Menu
vitalyatattoo.ru — Студия художественной татуировки и пирсинга ArtinMotion Разное Полинезийцы фото: ПОЛИНЕЗИЙЦЫ • Большая российская энциклопедия

Полинезийцы фото: ПОЛИНЕЗИЙЦЫ • Большая российская энциклопедия

Содержание

ПОЛИНЕЗИЙЦЫ • Большая российская энциклопедия

ПОЛИНЕЗИ́ЙЦЫ, группа народов, коренное население Полинезии и некоторых небольших островов Меланезии и Микронезии. Говорят на полинезийских языках (более 40 языков) океанийской ветви австронезийской семьи; среди них хорошо обособленную подгруппу представляют восточно-полинезийские языки – гавайский, таитянский и др. Языками с наибольшим числом говорящих являются самоанский (422 тыс. человек; 2018), тонганский (190 тыс. человек; 2017) и таитянский (от 80 до 200 тыс. человек; 2015, оценка). Некоторые языки находятся под угрозой исчезновения из-за малого числа говорящих или перехода на таитянский или европейские языки. Из европейских языков среди полинезийцев распространены английский, французский (в заморских территориях и на Вануату), испанский (о. Пасхи) и ток-писин (в Папуа-Новой Гвинее).

Гавайские танцовщицы. Фото Дж. Уильямса. Кон. 19 в. Архивы штата Гавайи (Гонолулу).

История заселения

Около 1350 г. до н. э. в районе архипелага Бисмарка сложилась археологическая культура лапита с характерной штампованной керамикой, изображающей богов-предков. Её носители были экономически ориентированы на прежде не заселённые прибрежные территории, которые быстро истощались, и поэтому с большой скоростью распространялись по всей Океании. С помощью катамаранов (лодок с поплавком) они преодолели границу Внешней Океании (на восток от Соломоновых островов) и уже к 800 г. до н. э. заселили Западную Полинезию – о-ва Фиджи, Тонга и Самоа. Не имея возможности двигаться дальше, люди заселили внутренние территории островов, забыли гончарное ремесло. К 1-му тыс. н. э. складываются праполинезийская культура и язык. Приблизительно к 10 в. был изобретён двухкорпусный катамаран, в котором поплавком служит второй корпус лодки, более устойчивый и вмещающий больше сотни человек. После этого открытия была заселена Восточная Полинезия – в течение 300 лет люди появились на Гавайях, о. Пасхи и в Новой Зеландии. Примерно тогда же началось обратное движение полинезийцев на запад, в Меланезию и Микронезию, во многом связанное с адаптацией к жизни на атоллах, где отсутствуют источники пресной воды, камня и плодородная почва, – возникает географически разорванная Внешняя Полинезия. Полинезийцы радикально изменили экологический облик островов, в первую очередь из-за
интродуцированных
растений и крыс.

Хозяйственно-культурный тип

Разные экология, климат и несущая способность земли предопределили значительную вариацию полинезийских обществ по размеру и хозяйственному типу. На архипелагах Тонга, Самоа и Гавайях проживали сотни тысяч человек, в то время как на некоторых атоллах Внешней Полинезии население не превышало несколько сотен человек. В начале 20 в. численность некоторых народов не превышала 20 человек, однако они сохранили язык и отчасти традиционную культуру (таку и нукерия Папуа-Новой Гвинеи).

Для полинезийцев характерно интенсивное земледелие в сочетании с прибрежным рыболовством; на отдельных островах важным источником белка были свинья, курица и собака (иногда также крыса). Основные сельскохозяйственные культуры – корнеплоды (таро, ямс, батат), бананы, кокосовая пальма, хлебное дерево и сахарный тростник. До контактов с европейцами (конец 16 в.) завезённый из Америки батат был известен только в Восточной Полинезии. Полинезийские рыболовство и морское собирательство – рифовые (где есть рифы), в некоторых обществах получили распространение специальные методы ловли тунца и/или масляной рыбы в открытом море. Рыбу выращивали в море и при заливном земледелии. Кое-где важна охота на птиц, летучих лисиц и морских черепах. На больших островах в доконтактное время был распространён каннибализм (в том числе неритуальный).

На атоллах помимо кокоса важную роль играют болотное таро и панданус. Кокосовая пальма – источник не только воды и пищи, но также патоки из соцветий и пальмового вина (патока из соцветий и пальмовое вино не были известны в Восточной Полинезии), косметического масла; из кокосовой пальмы изготавливали верёвки, сосуды для питья, циновки, корзины, копья и др. Из акульего зуба традиционно изготовлялось оружие, а из раковин тридакны – топоры. Мясо моллюска до сих пор употребляют в пищу и иногда выращивают в морских садах. Во Внешней Полинезии умели строить острова (нукуоро, пилени). В 20 в. атолловые общества начинают активно использовать прибиваемые морем пластик, верёвку и металл для изготовления утвари и орудий труда. В регионах, где земледелие невозможно (Южный остров Новой Зеландии и о-ва Чатем), полинезийцы стали охотниками на морского зверя и линную птицу, а также собирателями папоротника и орехов специально завезённых карака (Corynocarpus laevigatus), которые необходимо обрабатывать, чтобы не отравиться.

Традиционно пища готовится в земляной печи в течение 4-5 часов (супы и варка в воде были неизвестны). Корнеплоды растираются и взбиваются с кокосовым маслом или сливками. Квашеная пища на основе корнеплодов, плодов хлебного дерева и банана важна на больших островах как источник белка и витаминов, а также как продукт, который долго хранится. Рыбу также едят сырой (с чем-то сладким). На некоторых островах мужчины и женщины ели отдельно (на Гавайях женщину убивали, если она видела, как ест мужчина).

Для изготовления одежды традиционно использовалась тапа (бумага, получаемая из отмоченных и отбитых лубяных волокон привезённых из Юго-Восточной Азии растений), также корни пандануса и волокна новозеландского льна; во Внешней Полинезии был известен ткацкий станок. Человеческий волос и кость были важны как материалы на островах, где не было млекопитающих. За перьями снаряжали морские экспедиции; маленьких птиц ловили, обмазывая ветви клеем. Стрелы, лук и дротики использовались для спортивных состязаний, но не для охоты и не на войне.

Социальная организация

Типическое полинезийское общество организовано по принципу рэмиджа (конического клана) таким образом, что все его члены являются родственниками друг другу, причём каждый занимает уникальное положение, находясь на разном расстоянии от воображаемого основателя. Это возможно благодаря праву первородства, согласно которому первенцы (а также младенцы мужского пола) наследуют большее количество генеалогической силы от своих родителей. В полинезийских языках все родственники одного поколения, неравного поколению говорящего, называются одним словом, только в особых контекстах уточняется, приходится ли говорящему человек отцом, матерью, тётей, троюродным дядей и т. д. Брачное поселение, как правило, вирилокальное, счёт родства — амбилинейный (вклад материнской линии может быть меньше или больше в зависимости от общества). Характерны избегание между некоторыми родственниками (между братом и сестрой в Западной и Внешней Полинезии и др.) и особая роль сестры отца или брата матери (в отдельных обществах). Исключительно распространена адопция (больше половины детей могут быть приёмными). Родство по пище важнее, чем родство по крови.

Согласно тому же принципу конического клана в обществе выделяется несколько родовых групп (разного статуса), которые владеют землёй и рыбными стоянками. В некоторых обществах (луангиуа) есть рыболовецкие артели, члены которых пользуются одной лодкой и снастями, во многих обществах лодки также принадлежат родовым группам.

Классические полинезийские общества – вождества. Наиболее близкий с генеалогической точки зрения потомок мифического прародителя, согласно модели конического клана, автоматически становится политическим и религиозным лидером, обладая особым личным доступом к предкам и богам. На практике эффективность правителя в военных, политических и ритуальных делах является доказательством его силы. В задачи вождя входит обеспечение урожая, предотвращение непогоды и лечение больных. Характерно двойственное правление с выделением сакрального и светского наследственных лидеров (например, тонга, таку, рапануи) или с ротацией титула вождя между двумя или тремя знатными кланами (например, сикаиана).

