Menu
vitalyatattoo.ru — Студия художественной татуировки и пирсинга ArtinMotion Разное Где была надпись каждому свое: IKEA отказалась от напоминающего о нацистах слогана «Каждому свое» — РБК

Где была надпись каждому свое: IKEA отказалась от напоминающего о нацистах слогана «Каждому свое» — РБК

Содержание

IKEA отказалась от напоминающего о нацистах слогана «Каждому свое» — РБК

Надпись «Каждому свое» была размещена нацистами на воротах концентрационного лагеря Бухенвальд. Впоследствии она неоднократно использовалась в рекламных кампаниях, каждая из которых заканчивалась принесением извинений

Фото: Susana Vera / Reuters

Мебельная компания IKEA отказалась от рекламы со слоганом «Каждое свое». Об этом сообщает телеканал «360» со ссылкой на пресс-службу компании.

«Как только мы заметили обратную связь об интерпретации слогана, мы сразу приняли решение об остановке кампании. Изображения больше не будут показываться на рекламных носителях», — сказали в пресс-службе компании. Там отметили, что с уважением относятся к истории и «признают свою ошибку».

Надпись «Каждому свое» (в ее немецком варианте — Jedem das Seine) была размещена нацистами на воротах концентрационного лагеря Бухенвальд, в котором в 1937–1945 годах было заключено около 280 тыс. человек, из которых более 56 тыс. погибли.

24 сентября депутат Госдумы от партии «Единая Россия» Виталий Милонов назвал использование слогана «Каждому свое» некорректным и призвал IKEA отказаться от него.

История с IKEA — не первый случай использования слогана «Каждому свое» в рекламе. В 1998 году компания Nokia запустила в Германии рекламную кампанию новой модели телефона под слоганом Jedem das Seine, однако после протеста Американского еврейского комитета сняла уже вывешенные рекламные плакаты и принесла извинения. В 2009 году нефтяная компания ExxonMobil вместе с кофейной сетью Tchibo вывесила на нескольких сотнях своих заправок в Германии плакаты с надписью Jedem das Seine, предлагая попробовать кофе. После протестов Центрального совета евреев Германии компании извинились, заверив, что не знали о нацистском прошлом лозунга, и свернули кампанию.

Обыкновенная серость | Статьи | Известия

Слова «Каждому свое», написанные на воротах концлагеря Бухенвальд, использовала в своей рекламе компания «Билайн». Пока в Facebook разгорается дискуссия о допустимости использования такого рода слоганов, а мобильный оператор сворачивает кампанию, портал iz.ru вспомнил другие случаи, когда известные бренды обращались к наследию нацистской Германии.

Актер Сергей Светлаков в полосатой майке держит буквы «МИН ГБ» под слоганом «Каждому свое». Уличную рекламу тарифного плана «Билайна» сфотографировал в Санкт-Петербурге 20 мая профессор ВШЭ Александр Архангельский. И выложил у себя в Facebook с напоминанием пиарщикам компании о том, что еще не занят другой известный слоган: «Работа делает свободным». Слова Arbeit macht frei, как и «Каждому свое» (Jedem das seine) размещались над воротами нацистских концлагерей.

Многие участники горячей дискуссии увидели в буквах «МИН ГБ» аббревиатуру Министерства государственной безопасности. А в полосатой майке — отсылку к робам заключенных концлагерей. Архангельского поддержали журналист Роман Супер, режиссер Павел Бардин и многие другие.

«Нацистский лозунг «каждому свое» зудит под серой кожей маркетолога-идиота регулярно», — написал владелец газет The Moscow Times, «Ведомости» и агентства «Ясно Communication Agency» Демьян Кудрявцев. «Это как «можем повторить» — шелуха, слова, которые ничего не значат, и повторить они не могут, и никакого «каждого» они себе не представляют. Это как кофе среднего рода, рано или поздно с этим придется смириться. Через час на ней цветы и трава, через день она снова жива», — отметил он.

Уличная реклама тарифного плана «Билайна»

Фото: facebook.com/Александр Архангельский

Нашлись, правда, и защитники креативщиков. Так, писатель и переводчик Михаил Визель не разделил гнев коллеги, который «впервые пожалел», что у него не «Билайн», потому что не может объявить бойкот. «Бойкот билайну? <…> Вы еще бойкот микрософту объявите (компания Microsoft тоже оказывалась в эпицентре скандала из-за использования этих слов в рекламе. — Прим. ред.). С другой стороны, не обидно ли на веки вечные дарить два слова тем уродам? Всё равно что запретить древние имена Адольф или Иосиф, которые носили множество прекрасных людей, из-за того, что в число носителей затесались два непрекрасных», — написал Визель. 

Нашлось еще несколько желающих оправдать действия компании. Правда, делать это стало совсем непросто после того, как директор фонда «Подари жизнь» Екатерина Шергова опубликовала ответ, данный с официального аккаунта «Билайна» в Facebook на ее обращение.

Стране «Билайн»

 

Каждому свое — общеупотребимая фраза. В русском языке это выражение широко используется и не несет само по себе негативного контекста.

Скриншот этого сообщения стал распространяться по Сети уже сам по себе. А руководитель проекта «Насилию.нет» Анна Ривина написала о том, какой ответ получила в колл-центре оператора, когда решила расторгнуть контракт из-за неуместной рекламы. «Позвонила в Билайн расторгнуть домашний интернет, а девушка из колл-центра сказала, что я в лагере не была, откуда я могу знать, что там такое на самом деле было написано», — рассказала Ривина.

14 часов спустя под одним из постов на странице Екатерины Шерговой, руководящей фондом «Подари жизнь», появился новый комментарий, оставленный с официального аккаунта «Билайна». Предыдущий вопреки законам жанра удален не был.

«Рекламная кампания, в которой среди прочих использовалась эта фраза, завершена. Сама фраза была всего лишь призвана отразить особенности тарифного предложения, — написал представитель оператора в соцсети. — Нам искренне жаль, что она вызвала негативные ассоциации, которые ни в коем случае не имелись нами в виду. Если это кого-то оскорбило — приносим наши извинения».

Такой же комментарий компания оставила под одним из постов на своей страничке в Facebook, когда один из пользователей выразил свое негодование. Отдельного поста, посвященного проблеме, в соцсетях компании не появилось.

Из рекламного ролика на официальном канале фразу уже убрали

Фото: youtube.com

С официального сайта оператора реклама, которую можно было найти накануне, исчезла. На момент написания статьи с официальной странички «Билайна» на Youtube не был удален рекламный ролик, в котором Светлаков произносит: «Каждому свое». Опубликован он был 11 апреля, и к 21 мая его посмотрели больше 12 млн раз.

Концлагеря. Справка портала iz.ru

Бухенвальд — один из крупнейших и старейших лагерей, который был расположен на территории Германии недалеко от Веймара. Хотя официально это был трудовой лагерь, людей там начали уничтожать с 1937 года. До 13 апреля 1945 года, когда американские войска вошли в Бухенвальд, в лагере погибло свыше 56 тыс. человек.

Всего с 1933 по 1945 год нацистская Германия и ее союзники построили около 40 тыс. лагерей и других мест массового заключения. Среди них четыре лагеря, специально предназначенных для уничтожения людей, и еще два, которые были приспособлены для массовых убийств. Однако массовое уничтожение узников проводилось не только в них. По разным оценкам, в них погибло от 836 тыс. до 3 млн человек, большинство из которых были евреями.

Помещенное на ворота Бухенвальда выражение прославилось благодаря древнеримскому философу, оратору и политику Цицерону (106–43 годы до н. э). Он использовал максиму suum cuique в трактатах «О пределах добра и зла», «Об обязанностях» и «О законах». Позднее фразу стали употреблять не только в юридическом контексте.

Трудности перевода

Рекламный и коммуникационный скандал, который устроили «Билайну» копирайтеры и пиарщики, — случай вопиющий, но далеко не единственный.

В 1998 году компания Nokia запустила международную рекламную кампанию телефона с разноцветными сменными панелями под слоганом Freedom of Expression («Свобода выражения» — англ.). Изящно перевести слоган на немецкий не получилось, поэтому для Германии его трансформировали, остановившись на варианте… Jedem das Seine. По всей стране было установлено больше 3 тыс. билбордов, которые вскоре пришлось заклеивать белой бумагой. В стране, где законом предусмотрено наказание до трех лет тюрьмы за ношение любого знака с символикой Третьего рейха или его прославление, резонанс был очень большой. Фраза Jedem das Seine в Германии приравнена к нацистской символике и ассоциируется с призывом к массовым убийствам.

Фраза Jedem das Seine в Германии приравнена к нацистской символике

Фото: Global Look Press/DPA/Martin Schutt

Немецкое представительство финской компании принесло извинения и призналось, что не знало о том, какая фраза была выкована на воротах Бухенвальда. Постеры были отпечатаны заново с немецким переводом шекспировского «Как вам это понравится» (Was ihr wollt).

Вскоре после скандала с Nokia немецкий ритейлер Rewe попытался изъять все листовки с рекламой гриля и слоганом Grillen: Jedem das Seine. Сделать это быстро не удалось, и компании пришлось приносить публичные извинения. В 1999 году то же и по той же причине произошло с представительством Burger King в немецком городе Эрфурт — жители города вышли на улицу с протестом против листовок фастфуда. Это был не последний случай, когда Burger King выступал с крайне неудачными рекламными модулями. Позже в такой же скандал попал его главный конкурент McDonalds. Компания использовала высказывание в оформлении меню своего филиала в Тюрингии на востоке Германии.

