — 6296 оценок — опубликовано 1991 г. — 35 изданий

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Дитя Лилы: исследование качества
— пользователем Роберт М. Пирсиг, Дэн Гловер (сборник)
3,63 средняя оценка — 71 оценка — опубликовано 2003 г. — 4 издания

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Дзен и искусство ухода за мотоциклами и сборник книг Сиддхартха 2
— пользователем Роберт М. Пирсиг, Герман Гессе

2,50 средняя оценка — 2 оценки

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
О качестве: исследование совершенства: избранные и неопубликованные произведения
— пользователем Роберт М. Пирсиг, Венди К. Пирсиг
0.00 средняя оценка — 0 оценок — 2 издания

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Кофе с Платоном
— пользователем Дональд Р. Мур, Роберт М. Пирсиг (предисловие)
3,52 средняя оценка — 105 оценок — опубликовано 2007 г. — 7 изданий

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Дьявол может ездить: лучшая в мире сценария о мотоциклах
— пользователем Ли Кланчер (автор Goodreads), Джек Льюис (автор Goodreads), Кевин Кэмерон (автор)
3,60 средняя оценка — 15 оценок — опубликовано 2010 г. — 2 издания

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
50 духовных классиков
— пользователем Том Батлер-Боудон (автор Goodreads), Ричард По (рассказчик), Мухаммад Асад (Соавтор)
3,99 средняя оценка — 341 оценка — опубликовано 2005 г. — 20 изданий

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд

Интервью: Роберт Пирсиг | Книги

В свои 78 лет Роберт Пирсиг, вероятно, самый читаемый из ныне живущих философов, может оглянуться на многие идеи о себе. Девятилетний мальчик с зашкаливающим IQ в 170 баллов пытается понять, как общаться со своими одноклассниками в Миннесоте. В Корее молодой солдат проявляет интерес к буддизму, помогая местным жителям с их английским языком.В Монтане есть радикальный, маниакальный учитель, заставляющий своих первокурсников потеть над определением «качества». Муж-убийца проходит курс лечения электрическим током, призванный стереть все следы его прошлого. Сломанный отец пытается сблизиться со своим сыном в поездке. Есть автор бестселлеров «Дзен и искусство ухода за мотоциклами», предлагающий решения для беспокойства целого поколения. И вот уже много лет одинокий яхтсмен пытается уйти от культовой славы.

Пирсиг, как правило, не дает интервью; он утверждает, что это будет его последним. Он очень рано испугался. «В первую неделю после того, как я написал Дзен, я дал, может быть, 35», — говорит он своим низким быстрым среднезападным голосом из-за бороды моряка. «Я нашел это очень тревожным. Я шел возле почты возле дома и мне показалось, что я слышу голоса, в том числе и свой собственный. У меня в анамнезе было психическое заболевание, и я подумал: это повторяется снова. Потом я понял, что это радиотрансляция интервью, которое я дал.В этот момент я сел на автофургоне в горы и начал писать «Лилу», свою вторую книгу ».

Именно эта вторая книга, недавно переизданная, побудила его поговорить со мной сейчас. Он сидит в гостиничном номере в Бостоне и уже не в первый раз пытается разобраться в своей жизни. Он предполагает, что он всегда в двойных связях. «Нехорошо говорить о дзен, потому что дзен — это ничто … Если вы говорите об этом, вы всегда лжете, а если вы не говорите об этом, никто не знает, что он существует.«Обычно, по его словам, вместо того, чтобы анализировать, он предпочел бы« просто наслаждаться, наблюдая, как ветер дует сквозь деревья ». Однако у замкнутости есть свои недовольства. «В этой стране тот, кто сидит и делает это, находится внизу лестницы, но в Японии, скажем, тот, кто поднимается в горы, пользуется большим уважением». Он делает паузу, смеется. «Думаю, я где-то посередине».

С тех пор, как я впервые прочитал «Мотоциклетные поиски смысла» Пирсига, когда мне было около 14 лет, мне было любопытно представить его автора.Частично эта книга, разошедшаяся тиражом более пяти миллионов экземпляров, связана с ощущением автобиографических тайн, которые остаются необъясненными. В то время как рассказчик Пирсига пытается объединить дух Будды с западным потреблением, обнаруживает божество в своем наборе инструментов и интуитивно чувствует целеустремленность, независимую от субъектов и объектов, он также строит фрагментарную картину своего собственного прошлого. Его прежнее «я» до шока, призрачный Федр, часто посещает его путешествия по Среднему Западу.

«Я еретик, — пишет он в какой-то момент, — отрекся и тем самым спас свою душу в глазах всех». Глаза всех, кроме одного, который глубоко внутри знает, что все, что он спас, — это его кожа ». Моя 14-летняя личность дважды подчеркнула это и поставила два восклицательных знака Биро на полях. Двадцать шесть лет и несколько ревизионистских прочтений книги спустя мне все еще интересно, о чем думает Пирсиг, когда думает о себе.

Многие из его идей восходят к его детству, когда он был разочарованным вундеркиндом.Он говорит, что с тех пор, как он мог думать, у него было непреодолимое желание иметь теорию, которая все объясняла бы. В молодости — он учился в университете в 15 лет, изучая химию — он думал, что ответ может лежать в науке, но быстро потерял эту веру. «Наука даже не могла научить меня понимать девочек, сидящих в моем классе».

Он пошел искать в другом месте. После армии он специализировался на философии и убедил своего учителя помочь ему поступить на курс индийского мистицизма в Бенаресе, где он нашел больше вопросов, чем ответов.Он вернулся домой, женился, путешествовал между Мексикой и Штатами, писал технические руководства и рекламу для индустрии косметики для похорон. Когда он снова овладел философией в Монтане и начал преподавать, Федр и его стремление к истине снова настигло Пирсига.