Даже на небольших атоллах (с населением в одну-две сотни человек) наблюдаются социальные страты – наследственные вожди, знать, пророки, рабы и т. д., а также разработанные ритуалы интронизации. Их можно определить как мелкомасштабные стратифицированные общества. На больших островах возникают сложные вождества – несколько вождеств, объединяемых под властью главы одного из них (большие и малые мата о-ва Пасхи). Так называемая тонганская морская держава (950–1820-е гг.), контролировавшая обмен предметов роскоши и ценных материалов на момент прихода европейцев практически во всей Западной и частично Внешней Полинезии, может быть охарактеризована как суперсложное вождество. На Гавайях ещё до контакта возникло раннее государство – эндогамная знать узурпировала землю и другие ресурсы у родовых групп, передала их в аренду простолюдинам на обработку, появился бюрократический аппарат.

Для полинезийских обществ характерен разработанный речевой этикет, в некоторых из них при разговоре с вождём необходимо заменять обычные слова на специальные (язык вождей), в других – после смерти вождя запрещено употреблять слова, входящие в состав его имени, до тех пор, пока не родится его внук, которому дадут такое же имя (языковое табу). На о-вах Общества за нарушение этого запрета полагалась смертная казнь (поэтому в таитянском много слов неизвестного происхождения, обозначающих воду, смерть, базовые числительные и т. д.).

Характерен диффузный тип поселения. Территория, занимаемая каждой родовой группой, охватывает различные экологические и хозяйственные ниши, причём расположенные ближе к морю домохозяйства имеют более высокий статус. До прихода европейцев не было деревень и рынков. Тем не менее, как показывают данные археологии, базальт, обсидиан и перья птиц путём обмена перемещались на расстояния в тысячи километров.

Религия

В 21 в. большинство полинезийцев являются христианами (католиками, протестантами) или атеистами. Традиционная религия сохраняется только на Таку (Папуа-Новая Гвинея). В основе полинезийских религий лежит представление о специальных запретах – табу, под которые попадают определённые члены общества. Табу, в свою очередь, связаны с понятием ман

а – генеалогически наследуемая эффективность и, соответственно, опасность людей, сверхъестественных акторов и явлений природы. Слово «мана» в определённых контекстах можно перевести как «удача» (слова «табу» и «мана» – полинезийские заимствования в русском). Ключевыми являются практики контролируемой одержимости богами, предками и недавно умершими родственниками, которые позволяют коммуницировать с миром сверхъестественного и таким образом манипулировать его обитателями (ср. с понятием медиума). Полинезийцы не только верят, что в них вселяются боги и предки, но также намеренно изображают их и пытаются стать ими. Отдельные песни и танцы известны как сочинённые умершими и переданные через медиумов.

Характерны календарные ритуалы подношения богам первых плодов урожая. До проведения этих ритуалов употребление в пищу собранных плодов было запрещено. Два культурных растения, кава и куркума, традиционно использовались и используются исключительно в ритуальной сфере (первое как одурманивающий напиток, второе – как источник жёлтой и красной краски).

Искусство

Типичные предметы полинезийского искусства – резные предметы из дерева, обработанные зубы кашалота, штампованная тапа и изделия из перьев. На больших островах чрезвычайно развита монументальная скульптура и ландшафтная архитектура, в том числе наскальное искусство (моаи о. Пасхи, хеиау Гавайев и пирамиды Тонга). Ранняя постконтактная резьба маори Новой Зеландии – яркий пример фигуративной иконографии. Показательно, что полинезийское слово «тату», как и сама практика нанесения украшений на тело, было заимствовано во все европейские языки.

Для устной традиции характерна установка на точное воспроизведение – близкие варианты многих текстов зафиксированы на разных архипелагах, так что возможна детальная реконструкция эпизодов и имён персонажей мифологической эпопеи (Мауи), историй о путешествии в мир мёртвых (ср. Орфей) и многих других текстов. Эзотерическое знание (преданий, генеалогий, песен, названий ночей по луне, звёзд и рыб) – важный властный ресурс в полинезийском обществе. Должность поэта и генеалога – наследственная, даже на некоторых небольших островах (таку). Развиты этноастрономия, игравшая важную роль в навигации. Подробные изложения традиционной устной истории некоторых островов сохранились благодаря полинезийским историкам, освоившим письмо на латинской основе; некоторые из них жили при дворе царей до прихода европейцев (гавайский историк Давид Мало). На о-ве Пасхи независимо возникла словесно-слоговая письменность (ронгоронго), до сих пор окончательно не дешифрованная (важный вклад в её изучение внесли Б. Г. Кудрявцев и Ю. В. Кнорозов). На других островах при сборе дани и воспроизведении генеалогий использовались мнемонические системы (верёвки с узелками, жезлы с насечками).

Полинезия в антропологической науке

Многочисленные полинезийские общества являются изводами одной праполинезийской культуры, которые развивались (часто в полной изоляции) в разных экологических условиях. Таким образом, Полинезия есть своего рода естественная лаборатория, с помощью которой можно моделировать вклад различных внешних факторов в развитие социальной и политической сложности (М. Салинз). Филогенетические методы реконструкции древних обществ на пересечении археологических, лингвистических и этнографических данных были предложены исследователями, работавшими с америндскими обществами (Э. Фогт, Э. Сепир). Только в Полинезии оказалось возможным практическое воплощение их методической установки (П. Кирха, Р. Грин). На полинезийском материале были сформулированы ключевые положения политической антропологии, родства, дара, теории устности, музейной этнографии, возникли антропология детства и пола и островная археология (Р. Фёрс, К. Луомала, М. Мид).

Ученые: древние индейцы и полинезийцы общались, преодолевая тысячи километров

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

Ранее ученые полагали, что индейцам проще всего было добраться до острова Пасхи

В доисторическое время люди путешествовали между Южной Америкой и восточными островами Полинезии. Такое предположение у историков возникло уже некоторое время назад, но сейчас этому появилось новое доказательство.

На основе исследования ДНК ученые пришли к выводу, что индейцы и полинезийцы контактировали друг с другом примерно в 1200 году н.э.

Специалисты несколько десятков лет не могли прийти к единому мнению о том, насколько тесно эти народы взаимодействовали друг с другом.

В 1947 году норвежский путешественник Тур Хейердал отправился на плоту «Кон-Тики» через Тихий океан — из Южной Америки в Полинезию. Он хотел доказать, что преодолеть подобный маршрут возможно.

Стартовав в Перу, Хейердал и еще пять путешественников находились в пути в общей сложности 101 день, а их плот, построенный из бальсового дерева, преодолел около 7 тыс. км. В итоге, 7 августа их плот прибило к рифам атолла Рароиа островов Туамоту.

До нынешнего момента сторонники версии о контактах между индейцами и полинезийцами приводили в качестве основных доказательств общие культурные аспекты, например, использование похожего слова для урожая. По их мнению, общение происходило до появления европейских колонизаторов в Южной Америке.

Оппоненты этой теории ссылались на научные работы с противоположными выводами и на то, что территории были разделены тысячами километров океана.

Александр Ионнидис из Стэнфордского университета и ученые других университетов проанализировали генетические данные более 800 жителей прибрежных областей Южной Америки и Французской Полинезии.

Они пытались найти фрагменты ДНК, которые совпадали бы у обеих групп, и идентичные по происхождению сегменты, которые показали бы, что у людей когда-то были общие предки.

«Мы обнаружили у жителей нескольких полинезийских островов идентичные по происхождению сегменты, восходящие к североамериканским индейцам», — сказал Ионнидис. По его словам, это убедительно доказало, что группы взаимодействовали друг с другом.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Норвежский путешественник Тур Хейердал преодолел несколько тысяч километров на плоту «Кон-Тики»

Попросту говоря, когда-то между полинезийцам и индейцами произошел контакт, после чего родились дети, в которых сочеталось как полинезийское, так и индейское происхождение.

Статистический анализ показал, что это случилось примерно в 1200 году. Как раз в этот период полинезийцы заселяли острова Тихого океана.

Исследователи также выяснили, что индейцы, контактировавшие с полинезийцами, происходили с территории, где сейчас находится Колумбия.

Предыдущие аналогичные исследования геномов людей из этих регионов уделяли основное внимание острову Пасхи, известному своими огромными каменными истуканами, потому что это ближайший к Южной Америке населенный остров Полинезии.

Но выводы нынешнего исследования подкрепляют теорию о том, что первый контакт произошел в архипелаге Восточной Полинезии. Именно этой версии придерживался Тур Хейердал.

Моделирование погодных условий, включая ветер и течения, показало, что до Полинезии проще всего добраться, отправившись из нынешних Эквадора и Колумбии. С большой долей вероятности путешественники в итоге оказались бы на Маркизских островах, а затем на островах Туамоту.