В 2001 году один из клиентов мюнхенского банка Merkur-Bank пожаловался на использование слов «каждому свое» в рекламе финансовых продуктов. А в 2009-м американским нефтяникам из Exxon пришлось сворачивать совместную акцию с производителем кофе Tchibo. На 700 заправках по всей Германии. Использованный в международной кампании слоган To Each His Own Совету евреев Германии не понравился настолько, что они устроили пикет. Кампания была запрещена в Германии как использующая нацистскую символику.

Неудачно перевела «общеупотребимую фразу» компания Microsoft, когда рекламировала в Германии программное обеспечение Bürosoftware2. А в 2015 году в центре скандала чуть не оказался российский IT-гигант «Яндекс». «Мы хотели запустить «Яндекс.Радио» со слоганом «Каждому свое». Потому что персонализируется и оно. Но не вышло — коннотация оказалась слишком сильной. Мало кто мог точно объяснить, что плохого в этом варианте. Но все чувствовали подвох», — писал один из копирайтеров компании Александр Стародубцев.

Неудачным переводом фразы отметилась даже компания компания Microsoft

Фото: Global Look Press/ZUMA/Alexander Pohl

До сих пор это выражение — на латыни — изображено на гербе Виндхука, столицы Намибии, основанной в 1890 году. Таков же девиз еженедельной газеты L’Osservatore Romano («Римский обозреватель» — итал.), которая выходит в Ватикане, при этом не является официальным органом Святого престола. Кроме unicuique suum на верхнем колонтитуле газеты отпечатано non praevalebunt («не одолеют» — лат.). Речь идет о вратах ада, которые не одолеют Церковь — цитата из Евангелия от Матфея.

Причину, по которой девиз нацистского концлагеря до сих пор используют в России и других странах, не понаслышке знакомых с ужасами фашизма, хорошо иллюстрирует случай, произошедший в Германии в 2009 году. Студенческий союз Северного Рейна — Вестфалии выступил тогда против реформы школьного образования. Она предполагала, что в одном классе будут учиться дети с различной успеваемостью. Организация, связанная с консервативным «Христианско-демократическим союзом», выбрала лозунгом протеста Nicht jedem das Gleiche, sondern jedem das Seine («Не одно и то же для всех, а каждому свое» — нем.).

После критики от социал-демократов за «необъяснимое незнание нашей собственной истории» лозунг изменили, веб-сайт кампании переделали, а председатель союза Дэвид Винандс заявил следующее: «Мы очень сожалеем об этой ошибке и приносим извинения за наше историческое невежество в этом отношении».

Если уж организация, напрямую связанная с образованием, в стране, где эта фраза считается призывом к геноциду, использовала ее, говорить о представителях творческих профессий, которые зачастую работают в России без профильного или вообще какого бы то ни было образования, вообще не приходится. Кстати, раздельное образование в Северном Рейне — Вестфалии консерваторы, несмотря на неудачу с лозунгом, отстояли.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

 

Концлагерь Бухенвальд — Биографии и справки

ТАСС-ДОСЬЕ /Ирина Красненкова/. 11 апреля 1945 года узники Бухенвальда подняли восстание и установили контроль над концлагерем.

Концлагерь располагался на горе Эттерсберг близ Веймара на территории германской земли Тюрингия. Он был создан в 1937 году по приказу руководства СС (Schutzstaffel, военизированные формирования гитлеровской Национал- социалистической немецкой рабочей партии) для содержания политзаключенных, а также евреев, цыган и «чуждых немецкому обществу» представителей сексуальных меньшинств. Первоначально назывался Эттерсберг.

15 июля 1937 года из концлагеря Заксенхаузен в Эттерсберг были переправлены первые 149 заключенных, а через две недели сюда были доставлены узники из ликвидированных концлагерей Заксенбург и Лихтенбург. Фактически лагерь был построен силами этих заключенных. В июле название было изменено на Бухенвальд (Buchenwald; «буковый лес»). К концу 1937 года здесь находились свыше 2,5 тыс. заключенных.

В начале 1938 года по приказу руководства лагеря на внутренней стороне ворот была выкована надпись «Каждому свое». Эти слова являются интерпретацией одного из принципов римского права (honeste vivere, alterum non laedere, suum cuique tribuere — «жить честно, никого не травмировать, давать каждому свое»). В том же году в лагере были оборудованы помещения для пыток и расстрелов. В отдельную категорию заключенных были выделены евреи, которые подвергались особым унижениям и издевательствам.

После начала Второй мировой войны нацисты стали направлять в Бухенвальд пленников из оккупированных Германией стран, для которых была выделена специальная территория («особый лагерь», Sonderlager) с еще более суровыми условиями содержания. К февралю 1940 года из 3 тыс. человек, помещенных в «особый лагерь», умерли почти 1,5 тыс. Начальство Бухенвальда приняло решение о строительстве собственного крематория, который начал использоваться уже летом 1940 года.

Осенью 1941 года в Бухенвальде был сооружен лагерь для советских военнопленных.

На эту тему

В январе 1942 года над заключенными начали проводить медицинские опыты. Их инфицировали туберкулезом, тифом, желтой лихорадкой, оспой, холерой, чтобы проверить действие вакцин, разработанных в институтах Марбурга и Берлина. Также проводилось гормональное «лечение гомосексуальности». Точное количество смертей, наступивших в результате этих опытов, подсчитать невозможно.

В феврале 1942 года на территории Германии при различных военных заводах началось создание т.н. «внешних лагерей» (Aussenlager), куда для работы перевозили узников Бухенвальда. К концу войны насчитывалось 136 таких лагерей. Самым известным из них был Дора (создан в 1943 году; в 1944-1945 гг. — самостоятельный концлагерь Миттельбау- Дора), где в подземных тоннелях производились ракеты «Фау-2» (V-2; Vergeltungswaffe-2, т.е. «оружие возмездия»; первая в мире баллистическая ракета дальнего действия, разработанная немецким конструктором Вернером фон Брауном). В 1943-1945 гг. здесь работали свыше 60 тыс. человек, в основном граждане СССР, Польши и Франции. Каждый третий из них умер.

В конце 1942 года в Бухенвальде колючей проволокой была отгорожена так называемая «карантинная зона», или «малый лагерь» (Kleines Lager). В каждом из 12-и бараков, переделанных из конюшен, площадью 40 на 50 м, содержались примерно по 750 человек, депортированных из разных стран. Здесь они дожидались отправки во «внешние лагеря». Точное количество умерших в «малом лагере» неизвестно, считается, что ежедневно умирали 50-100 человек.

В 1942-1943 гг. заключенные из разных стран организовали антифашистский комитет, главной задачей которого стала подготовка восстания. Разными способами узники добывали и прятали телефонные аппараты и провода, инструменты, огнестрельное и холодное оружие, изготавливали ручные гранаты. Членам комитета удалось оборудовать лазарет, где, вопреки запретам лагерного начальства, тайно оказывалась медицинская помощь советским военнопленным, евреям и полякам. Благодаря их усилиям от смерти были спасены 904 ребенка (антифашисты смогли убедить начальство поместить детей в один барак, таким образом дети оказались под их присмотром).

На эту тему

В январе-марте 1945 года в Бухенвальд прибыли свыше 19 тыс. узников, в основном евреи, из концлагерей в Польше (в том числе из Освенцима), которые нацисты начали ликвидировать с приближением советских войск. Несколько тысяч человек умерли во время этапирования, однако эти смерти не были учтены. К этому времени Бухенвальд стал самым большим концлагерем в Германии, в феврале 1945 года в общей сложности (включая «внешние лагеря») насчитывалось 112 тыс. заключенных, треть из них — евреи.

В начале апреля 1945 года начальство Бухенвальда получило приказ рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера о ликвидации лагеря, на территории которого на тот момент находились около 50 тыс. узников. С 7 по 10 апреля 28 тыс. человек были отправлены в лагеря Дахау и Флоссенбюрг (в Баварии) и Терезиенштадт (в Чехии). В ходе этой эвакуации погибли несколько тысяч человек.

11 апреля 1945 года антифашистский комитет, воспользовавшись непосредственной близостью американских войск, с которыми удалось установить радиосвязь, дал сигнал о начале восстания. Вооруженные узники взяли в плен часовых, заняли смотровые вышки, вывесили над воротами лагеря белый флаг и объявили о захвате власти. Охранники лагеря практически не оказывали сопротивления. 13 апреля руководство лагерем было передано представителю американских войск, которые накануне освободили Веймар.

С 1937 по 1945 гг. через Бухенвальд прошли примерно 250 тыс. заключенных почти всех европейских национальностей, порядка 160 тыс. из них были переправлены во «внешние лагеря». В 1941-1945 гг. в числе узников были свыше 23 тыс. советских военнопленных и граждан СССР, угнанных в Германию. 8,5 тыс. советских военнопленных были расстреляны. В результате пыток, медицинских экспериментов и истощения в Бухенвальде погибли свыше 56 тыс. человек. До освобождения в лагере дожили 21 тыс. человек.

В августе 1945 года в лагере, который оказался в зоне оккупации СССР, был создан советский «Спецлагерь номер 2». Здесь в основном содержались бывшие члены нацистской партии. Из 28 тыс. заключенных умерли 7 тыс. (согласно документам, смерти стали следствием простудных заболеваний). В феврале 1950 года, вскоре после образования ГДР (октябрь 1949 года), лагерь был расформирован. До начала 1990-х гг. сведения о лагере не афишировались.

В 1947 году в американской оккупационной зоне на территории бывшего концлагеря Дахау (Бавария) прошел процесс, на котором рассматривались дела лиц, совершивших военные преступления в Бухенвальде в годы войны. В процессе участвовал 31 человек, всем им были вынесены обвинительные приговоры. Комендант лагеря Герман Пистер (1942-1945) был приговорен к смертной казни, однако до исполнения приговора умер в тюрьме в 1948 году. Одним из самых заметных участников процесса была Ильза Кох, жена первого коменданта Карла Коха (был обвинен нацистами в коррупции и казнен в апреле 1945 года), применявшая особо жестокие пытки к заключенным. Ее приговорили к пожизненному заключению, в 1967 году покончила жизнь самоубийством.