Он вспоминает, что в то время, когда ему было чуть за тридцать, он был настолько переполнен тревогой, что часто физически болел перед каждым уроком, который он преподавал. Он использовал своих учеников, чтобы помочь ему открыть некоторые идеи, составляющие то, что он называет «метафизикой качества» в своих книгах, идеи, которые заставили его поверить в то, что он преодолел пропасть между восточной и западной мыслью.Нет двух одинаковых классов. Он сводил своих учеников с ума, отказываясь ставить им оценки, а затем заставлял их ставить оценки друг другу. Он предполагает, что к концу каждого семестра они были настолько эйфористичны, что, если бы он сказал им выпрыгнуть из окна, они бы так и сделали. Президент университета выступил с речью, и он возразил ему в середине выступления, крикнув: «У этой школы нет качества». Он ясно видел, как американское общество было оторвано от жизни, и верил, что может помочь ему соединиться. Он читал Керуака и пытался жить правдой.

Наряду с этим, я говорю, когда он описывает то время с некоторым рвением, я предполагаю, что наступила какая-то депрессия? «Ну, — говорит он, — был страх. Все эти идеи приходили ко мне слишком быстро. Во всем мире есть сумасшедшие с безумными идеями, и какие доказательства я приводил, что не был одним из них? ‘

Такие доказательства оказалось все труднее и труднее представить. Однажды в машине со своим шестилетним сыном Крисом, в голове у него гудело, Пирсиг остановился на перекрестке и буквально не знал, в какую сторону свернуть.Ему пришлось попросить сына проводить его домой. Далее последовал момент, когда он либо обрел просветление, либо сошел с ума, в зависимости от того, как на это смотреть (на самом деле это корень всех вопросов в его первой книге).

«Я не мог спать и не мог бодрствовать», — вспоминает он. «Я просто просидел в комнате, скрестив ноги, три дня. Начали уходить всякие желания. Жена стала обижаться на то, что я сижу там, немного обиделась. Боль исчезла, сигареты пригорели в пальцах… ‘

Это было похоже на монашеский опыт?

‘Да, но тут начался какой-то хаос. Внезапно я понял, что человек, зашедший так далеко, вот-вот умрет. Я был напуган, и мне было любопытно, что будет дальше. Мне было так жаль этого парня, которого я оставил. Это было разделение. В психиатрическом каноне это описано как кататоническая шизофрения. В дзен-буддийском каноне это цитируется как твердое просветление. Я никогда не настаивал ни на чем — на самом деле я переключаюсь туда и обратно в зависимости от того, с кем разговариваю.«

Американское общество Среднего Запада в 1960 году придерживалось точки зрения психиатра. Пирсиг лечилась в психиатрической больнице, первое из многих посещений. Оглядываясь назад, он предполагает, что он был просто человеком вне своего времени. «Я считаю, что это было соревнование между моими идеями и тем, что я считаю культурной иммунной системой. Когда кто-то выходит за рамки культурных норм, культура должна защищать себя ».

Эта иммунная система оставила его без работы и без будущего в философии; его жена злилась на него, у них было двое маленьких детей, ему было 34 года, и он весь день плакал.Думал ли он тогда об этом как об опыте дзен?

‘Не совсем. Хотя медитация, которую я проделал с тех пор, перенесет вас в подобное место. Если вы смотрите на стену с четырех утра до девяти вечера и делаете это в течение недели, вы довольно близки к небытию. И у вас есть много возможностей побывать в приюте ».

Когда его выпустили, стало только хуже. Он был еще безумнее; он наставил пистолет на кого-то, он не скажет кого. Он был предан суду и подвергся всестороннему шоковому лечению, подобному тому, что описал Кен Кизи в «Пролетая над гнездом кукушки»

Интересно, помнит ли он, как это происходило?

«Ну, они засунули тебе в рот маленькую резиновую штучку, а затем дали лекарство, подобное кураре, которое южноамериканские индейцы использовали в своих дротиках.Он останавливает ваши легкие прежде, чем останавливает ваш разум. Перед тем как уйти под воду, у вас было ощущение, будто вы тонете. Однажды я проснулся и подумал: а где я, черт возьми? У меня было ощущение, что я нахожусь в доме моей тети Флосси, который мне нравился в детстве. Я думал, что, должно быть, потерял сознание пьяным. Он смеется. «Думаю, это было после 14-го сеанса».

Когда его жена пришла навестить его, он знал, что что-то не так, но не знал, что именно. Медсестра заплакала, потому что знала, что его жена развелась с ним, когда он лежал в больнице.«Самое забавное в безумных людях, — говорит он, — что это полная противоположность знаменитости. Никто тебе не завидует ».

Пирсиг был в состоянии сохранять слабую власть над собой, несмотря на лечение. Он полагал, что если он скажет кому-нибудь, что он на самом деле просветленный ученик Дзэн, его посадят на 50 лет. Поэтому он разработал новую стратегию распространения своих идей. Он начал писать книгу, основанную на поездке на мотоцикле, которую он совершил со своим сыном Крисом из Миннесоты в Дакоту в 1968 году.«Это было навязчиво. Все началось с небольшого эссе. Я хотел написать о мотоспорте, потому что мне было очень весело заниматься этим, и с тех пор все стало органично ».