Оба эти архипелага находятся в самом центре региона, в котором ученые выявили у местных жителей ДНК индейцев.

Ранее исследователи отмечали поверхностное сходство между монолитными статуями, найденными в Полинезии и в Южной Америке.

Ранее в качестве доказательства контакта между двумя группами исследователи приводили похожее звучание слова, обозначающего батат. Полинезийцы называют его «кумала», а, например, на языке племени каньяри из Эквадора это слово звучит как «кумал».

Происхождение полинезийской расы: история вопроса

Научный редактор АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ, к.б.н., доцент кафедры антропологии биологического факультета МГУ им. Ломоносова Достающее звено

Специально для портала «Антропогенез.РУ». 
Авторский проект С.Дробышевского.  Электронная книга даст читателям базовую информацию о том, что известно современной науке о древней родословной человека.

Полинезия – гигантский по площади регион с мизерным количеством суши и малочисленным населением, заселённый последним на планете и минимально повлиявший на судьбы человечества. Тем не менее, ореол романтики дальних странствий, свежесть морского ветра над белоснежными коралловыми пляжами с нависающими над ними кокосовыми пальмами, мелодии укулеле и пластика хула-хула, тоска по земному раю – достаточные причины для написания сотен статей и книг, посвящённых освоению островного мира.

Полинезиец и полинезийка.
Лекционные плакаты кафедры антропологии биофака МГУ.

Сложение полинезийской расы с гораздо б?льшим успехом решается силами этнографии, чем прочих наук. Палеоантропология может дать тут абсолютный минимум, ибо датированных мало-мальски древних черепов во всём регионе нет. Однако антропология в более широком смысле приводит решающие аргументы в решении давнего спора о истоке полинезийских первопоселенцев. Наверное, ни один регион земного шара не «заселялся» исследователями столь противоречиво и разнообразно!

Где только не обосновывалась легендарная прародина Гаваики богатыми воображением учёными и энтузиастами: от Месопотамии и Индии до Норвегии и Южной Америки!

Деревянная маска, культура лапита
Фото Thierry Ollivier, Michel Urtado
Источник: http://www.theguardian.com/culture/2010/
dec/14/lapita-oceanic-ancestors-paris-review

Центральным звеном во всех исследованиях прошлого Океании является проблема культуры лапита. Насколько это можно установить из сравнения керамики, лапита или непосредственно предшествовавшая ей культура возникла на Филиппинах или северо-востоке Индонезии в 2000-1300 гг. до н.э., по крайней мере, керамика лапита похожа на синхронную керамику культуры юаньшань на Тайване I тысячелетия до н.э., культуры батунган на острове Масбате (центральные Филиппины) I тысячелетия до н.э., керамику острова Тимор I тысячелетия до н.э., керамику юго-западного Сулавеси I тысячелетия до н.э., более позднюю керамику пещеры Каланай (остров Масбате, центральные Филиппины) и Сахюинь (побережье центральной части Вьетнама). В Меланезии древнейшая лапита встречена в слоях с датировками до 3440 лет назад или несколько моложе – 3300-3200 (Bellwood, 1992; Bellwood et al., 1993; Specht et Gosden, 1997). Показательно, что тут же найден обсидиан из Таласеа, находящегося на севере Новой Британии, что указывает на исток миграций (из этой же местности обсидиан развозился на острова Ватом – 240 км, Амбитл – 500 км, Гава в группе Риф – 2000 км, Пен – 2600 км). В дальнейшем – около 800 г. до н.э. – носители культуры лапита заселили Фиджи, оттуда – Тонга и Самоа (возможно, на Тонга люди попали на несколько десятилетий раньше, чем на Самоа: Burley et al., 2010). На каждом острове сложились свои локальные типы, остававшиеся более-менее стабильными следующие 800-100 лет. После 400 г. до н.э. керамика лапита утратила орнамент; к началу или после рубежа нашей эры она исчезла в Полинезии, а в Меланезии растворилась в новых вариантах. Существенно, что керамика лапита всегда обнаруживается на побережье или на небольших островах недалеко от берега, что определённо указывает на образ жизни её создателей, который был более чем тесно связан с морем и минимально – с сельским хозяйством.

Далее, вряд ли является простым совпадением одновременность исчезновения керамики лапита и резкой интенсификации земледелия на Самоа – факт наблюдаемый, но трудноинтерпретируемый (Addison et Matisoo-Smith, 2010).

Керамика, культура лапита
Культурный центр Вануату
Источник: http://en.wikipedia.org/wiki/Lapita

Любопытно, что древнейшие датировки на островах Лоялти и Новой Каледонии относятся к тем же временам культуры лапита (около 3000 лет назад), в которые протополинезийцы должны были миновать лежащий севернее архипелаг Вануату. Возможно, расселение меланезоидов южнее Вануату и было вызвано перемещениями протополинезийцев? Может быть, некие мореходческие инновации последних позволили, наконец, меланезийцам миновать водные пространства, отделявшие доселе Новую Каледонию от остальной Меланезии? Или миграции протополинезийцев сопровождались переделом территорий, так что часть меланезийцев была вынуждена покинуть обжитые места?

 

 

Полинезийцы решили сделать Макрона великим вождем — РБК

Эммануэль Макрон (третий справа) (Фото: EmmanuelMacron / Facebook)

При посещении Маркизских островов главе Франции Эмманюэлю Макрону присвоили новое имя, часть которого в переводе обозначает «великий вождь». Об этом сообщает журнал Le Nouvel Observateur.

«Наша часть французской идентичности желанна, и мы принимаем ее: мы — маркизийцы, полинезийцы — французы, и мы гордимся этим, господин президент», — сказала мэр коммуны Хива-Оа Жоэль Фребо на церемонии приветствия президента. После этого она дала Макрону новое имя Te Hakaiki Taha’oa, которое дословно означает «великий вождь, который шагает вперед и пойдет далеко».

Французский президент начал свою речь с приветствия несколькими словами на языке каждого острова архипелага.

Кроме этого, Макрон заявил о своей поддержке кандидатуры Маркизских островов на включение в список Всемирного наследия ЮНЕСКО и добавил, что с точки зрения культуры острова примечательны «монументальной церемониальной архитектурой и беспрецедентной средой обитания».

6.3. Полинезийцы и микронезийцы. Запросы плоти. Еда и секс в жизни людей

6.3. Полинезийцы и микронезийцы

Внешний облик, происхождение

Какие же они, полинезийцы? Антропологически, полинезийцы занимают промежуточное положение между большими расами. У них, как у южных европеоидов и австралоидов, черные волнистые волосы, хотя встречаются прямые и изредка курчавые, как у папуасов. Борода растет средне, на теле волос мало. Цвет кожи желтовато-коричневый – темнее, чем у смуглых европейцев и сопоставим с пигментацией египтян, сикхов, индонезийцев. Широким, немного плоским лицом и высокими скулами полинезийцы напоминают монголоидов, но глаза не узкие и без эпикантуса. Нос широкий, как у меланезийцев и негров, но переносье высокое и спинка носа прямая, что придает лицу европеоидный облик. Губы толще, чем у европейцев, но тоньше, чем у меланезийцев.

Полинезийцы обычно высокого роста и мощного телосложения. Исследования 2009 г. показали, что средний рост мужчин на островах Самоа и Тонга – 180 см. У полинезийцев, живущих в США (в лучших условиях), средний рост мужчин 185,7 см – такой же, как у черногорцев, самых высоких людей Европы и, возможно, мира. При этом полинезийцы массивны. Пропорции тела у них не удлиненные, тропические, а напоминающие североазиатские народы. Они коренасты, с длинным туловищем и сравнительно короткими ногами. Полинезийцы склонны к полноте, особенно, в старшем возрасте. Среди них много больных диабетом 2-го типа, однако, содержание инсулина близко к норме, то есть, их диабет – следствие ожирения.[106] В толстяков полинезийцы превратились в наши дни, благодаря переходу на привозные продукты. Весь XIX в. европейцы восхищались мощными, но не жирными, телами полинезийских атлетов.