14 сентября 1958 году на месте лагеря был открыт национальный мемориальный комплекс (Nationale Mahn-und Gedenkstaette Buchenwald), центр изучения нацизма и Холокоста. В южной части комплекса расположен памятник жертвам Бухенвальда и башня с колоколом, набат которого призван напоминать об ужасах войны.

В 1989 году была изменена концепция музейных экспозиций комплекса. В частности, было решено изъять материалы, содержащие коммунистическую пропаганду, и сделать акцент на фактах, касающихся заключенных в концлагере евреев, цыган, советских военнопленных и лиц, перемещенных из стран Западной Европы. Кроме того, в результате реформы был открыт раздел, посвященный истории «Спецлагеря номер 2».

Немецкий концлагерь, специальный лагерь НКВД, мемориал. Бухенвальд

олег белов

Наследие 11 апреля 2020

Узники одного из крупнейших концентрационных лагерей на территории Германии – Бухенвальда – освобождены 11 апреля 1945 года. Когда к Бухенвальду приблизились американские войска, заключенные подняли восстание. После окончания войны лагерь использовался НКВД СССР как спецлагерь для интернированных. В 1958 году на территории был открыт мемориальный комплекс «Бухенвальд».

«Каждому свое» — надпись на входе в Бухенвальд. Фото: Wikimedia Commons / EmileVictor / CC BY 2.5

Первые заключенные поступили в концлагерь, сооруженный близ Веймара в Тюрингии, 15 июля 1937 года. В Бухенвальд свозили немецких заключенных из других лагерей. С началом Второй мировой войны сюда стали поступать и арестованные с оккупированных немцами восточных территорий. Бухенвальд не считался лагерем для советских военнопленных, но некоторые из них сюда все же попадали.

В сентябре 1941 года вблизи лагеря расстреляны первые советские солдаты. По приблизительным подсчетам, под руководством СС было расстреляно около 8000 советских военнопленных. В статистике лагеря они не учитывались. Всего с июля 1937 по апрель 1945 года в лагере было заключено около 250 000 человек. Количество жертв оценивается в 56 000 узников.

С января 1942 года в Бухенвальде начали проводить медицинские опыты самой различной тематики. Заключенных инфицировали сыпным тифом, туберкулезом и другими опасными заболеваниями для того, чтобы проверить действие вакцин против возбудителей этих болезней. Сохранилась лагерная документация по проведению гормональных опытов над гомосексуальными заключенными — по «излечению гомосексуальности», проводимые по секретному указу рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера.

В начале 1945 года в лагерь переместили тысячи евреев из польских концлагерей. Бухенвальд стал самым крупным лагерем смерти: в 88 филиалах концлагеря за колючей проволокой находились 112 000 узников.


Освобожденные узники Бухенвальда, 16 апреля 1945 года / Фото: Public Domain

Весной 1945 года интернациональная подпольная организация заключенных готовила в лагере восстание. 4 апреля 1945 года части американской 6-й бронетанковой дивизии и 89-й пехотной дивизий освободили один из вспомогательных лагерей Бухенвальда. Это был первый нацистский лагерь, который освободили американские войска. Подпольщики — польский заключенный Гвидон Дамазин и русский военнопленный Константин Леонов — соорудили самодельный радиопередатчик. В полночь 8 апреля им удалось передать радиограмму американцам и получить ответ о готовности помочь.

Восстание началось 11 апреля штурмом сторожевых вышек. Заключенные сумели перехватить контроль над лагерем у отступавших соединений СС. В тот же день, около 16 часов, в лагерь вошли подразделения Третьей армии США. В память о восстании заключенных был учрежден Международный день освобождения узников фашистских концлагерей.

Судебный процесс над сотрудниками концлагеря Бухенвальд проходил с 11 апреля по 14 августа 1947 года. Американский военный трибунал приговорил 22 подсудимых к смертной казни, однако десяти из них казнь была заменена тюрьмой, пятерым — к пожизненному заключению. Один подсудимый получил 20 лет тюрьмы, двое — 15 лет, еще один — 10 лет заключения. Доктор Эрих Вагнер попал в американский плен, из которого сбежал в 1948 году. В 1958-м вновь был арестован, и в 1959 году, находясь в предварительном заключении, покончил жизнь самоубийством.

С середины 1945-го по 1950 год лагерь находился в ведении НКВД СССР. В Бухенвальде организовали «Специальный лагерь № 2» для интернированных — тех, кто ранее состоял в нацистских организациях. В соответствии с советскими архивными данными, за пять лет через лагерь прошло 28 455 заключенных, из них 7113 — умерли.

В память о восстании заключенных в 1951 году на территории бывшего лагеря была установлена мемориальная плита, а в 1958 году было принято решение об открытии в Бухенвальде мемориального комплекса.


Мемориал жертвам Бухенвальда / Фото: Wikimedia Commons / Dr. Bernd Gross / CC BY-SA 4.0

История Бухенвальда легла в основу романа Эриха Марии Ремарка «Искра жизни», где упоминается надпись на воротах в лагерь: «Каждому свое». Лагерю в Тюрингии посвящена одна из известных советских песен – «Бухенвальдский набат».

Лучшие очерки собраны в книгах «Наследие. Избранное» том I и том II. Они продаются в книжных магазинах Петербурга, в редакции на ул. Марата, 25 и в нашем интернет-магазине.

Еще больше интересных очерков читайте на нашем канале в «Яндекс.Дзен».


Материалы рубрики

Бухенвальд глазами очевидцев

11 апреля 1945 года, ровно 75 лет назад, американскими войсками был освобожден Бухенвальд — один из крупнейших концлагерей на территории Германии. Он не был «лагерем смерти», как Освенцим или Треблинка. Однако из примерно 280000 человек, прошедших через лагерь, около 56000 умерли от болезней, невыносимых условий труда или были убиты эсэсовцами. В память об освобождении Бухенвальда был учреждён Международный день освобождения концлагерей.
Сегодня мы предлагаем вам узнать о Бухенвальде от первого лица — почитать свидетельства очевидцев, узников лагеря, которые выжили в этом аду.

Интервью были сделаны в начале 2000-х в рамках международного проекта «Выжившие в Маутхаузене» и размещены на сайте Та сторона — архиве устной истории остарбайтеров и военнопленных. Для этой публикации они были сокращены и незначительно отредактированы, с оригиналами можно ознакомиться по ссылке в конце каждого монолога.

Пинчук Василий Адамович

Военнопленный, узник концлагерей. Ранен под Смоленском в июле 1941 года. Был отправлен в Германию весной 1942 года. Попал в гестапо в Вене, оттуда переведен в концлагерь Маутхаузен, а затем — в Бухенвальд.

И вот нас везут, оказывается, в Бухенвальд. Через полторы-две недели я вышел на работу, в мастерские DAWаббревиатура от нем.: Die Deutschen Ausrüstungswerke GmbH — коммерческая фирма, основанная в 1939 году СС, генеральный подрядчик большого количества разнообразных работ, выполняемых силами заключённых в во многих нацистских концлагерях, в том числе Дахау, Заксенхаузен, Бухенвальд и Освенцим.. там много мастерских всяких было, и столярная. Настрогал что-то там. А на третий день на работе выходим по четыре человека, на выходе стоит эсэсовец, а я иду с палкой, хромаю страшно. Он как увидел: «Хальт!»нем. Halt — стой!, ни с места!, стоять!. Остановил, подбегает ко мне, берёт палку, согнул, выбросил: «Таких работяг мне прислали, в крематорий их отправлю!» Ну мы пошли, палки у меня нет, ребята взяли меня под руки, повели.

Мы зашли в блок. Среди ребят, которые меня вели, был Володя Галяпасоветский военнопленный родом из Киева, лучший друг респондента Пинчука В.А. в КЦ Бухенвальд. Попал в лагерь в возрасте 18 лет. Работал в жестяной мастерской DAW. После освобождения вернулся на Родину, в Киев и затем неоднократно посещал Бухенвальд в составе делегаций узников. — сейчас я его в Киеве часто встречаю, мой лепший друг по Бухенвальду. Он был ранен во время обороны Киева, уже в лагере дольше меня, у него там знакомые. Там был старший поляк, он с ним [поговорил]. И на второй день меня на работу не пустили, а отправили в санчасть, ревирнем. Revier, krankenrevier — санитарная часть, лазарет, лагерная больница. называлась, санчасть. Прихожу туда, — кровати одноэтажные, вот, простыни, подушки, одеяла, ну прямо как больница. Ну, разулся, рядом стоят две кровати, ещё один киевлянин, друг Галяпы, Панчук Владимир Ананьевичзаключённый КЦ Бухенвальд, советский военнопленный родом из Киева. Находялся в ревире лагеря вместе с респондентом Пинчуком В.А.. Ну, лежим оба раненые, вот.

Вечером меня забирают в операционную. Два мужика в белых халатах щупают мою ногу. И под маской, под наркозом удаляют мне все осколки. Ощупью, тогда никакого рентгена не было. Вырезали мне осколки, и я лежу. Вечером уже темно, когда один из тех мужиков приходит, садится на табуретку возле меня и говорит: «Так тебя ранило возле Смоленска?» Ошарашен, непонятно, откуда, кто мог знать? Думаю: какая-то провокация, дело дохлое. И я ему ничего не ответил.