Когда в 1974 году вышла книга, отредактированная с 800 000 слов и отвергнутая 121 издателем, казалось, что она сразу же уловила потребность времени. Джордж Штайнер из New Yorker сравнил его с Моби Диком. Роберт Редфорд пытался купить права на фильм (Пирсиг отказалась). С тех пор он зажил собственной жизнью, и хотя некоторые части кажутся устаревшими, его поиски смысла все еще кажутся насущными.Однако для Пирсига это стало в некотором смысле трагической книгой. В основе этого лежали его отношения с сыном Крисом, которому тогда было 12 лет, который сам, обеспокоенный манией отца, казался близким к разрыву. В 1979 году 22-летний Крис был убит грабителем, когда выходил из Дзен-центра в Сан-Франциско. Последующие экземпляры книги содержали трогательное послесловие Пирсига. «Я думаю о нем, мечтаю о нем, все еще скучаю по нему», — говорит он сейчас. «Он не был идеальным ребенком, он много чего делал неправильно, но он был моим сыном… ‘

Я спрашиваю, что Крис думает о книге, и лицо Пирсиг немного напрягается.

‘Ему это не понравилось. Он сказал: «Папа, я хорошо провел время в той поездке. Все это было ложью». Это его ужасно забросило. Есть вещи, о которых я пока не могу говорить. Катагири Роши, который помог мне открыть Дзен-центр в Миннесоте, взял его в руки в Сан-Франциско. Когда Катагири произнес похоронное обращение Криса, слезы текли по его лицу. Он страдал почти больше, чем я ».

Когда умер его сын, Пирсиг был в Англии.Он переплыл Атлантику со своей второй женой, Венди Кимбалл, на 22 года моложе его, с которой он познакомился, когда она приехала брать у него интервью на его лодке. Она никогда не выходила. В то время он работал над «Лилой», продолжением своей первой книги, в которой дальше исследуются идеи Федра в контексте путешествия по Гудзону с Лилой, испуганной Сиреной, в качестве экипажа.

Книга более мрачная и беспорядочная, чем «Дзен и искусство ухода за мотоциклами», хотя в ней содержится много заряда беспокойного ума Пирсига.«Если бы я написал ее сегодня, — говорит он, — это была бы намного веселее». Но я решал вещи в Лиле; печаль прошлого, и особенно смерть Криса, здесь. Думаю, «Дзен» была весьма вдохновляющей книгой, но я хотел пойти в другом направлении с Лилой и сделать что-то, что исследовало бы более грязную, удручающую жизнь … »

Он надеялся, что Лила заставит« метафизику качества »уйти оттуда. полки Нью Эйдж приставлены к полкам философии, но этого не произошло. Хотя веб-сайт, посвященный его идеям, может похвастаться 50 000 публикаций, и были аванпосты академического интереса, он разочарован тем, что его книги не получили более широкого внимания.«Большинство академических философов игнорируют это или тихо ругают его, и я задавался вопросом, почему это так. Я подозреваю, что это может быть как-то связано с моей настойчивостью в том, что «качество» не может быть определено », — говорит он.

Это желание быть включенным в философский канон в любом случае кажется странным, поскольку сила книг Пирсига заключается в их динамичном личном поиске ценности, а не в каком-либо фиксированном ее утверждении. Но, может быть, со временем каждый иконоборец захочет быть принятым.

Он все еще плывет. Он живет в сельской местности Новой Англии и только что был на островах Мэн со своей женой на той же лодке, которую он описывает в Лиле — конечно, в идеальном состоянии.По его словам, в наши дни он живет в киберпространстве, где циркулируют его идеи. Он планирует научиться танго и посетить Буэнос-Айрес. Он только что открыл для себя YouTube. Но он больше не пишет и почти не читает. Интересно, вернется ли когда-нибудь та старая депрессия?

«В последнее время я был поражен этим», — говорит он. «Это никак не связано с моей жизнью. У меня есть деньги, слава, счастливая жена, наша дочь Нелл. Но я все-таки впервые пошла к психиатру. Он сказал, что это химический дисбаланс, прописал несколько таблеток, и депрессия прошла.«

В противном случае, — говорит он, — он старается как можно лучше жить в соответствии с предписаниями« своей дхармы »: оставаться сосредоточенным. Я спрашиваю, боится ли он смерти.

«Я не расстроен этим», — говорит он. «Если вы прочитаете 101 историю дзен, вы увидите, что это характерно. Я действительно не против умереть, потому что считаю, что не зря потратил эту жизнь. Люди говорили, что до выхода моей первой книги у меня был весь этот потенциал, и я облажался. После этого я мог сказать: нет, я не облажался ».

Он улыбается.«Просто я все время слушал другого барабанщика».

Жемчуг Пирсига

· Будда так же удобно обитает в схемах цифрового компьютера или шестернях велосипедной трансмиссии, как и на вершине горы.

· «Метафизика» — это ресторан, где вам предлагают меню на 30 000 страниц без еды.

· Традиционный научный метод всегда был в лучшем случае 20-20 ретроспективным взглядом.Хорошо видеть, где ты был. Это хорошо для проверки истинности того, что, по вашему мнению, вы знаете, но не может сказать вам, куда вам следует идти.

· Почему, например, группа простых, стабильных соединений углерода, водорода, кислорода и азота должна бороться миллиарды лет, чтобы организовать себя в профессора химии? Какой мотив?

· Единственный дзэн, который вы найдете на вершинах гор, — это тот дзен, который вы там поднимаете.

Сейчас и Дзен

Родился 6 сентября 1928 года, Миннеаполис.

Семья Отец был преподавателем права, а мать шведского происхождения. Пирсиг женился на Нэнси Энн Джеймс в 1954 году. У них было двое сыновей: Крис и Тед, которому сейчас 48. Сейчас он женат на журналистке Венди Кимбалл, от которой у него есть 25-летняя дочь Нелл.