Телосложение полинезийцев противоречит экологическим законам Бергмана и Аллена, согласно которым: 1. У теплокровных животных одного вида особи с крупными размерами тела встречаются в более холодных областях; 2. У теплокровных животных выступающие части тела короче, а тело массивнее, чем холоднее климат. В качестве объяснения предложена гипотеза о переохлаждении полинезийцев во время многомесячных морских плаваний. Постоянная влажность воздуха, брызги и волны, ветер, вызывают переохлаждение даже в тропиках. Полинезийцы путешествовали семьями, так что отбору подвергались все. В результате нарастала мышечная масса, обеспечивающая теплопродукцию, и менялись пропорции тела во избежание теплопотерь.[107]

Самоанец на пальме. Его бедра покрыты старинной татуировкой неа, ныне популярной среди молодежи. Татуировку делают 9 дней кабаньим клыком, прикрепленным к барабанной палочке. 2012. Полинезийский культурный центр. Фото: Daniel Ramirez (Гонолулу, США). Wikimedia Commons.

Несколько слов о физическом типе микронезийцев. Восточные микронезийцы немного отличаются от полинезийцев. Как правило, они не высокого, а среднего роста и менее массивны. В зоне контакта с Меланезией заметна меланезийская примесь. В западной Микронезии население больше напоминает филиппинцев, чем полинезийцев.

Происхождение полинезийцев (и микронезийцев) до сих пор вызывает споры. Если отбросить фантастические идеи, что полинезийцы потомки египтян, шумеров, потерянного колена Израилева и даже жителей затонувшего континента Му, тихоокеанской Атлантиды, то есть все основания связывать их истоки с Юго-восточной Азией. Гипотеза Хейердала о приходе полинезийцев из Америки не подтверждается генетически. Полинезийцы и микронезийцы говорят на австронезийских языках, подобно народам Индонезии, Филиппин, Мадагаскара, аборигенам Тайваня и меланезийцам. В Полинезии насчитывают 30 близко родственных, нередко, взаимопонятных, языков; в Микронезии – около 40 языков и диалектов.

Данные о генетических связях полинезийцев и меланезийцев противоречивы. Анализ митохондриального ДНК (мтДНК), передаваемого по материнской линии, и ДНК Y-хромосомы (Y-ДНК), передаваемой по отцовской линии, показал, что полинезийцы и микронезийцы, как и меланезийцы, возникли в результате смешения восточных азиатов (монголоидов) с папуасами. Но у полинезийцев и микронезийцев преобладают азиатские предки, а у меланезийцев папуасские. Причем, в разных пропорциях по материнской и отцовской линиям. У полинезийцев 95 % мтДНК азиатского происхождения, но только 30 % Y-ДНК (у меланезийцев – 9 и 19 %). Значительный папуасский вклад по отцовской линии у полинезийцев объяснили матрилокальными браками, когда муж становится членом общины жены.[108] В другой работе отрицается роль папуасов в происхождении полинезийцев. В обширном исследовании с использованием микросателлитных маркеров аутосомного ДНК[109] было показано, что полинезийцы и микронезийцы имеют лишь незначительную папуасскую примесь и генетически близки аборигенам Тайваня и восточным азиатам. Меланезийцы же генетически являются папуасами с небольшой (до 5 %) полинезийской примесью.[110]

В разделе о меланезийцах была упомянута археологическая культура Лапита, появившаяся в северо-западной Меланезии примерно 1 500 лет до н. э. Пришельцы, приплывшие с острова Тайвань, говорили на австронезийском языке (или языках). Существенно, что они не имели иммунитета к малярии, часто встречающейся в Новой Гвинее и Меланезии. За 500 лет лапитская культура распространилась на восточную Меланезию, и достигла свободных от малярии островов Фиджи и Тонга (1200 до н. э.) и Самоа (1000 до н. э.) – пограничных островов Полинезии. В ходе плаваний на восток переселенцы усовершенствовали технику судостроения и искусство мореплавания.

Именно тогда, видимо, и сложились собственно полинезийцы. В IV–III в. до н. э. они заселили Центральную Полинезию – Таити, острова Кука, Туамоту, Маркизовы острова. Остров Пасхи полинезийцы открыли и стали заселять в IV в. н. э., а Гавайи в V в. В Новой Зеландии полинезийцы появились в XI в. н. э. Параллельно шло заселение Микронезии. Наиболее рано, 2000–1000 до н. э., была освоена Западная Микронезия. Там поселились австронезийцы с Филиппинских и южнояпонских островов. Восточную Микронезию заселили в начале новой эры австронезийцы лапитской культуры, жившие в Меланезии. Позже туда было переселение полинезийцев с востока. Так состоялся великий подвиг в истории человечества – освоение островов Тихого Океана.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Фото Макрона из Полинезии в венках и бусах стало вирусным в соцсетях — Газета.Ru

Прослушать новость

Остановить прослушивание

close

100%

Президента Франции Эммануэля Макрона в ходе визита во Французскую Полинезию одарили венками и бусами — фотографии французского лидера в экзотических украшениях моментально распространились в соцсетях и стали мемом в Twitter.

Полинезийцы, следуя местной традиции, подарили Макрону так много украшений, что они практически закрывали его лицо. Пользователи дорисовали в фотошопе венки у президента до уровня колен и сопроводили их шуточными подписями.

«Сериал «Друзья» предсказал Макрона», — отметил один из юзеров.

Friends predijo a Macron pic.twitter.com/BbLQDJ1Fjc

— Jack Baltimore (@JackDeLaConcha) July 27, 2021

Другая пользовательница добавила, что президент Франции превратился в «человеческий венок» во время визита в Полинезию.

President Macron is turned into a human wreath during his official welcome to French Polynesia. pic.twitter.com/7q9fiULEUN

— Noga Tarnopolsky (@NTarnopolsky) July 26, 2021

Ранее сообщалось, что президент Франции во время визита в Полинезию получил новое имя Те Ака Ики Тааоа, что означает «великий вождь, который шагает вперед и пойдет далеко». Французский президент, в свою очередь, начал свою речь в ходе визита с приветствия несколькими словами на языке каждого острова архипелага.

Генетики доказали гипотезу Хейердала о древних путешествиях через океан

Исследователи подтвердили предположение Тура Хейердала 73-летней давности, что коренные американцы, древние жители Южной Америки, посещали Полинезийские острова задолго до Христофора Колумба и прибытия европейцев. Образцы генетического материала, полученные у местного населения, свидетельствуют о том, что первая встреча полинезийцев и американцев, вероятно, состоялась между 1150 и 1230 годами. Об этом сообщается в журнале Nature.

Генетические исследования, проведенные учеными под руководством Александра Иоаннидиса из Стэнфордского университета (США) и Андреса Морено-Эстрады из мексиканской Национальной лаборатории геномики биоразнообразия, показывают, что между жителями восточной Полинезии и американскими индейцами был контакт более чем за пять веков до прибытия европейцев.

Впервые, говорится в работе, коренные жители современной Колумбии высадились, вероятно, на южных Маркизских островах (архипелаг вулканического происхождения в Полинезии в центральной части Тихого океана). Также весьма вероятно, что между местными жителями и путешественниками был контакт: некоторые жители Полинезии несут в своем геноме ДНК, унаследованную от людей, живших на территории современной Колумбии около восьми веков назад.

Исследователи изучили геномы 807 человек на 17 островах в современной Полинезии, включая остров Пасхи и Таити, и 15 местных индейских групп, которые живут на западном побережье Южной Америки. В материале ученые искали последовательности, типичные для других популяций.В итоге они обнаружили в полинезийских образцах европейские ДНК-маркеры и следы генов индейцев с территории Мексики и Колумбии. Коренные американцы могли на плотах добраться до островов современной Полинезии, где у них появились дети, рожденные от местных. Не исключено, что и полинезийцы могли отправиться на материк.

Результат анализа подтверждает предположения Тура Хейердала. Еще в 1947 году норвежский археолог, путешественник и исследователь вместе с пятью спутниками пересек Тихий океан на плоту «Кон-Тики» из бальсового дерева. Так он хотел доказать, что древние жители Южной Америки могли преодолеть это расстояние на своих лодках. Несмотря на критику, «Кон-Тики», копия плота южно-американских индейцев, преодолев расстояние в 7000 км, за 101 день прошел по океану от Перу до острова Раройя во Французской Полинезии.

Успех этого безумного, как казалось тогда, предприятия доказал, что Полинезия могла быть заселена выходцами из Южной Америки. Однако искатель приключений был прав частично. По мнению Иоаннидиса и Морено-Эстрады, Хейердал ошибся с пунктом отправления южноамериканцев. Плот «Кон-Тики» отплыл в 1947 году из перуанского порта в направлении Полинезийских островов. Исследование 2020 года обнаружило наибольшее генетическое сходство между коренным населением Колумбии и полинезийскими островитянами.