А Володя Панчук лежит рядом: «Не бойся, это свой человек, он коммунист». А я всё равно молчу, ошарашен был. Ну, потом я узнал, что этот мужик, Тильман Гельмутнемецкий коммунист, по профессии — металлург, заключённый КЦ Бухенвальд, где работал в ревире помощником врача. Один из руководителей антифашистского подполья в лагере. Впоследствии, по словам респондента Пинчука В.А. — один из руководителей Штази, министерства госбезопасности ГДР. его звали, — никакой не медик, он металлург, три года с лишним работал в Нижнем Тагиле. По договору с Германией презжали специалисты. И вот он приехал в 33-м году домой [в Германию], в отпуск, договориться с родителями, чтобы там [в СССР] жениться: у него девочка появилась, в комсомол там поступил. А его сразу в тюрьму увезли, и вот он строил Бухенвальд.

А второй врач — тот хотя бы фельдшер по образованию, Карл. Вот они вдвоём делали такие несложные хирургические операции. Там было две операционные, в первой чешский профессор делал что-то, когда надо было, а тут так. И вот я месяца полтора в подпольной палате пролежал. Ну, человек тридцать было. Подпольной я ее называю, потому что немец, который руководил всем этим хозяйством, не всё знал, что делается в этой палате. Его там дурили и спасали нужных людей. Видно, меня посчитали очень заслуженным поскольку я солдат, раненый, уже был в Маутхаузенеодин из крупнейших концентрационных лагерей, действовал в 1938—1945 гг. Система концлагерей Маутхаузена состояла из центрального лагеря и 49 филиалов по всей Верхней Австрии, в том числе Гузен (I, II, III). Труд заключённых использовался в основном на каменоломнях, принадлежащим компании DEST. Узниками Маутхаузена было около 335 тысяч человек; казнено свыше 122 тысяч человек. Концлагерь освобождён американскими войсками 5 мая 1945 года. Сейчас на месте лагеря работает мемориальный комплекс. Музей Маутхаузена расположен в бывшем больничном бараке..

Вид с воздуха на концлагерь Бухенвальд

Национальный архив США, Вашингтон

Там были очень сильные подпольные организации. Было восемнадцать национальностей в Бухенвальде, и шестнадцать из них имели каждая свою подпольную группу.

И был интернациональный подпольный комитет, там в основном немецкие коммунисты, тельмановцынемецкие антифашисты; название возникло от имени Эрнста Тельмана — лидера немецких коммунистов, депутата Рейхстага в 1925—1933 гг., главного оппонента Гитлера; расстрелян 18.08.1944 г. в концлагере Бухенвальд (среди заключенных распространили слухи, что Тельман погиб при американской бомбардировке лагеря). руководили, но из каждой национальности там были представители. Когда я вышел с ревира, в воскресенье меня пригласили в немецкий блок. Дали мне миску баланды, полбулки хлеба, я поел как следует. Со мной поговорил, тоже немец, с акцентом, но по-русски. Потом открывает шкаф, где штубендистынем. der Stubendienst ­­— наряд, дежурство по казарме, внутренний наряд, дежурный по комнате; Stubendienst machen — быть дневальным., там столы были, питание раздавали. Вынимает большую книгу в кожаном коричневом переплёте, Карл Маркс «Капитал». У меня глаза сразу на лоб полезли. Я смотрю на книгу и на него, он улыбается. Я говорю: «Чё ты улыбаешься?». — «Чё ты ошарашен, не бойся, у нас всё есть». Он так книжку подымает, там всё готическим шрифтом, такими большими буквами, красиво напечатано. «Понимаешь, что это или нет?». — «Понимаю, хорошо понимаю».

Он закрыл и спрятал. И дней восемь меня никто не трогает. Заглянут в блок — и всё. Потом я узнал, что это была проверка: в лагерной комендатуре было окно, в любое время дня и ночи можно было подойти и что-то сказать. Ну, эти провокаторы, наблюдали, [пойду ли я их сдавать]. Прежде, чем дальше помогать человеку, там всё здорово проверяли.

И вдруг меня вызывают в блок. Захожу, там закрытая команда, сто двадцать человек. Двадцать русских, остальные иностранцы, в основном доктора наук. Там двухэтажные здания и большой подвал глубокий. Лаборатория по изготовлению вакцин, противотифозных, для вермахта. Со всех концлагерей собрали туда медицинских специалистов по этому [профилю]. Я был калифакторомприслужник. — уборщиком в медицинском флигеле. У меня четыре душевые, ванна, шкафов штук десять для одежды: заходит доктор, снимает одежду, душ принимает, надевает лабораторную одежду, и идёт, работает. Вот я их всех пропускаю, убираю тут, коридор этот мою специальным мылом жидким. Мне повезло: я всегда говорил, что был в аристократической команде. Мы не выходили на аппельплацнем. Appelplatz или Lagerplatz — площадь в лагере, на которой проходила проверка, перекличка. никогда. У нас был доктор Гинк, штурмбаннфюрернем. Obersturmbannführer – обер-штурмбанфюрер. Звание в СС, соответствовавшее званию подполковника., руководил этой лабораторией. У него был один вермахтовец — кажется, сержант, воевал на восточном фронте, четыре ранения, его уже списали. А в семи километрах от Бухенвальда, под горой, была деревня, где он жил. Утром на работу приходил, нас охранял. Идёт на работу, несёт кусок хлеба и обязательно газеты нам. Мы его называли «полтора Ивана»: здоровый такой, только бледный, ещё и хлеб нам приносил, ну, что ж мы дураки? Перевоспитали его.

Внешний вид столярной мастерской немецкого завода оборудования

Фото: Мемориал Бухенвальд и Миттельбау-Дора

И вдруг, еще 9 апреля нас вызывают пофамильно, по номерам — весь руководящий состав интернационального комитета. М мы поняли — всё, разоблачили наш интернациональный комитет. Значит, надо что-то делать. Мы их спрятали: лагере была свиноферма, были большие склады одежды. А за горой, где надо было воду спускать, была канализация, трубы высотой больше полуметра.

Там мы, например, проверяли оружие, простреливали даже, готовились к восстанию. Было холодное оружие, было огнестрельное Когда англичане и американцы бомбили заводы вокруг Бухенвальда, погибло много эсэсовцев. Когда завозили трупы в лагерь, подбирали [оружие]. А эсэсовцы были растеряны, возле трупов — ящик карабинов, подготовленных на фронт, в ящике по шесть штук, марка «Густлоффнем.: GustloffWerke — завод по производству стрелкового оружия был построен в Бухенвальде в 1943 году.». [А мы клали] пару ящиков на телегу, на ней трупы и везли в крематорий.

Короче говоря, у нас оружие, мы жили в пятидесятом блоке. У нас был маленький крематорий свой, потому что кролей растили, заражали тифом, и делали эту вакцину. А рожки-ножки, сжигали. У нас была своя печка, и в огороде у этой печи были закопаны 70 карабинов. 11 апреля их подняли, я в восстании участвовал, в третьем батальоне.

[9 апреля руководителей интернационального комитета] искали, но не нашли. А одиннадцатого была команда: «Всё, будем убивать». Были подготовлены штурмовые группы, ножницы изолированные, потому что ток, высокое напряжение, а надо было резать проволоку. Одеяла на нее набросали, по этим одеялам — кругом, выходили наружу. Комендатура лагеря, начальство всё уже драпало. Ну, повоевали часа три, не больше.

Было три русских батальона. Я был командиром отделения, у меня шесть хлопцев, с которыми я должен выполнить определенные задачи.

В нашем блоке была комната без окон в подвале, где растили кролей. По вечерам в этой комнате изучали немецкое оружие — обрез, карабин, граната, пистолет, — потому что люди-то не все воевали, возьмём оружие у эсэсовца, а потом что с ним делать? Они его не видели, хотя может кто-то был на фронте. Хотя было у нас там много военнопленных в том лагере: офицеры, полковники советской армии. Руководил восстанием полковник Смирновподполковник, узник Бухенвальда, один из руководителей восстания заключенных 11 апреля 1945 года., всеми вооружёнными силами, не только русскими, а и иностранными тоже. Штурмовая группа захватила главные ворота. Там на втором этаже стоял пулемёт, и там же рычаги — включение и отключение тока. В этой штурмовой группе были наши офицеры, были немецкие вояки, которые в Испании воевали, потом попали в концлагерь — битые такие все, подготовлены к этому делу. У них было оружие, быстро сняли часового с ворот. И возле комендатуры сразу выставили вооруженных людей. Те уже отключили ток — мы режем, а тока уже нету.

Вышли. Я выходил возле ревира, где мне операцию делали, там вышка была. Выходим к этой вышке, и смотрим — никого нет. А под вышкой сидит человек, полосатик. «Ты чего тут?» — «Да я там вот, галеты». Собак кормили галетами какими-то. Мы его подымаем, а он сидит на, на этих, на волосах и машинка под ним. Оказывается, русский власовец, нас там они частично охраняли. «Власовец?» — «Да». — «Давно?» — «Три года». Ну, его застрелили и пошли дальше, разговор был коротким.

Взяли казармы их, разоружили двести двадцать семь эсэсовцев, взяли в плен и в карантинный блок закрыли, охрану поставили. Остальные бежали. Ну так вот мы недолго воевали, сидим возле комендатуры, возле эсэсовских казарм уже под вечер, — подъезжает американский танк. Выходит американец, по-русски с нами говорит, спросил: «Ну, как вы тут, как вы тут, воюете?» — он уже знает. И поехал дальше.

Ну, три дня держали оборону. С Веймарагород в земле Тюрингия. Близ Веймара в 1937 — 1945 находился концлагерь Бухенвальд., восемь километров, группу эсэсовцев прислали в помощь сюда. Мы её встретили в лесу Бухенвальдском — кто не успел сбежать, того там прикончили. И на этом война, собственно, кончилась. На третий день подошли американские войска.