Образование По оценкам, IQ в девять лет составил 170 баллов. В 15 лет поступил в университет Миннеаполиса, но в 1946 году пошел в армию, служил в Корее, а затем вернулся в университет, чтобы изучать философию. Затем учился в Бенаресе в Индии.

Дзен и искусство ухода за мотоциклами занесен в Книгу рекордов Гиннеса как самая продаваемая книга, отвергнутая наибольшим числом издателей (121). Продано 5 миллионов копий по всему миру.

· Лила издается Alma Books (7,99 фунтов стерлингов). Ограниченное издание в футляре с подписью можно приобрести в некоторых магазинах Waterstone (£ 45)

The Picture Show: NPR

.

Чарльстон, Южная Каролина , 1955 год. Роберт Франк / любезно предоставлено Pace / MacGill скрыть подпись

переключить подпись Роберт Франк / любезно предоставлено Pace / MacGill

Чарльстон, Южная Каролина , 1955.

Роберт Франк / любезно предоставлено Pace / MacGill

В эпоху, когда сотни тысяч фотографий производят каждую секунду, смерть фотографа и режиссера Роберта Франка в понедельник дает возможность: не только оплакивать его, но и воздать должное художнику, который научил многих из нас, как видеть мир вокруг нас более дискретный, кадр за кадром.

Благодаря своей Leica, 35-мм черно-белой пленке, быстрым рефлексам и пронзительному зрению, Фрэнк, возможно, является одним из самых влиятельных фотографов всех времен. Его самая известная работа, опубликованная в 1959 году в книге The Americans, , продолжает служить пробным камнем и шаблоном для поколений визуальных репортеров.

Лондонский Сити, 1951. Роберт Франк / Национальная художественная галерея, Вашингтон, коллекция Роберта Франка, приобретенная в дар Фондом Говарда Гилмана скрыть подпись

переключить подпись Роберт Франк / Национальная художественная галерея, Вашингтон, коллекция Роберта Франка, приобретенная в дар Фондом Говарда Гилмана

Лондонский Сити, 1951.

Роберт Франк / Национальная художественная галерея, Вашингтон, коллекция Роберта Франка, приобретенная в дар Фондом Говарда Гилмана

В то время критики думали, что Америка, изображенная на его изображениях, была искажена его камерой и его точкой зрения.

Его Америка была грубой по краям: не ухоженные пригороды, где показывают телевизоры или журналы, а скорее протертые городские улицы и пустынные сельские участки, усеянные коричневыми и черными, а также белыми людьми.Их присутствие — разнообразное и неприятное для некоторых — подняло вопросы, на которые позже ответит движение за гражданские права, сближение сторонников культуры в районе Хейт-Эшбери в Сан-Франциско и антивоенные протесты.

К 1960-м годам видение Фрэнка казалось пророческим; его объектив показал мир, который был не за горами.

Национальный съезд Демократической партии, Чикаго, 1956. Роберт Франк / Национальная художественная галерея, Вашингтон, Коллекция Роберта Франка скрыть подпись

переключить подпись Роберт Франк / Национальная художественная галерея, Вашингтон, Коллекция Роберта Франка

Национальный съезд Демократической партии, Чикаго, 1956.

Роберт Франк / Национальная художественная галерея, Вашингтон, Коллекция Роберта Франка

Мы опечалены его кончиной, но благодарны за то, что его фотографии будут продолжать жить в мире и нашими глазами.

Ниже несколько фотографов делятся своими мыслями о Фрэнке и его работах.

Мэгги Стебер

Родившаяся и выросшая в Техасе, отмеченный наградами фотограф-документалист Мэгги Стебер жила и работала по всему миру.Она проработала на Гаити более 30 лет, кульминацией которой стала публикация ее книги « Танцы в огне», , и давний участник National Geographic.

Как молодой фотограф начинающий, как и многие другие, The Americans Роберта Фрэнка был моей библией, моим практическим руководством и моим главным источником вдохновения как фотографа-документалиста. Из работы Роберта Франка я научился визуализировать вещи, не будучи настолько очевидными, особенно те, к которым мы должны относиться скептически.Я понял, что самая простая фотография может нести величайший смысл.

Каждый раз, когда у меня было задание, я все еще ходил и смотрел на The Americans в поисках вдохновения. Но, возможно, более важным является то, что его фотографии рассказали мне о проблемах и человеческом опыте. Некоторые изображения разбили мне сердце своей грустью, избегающей сентиментальности. Некоторые изображения научили меня тому, о чем я не знал. Когда в школе меня учили быть объективным, работа Роберта Фрэнка научила меня, что я, , должен быть субъективным, а обязать чему-то.Дело было не только в фотографии, сделанной опытным фотографом. Речь шла о понимании и чувстве того, что фотография может, по крайней мере, сообщить нам и изменить нас, и что важно быть приверженным чему-то большему, чем мы сами. Я любил его и молюсь, чтобы его работа никогда не была потеряна для будущих поколений.

Уэльс, Бен Джеймс , 1953. Роберт Франк / любезно предоставлено Pace / MacGill скрыть подпись

переключить подпись Роберт Франк / любезно предоставлено Pace / MacGill

Уэльс, Бен Джеймс , 1953.

Роберт Франк / любезно предоставлено Pace / MacGill

Юджин Ричардс

Фотограф, писатель и кинорежиссер Юджин Ричардс родился в Дорчестере, штат Массачусетс. Его обширная коллекция отмеченных наградами работ включает 17 книг, одна из которых, Exploding Into Life, c хроники борьбы его первой жены Доротеи Линч при раке груди.