Лучшее из Французской Полинезии на 21 фотографии [виртуальный тур]

Фото предоставлено Элен Хавард / Tahiti Tourisme

Добро пожаловать на Таити

Таити, группа из 118 островов в южной части Тихого океана, известна своими пляжами с белым песком, бунгало над водой и захватывающими закатами. Но это место во Французской Полинезии — это нечто большее, чем просто идиллические образы, возникающие в наших мечтах о путешествии. Приходите, и мы поближе познакомимся с островами Таити с помощью 20 потрясающих фотографий.

Фото предоставлено Stéphane Mailion Photography / Tahiti Tourisme

Внутренние острова

В то время как острова южной части Тихого океана по праву известны своими пляжами и бирюзовыми водами, внутри страны также есть множество приключений. Квадроциклы и квадроциклы позволяют посетителям исследовать горные внутренние острова. Восемь вершин возвышаются над Муреа, островом, который популярен среди путешественников благодаря пешим прогулкам, верховой езде и езде на четырехколесном транспорте.

Фото предоставлено Джимом Винтером / Tahiti Tourisme

Атолл Факарава

Острова Туамоту состоят из 77 атоллов, раскинувшихся на 930 миль, что делает их крупнейшей цепью атоллов на планете.Островки образуют кольцо вокруг лагуны Факарава, внесенной в список биосферных заповедников ЮНЕСКО. Этот расслабленный атолл, второй по величине во Французской Полинезии, представляет собой землю белого и розового песка, кокосовых пальм и легендарного подводного плавания.

Фото предоставлено Tahiti Tourisme

Гора Тохивеа

На островах Общества находятся три самых известных острова страны: Таити, Бора-Бора и Муреа. Изумрудно-зеленые шпили Муреа сравнивают с собором. А гору Тохивеа, самую высокую точку острова высотой 3960 футов, можно увидеть даже из Папеэте на Таити.

Фото предоставлено Tahiti Tourisme

Тропический сад

Тропическая погода в течение всего года позволяет фермерам Французской Полинезии выращивать самые разнообразные фрукты, овощи и специи в течение всего года. Посетите фруктовый рынок на одном из островов, чтобы попробовать кокосы, десятки сортов бананов, плоды хлебного дерева, арбузы, ананасы, манго, грейпфруты и лаймы.

Ищите таитянскую ваниль в десертах по всему острову.

Фото предоставлено Tahiti Tourisme

Священная Раиатея

Раиатеа, также входящая в состав островов Общества, была точкой, откуда полинезийцы отправились на аутригерах исследовать Тихий океан, обосновавшись так далеко, как Гавайи и Новая Зеландия.Покрытый зеленью остров считается одним из самых священных в регионе, духовным центром Полинезии.

Фото предоставлено Tahiti Tourisme

Танец с огненными ножами

Традиция танцев с огненными ножами берет свое начало на Самоа, когда они были частью ритуального празднования во время войны. Огонь не добавляли до 1946 года, когда самоанский танцор Фредди Летули черпал вдохновение у индуистского пожирателя огня и решил включить огонь в свое собственное представление. В наши дни танец с огненным ножом обычно практикуется во время шоу и соревнований.

Фото предоставлено Tahiti Tourisme

Таитянские водопады

Остров Таити — самый большой остров Французской Полинезии, на котором находится ее столица Папеэте. Большая часть населения острова живет недалеко от побережья; в первозданном интерьере преобладают зеленые вершины и долины, заполненные водопадами.

Фото предоставлено Stéphane Mailion Photography / Tahiti Tourisme

Щедрость моря

Океаны и лагуны Французской Полинезии изобилуют морепродуктами, а на обеденных тарелках часто появляются окунь, рыба-попугай, морской окунь и махи-махи.Пуассон Крю, национальное блюдо, включает в себя красного тунца, маринованного в соке лайма и кокосовом молоке — южно-тихоокеанском варианте севиче.

Фото предоставлено Ким Лоусон / Tahiti Tourisme

Пляжи с черным песком

На острове Таити находятся одни из самых живописных пляжей с черным песком в мире. Длинный Plage de Taharuu на южном побережье подходит для семей и начинающих серферов с его пологими перерывами и хорошими условиями для плавания. Пляж Лафайет, более узкий участок черного песка, смотрит на Муреа через залив Матаваи.

Фото предоставлено Элен Хавард / Tahiti Tourisme

Таитянский танец

Музыка и танцы занимают видное место в таитянской культуре. Хотя на первый взгляд он похож на гавайскую хулу, таитянский танец, как правило, очень спортивный, с быстрыми, энергичными движениями бедер и небольшим движением верхней части тела. Участвуют и мужчины, и женщины, иногда по отдельности, а иногда вместе, в зависимости от танца.

Фото предоставлено Tahiti Tourisme

Обилие ракушек

Большая часть культуры Таити сосредоточена вокруг моря, включая ювелирные изделия.Жители островов Туамоту особенно талантливы в изготовлении изделий из ракушек и перламутра. У них есть много материалов для работы, так как острова производят около 9,7 тонн жемчуга каждый год.

Фото предоставлено Tahiti Tourisme

Плетение корзин

Художники с островов Австралии, как правило, женщины, известны своим плетением. Эти художники берут волокна сосны, тростника или кокоса и плетут из них корзины, сумки, шляпы и циновки. Многие островитяне здесь зарабатывают на жизнь своими произведениями искусства.

Фото предоставлено Tahiti Tourisme

Пещеры Руруту

Руруту, один из самых южных островов Французской Полинезии, имеет более прохладный климат, чем другие острова. Он также имеет довольно уникальную геологическую характеристику: ряд из около 30 известняковых пещер, заполненных сталактитами и сталагмитами.

Фото предоставлено Tahiti Tourisme

Хива Оа

Шесть из 12 Маркизских островов населены, но общая численность населения составляет менее 10 000 человек.Остров Хива-Оа, часто называемый Маркизским садом, послужил источником вдохновения для многих лучших работ Поля Гогена.

Фото предоставлено Tahiti Tourisme

Пешие прогулки по таитянским каштанам

Пешеходные тропы ведут в глубь многих таитянских островов, часто проходя под сенью величественного дерева мапе (таитянского каштана).

Фото предоставлено Tahiti Tourisme

Место рождения Тики

Хива-Оа и другие Маркизские острова являются домом для многочисленных археологических памятников, в том числе самой большой статуи Тики во Французской Полинезии.Тики, форма скульптуры, которая, как считается, наделена духовной силой, возникла на Маркизских островах, а первые известные образцы относятся к 13 веку.

Фото предоставлено Tahiti Tourisme

Поймать волну

Серферы, которые хотят поймать волну, могут выбрать из более чем 30 мест для серфинга во Французской Полинезии, включая три всемирно известных брейка (Теахупо’о, Таапуна и Мараа). Хотя точная история серфинга неизвестна, впервые о нем сообщили европейцы, приплывшие на Таити в 1767 году.

Фото предоставлено Марком Фитцем / Tahiti Tourisme

Таити под водой

Теплые воды Таити кишат жизнью, привлекая дайверов и любителей снорклинга со всего мира. Видимость часто достигает 100 футов, а вода обеспечивает среду обитания для более чем 1000 видов рыб (более 20 видов акул). Горбатые киты мигрируют на Таити с июля по ноябрь, но также можно увидеть морских черепах, скатов, дельфинов и разноцветных рыб.

Фото предоставлено Лэй Тао / Tahiti Tourisme

Закат на Бора-Бора

Пляжи с белым песком, бунгало над водой и звездные закаты делают Бора-Бора легендой о медовом месяце.На этом тихом острове среди островов Общества, площадью всего 15 квадратных миль, вы найдете одни из самых роскошных курортов и эксклюзивных уединенных мест.

Фотопутеводитель по Таити – блог IHG Travel

Нельзя отрицать красоту Таити. Это отпуск мечты для многих путешественников с его пляжами с белым песком и мелкой бирюзовой водой, впечатляющими вулканическими скалами и пышными зелеными лесами. Итак, вместо того, чтобы рассказывать вам о Таити, как насчет того, чтобы мы… показали вам? ? ? ⛰ ☀ ?

Источник: Getty Images

Таити, также известный как Французская Полинезия, состоит из 5 архипелагов или групп островов: Южные острова, острова Гамбье, Маркизские острова (известные благодаря телешоу Survivor: Season 4), атоллы Туамоту и Острова Общества, которые являются сердцем региона, с расположенными здесь Таити, Бора-Бора, Муреа и Раиатеа.Рассмотрим более подробно самые посещаемые: Острова Общества.