Оригинал интервью

Бочкарёв Михаил Петрович

Военнопленный, артиллерист. В плен попал 14 июля 1942 г. в окрестностях г. Каменск-Шахтинского. Содержался в лагере военнопленных в г. Лисичанске, затем в тюрьме г. Днепропетровска. Этапирован в Германию, в г. Штукенброк, шталаг 326 (VI-К). Весной 1944 г. переведен в концлагерь Бухенвальд, с осени 1944 г. — в концлагере Дора-Миттельбау.

Я оказался в лагере, который был под конвоем СС. В этом лагере была попытка побега. И после этой попытки побега «черный воронразг. «воронок». В СССР до начала 1950-х гг. это была крытая машина, использовавшаяся для перевозки арестованных в сопровождении конвоя.» заехал в этот блок лагеря, погрузили нас человек 25–26 и повезли. И выгрузили нас только перед железными воротами, на которых была надпись: «Едэм дас зайнэлат. suum cuique – всякому своё, каждому по его заслугам — классический принцип справедливости. В новейшей истории фраза получила известность как надпись над входом в концентрационный лагерь Бухенвальд — Jedem das Seine. В наши дни, особенно в Германии и оккупированных ею во время Второй мировой войны странах, фраза воспринимается с негативным оттенком из-за устойчивой ассоциации с преступлениями нацистов.» на немецком языке, в переводе на русский язык это означает «Каждому свое». «Едэм дас зайнэ». Вот я получил свое в концлагере от эсэсовцев.

Когда мы зашли за тяжелые ворота Бухенвальда, нас погнали в баню. Немцы очень боялись заразы, как мы после узнали. В бане стоял чан с какой-то коричневой жидкостью, и нас сначала заставили бриться. Все волосы, которые на нас были, мы должны были уничтожить: под мышками, и на голове, и на пятой точке опоры. Бритвы тупые, в кровь заставляли бриться, а потом в этот чан с головой.

И мы из этого чана, несмотря на то, что были доходные, выскакивали так, как пингвины из воды выскакивают на льдины. Потому что в огне горело все тело.

Одели нас после бани не в полосатую форму, как обычно сейчас показывают узников концлагерей, а в солдатскую форму нашей Красной армии. И поместили внутри Бухенвальда, еще за двойную проволоку. С общим лагерем мы общаться не имели права.

Блоки, были за русскими пленными. Кроме пленных были русские гражданские взяты. Те имели полосатую одежду, а мы — одежду своей армии. Так что когда нас гнали на работу через аппельплац, уважение было исключительное. Русских солдат уважали, перед нами даже снимали шапки другие нации, которые были в Бухенвальде. А в Бухенвальде были особенно французы, югославы… — ну, по сути все нации. С разными знаками различия.

У многих были на полосатой одежде нарисованы круги в виде мишени. Это были пожизненные заключенные: круги означали, что если кто убьет этого человека, то он никакой ответственности за убийство не понесет. Рядом, вплотную к Бухенвальду, строился завод. Русских использовали на самых тяжелых работах: земляные, прокладка водопровода, отвоз земли, штайнбрукнем. Steinbruch — каменоломня. Заключенные лагеря Гузен, работавшие на каменоломне, были приписаны к рабочей команде Штайнбрух-Гузен /Штейнбрух-Гузен (Kommando Steinbruch Gusen). Также команда Штайнбрух была в лагере Эбензее, каменоломня-штайнбрух была и в Бухенвальде..

Чувствовалось, что в лагере существует какая-то организация. Один пожилой товарищ, чувствуется, что он командир был, как-то сказал мне: «Мишенька, надо что-то пронести в лагерь, с помощью чего можно было бы рвать проволоку». В одном месте работали плотники, и мне удалось в стружке закопать топор. Пока этот топор лежал под стружками, прошло не больше недели.

Лагерь был под проволокой, под напряжением, там еще было оцепление. Между прочим, в оцеплении были власовцы. И если немец бросит [нам] окурок докурить, то власовцы даже этого не могли, только матерно ругались на нас, заключенных. Но во время воздушной тревоги открывали ворота лагеря, и заключенные, кто были за пределами лагеря, могли проходить внутрь, потому что предполагали, что лагерь бомбить не будут.

Всё, что было положено на день, кроме вечерней баланды, мы получали утром. Пайка хлеба, литр баланды и маргарин или кусок колбасы — эрзацнем. Ersatz — заменитель, суррогат. грамм пятьдесят. После мы освобождения, ну это я забегаю вперед немножко, определили, что рацион бухенвальдский был рассчитан на то, чтобы нормальный здоровый человек мог проработать 8-9 месяцев, не больше. Постепенно истощался и превращался в труп, кости, обтянутые кожей. В обед был положен эрзацкофе или чай. И вот когда мне пришла пора этот топор пронести, я сказал своим в команде: «Я пойду за чаем». Все удивились: «Ты же никогда не пьешь его?» А чего пить с сахарином чай пустой?

Некоторые оставляли кусок хлеба, а мы оставляли на пять человек пайку, которую у других наций обменивали сигарету. За маленькую пайку грамм пятьдесят, даже сто — покупали сигарету. Мы накуривались впятером одной сигаретой. Как? Мы научились курить по-матросски. Это вот что значит: я прикуриваю, подношу к губам почти вплотную и втягиваю в себя воздух. Пару раз потянул — голова уже кружиться начинает. Передаю другому, другой так же.

У меня была лежанка на месте работы, из веток, и я мог неподвижно лежать час, смотреть на бегущие облака. Я должен с баком идти, а в бак я положил топор, завернув его в бумагу из цементного мешка. И тут тревога, и я с еще с одним товарищем — в открытые ворота, прямо в лагерь, [без обыска] ничего не смотрели. Так что эта тревога помогла мне пронести топор. Отдал я его по назначению, но он не потребовался.

Цеха строящегося завода сровняли с землей. Мы видели круги на крыльях, это была английская авиация. В лагерь попала одна бомба, причем вблизи крематория.

Бухенвальдский крематорий все время дымил, никогда не было остановки. Много заключенных погибло во время этой бомбежки. И вот в то ложе, где я лежал все время до этого, было почти прямое попадание бомбы. Того, кто его занял, разорвало на куски. А я остался живой.

Установки для сжигания крематория, в которых видны останки заключенных, которые не были полностью сожжены.

Фото: Мемориал Бухенвальд и Миттельбау-Дора

[В лагере] рядом с проволокой, но только по обратную сторону, у блоков, где содержались русские военнопленные, был один домик, из которого очень часто доносилась веселая музыка. Мы не знали, что это за домик. А уже после освобождения нам рассказали, что под эту музыку уничтожали людей. И я теперь припомнил, что когда нас привезли к воротам Бухенвальда, двоих из нас отделили. В бане обслуга русская, немцы были только до ворот, а уже за воротами заключенные были на должностях. Когда мы пришли в баню, нас спросили, кого отделили. Один комиссар был, какой-то в высоком звании, другой Герой Советского Союза. И нам сказали: «Считайте, что их нет в живых».

В «хитрый домик», пригоняли, кого надо уничтожить. Раздевали под маркой медицинской комиссии, осматривали. Люди не знали, для чего это может,забота о здоровье или чего. И вот когда проходили вот эту комиссию, подходили к стойке, где измеряют рост, сидя и стоя. А в движок стойки был вмонтирован пистолет, который делал затылочный выстрел. Еще там все время была двуколка, закрытая пологом. И уже из «хитрого домика» везли в крематорий. А чтобы не слышали стрельбы, все-таки не очень далеко от этой проволоки под напряжением, играла громкая музыка.

После разрушения завода работы стало мало, и нас, четыреста человек военнопленных, погрузили. И привезли в местечко Ордруф. А там был лагерь — филиал Бухенвальда, ДораДора Миттельбау
концлагерь, находился в 5 км от города Нордхаузен в земле Тюрингия, Германия. Образован 28 августа 1943 года как подразделение уже существовавшего КЦ Бухенвальд (В перечне внешних подразделений Бухенвальда именовалась как Команда Дора). Основным предназначением лагеря была организация подземного производства вооружений на заводе Миттельверк, в том числе ракет V-2 (Фау-2). В лагере заключенные работали в специально прорубленных в горе тоннелях — это был один из наиболее тяжелых по режиму лагерей Германии. 28 октября 1944 года Дора-Миттельбау стал самостоятельным лагерем с 23 филиалами и внешними командами. Освобожден американскими войсками в апреле 1945..

В этом лагере был подземный завод. Что там выпускали, я понятия не имею. Когда нас привезли туда, нам открыли сарай для того, чтоб мы брали койки, двухэтажные и трехэтажные. И вот в этом сарае половина половину пространства занимали койки, а половину — трупы. Трупы, действительно, [лежали] как дрова, потому что кожа и кости. И одной из работ, которую заставляли нас делать, была [утилизация трупов]. Мы рыли ямы, примерно метр или метр двадцать глубиной. В эти ямы складывали ряд дров, ряд трупов, ряд дров, ряд трупов. Потом обливали мазутом и поджигали. Это жуткая картина. Когда огонь начинал брать эти трупы, то начинала подниматься или рука, или нога, создавалось впечатление, что это живые люди.

А все потому потому что бухенвальдский крематорий не справлялся со своей работой, несмотря на постоянную работу.