Айрис, Дорчестер, Массачусетс, 1975 г. Юджин Ричардс скрыть подпись

переключить подпись Юджин Ричардс

Iris, Дорчестер, Массачусетс, 1975.

Юджин Ричардс

Влияние Роберта на меня — это урок того, как не меняться.Я впервые встретился с ним около 40 лет назад, когда кто-то позвонил мне в мою квартиру в Дорчестере, штат Массачусетс, и сказал, что Роберт Франк носит с собой экземпляр моей самоизданной, в значительной степени критически осмеянной книги, Dorchester Days . Я пошел посмотреть, где он, просто посмотреть, и в итоге толпа толкнула его к нему. Когда у меня не было денег на ужин, он спросил меня, где я живу. Зачем ему это нужно? Потому что в ту ночь он пришел один к моей девушке Доротее и моей унылой квартире, чтобы просто посидеть, выпить ужасный на вкус ликер и съесть мороженое прямо из контейнера.Он флиртовал с Доротеей, смеялся над шутками моего друга Тома, не возражал против моей склонности обнимать его. О фотографии не было и речи. Тем не менее, меня лично возвысили, как никогда раньше.

Что касается его прямого влияния на мою фотографию, то я впервые увидел его книгу Американцы где-то в начале 1970-х. И если я вообще могу это вспомнить, почувствовал огромное облегчение от того, что кто-то еще оказался там, в центре Америки, без извинений, без проповедей, глядя на нашу страну.Примерно в 1980 году он предложил мне подать заявку на стипендию Гуггенхайма, чего я бы никогда не сделал, зная, что [Нью-Йоркский музей современного искусства] и подобные учреждения не рассматривают мою работу как ничто. Фактически, MoMA просил меня забрать свои фотографии сразу же после того, как их заберут, даже не открывая футляр. Так или иначе, я подал заявку и получил грант, который в значительной степени покрыл лечение рака Доротеи. Но пока я знал Роберта, он никогда не признавал, что оказал там свое влияние. Но, конечно, знал.

Susan Meiselas

Сьюзан Meiselas, родившаяся в Балтиморе, штат Мэриленд, больше всего известна своим освещением восстания в Никарагуа и обширной документацией по вопросам прав человека в Латинской Америке. Среди множества наград Мейселас был назван стипендиатом Макартура в 1992 году.

Он был полностью самим собой и вдохновлял следующие поколения своей независимостью и настойчивостью в выразительной форме. Увидеть обычную жизнь за пределами больших повествований или событий.Приносит новый словарный запас в фотографию, который теперь также превзошел его воображение.

Вид из окна отеля — Бьютт, Монтана, 1956. Роберт Франк / любезно предоставлено Pace / MacGill скрыть подпись

переключить подпись Роберт Франк / любезно предоставлено Pace / MacGill

Вид из окна отеля — Бьютт, Монтана, 1956.

Роберт Франк / любезно предоставлено Pace / MacGill

Мэтт Эйх

Фотограф-эссеист, родившийся и проживающий в Вирджинии, Мэтт Эйх создает подробные проекты, связанные с памятью, семьей, обществом и положением в Америке.

На мой взгляд, нельзя сказать, что ни один другой фотограф-одиночка оказал такое огромное влияние на среду. Как молодой фотограф, мне потребовалось время, чтобы разобраться в фотографиях Фрэнка, но, оказавшись внутри, я не мог оставить их позади.Они следуют за мной, куда бы я ни пошел, и хотя я никогда не встречался и не общался с этим человеком, его видение Америки руководит и продолжает формировать то, как я визуально отношусь к этой сложной стране. Меня немного утешает тот факт, что его фотографии были встречены с пренебрежением, когда они были впервые опубликованы, и что он не чувствовал необходимости делать что-то одно, создав еще одну замечательную книгу после первой. Он позволил себе изменить форму, оставаясь верным своему видению художника.

Гленна Гордон

Гленна Гордон — фотограф-документалист и фотожурналист, чья работа была заказана. The New York Times Magazine , Time magazine, The Wall Street Journal , Le Monde и другие издания. Time’s Lightbox описал ее фотографии как «яркие образы значимости, человечности и потерь».

Когда я впервые начал фотографировать, я снимал для новостных агентств и искал те важные моменты и изображения, которые поразили меня особым образом. Была эта ворчащая часть меня, которая хотела искать в другом месте — искать края вещей, закоулки, тихие моменты, неожиданную красоту. Когда я наконец столкнулся с The Americans , я почувствовал, что всегда искал.Это дало мне разрешение искать совершенно другой образ и двигаться по миру иначе, чем я искал неизведанное.

Работа Фрэнка — отправная точка для многих, ищущих неоднозначного резонанса, прямо у следующего съезда с автострады. Всего лишь луч света, изящный жест запястья, наложение неожиданной рамки, мир становится трансцендентным и настоящим.

Школа на границе Либерии и Кот-д’Ивуара.Март 2011 г. Гленна Гордон скрыть подпись

переключить подпись Гленна Гордон

Здание школы на границе Либерии и Кот-д’Ивуара. Март 2011г.

Гленна Гордон

Миранда Барнс

Миранда Рэй Барнс — американский фотограф Карибского бассейна, которая родилась, живет и работает в Бруклине, штат Северная Каролина.Y. Она получила степень бакалавра гуманитарных наук и правосудия в Колледже уголовного правосудия Джона Джея в Нью-Йорке, и ее работы публиковались в таких публикациях, как The New York Times, The Wall Street Journal , журнал , Нью-Йорк, Time, Vogue, Vice и The New Yorker.