Таити

Источник: Getty Images

Столица Таити, Папеэте, является экономическим центром архипелага. Это оживленный центр города с оживленными улицами и рынком, где вы сможете купить любые таитянские сувениры, которые захотите взять с собой домой. Площадь Вайэте становится горячей точкой света, еды и звука. Местные жители выкатывают les roulottes и тележки для гурманов Papeete, и они подают все, от блинов и пиццы до свежей рыбы, включая Poisson Cru à la Tahitienne — неофициальное рыбное блюдо Таити (на фото ниже).

Источник: Getty Images. Пары отправляются в путешествие только для того, чтобы оказаться в раю, который они никогда не захотят покидать. Бунгало и пляжи определяют отдых на Бора-Бора для большинства путешественников, а это означает много уединения. Конечно, в воде есть чем заняться. Некоторые из самых популярных видов деятельности включают подводное плавание, плавание со скатами, кайтсерфинг, катание на байдарках и подводное плавание.Сразу за рифами острова можно понырять с лимонными акулами и другими экзотическими рыбами.

Источник: Flickr

 

Муреа

Источник: Getty Images

До Муреа легко добраться с Таити на самолете или пароме. Наряду с прекрасными пляжами, пересеченная местность Муреа делает его популярным местом во Французской Полинезии для приключенческих путешествий и активного отдыха. Обязательно нужно провести день, чтобы прогуляться пешком, покататься на машине, велосипеде или квадроцикле по пышным зеленым склонам гор.Не пропустите смотровую площадку Бельведер, самую высокую точку острова, до которой можно добраться на автомобиле (видео: см. вид).

Источник: Getty Images

Источник: Getty Images

Раиатеа

Источник: Getty Images Полинезия. Вдоль юго-восточного побережья Тапутапуатеа (второе изображение ниже) представляет собой древний комплекс мараэ, который исторически считается духовным центром территории.Состоящие из религиозных каменных сооружений, вполне вероятно, что здесь совершались жертвоприношения Оро, богу войны и плодородия.

Источник: Getty Images

Источник: Getty Images

Возможно, Таити — это рай на земле. Буквально изолированное от остального мира, это место предлагает вам моменты спокойствия, когда вы можете просто существовать внутри этого самого момента. Захватывающие дух курорты Французской Полинезии изобилуют по всему региону с бесконечными спа-процедурами, тропическими напитками, которые подают свежими, и изысканной кухней, в которой местная кухня сочетается с роскошью.

Источник: InterContinental Resort and Spa Moorea

Источник: InterContinental Resort Tahiti

Источник: InterContinental Le Moana Bora Bora

Полинезийские коллекции | Библиотека UCSB

Полинезийские коллекции | Библиотека UCSB

Перейти к навигации

Острова Кука • Французская Полинезия • Ниуэ • Питкэрн • Самоа • Токелау • Тонга • Тувалу • Острова Уоллис и Футуна

  • [Остров Кука]. Коллекция фотографий Кивита (Джона С.), ок. 1968-2000 гг. Более 10 000 цветных и черно-белых отпечатков, цветных слайдов и черно-белых негативов. Цветные слайды составляют основную часть коллекции. Изображения отражают то, что Кивит видел во время своих путешествий по Калифорнии и Западу, а также поездок в другие части США и мира. Известные места и темы включают Баху, амбары и фермы, Биг-Сур, здания и строительные элементы (двери и окна), Кармель [Калифорния], Центральное побережье [Калифорния], Нормандские острова, Долина Смерти, заборы, города-призраки, Гавайи, ранчо Холлистер. [Калифорния], пейзажи, Малибу [Калифорния], округ Марин [Калифорния], Новая Англия, Нью-Мексико, виды на океан, Орегон, Окснард [Калифорния], скальные образования, знаки, серфинг, деревья, Юта, полевые цветы, Вайоминг и Йосемити .Другие страны, представленные в коллекции, включают Остров Кука, Коста-Рику, Сальвадор, Англию, Францию, Гватемалу, Маркизские острова и Таити, Мексику, Микронезию и Новую Зеландию. Большинство снимков были сделаны в период с 1970-х по 1990-е годы. (Мисс 228).
  • [Французская Полинезия]. Документы де Четела (Энцо), ок. 1901-1980-е [основная масса дат 1920-1960-е]. Автобиография, переписка, документы, карты, отчеты, черно-белые фотографии и фотоальбомы, несколько тысяч цветных слайдов и артефакты горного геолога швейцарского происхождения, посетившего или работавшего во многих странах с 1920-х по 1970-е годы, включая Албанию, Алжир, Бали, Бельгийское Конго, Бразилия, Британский Гондурас, Камбоджа, Камерун, Канада, Цейлон, Чехословакия, Дагомея, Франция, Французская Гвинея, Французская Гвиана, Французская Полинезия, Гана, Гонконг, Индия, Индонезия, Иран, Ирак, Кот-д’Ивуар , Япония, Иордания, Корея, Лаос, Ливан, Либерия, Ливия, Макао, Мадагаскар, Малайзия, Мали, Мартиника, Мавритания, Маврикий, Мексика, Марокко, Непал, Новая Каледония, Новая Зеландия, Нигер, Нигерия, Парасельские острова, Перу, Самоа, Сенегал, Сингапур, Сомали, Суматра, Сирия, Таиланд, Того, Тунис, Турция, Уганда, Верхняя Вольта, Вьетнам и Югославия.(Бернат Мисс 316).
  • Фотоальбом островов Тихого океана, ок. 1930. Около 120 ч/б фотографий, сделанных во время тура по Новой Зеландии, Полинезии, Новым Гебридским островам (Вануату), Новой Каледонии (Океания) и Австралии. (Бернат Мисс 234).
  • [Остров Питкэрн]. Бекке, Луи  (1855–1913). австралийский писатель. Холдинги включают Pacific Tales (1896) [Spec PR9619.2.B43 P32 1896], The Mystery of the Laughlin Islands (1896) [Spec PR9619.2.B43 M97 1896], A First Fleet Family (1896) [Spec PR9619.2.B43 F57 1896], His Native Wife (1897) [Spec PR9619.2.B43 H58 1897], Отлив the Tide  (1897) [Spec PR9619.2.B43 E23 1897], Rodman the Boatsteerer  (1898) [Spec PR9619.2.B43 R63 1898], Мятежник: Романтика острова Питкэрн 90818) [(1898) Спецификация PR9619.2.B43 M88 1898].
  • [Самоа]. Документы де Четела (Энцо), ок. 1901-1980-е [основная масса дат 1920-1960-е]. Автобиография, переписка, документы, карты, отчеты, черно-белые фотографии и фотоальбомы, несколько тысяч цветных слайдов и артефакты горного геолога швейцарского происхождения, посетившего или работавшего во многих странах с 1920-х по 1970-е годы, включая Албанию, Алжир, Бали, Бельгийское Конго, Бразилия, Британский Гондурас, Камбоджа, Камерун, Канада, Цейлон, Чехословакия, Дагомея, Франция, Французская Гвинея, Французская Гвиана, Французская Полинезия, Гана, Гонконг, Индия, Индонезия, Иран, Ирак, Кот-д’Ивуар , Япония, Иордания, Корея, Лаос, Ливан, Либерия, Ливия, Макао, Мадагаскар, Малайзия, Мали, Мартиника, Мавритания, Маврикий, Мексика, Марокко, Непал, Новая Каледония, Новая Зеландия, Нигер, Нигерия, Парасельские острова, Перу, Самоа, Сенегал, Сингапур, Сомали, Суматра, Сирия, Таиланд, Того, Тунис, Турция, Уганда, Верхняя Вольта, Вьетнам и Югославия.(Бернат Мисс 316).

Похожие коллекции

  • Коллекция сообществ жителей тихоокеанских островов.  Небольшая коллекция однодневок о полинезийских общинах, проживающих в Калифорнии, их ежегодных событиях и мероприятиях. (СЕМА 41).

ДНК показывает присутствие коренных американцев в Полинезии за столетия до прибытия европейцев

Коренные американцы и полинезийцы контактировали через Тихий океан за столетия до того, как европейцы вошли в воды Полинезии, согласно новому исследованию, опубликованному сегодня в журнале Nature .Более того, это первоначальное взаимодействие, вероятно, произошло до того, как люди поселились на Рапануи (также известном как остров Пасхи) — полинезийском острове, ближайшем к побережью Южной Америки, который когда-то считался вероятной точкой контакта между двумя группами.