Мы признавали своим командиром Ярмака, Ярмак Василий Васильевич(род. в 1915 г.) узник концлагерей Бухенвальд и Дора-Миттельбау, один из руководителей подпольной организации Сопротивления; на фронте был помощником командира эсминца ”Беспощадный”. Уроженец г. Сумы, после войны проживал в г. Поти, был начальником укрепрайона.. Он был помощником командира корабля-эсминца «Беспощадный». Их эсминец был потоплен, а команду списали в морскую пехоту. Так он оказался в пехоте и, так же, как и я — в Бухенвальде. И он нам стал вдалбливать о том, что свидетелей такой работы немец не должен оставить в живых.

И с этого момента началась у нас подготовка к тому, как бы любыми судьбами бежать. А это уже приближался 45-й год. На свою сторону мы сагитировали одного чеха, конвоира, который с нашей командой был. Но шло время. С запада начала доноситься канонада — мы понимали, что открылся второй фронт, и оттуда наступали союзники.

И вот в начале апреля 45-го года нас — тысячи полторы, даже две было заключенных в этой Доре — погнали пешком, говорили, что опять в Бухенвальд.

Вид с западного края Малого лагеря на основной лагерь. 1944 год

Фото: Мемориал Бухенвальд и Миттельбау-Дора

Нашу колонну отправили во второй половине дня. Намечалась ночевка в местечке Кравинкель, но там было занято какой-то немецкой частью, и нас погнали дальше. И уже в в сумерках, мы той группой, которой все время работали, предлагали, — кто с нами бежать, [присоединиться]. Мы замедлились, отстали, и когда была нас потеряли из виду, то вместе с этим конвоиром быстро отбежали в сторону и залегли. А задним [рядам] сказали, чтобы они ускорили шаг и соединились с основной колонной.

Так мы пролежали часа два, пока колонна вся прошла, и отправились назад. Пересчитали, нас было 27 человек, под руководством Ярмака. Мы не разделялись. У немцев было много крытых щелей от бомбежек. Мы нашли одну, затаились в ней и целые сутки продержались. Потом нас все-таки обнаружили, вывели под конвоем, отправили, но уже не в бухенвальдскую колонну, а в другое место — Бад-Зульца. Но мы оторвались от бухенвальдской колонны. И это как мы все считаем, сохранило нам жизнь.

В местечке Бад-Зульца мы пробыли 2–3 недели. Оттуда нас спешным порядком так же собрали погнали. Причем не на восток, на запад. И вдруг с этого шоссе, по которому нас погнали, весь конвой разбежался в стороны. Навстречу шли американские танки. Вот так мы оказались на свободе.

В местечке Бад-Зульца мы уже как хозяева стали. Сбросили тряпье, обвешались оружием, стали ловить немцев. А они уже в какой-то мере дезертировали, много дезертиров было. И что характерно, когда немец выходил откуда-то, поднимая руки, не хватало сил спустить курок, чтобы убить его. Он не конвоир, он солдат.

Мы стали приводить их в комендатуру, в американскую, они их брали, а потом выпускали. Когда наши войска объединились, нас американцы передали. Потом нас перевели в Баутцен — уже под контроль наших войск полностью. И вот из этого Баутцена нас погрузили в эшелон и, где-то в октябре–начале ноября на родину отправили. И в декабре прибыл в Пензу.

Конечно, все родственники были несказанно рады, что я живой, потому что писем не было. Узнал, что и папка мой, который бредил мной, он все время посылал на вокзал встречать Миньку, не дождался. У него была очень тяжелая жизнь. А почему он все время говорил, что я жив? Потому что он был в ДюшанбеДушанбе в 1634—1924 гг., а также с 1961 г. по настоящее время. Дюшамбе в 1924—1929 гг., Сталинабад (тадж. Сталинобод) в 1929—1961 гг. Столица Таджикской ССР в составе СССР в 1929—1991 гг.; с 1991 г. — столица Таджикистана., жил у старшей дочери, и как-то его вызвали в военкомат, и он пришел, у него полна пазуха была денег. А я аттестат по окончании на него оформил. И он говорит: «Нюська, — это старшая сестра, — что-то ошиблись». Ну, и говорит: «Или ошиблись, или Минька жив». И вот он с этого момента поверил, что я живой.

Пришло время устраиваться на работу. В родное депо локомотивное меня не приняли, не объясняя причин. Но я догадывался, я никогда не скрывал, что я был в плену. И не только в депо, и на 163-й, на 740-й завод — и там нигде не приняли. И мне уже не захотелось жить. Я не мог ответить себе на вопрос: «Там я был неугоден эсэсовцам, меня посадили в концлагерь, а здесь я своему родному правительству неугоден, меня не принимают на работу».

Случай помог. Встретил своего товарища по техникуму, Корпачев Александр Сергеевич. Он был начальником дорожно-технической школы. Он мне говорит: «Пойдем ко мне работать». Я говорю: «Я тебе биографию испорчу».

Он мне и сказал: «Официальных указаний о том, чтобы не принимать на работу, нет». Я понял, что, кто меня не брал на работу, значит, боялись за свою пятую точку опоры. И вот в марте, уже почти три месяца исполнилось, как без работы был, я поступил работать в школу машинистов преподавателем. В школе я проработал 36 лет.

Членом партии я не был. Был комсомольцем, учась еще в техникуме. Пионером не был — как-то не сложилось. Я русский человек. Коммунист или не коммунист, [не знаю] я в коммунистической идеологии плохо разбираюсь. Я был со многим очень согласен. А очень со многим — не согласен. Вот в частности с тем вот, я не мог понять, не мог понять того, почему меня не приняли на работу.

Оригинал интервью

Косаревский Иван Терентьевич

Остарбайтер, узник концлагерей. Родился 16 февраля 1924 года в с. Мечетко Луганской области, Украина. В октябре 1942 года по повестке отправлен на работы в Германию. Доставлен в сборно-распределительный лагерь в г. Вупперталь, откуда после попытки к бегству переведен в штрафной лагерь в г. Эссен. В январе 1943 года попал в концлагерь Бухенвальд.

Нас привезли в концлагерь Бухенвальд. Мы ж не знали сперва. Выгрузили около ворот, проволока двухъярусная, всё под напряжением. Построили по пять человек и в лагерь. Погнали туда в сторону крематорияпостройка в концлагерях, где уничтожали тела людей — как отобранных стразу после прибытия транспорта, отравленных в газовых камерах, так и умерших уже в лагере. Неоднократно респонденты сообщают, что в крематорий ”назначали” — выбирали истощенных или тяжело больных узников, грузили их на повозку и увозили в крематорий. Не в каждом концентрационном лагере был крематорий, нередко он распогалася в центральном лагере, куда тела свозили из окрестных филиалов. По тому, идет ли дым из трубы крематория, распространяется ли по лагерю специфический запах, узники определяли, с какой нагрузкой работает крематорий., площадь большая впереди лагеря была, где брама1) укр. брама, польск. brama — ворота. В лагерном жаргоне — главные ворота лагеря. 2) место наказаний в лагере. , где начальство наблюдает за всеми этими… каторжниками. А нас в сторону отвели и построили всех, около тысячи человек. И мы целый день стояли на улице, никуда не пускали. А потом, уже к вечеру, устроили перекличку, всё просчитали, и погнали в баню.

Тут нас пораздевали, постригли везде, даже под мышками. Что было там — у кого деньги, документы там — позаписали, забрали. Помыли, дали нам барахло разное: женское, мужское, рубашки там, кофточки. Они же евреев привозили, забирали всё это шмотье. И погнали нас в блокбарак, казарма..

Блок уже был подготовлен, и нары, и матрасы были, одеяла. Мы расположились на нары двухъярусные по десять человек. На проверку нас сперва не гоняли на плац, потому что мы голые, раздетые, робы не дали концлагерные, мы только в кальсонах и кофтах, кому досталось. Прямо в блоке выстраивали с двух сторон, метра полтора, центральная проход-дорожка, приходят эсэсовцы и считают, не убежал ли кто. Проверили, и опять по нарам сидим.

Прошло недели две, стали привозить нам остовскуюнем. Ostarbeiter (аббрев. OST) — работник с Востока. Граждане из Восточной Европы, вывезенные на территорию Третьего рейха, должны были носить опознавательный знак «Ост». лагерную рябую робу: брюки, куртки, потом дали плащи, куртки, чтоб зимой работать. И стали гонять на работы.

Стали строить они лагерь, военный завод. За лагерем — корпуса одноэтажные, ангары. Немцы инженеры, и заключённые тоже были политические немцы, и французы разные руководили, а мы — рабы, лопатой долбаем и всё. Долбали ямы для фундаментов, бетонировали, потом, начали стены, корпуса. И сделали четыре корпуса. Понагнали рабочих немцев туда, специалистов, французов, поляков, чехов, и стали выпускать автоматы, винтовки и пистолеты.

Колонна заключенных возвращается в лагерь после работы

Фото: Мемориал Бухенвальд и Миттельбау-Дора.

А с другой стороны шесть двухэтажных зданий — это был эсэсовский лагерь. Там они молодёжь обучали, брали в армию, готовили, а потом и посылали — каких на фронт, каких по Германии — где какие работы, в основном — охранять лагерь.

Потом мне предложили работу — в Ваймар на завод послали. Блоковой немец сказал: «Да езжай пока, хоть развейся, всё не всё время здесь!». Ну, нас послали, в Ваймар, на военный завод, рядом построили два блока, была оборудована проволока под током, охранник.

Там выпускали они пушки сорок пятого размера, пулемёты крупные такие, а нам стволы то шлифовать, то пилять. Всё время надо двигаться. А кормили неважно, еле двигались все. Со временем стали заставлять больше делать, а я не могу. Ну, этот мастер, начальник цеха, написал докладную эсэсовцам, и меня вечером вызвали, и как врезали мне двадцать пять дубин, сзади отбили, резина это ж мощь такая. Отбили всё, я не мог уже ни подняться, ни встать. Меня довели, бросили на нары. Я неделю повалялся в лагере, потом они: «Что ж этот, врачей нет, надо этого в Бухенвальд отправлять». Ну, на машину с продуктами погрузили и в Бухенвальд увезли. У нас там ещё, в Бухенвальде кое-как они обращались ещё: врачи помогали. Немцы, французы поляки были там врачами, разные все нации. Мне там ванны делали, пока синета [уменьшилась], от боли отошёл немножко и оправился.