Много лет назад, когда я учился в местном колледже, еще до того, как я понял, что хочу делать с фотографиями, я был очарован Робертом Фрэнком и его жизнью. Той весной я участвовал в школьном фотоконкурсе, выиграл и получил подарочную карту Amazon на 30 долларов и сразу же купил побитую копию The Americans. Это была моя первая настоящая фотокнига. Я помню, как ехал домой на автобусе и листал страницы, так счастлив, что у меня есть реальная копия моей, немного порванная. Это было началом того, что я стал думать о фотографии как о более дисциплинированной практике.

Кадр из сериала Миранда Барнс Doubles . Миранда Барнс скрыть подпись

переключить подпись Миранда Барнс

Изображение из сериала Миранда Барнс Двойники .

Миранда Барнс

Андре Вагнер

Андре Вагнер — афроамериканский художник и фотограф, родился в Омахе, штат Небраска. В 2014 году Вагнер купил свою первую Leica и начал фотографировать на улицах Нью-Йорка. Его фотографии исследуют нюансы повседневной жизни и повседневных людей. В настоящее время он живет и работает в Бруклине, штат Нью-Йорк,

Когда я впервые получил фотокнигу Американцы много-много лет назад, я понятия не имел, что это будет та книга, к которой я часто обращаюсь, и та, которая всегда оказывается в моей чемодан.Глаза Фрэнка не мигали, его вера была непоколебима, его правда исходила из души, а его дар оставляет меня осознанием того, что я должен продолжать. Как фотографы, мы не всегда можем объяснить, почему кто-то делает что-то, но он доказал, что в работе есть прочная сила, когда человек не лжет.

Пронзающие небеса: Молитвы пуритан

Эта удивительная коллекция пуританских молитв прекрасна, обличительна и назидательна. Название основано на цитате Томаса Уотсона: «Та молитва, которая, скорее всего, пронзит небеса, прежде всего пронзит собственное сердце.» Создавая саму книгу, Lexham Press проделала огромную работу по созданию великолепного дизайна, подходящего для содержания внутри. Книга представлена ​​в великолепном темно-синем твердом переплете, украшенном золотыми буквами и орнаментом снаружи. Верстка тоже замечательная, шрифт читабельный, и каждая молитва содержит красиво разделенные абзацы и интервалы. В результате получился текст, который в целом приятно читать. Что касается содержания, то молитвы удобно разделены на темы с определенными подзаголовками.Например, вот некоторые из категорий: «Помогите мне преодолеть мои сомнения»; Помогите мне выдержать искушение; Возьми мою жизнь и пусть она будет освящена. Наряду с отдельными заголовками, присвоенными каждой записи, они помогают найти соответствующие молитвы на определенную тему. Еще одна замечательная особенность заключается в том, что после каждой молитвы указывается имя автора. Неудивительно, что лучшие части этой книги — это сами молитвы; каждая молитва просто прекрасна. Невозможно уйти от этой книги, не будучи тронутым чудесами и славой Божьей.Будь то ликование Евангелию, раскаяние в грехах, ликование в Божьей славе, мольба о милосердии или прошение о божественной помощи, эти пуританские молитвы являются страстным и ярким выражением полной приверженности вере в Триединого Бога. Одна полезная особенность этой коллекции заключается в том, что язык был обновлен для современных читателей; это, однако, нисколько не умаляет опыта взаимодействия с этими молитвами многовековой давности. Еще один интересный штрих — краткие биографии каждого автора, включенные в конце, а также авторский указатель.Единственное разочарование, которое меня разочаровала в этой книге, заключалось в том, что разброс использованных источников был довольно однобоким для отдельных авторов. Например, основываясь на указателе сзади, я бы оценил, что из 32 включенных пуритан 7 из них составляют около 80 процентов молитв; знаменитые пуритане, такие как Джон Оуэн, Джордж Уайтфилд, Джон Буньян и другие, включили в эту книгу лишь несколько молитв. В конечном счете, однако, этот факт не является серьезной проблемой, поскольку каждая включенная в нее молитва, безусловно, стоит прочитать.В целом эту работу было приятно читать. Регулярно проходя через «Долину видений» в прошлом, я очень хочу вернуться к «Пронизывающему небеса» на долгие годы вперед. Проработав эту книгу с преданностью, используя несколько ее молитв каждое утро и вечер в свое собственное время молитвы, я действительно могу сказать, что молитвы внутри «пронзают сердце», и я надеюсь, что по милости Божьей они станут «пронизывающими небеса». . » * Примечание: я получил эту книгу бесплатно, любезно предоставлено Lexham Press, но мне не требовалось давать положительный отзыв.*

Пирсинг (для подростков) — Детская больница Чикаго Энн и Роберт Х. Лурье (XML)

Что такое пирсинг?

Пирсинг — это то, на что оно похоже — пирсинг или прокол. в теле иглой. После этого в отверстие вставляется украшение. Обычно проколотые части тела — это уши, нос и пупок. Оральный пирсинг включает: губа, щека и язык.

Когда пирсинг заживает, некоторые люди захотят увеличить размер отверстия. носить определенные виды украшений, в том числе пробки и туннели.Растяжка должна быть делать небольшими порциями, чтобы уменьшить вероятность повреждения пирсинга и рубцов.

Что я должен об этом знать?

Если вы думаете о пирсинге, сначала проведите исследование. Если ты под 18, в некоторых местах нельзя сделать пирсинг без разрешения родителей, и некоторые требуют, чтобы во время пирсинга присутствовал родитель. В некоторых штатах несовершеннолетние не разрешается делать пирсинг.