Доколумбовое смешение полинезийцев и коренных американцев долгое время было предметом дискуссий, одна из которых стала известной в поп-культуре благодаря норвежскому авантюристу Туру Хейердалу. В 1947 году Хейердал отправился в свою экспедицию «Кон-Тики», плывя из Перу в Полинезию на самодельном плоту, пытаясь доказать, что люди из Америки могли заселить острова Тихого океана.Спорные теории Хейердала о происхождении древних тихоокеанских мореплавателей наложили табу на эту тему, и многие археологи отвергли его идеи.

Но есть и другие свидетельства, указывающие на то, что доколумбовые контакты между людьми Полинезии и Южной Америки существовали. Предыдущие генетические исследования сладкого картофеля показали, что это растение было одомашнено в Перу, а затем распространилось по Полинезии около 1000 лет назад. А полинезийское название корнеплода — «куумала» — напоминает его названия на андском языке кечуа: «кумара» и «кумал».»

Ряд моаи стоит на страже на Рапануи, также известном как остров Пасхи. Многие исследователи полагали, что Рапа-Нуи, который ближе к Южной Америке, чем Маркизские острова, был самой ранней точкой контакта между полинезийцами и коренными американцами.

Фотография Джима Ричардсона, Nat Geo Image Collection

Пожалуйста, соблюдайте авторские права Несанкционированное использование запрещено

В последние годы исследователи, изучающие человеческую ДНК, вступили в дискуссию, изучая геномы людей на Рапа-Нуи, известном своей высокие каменные статуи моаи.Исследование ДНК 27 человек из Рапа-Нуи, проведенное в 2014 году, показало, что около 8 процентов их генетического состава произошли от предков коренных американцев. Эти более ранние находки предполагали, что две группы смешались еще в 1340 году нашей эры, за столетия до того, как европейцы впервые вступили в контакт с жителями Рапа-Нуи в 1722 году, а затем совершили насильственный набег на их остров в поисках рабов.

Взгляд за пределы Рапа-Нуи

В рамках нового исследования международная междисциплинарная группа изучила геномы более 800 человек с 17 различных полинезийских островов, включая Рапа-Нуи, а также 15 различных прибрежных групп коренных народов Южной Америки.«Предыдущие исследования были сосредоточены только на возможности [Рапа-Нуи] быть точкой контакта», — говорит старший автор Андрес Морено-Эстрада, генетик из Мексиканской национальной лаборатории геномики для биоразнообразия. «Мы открыли вопрос, чтобы изучить другие варианты в Тихом океане».

Исследователи обнаружили, что контакты между полинезийцами и индейской группой, родственной современным коренным народам Колумбии, произошли еще в 1150 году нашей эры — на два столетия раньше, чем указано в исследовании ДНК 2014 года.Место, где исследователи смогли обнаружить самые ранние признаки контакта, было на острове Фату-Хива на Южных Маркизских островах. Фату-Хива находится намного дальше от Южной Америки, чем Рапа-Нуи, но добраться до него легче, чем из-за благоприятных пассатов и течений, отмечает археолог Пол Валлин из Упсальского университета в редакционной статье, сопровождающей исследование в журнале Nature.

Валлин, который также работал в музее Кон-Тики в Осло, отмечает, что новые результаты показывают, что южноамериканцы достигли восточной Полинезии даже раньше, чем прибыли полинезийцы с запада, что доказывает, что Хейердал «отчасти прав.”

Провокационные результаты

Но Карл Липо, археолог из Бингемтонского университета, изучавший Рапа-Нуи, но не участвовавший в новом исследовании, говорит, что он не убежден, что доказательства показывают, что Хейердал был прав. Отчет Nature по-прежнему оставляет открытым вопрос о том, как именно произошел этот контакт между полинезийцами и коренными американцами.

Полинезийцы, возможно, достигли берегов Южной Америки, а затем колонизировали другие острова Тихого океана, взяв с собой сладкий картофель и коренных жителей.Или их потомки, возможно, вернулись в Полинезию, неся генетическое наследие коренных жителей Южной Америки. По словам Липо, большинство археологических свидетельств подтверждают один из этих сценариев, а не то, что коренные американцы первыми достигли Полинезии.

«Полинезийцы — путешественники на дальние расстояния, — говорит Липо. «Они последовательно перемещались по невероятно обширным территориям и находили всевозможные поля. Мы часто думаем об этих традиционных группах мореплавателей как о движущихся шаг за шагом к ближайшим островам, а затем все дальше и дальше по островам с течением времени, но на самом деле то, что мы действительно видим археологически, так это то, что люди сначала перемещаются на самое дальнее расстояние.Они исследовали свое пространство и на самом деле рано оказались на некоторых из самых отдаленных островов, а затем заселились, колонизируя районы между ними». свет и новая глубина в науке о расовом дискурсе, евгенике и колониализме через изучение того, как они действовали на Гавайях.Эта интригующая новая работа объединяет научные исследования с анализом визуальной культуры и объединяет историю культуры с современными политическими обязательствами.Она сочетает утонченное прочтение колониалистского расового дискурса с пристальным вниманием к политическим и художественным произведениям коренных гавайцев, которые сопротивлялись этому дискурсу. В результате получилась увлекательная и важная книга, и все, кто интересуется расой, империей, колониализмом и гавайскими исследованиями, найдут в ней много интересного». — Дэвид А. Чанг, автор книги «Мир и все, что с ним связано: география исследований коренных жителей Гавайев»

«Эта увлекательная, провокационная и проницательная книга совершает редкий подвиг, проводя читателя по знакомому пути социологических дебатов вокруг «полинезийской расы», пересматривая их через новую призму гендерной и расовой колониальной логики владения поселенцами.Элегантно распутав узел аборигенов, рас и полов в Тихоокеанском регионе, Мэйл Арвин создала четкую научную генеалогию в истории лишения собственности коренных народов». — Вернадетт Викунья Гонсалес, соредактор книги Detours: A Decolonial Guide to Hawai’i

Одержимость полинезийцами – захватывающее чтение, в котором наука о временах-прошлом представляется (к сожалению) наукой о временах-настоящих. Ученые, работающие в области поселенческого колониализма, тихоокеанских исследований, критических расовых исследований, женских и гендерных исследований, сочтут анализ, представленный в этой книге, полезным для контекстуализации их собственной работы и определения дальнейших направлений исследований, по которым следует идти.Показывая, как включение — в отличие от исключения — может привести к дискурсивному и материальному насилию, книга Арвина также полезна для ученых, которые работают над мультикультурализмом и признанием».

— Кристин Розенфельд, Боковой

« Обладание полинезийцами » историка Канаки Маоли (уроженца Гавайев) и специалиста по гендерным исследованиям Майле Арвин представляет собой исключительно резкую критику колониализма поселенцев в Полинезии и в Полинезии с девятнадцатого века до наших дней. Это научная работа, которая хорошо проработана, структурирована и написана, и особенно сильна в своем тщательном внимании и анализе разнообразного набора эмпирических материалов, включая евгенические научные тексты, парламентские дебаты и произведения искусства Тихого океана…Для ученых тихоокеанских островов эта книга, несомненно, станет основополагающей научной работой. Он также будет интересен антропологам и социологам, поскольку в нем рассматривается тревожное наследие, которое все еще отражается в этих дисциплинах». — Маша Гугганиг, Тихоокеанский отдел

« Обладание полинезийцами разрушает то, что считается колониальными представлениями о «здравом смысле», и продвигается вперед, чтобы пересмотреть то, что включает в себя генеалогию, наследие, расу и традиции. Работа имеет реальное применение как в академических кругах, так и в сообществе коренных гавайцев.— Николь Куулейнапуананиоликоавапухимелемелелеолани Фуртадо, Журнал культуры и исследований американских индейцев

Обладание полинезийцами убедительно доказывает, что Полинезию и полинезийские народы условно называют белыми, отслеживая неурегулированные конвергенции процессов расизации и имперских и колониальных режимов в широком масштабе… Азиатско-американские исследования могли бы извлечь большую пользу из тщательного изучения Арвина. асимметричных и сложных разнонаправленных отношений.— Сине Яо, Журнал азиатско-американских исследований

« Одержимость полинезийцами — это критический новый текст в исследованиях коренных народов, а также в исследованиях науки и техники… Проект Арвина по разработке стратегий, направленных на то, чтобы нарушить логику обладания через белизну, является мощным, одновременно уничтожающей критикой и обнадеживающим призывом. к действию».