А потом прошло, около месяца, опять американцы бомбили и попали в завод. Как раз, где мы работали, попали три бомбы в лагерь. Разбили бараки, кое-кто остался [в живых], кого спасли, а в основном все погибли. Ну, а завод восстанавливать требуется, меня опять погнали на завод с Бухенвальда. Поработали недели две или три, и тут — американцы, уже двинулся фронт.

Прошёл слух, что вот-вот американцы нас освободят, разговоры идут. Потому что подпольная организация, коммунистическая партия работает наша. Военнопленные там были, офицеры, полковники и политические работники. Ихние немцы ну, связь, видно, имели с эсэсовцами связь, другие ж… неплохие были люди, бог его знает… Видно, давали сигналы, что американцы подходят — вот-вот освободят.

Прошло несколько дней. На работу уже не водили, стали выгонять — мол, надо эвакуировать. Нас кинулись два барака, русские там, поляки[, говорим]: «Знайте, выгонять будете — вас порасстреляют, уничтожат». Мы тикать, разбежались по лагерю кто куда. Они опять гоняли [нас по лагерю], и отказались [от этой идеи]. А, там был блок евреев, которых пригнали с Польши. Они, бедные, дети там — одни косточки, маленькие такие, и женщины, измученные все страшно, и мужчины. Ну, эсэсеовцы блок забрали весь и погнали, а что у них? Еле дышат, куда они убегут, бежать некуда. Вывели там, видно, и расстреляли, уничтожили. Опять пришли, опять гоняли всех с неделю. Потом стало тихо уже. Сигнал: «По лагерю не ходить никому». Они с пулемётов обстреливали лагерь, чтобы никто с бараков не выходил. Ну, посидели от обеда до обеда. Потом уже эсэсовцы с вышек стали прыгать, слезают и с пулемётами и тикают. Туда, в лагерь военный городок, где свои. И все вышки стали пустые, ни одного охранника.

Тогда эти ж подпольщики — у них была организована уже такая сапёрная часть, с электрозащитой. И их секачи носятся, одеты в маски, полезли, проволоку поперекусали, освободили всё, обесточили, ну, и сигнал подали — давайте на военный городоквоенный городок — казармы СС близ Веймара и концлагеря Бухенвальд. Респондент И. Т. Косаревский называет его (неразборчиво) также Топио или Токио (?).. Ну, и стали в этот просек бежать все, они уже знали там как раз, где эти корпуса, где склад, питание, вооружение было — они ж военнопленные, там работали. Замки сорвали, кувалдами отбили. И кому автомат, кому винтовку, давайте, мол, защищать. Вооружили, стали защищать продукты, мол, не давать саботаж. А то все ж голодные, давали последнее время уже на 20-25 человек булочку хлеба и все, продовольствие уже не привозили, кормить нечем было. Поставили охранять там других ребят, что было продуктов — там повыносили, поотдали там военнопленные.

И потом к вечеру уже американцы приехали. Три бронетранспортёра и «виллиса». «Привет! Ура! Освободители приехали!» — кричат американцы, французы и все переводчики. Ну, офицеры говорят, что к нам не приедут сегодня сегодня. Организовывайте, говорят, сами охрану лагеря, вооружайте по пять-шесть человек, метров через 20–30, чтоб видели друг друга. Может, много в лесу эсэсовцев. А то они, говорит, могут зайти и перестрелять вас тут половину. 

Военнослужащий США перед нагроможденными трупами умерших заключенных во дворе крематория

Фото: Мемориал Бухенвальд и Миттельбау-Дора

На следующий день приехали уже американцы, продовольствие привезли, кухню привезли, кормить стали. Ну, мы пробыли там ещё недели полторы. А потом решили: что здесь [оставаться]? Пойдём туда, в город, где какой-нибудь остовский лагерь. Хоть природу увидишь, что здесь сидеть. Замучили в концлагере: работа, избиения всё. Ну, пошли мы, собралось человек пятнадцать, вооруженные. Концлагерь Бухенвальд — он на горе, восемьсот метров от уровня моря. С горы спустились, по лесу вниз пошли. Вышли на поляну, а там деревня, ну мы: «Пойдём на деревн, есть попросим, бауэров чтоб чего-нибудь дали покушать». Но только вышли на площадь, откуда ни возьмись три «виллиса», американцы военные. Пролетает: «Хальт! Стоп. Куда вы?» — «Да куда, в город, что ж мы будем там сидеть, сколько лет просидели уже. Натерпелись!». Я, считай, два года с лишним там пробыл. Они: «Нет, нельзя, а то вы пойдете грабить. Садитесь, сдавайте оружие». Забрали оружие, один командир «виллиса» [своему подчиненному]: «Езжай в Берлин, закажи, пусть там приготовят и привезут, чтоб их накормить». Ну, он уехал, мы просидели, часа два с половиной там. Опять привозят: кастрюля там, картошки наварили, хлеба, сыр, творог. Поналожили: «Давайте, ешьте, сколько хотите!». Ну, наелись от души. Что надо, позабрали в карманы себе, спрятали. «Ну, и куда вы теперь? Идите в город, здесь недалеко, километра три. И там есть остовский лагерь». Ну, мы и пошли туда. Американцы нас и проводили туда, до станции довели. В лагерь пришли, нас встретили — там большинство было женщин, мужчин мало. Встретили нас: «О, это ребята из концлагеря!». Мы ж с номерами, у меня был пятнадцать тысяч семьсот сорок — фунфцентаузент зибенхундерт фирцигнем. Fünfzehn tausend siebenhundert und vierzig — Пятнадцать тысяч семьсот сорок, [как сейчас помню]. Постольку когда вызывали должен отвечать, а не ответишь — дубиной лупят, отбивают голову, уши, всё. И ночь лежишь на кровати и всё учишь этот номер. И я до сих пор, уже прошло 60 лет, помню по-немецки номер — пятнадцать тысяч — фунфцентаузент зибенхундерт фирциг.

Оригинал интервью

Калиниченко Владимир Григорьевич

Остарбайтер, узник концлагерей. В 1942 году признан годным для онемечивания, вывезен вместе с матерью на территорию Третьего рейха. Содержался в пересыльно-сортировочных филиалах Аушвица, Бухенвальда, работал на химическом заводе в г. Санкт-Пёльтене (в филиале Маутхаузена).

Под Бухенвальдом был Кляйн Бухенвальднем. Kleines Lager — создан в 1938 на базе комплекса конюшен вермахта; впоследствии использовался как место для нетрудоспособных заключенных и как карантинный пункт; условия в «малом лагере» были особенно тяжелыми, этапный лагерь, в котором распределяли. Очень многих забрали на сельхозработы. Нас продержали там, я не помню, сколько. Это уже была весна, где-то конец марта–апрель 1942 года. Я помню, было тепло, нам выдали такие из мешковины полосатые робочки, но не холодно было. И еще у нас не было ни нашивок никаких, винкелейнем. Winkel — угол, треугольник, нашивка (воен.). Нашивка на одежде узников концентрационных лагерей.. И повезли нас дальше, в Австрию. Ну, это уже где-то была осень ранняя, мы приехали вот в город Санкт-Пёльтен. А там был химический комбинат по производству вискозы, из которой делали парашютный шелк.

То есть в Бухенвальде я был с весны до начала осени. Жил вместе с мамой в семейных бараках. У немцев так: нары были четырехъярусные, деревянные. Немцы приспособили под бараки бывшие конюшни. Сам основной лагерь был от нас виден с горы Эттельсберг — поросшая буковым лесом, почему и Бухенвальд так называется — «Буковый лес». Основной лагерь был расположен несколько в низине, и мы, со своего вот лагеря его видели, он был тоже огорожен проволокой, тоже была охрана, вышки, собаки. У меня очень обрывочные воспоминания, связанные вот с этим летним пребыванием, я даже не знаю, как это правильно назвать… Понимаете, я не хочу придумывать ничего, что-то очень хранится в памяти.

(..)

С нашего лагеря просматривался плац основного Бухенвальда. И вот, там росло огромное дерево, не бук, а дуб. Потом я узнал, что по легенде, этот дуб посадил еще Гёте. И он был прямо на территории Бухенвальда. Этот дуб был виден за несколько километров — он огромный по высоте. И вот мы собрались, колючая ж проволока, мы ж не могли уйти никуда, и видим, как на это дерево подвешивали людей за ноги и стреляли по ним. А они прыгали, как мячики. Веревка, человек привязан ногами, а когда стреляют и попадают в него, он подпрыгивает вверх на этой веревке, как на резине.

В 61-м году я впервые после войны поехал в Германию. Я работал тогда на телевидении во Львове, телекорреспондентом, и нас собрали по всему Союзу: Москва, Питер, Киев, Минск, Тбилиси, Львов. В стране создавалась программа интервидениямеждународная телевизионная организация для обмена передачами между странами-участницами, совместной подготовки программ, а также передачи, идущие по ее каналам. Основана в 1960 в рамках Международной организации радиовещания и телевидения. Резиденция – Прага.. И нас собрали для того, чтобы мы познакомились с программой восточно-европейского телевидения. Какое количество часов музыкальные программы, спортивные программы, как подаются информационные блоки и так далее.