Перед тем, как сделать пирсинг, убедитесь, что вы прошли все прививки (особенно прививки от гепатита В и столбняка). Если у вас есть проблемы со здоровьем (например, врожденные болезни сердца, аллергия, диабет, ослабленная иммунная система или проблема с кровотечением), поговорите со своим врачом перед пирсингом. Если вы планируете сделать пирсинг языка или рта, убедитесь, что ваши зубы и десны здоровы.

Кроме того, если у вас есть келоиды (чрезмерное разрастание рубцовой ткани), вам, вероятно, не следует сделать пирсинг.

Несмотря на то, что пирсинг является общепринятым, некоторые пирсинг могут повредить вам шансы получить работу или продвинуться по карьерной лестнице.

Как безопасно сделать пирсинг?

Пирсинг регулируется в некоторых штатах, но не в других. Если вы решите получить пирсинг, проведите небольшое расследование о процедурах магазина и найдите выяснить, обеспечивает ли он чистую и безопасную среду для своих клиентов.

В каждом магазине должен быть автоклав (стерилизационная машина) и храните стерилизованные инструменты в запечатанных пакетах до тех пор, пока они не будут использованы.Задайте вопросы и убедитесь, что пирсинг:

  • является лицензированным практикующим специалистом
  • моет руки перед каждой процедурой
  • , , носит свежие одноразовые перчатки (например, те, что носят у врача. офис)
  • использует одноразовые иглы и стерилизованные инструменты
  • использует пистолеты для прокалывания ушей, которые стерилизованы или одноразовые

В магазине также должны соблюдаться процедуры надлежащего обращения и утилизации отходы (например, иглы или марля с кровью).

Перед тем, как сделать пирсинг, убедитесь, что вы знаете, есть ли у вас аллергия на какие-либо металлы. Выбирайте украшения (включая спинку или шпильки) из металлов, которые с меньшей вероятностью вызывать реакции, такие как:

  • хирургическая нержавеющая сталь
  • чистое золото (без позолоты или позолоты)
  • ниобий
  • титан

Если вы считаете, что в магазине недостаточно чистоты, если не получили ответы на все ваши вопросы, или если вы чувствуете себя некомфортно, сходите в другое место, чтобы сделать пирсинг.

Что происходит во время пирсинга?

Чего ожидать от пирсинга части тела:

  • Пирсингу следует вымыть руки водой с антибактериальным мылом. и наденьте чистые свежие перчатки.
  • Протирать место прокола (кроме языка) спиртом или другим антисептик.
  • Вы должны увидеть, как пирсер извлекает иглы и инструменты из стерильных контейнеров.
  • Затем ваша кожа прокалывается очень острой одноразовой иглой.
  • Устанавливается уже стерилизованное украшение.
  • Пирсинг утилизирует иглу в специальном контейнере, чтобы нет риска прикосновения иглы или крови к другому человеку.
  • Пирсинг дает инструкции по уходу за новым пирсингом и что делать, если возникла проблема.

Каковы риски пирсинга?

Легкая припухлость и болезненность в месте прокола — это нормально.Припухлость может иметь значение в случае пирсинга языка. Серьезные проблемы могут возникнуть, если вы пытаетесь проколоть себя, попросите друга сделать это за вас или сделаете это нечистым среда. Убедитесь, что это делает профессионал в безопасной и чистой среде.

Но даже если вы будете осторожны, могут возникнуть проблемы. Общие проблемы, связанные с телом пирсинг включает:

  • боль
  • заражение
  • кровотечение
  • Рубцы и келоиды
  • аллергическая реакция на использованное украшение

Инфекции могут варьироваться от инфекций кожи или хрящей с покраснением, отеком и т. Д. нежность и гной к более серьезным инфекциям, таким как токсичные шоковый синдром, инфекции крови, столбняк, и гепатит.Сколы или трещины зубы могут быть проблемой для людей с пирсингом в полости рта. Отек языка и украшения во рту может заблокировать дыхательные пути, вызывая серьезные проблемы с дыханием. Есть Вероятность того, что украшения в носу можно проглотить или вдохнуть в легкие.

В зависимости от проколотой части тела время заживления может составлять от нескольких недель до несколько месяцев. Если вы все-таки сделали пирсинг, обязательно позаботьтесь о нем после — не трогайте и не дергайте за нее, держите область чистой водой с мягким мылом (не спирт или перекись водорода).Всегда стирать руки, прежде чем дотронуться до пирсинга. Если у вас есть пирсинг во рту, используйте не содержащий спирта, антибактериальный ополаскиватель для рта или другое рекомендованное очищающее средство для полости рта.

Немедленно позвоните своему врачу, если у вас есть кровотечение, усиление боли или какие-либо признаки инфекции.

Дата проверки: декабрь 2017 г.

Что такое «прорыв корпоративной вуали»?

Как следует из названия, «пронзить корпоративную завесу» — это образный способ описать, когда суд проигнорирует юридическую фикцию корпорации.Теория ответственности в судебном процессе позволяет истцу получить компенсацию от людей, владеющих или управляющих корпорацией.

Почему директора, должностные лица и акционеры обычно не несут ответственности по корпоративным долгам?

В качестве предыстории, корпорация создается как коммерческое предприятие с (1) правами человека; (2) вечное существование; и (3) ограниченная личная ответственность акционеров и директоров корпорации. Юридически корпорация будет существовать как отдельное и отличное от своих учредителей лицо.Корпорация, и только корпорация, будет нести ответственность за любые долги, убытки или обязательства, возникшие в результате корпоративных действий. По этой причине акционеры и директора могут предположить, что их личные активы будут защищены от судебного иска, если их корпорация не будет иметь достаточных ресурсов для покрытия своих обязательств.