— Грегори Помаикаи Гусикен, Дополнительный обзор книг

Обладание полинезийцами …покажите [s] наглядно, что может означать деколонизация тихоокеанской или океанической истории и что именно поставлено на карту в этом необходимом начинании.— Уорвик Андерсон, Journal of Pacific History

«Книга Арвина «Одержимость полинезийцами» … обеспечивает ясное и убедительное обсуждение логики белизны от главы к главе. Эта книга будет интересна тем, кто интересуется колониализмом поселенцев, историей Гавайев и расовым дискурсом в Океании». — Джозеф Д. Фукона, Pacific Historical Review

« Обладание полинезийцами — увлекательный текст, который углубляет наше понимание биополитической истории обладания и долговременного влияния колониальной белизны поселенцев в том виде, в каком его знают и переживают сегодня коренные общины тихоокеанских островов — но, что более важно, как они продолжают отвергать и оспаривать это.— Рандиция Крисостомо и Хаани Сан Николас, Pacific Asia Inquiry

« «Одержимость полинезийцами » — превосходная книга… Я могу только ожидать, что Арвин будет продолжать играть важную роль в развитии разговоров о принадлежности, иммиграции и аборигенах». — Мирна Перес Шелдон, Journal of American History

«Работа Арвина предоставляет новые возможности для изучения белизны и государства поселенцев таким образом, чтобы подрывать, а не поддерживать власть империи и превосходства белых…. Тонко и мягко напоминая о том, что власть может действовать через угнетенных, Арвин призывает историков поселенческого колониализма и расы двигаться … к динамичному и масштабному повествованию ». — Сара Ли, Исторический журнал бакалавриата Калифорнийского университета в Мерседе

«Майл Арвин «Одержимые полинезийцы » — это свежий подход к колониальным поселенцам, тихоокеанским островам и гендерным исследованиям. Арвин … открывает необходимый диалог о борьбе с чернокожими внутри и среди народов Океании, который должен стать обязательным чтением.— Джой Лехуанани Эномото, Contemporary Pacific

«[ Обладание полинезийцами ] дополняет существующие исследования упрощенно бинарных, стереотипных прошлых представлений Океании в популярных искусствах и средствах массовой информации … Только путем тщательного раскрытия этих «научных свидетельств» коренные жители могут начать перепозиционировать себя и переназначить их историю и художественное самовыражение, чтобы вернуть себе законные земли, тела и голос». — Ифен Беус, Journal of New Zealand & Pacific Studies

Hōkūleʻa — Полинезийское Путешествующее Общество

Остров, который мы ищем, — это Земля завтрашнего дня

Скачать карту с подробностями рейса

Скачать пресс-релиз

Идет подготовка к нашему самому важному путешествию: Моанануиакеа.Путешествие. В течение следующих пяти лет мы проложим курс на будущее, совершив кругосветное плавание по Тихому океану, преодолев 41 000 миль, 345 портов, 46 стран и архипелагов, 100 территорий коренных народов, начиная с наших родных островов Гавайи. Наша цель — вдохновить, обучить и воспитать новое поколение из 10 миллионов мореплавателей к концу путешествия в 2026 году, молодых людей, способных совершить множество различных смелых путешествий, в которых сейчас нуждается наша Земля, с мышлением, подготовкой и мужеством, чтобы столкнуться с грядущими бурями и стойкостью, чтобы противостоять вызовам быстро меняющегося мира.

Подробнее о путешествии в Моанануйакеа читайте здесь.

PVS помнит о глобальной пандемии и ее воздействии на сообщества, поэтому планы рейса могут измениться соответствующим образом. Мы будем продолжать предоставлять обновления на этой странице.

  • Специальные номерные знаки PVS готовы к продаже! Таблички будут доступны в Гонолулу в понедельник, 31 января, во всех учреждениях Satellite City Hall. Подробнее
  • В этом году PVS сосредоточится на обучении, образовании и рассказывании историй Полинезийское общество путешественников (PVS) объявило, что кругосветное плавание Тихого океана на судне Моанануйакеа Подробнее
  • Со звездами в качестве ориентира и математикой в ​​качестве компаса выпускница УБЯ путешествует по Мировому океану, чтобы вовлекать, расширять возможности и обучать

Смотреть Хе Ваа, Хе Хонуа – Земля – наше каноэ

В 2020 году Полинезийское общество путешественников показало часовой документальный фильм HE WA’A HE HONUA – THE WA’A HE HONUA – THE EARTH IS OUR CANOE.«He waʻa he honua — Земля — наше каноэ», — делится тем, как Гавайи уже спасали возрождение от грани вымирания, и Хокулеа может — и должен — сделать это снова. Поскольку мы все справляемся с неопределенностью, вызванной COVID-19, мы видим продолжающееся воздействие деятельности человека на нашу окружающую среду и нашу планету. Мы считаем необходимым продолжить нашу работу в Маламе Хонуа.

Трансляция HE WA’A HE HONUA — THE EARTH IS OUR CANOE, которая транслировалась на Гавайях в ноябре 2020 года, теперь доступна для трансляции здесь, в Хокулеа.ком.


2022 ЧЛЕНСТВО

Вы можете поддержать Hōkūleʻa, Hikianalia и Полинезийское Путешествующее Общество с Членством 2022 года – примите участие в глобальном движении за возрождение нашего Острова Земля!

Зарегистрируйтесь сейчас для членства в PVS


У нас есть отличный способ поддержать предстоящее путешествие Моанануиакеа: запасаетесь ли вы подарками или просто хотите заполучить снаряжение, вдохновленное путешествием, у нас есть множество интересных предметов на выбор на наш интернет-магазин Hōkūleʻa!

Покупайте в магазине Hōkūlea прямо сейчас


Подпишитесь на нашу рассылку новостей

Присоединяйтесь к нашей семье сторонников и получайте обновления, отправленные на ваш почтовый ящик, когда вы подписываетесь на наши информационные бюллетени.


Подписчики на любой из списков получат бесплатный лист активности для детей просто за регистрацию!


Наши последние посты с Facebook

ФРАНЦУЗСКАЯ ПОЛИНЕЗИЯ — Photo Workshop Adventures

Начните зарабатывать баллы сегодня и СЭКОНОМЬТЕ $200 — $900 на будущие поездки!
Просто зарегистрируйтесь для участия в одном из наших удивительных фотоприключений и начните зарабатывать баллы уже сегодня!

Как работает программа
За каждое бронирование приключений, сделанное с помощью Photo Workshop Adventures, вы получаете ценные баллы, которые можно использовать в следующей поездке.Это отличный способ сэкономить до 8% на будущих поездках. Наша программа вознаграждений состоит из трех уровней: оранжевый, золотой и VIP-члены. Баллы можно использовать для оплаты остатка в следующей поездке, или вы можете накапливать баллы для бесплатной поездки в будущем.

ORANGE REWARDS
Все гости начинают с нашей программы Orange Rewards (уровень 1), которая приносит 4 балла за каждый потраченный доллар. Вы начинаете зарабатывать баллы сразу после первой поездки.Потратив 5 900 долларов, вы получите 23 600 баллов на сумму 236 долларов США.

GOLD REWARDS
С нашей программой Gold Rewards (уровень 2) вы получаете 6 баллов за каждый потраченный доллар. Участники Orange, набравшие 120 000 баллов за всю жизнь* (примерно 4–6 поездок), автоматически переходят на уровень Gold Rewards. Потратив 5 900 долларов США, вы получите 35 400 баллов на сумму 354 доллара США.

Дополнительные преимущества Gold:

  • Зарабатывайте до двойного количества баллов во время рекламных акций
  • Предварительные уведомления о предстоящих приключениях и специальных предложениях баллов за каждый потраченный доллар.Участники со статусом Gold, набравшие 350 000 баллов за всю жизнь* (примерно 8–12 поездок), переходят на VIP Rewards. Потратив 5 900 долларов, вы получите 47 200 баллов на сумму 472 доллара США (скидка 8+/-%).

    Дополнительные VIP-привилегии:

    • Зарабатывайте до двойного количества баллов во время рекламных мероприятий
    • Предварительные уведомления о предстоящих приключениях и специальных предложениях
    • Возможность дарить или передавать баллы другим
    • Получать бесплатный трансфер из аэропорта в пункт назначения*

    Использование баллов
    Использование баллов очень просто.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.