Когда в судебном процессе возникает «пробивание корпоративной завесы»?

Когда того требуют обстоятельства, некоторые суды выходят за рамки юридической фикции корпорации, чтобы найти директоров или других лиц, контролирующих корпорацию, которые несут личную ответственность за корпоративные действия.Когда это происходит, суд «пронзил корпоративную завесу». Это менее эвфемистически известно как «игнорирование юридического лица».

Исторически сложилось так, что американские суды неохотно признавали директоров, акционеров или других членов личной ответственности по корпоративным обязательствам из-за обещания ограниченной ответственности, включенной в создание корпорации. Но в некоторых случаях корпорации не соблюдают формальности для поддержания корпоративного статуса и допускают мошенничество или другое правонарушение; в других случаях отказ суда игнорировать корпоративную оболочку будет явно несправедливым по отношению к истцу.Таким образом, в некоторых случаях, когда корпоративных активов было бы недостаточно для удовлетворения судебного решения истца против корпорации или когда деятельность корпорации казалась оболочкой для мошеннических операций отдельного лица, суды проникали сквозь корпоративную завесу, чтобы найти личную ответственность директора или акционер.

Помимо плохого поступка, суды в большинстве штатов обычно обращаются к различным факторам, чтобы определить, была ли корпорация подставной. Такие доказательства, как отсутствие капитала, смешение корпоративных и личных активов, несоблюдение формальностей или корпоративных записей и сокрытие корпоративной формы для совершения мошеннических или незаконных действий, в некоторых случаях использовались для успешного преодоления корпоративной завесы.

Как корпорации могут сохранять «корпоративную вуаль»?

Корпорации и люди, которые ими руководят, получают ценную юридическую защиту с самого акта регистрации, включая защиту от личной ответственности по корпоративным долгам и обязательствам. Чтобы сохранить эти средства защиты нетронутыми, корпорации должны соблюдать корпоративные формальности. Те же действия, которые могут быть использованы в качестве доказательства против корпорации, могут быть использованы для доказательства ее существования: проведение регулярных встреч, ведение протоколов встреч, ведение корпоративных записей и корпоративных счетов, а также полное финансирование корпорации и страхование бизнеса.Выполняя эти действия, корпорации с большей вероятностью сохранят свой статус и защиту, которая приходит с регистрацией.

Авторское право © 2008 FindLaw, подразделение Thomson Reuters

ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: Этот сайт и любая информация, содержащаяся на нем, предназначены только для информационных целей и не должны рассматриваться как юридические консультации. Обратитесь за советом к компетентному советнику по любому юридическому вопросу.

Вернуться к основному

Piercing Heaven (Роберт Элмер, редактор)

Рецензия на книгу Джоэла Рэдфорда

Джоэл Рэдфорд служил проповедником в баптистской церкви Драммойн с 2009 года.


Если вы похожи на меня, мы не всегда знаем, о чем нам следует молиться, будь то наедине или даже с кафедры. Вот почему молитвы, стихи и песни, написанные другими, могут быть такими полезными. Молитвы других людей могут научить нас тому, о чем мы можем молиться Богу, и которые часто даются, чтобы мы могли использовать их, чтобы говорить напрямую с Богом. Есть даже библейский прецедент таких сборников в книге Псалмов.

Но вне Священного Писания чужие молитвы и песни могут быть сомнительными и даже откровенно еретическими.Вот почему хорошо иметь молитвы благочестивых мужчин и женщин, которые прошли до нас.

Многие любители пуритан высоко оценили сборник своих молитв в книге «Долина видений» Артура Беннета. А теперь еще один сборник пуританских молитв доступен в «Пронизывающем небо» под редакцией Роберта Элмера.

Есть молитвы самых популярных пуритан, таких как Джон Буньян, Ричард Бакстер, Джозеф Аллейн, Стивен Чарнок, Иеремия Берроуз, Джон Оуэн и Ричард Сиббс.Но сказав это, я должен отметить, что, безусловно, большинство молитв исходят от тех, кто технически не может быть классифицирован как «пуритане», особенно от Филипа Доддриджа и Роберта Хокера. Редактор защищает такие молитвы, поскольку они написаны в «пуританском духе». Но это означает, что этот сборник молитв не совсем «Долина видения 2.0».

Мини биографии автора включены в конце книги для тех, кто может быть с ними не знаком, вместе со ссылками на их работы для дальнейшего чтения.

Молитвы разделены на шестнадцать разделов, которые учат читателя молиться о помощи в разных сферах, от сомнений до страданий и подготовки к поклонению. Разделы об искушении, неверии, исповеди, посвящении и благодарении были моими любимыми. Но драгоценные камни можно найти во всех разделах. Например, рассмотрим это от Роберта Паркера:

«Напомни мне, что мирские моды уйдут, и их мгновенная слава исчезнет в пустоте и ничто.Обрати мое сердце к тебе и сосредоточь свое внимание на вещах, которые будут длиться вечно.
Помоги мне полюбить тебя яростно и прилепиться к тебе чистым сердцем. Пусть ничто здесь не удовлетворит мою душу ».

Все молитвы «слегка модернизированы как с точки зрения правописания, так и с точки зрения лексики», а современные местоимения заменяют старые «Тебя» и «Йе», что делает молитвы более удобными для использования сегодняшними читателями. Книга представляет собой красивый твердый переплет, который выдержит регулярное (даже ежедневное) использование.

Не просто читайте эту книгу, молитесь этой книгой.

Пронзание небес

Молитвы пуритан

Под редакцией Роберта Элмера

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.