И вот в 61-м году, я впервые [после войны] попал в Германию. Наши офицеры узнали, что я поэт, пишу стихи — почему не выступить в гарнизонном Доме офицеров в Веймаре. А после этого командир части говорит: «Ребята, хотите, я вам организую экскурсию в Бухенвальд?» Я как-то взрослым мало распространялся о том, что был узником. Во-первых, это не очень приветствовалось. А во-вторых, тяжело об этом [говорить]. Вот в стихах — это другой разговор, ну это я для себя.

И повезли нас в Бухенвальд. Пришли мы на территорию лагеря, я увидел это дерево, упал и потерял сознание. Два дня лежал в госпитале в Веймаре. Наша группа едет дальше — Берлин, Дрезден, а я лежу в госпитале. Консул приехал, говорит: «Ну, что будем делать? Может, в Союз отправить?». Я говорю: «Да нет, я ж с ребятами приехал, всё». В общем, меня за три дня поставили на ноги, я уже догонял наших в Ляйпциге. Вот такая была история, как детство отзывается вот каким-то мгновенным, шок, никто же ничего не понял. А я, в общем-то, здоровым парнем был, я спортом много занимался, никогда не думал, что могу потерять сознание… Вот эту картинку я увидел, как эти люди подпрыгивали… и упал.

Оригинал интервью

День освобождения узников фашистских лагерей

11 апреля отмечается Международный день освобождения узников фашистских лагерей. Город+ составил обзор памятных мероприятий, которые пройдут в этот день в Петербурге.

В этот день ровно 70 лет назад американские войска вошли на территорию одного из крупнейших концентрационных лагерей нацистской Германии – Бухенвальда. Решением ООН 11 апреля стало отмечаться как «Международный день освобождения узников фашистских лагерей».

Вид на ограду из колючей проволоки и бараки в Освенциме во время освобождения лагеря. Освенцим, Польша, 27 января 1945 года. 

Источник изображения: ushmm.org

Первый концлагерь для политических заключенных, коммунистов и социал-демократов в Германии был создан в 1933 году на окраине городка Дахау, близ Мюнхена. Через четыре года неподалеку от города Веймар был построен концлагерь Бухенвальд, над входом в который была надпись «Jedem das Seine» («Каждому свое»). С началом «ариизации», принятыми 15 сентября 1935 года Нюрнбергскими расовыми законами («Закон о гражданстве рейха» и «Закон о защите немецкой крови и немецкой чистоты»), а также после событий «Хрустальной ночи» в концлагеря начали направлять немецких евреев.

На территориях Польши, Чехии, Литвы лагерями смерти, где массово уничтожали людей разных национальностей, врагов или представителей «низших» групп населения, были Хелмно, Треблинка, Белжец, Собибор, Саласпилс, а также Майданек и Освенцим, которые были и концлагерями. К лагерям смерти также относятся Ясеновац в Хорватии и Малый Тростенец в Белоруссии.

Заключенные, только что прибывшие в концентрационный лагерь Бухенвальд. Бухенвальд, Германия, между 1938 и 1940 годами.

Источник изображения: ushmm.org

Освобождение пленных концентрационных лагерей и лагерей смерти началось в конце войны. 23 июля 1944 года советские войска вошли в лагерь Майданек, расположенный под польским Люблином. Захваченные врасплох быстрым наступлением советских солдат, гитлеровцы пытались уничтожить все свидетельства массовых убийств и преступлений, сравняв лагерь с землей. Лагерная охрана подожгла крематорий Майданека, однако из-за поспешной эвакуации газовые камеры остались нетронутыми.

Войска союзников также освобождали пленных из лагерей: 15 апреля 1945 года британские войска вошли в концлагерь Берген-Бельзен под немецким городом Селле, обнаружив там около 60 тысяч выживших, большая часть из которых находилась в критическом состоянии вследствие эпидемии тифа; в апреле 1945 года войска США вошли в Дахау.

В марте 1945 года в Бухенвальде вспыхнуло восстание заключенных, в результате которого они сумели перехватить контроль над лагерем у отступавших соединений СС. В значительной степени благодаря этому существовавший план уничтожения оставшихся в живых заключенных был сорван, и показания узников дошли до нюрнбергского трибунала.

Дети, пережившие заключение в лагере, выходят из детских бараков. Освенцим, Польша, после 27 января 1945 года.

Источник изображения: ushmm.org

За несколько месяцев до этого, 27 января 1945 года советские солдаты открыли ворота концлагеря и лагеря смерти Освенцим (Auschwitz), освободив тогда около семи тысяч узников. Лагерный комплекс, включавший в себя три лагеря, был создан нацистами на территории Польши 27 апреля 1940 года по приказу рейхсминистра внутренних дел Германии Генриха Гиммлера. На его территории было уничтожено около 1,1 миллиона человек.

Во время Второй Мировой войны в Германии и на захваченных фашистами территориях действовало более 14 тысяч концентрационных лагерей, в которых, по разным оценкам, содержались от 18 до 20 миллионов человек из 30 стран. 11 миллионов из них были уничтожены. Каждый пятый узник концлагерей был ребенком.

На сегодняшний день в Петербурге проживает более 11,5 тысяч бывших несовершеннолетних узников концлагерей. В городе работают общественные организации бывших малолетних узников концентрационных лагерей, которые объединяют в своих рядах лиц, находившихся в годы Великой Отечественной войны в гетто, концлагерях и других местах принудительного содержания, созданных фашистами. Участники и представители этих организаций также примут участие в памятных мероприятиях 11 апреля.

Фото: С.Калинкин/Город+

Общегородские мероприятия:

8 апреля в 16:00 во Дворце учащейся молодежи Санкт-Петербурга (Малая Конюшенная улица, дом 1-3, литера В) пройдет тематический вечер с просмотром документального фильма «Мир после Освенцима» с участием учащихся профессиональных образовательных организаций.

10 апреля в 17:00 в Санкт-Петербургском «Доме писателя» (улица Звенигородская, дом 22) состоится литературный вечер «Жизнь и смерть за оградой концлагеря. Муса Джалиль «Моабитская тетрадь», посвященный памятному дню.

Фото: С.Калинкин/Город+

11 апреля в 11:00 в Ландшафтном парке города Красное Село начнется митинг и траурная церемония возложения цветов к памятнику бывшим узникам фашистских лагерей. В мероприятии примут участие представители администрации Красносельского района, Комитета по социальной политике, а также общественных организаций бывших узников фашистских концлагерей.

Также в рамках мероприятий, проводимых общественными организациями, с 10 по 11 апреля пройдут тематические встречи, беседы, классные часы для учащихся городских школ и молодежных клубов с участием актива общественных организаций бывших узников лагерей

Поделиться в соцсетях

75 лет назад был освобожден концлагерь Бухенвальд

11 апреля 1945 года произошло освобождение узников концлагеря Бухенвальд. Заключенные взяли в руки оружие, напали на охрану и чуть более чем за час захватили территорию. Бежавших эсэсовцев отлавливали по близлежащим лесам. Американские войска пришли в Бухенвальд после окончания восстания.

Самый большой нацистский концлагерь

11 апреля отмечается Международный день освобождения узников фашистских лагерей. Он был установлен в память об интернациональном восстании заключенных Бухенвальда, состоявшемся в этот день в 1945 году. На Нюрнбергском процессе международный трибунал признал, что заключение под арест мирных граждан иностранных государств, равно как и использование в принудительном порядке их труда в интересах Германии, являлось не только военным преступлением. Оно было квалифицировано как преступление против человечества.

После того как в январе 1945 года из эвакуированных польских концлагерей прибыли тысячи евреев, Бухенвальд около Веймара в восточной Германии превратился в самый крупный лагерь смерти. В 88 его филиалах за колючей проволокой содержались 112 тыс. узников. Всего же с июля 1937 года и до ликвидации лагеря через Бухенвальд прошли около 250 тыс. заключенных из разных стран Европы. Это были гомосексуалисты, коммунисты, деятели антифашистских движений, военнопленные. 18 августа 1944 года здесь был расстрелян и затем сожжен в топке крематория находившийся в неволе в течение 11 лет лидер немецких коммунистов Эрнст Тельман. Суммарное количество жертв оценивается примерно в 56 тыс. человек.

«Каждому свое» — было написано на воротах Бухенвальда.

close

100%

Освобожденные узники концлагеря Бухенвальд по дороге в американский госпиталь, 19 апреля 1945 года

Byron Rollins/AP

В первых числах апреля 1945 года стало окончательно ясно, что военное поражение Германии является вопросом ближайших недель. Очевидно было и то, что американские войска подойдут к Бухенвальду раньше советских. Чем ближе продвигалась линия фронта, тем напряженнее становилась обстановка в лагере. К этому моменту в Бухенвальде функционировал и активно готовился к восстанию интернациональный антифашистский центр под председательством немца Вальтера Бартеля. В руководство также входили чех Кветослав Иннеманн, француз Марсель Поль, гражданин СССР Николай Симаков, представители других стран. Центр объединял многочисленные подпольные группы, организованные теми из узников, кто не лишился надежды на спасение и имел силы на вооруженную борьбу.

Они собрали радиоприемник, выпускали газеты и листовки, используя самодельный шрифт. Так, заключенный Михаил Левшенков по заданию подпольного русского центра выпустил с соратниками 26 номеров газеты «Правда пленных». На заводе «Густлов-Верке», где трудились узники, были созданы специальные группы, проводившие систематический саботаж при выпуске военной продукции. Специалисты по токарному и слесарному делу, электрики и фрезеровщики обманывали немецких мастеров, изготовляя фальшивые детали. Из каждых 1000 готовых винтовок браковалось 700-750 штук. Больным и очень истощенным узникам, которых не удавалось поместить в лазарет на лечение, выдавалось освобождение от работы. Иногда готовившиеся к восстанию заключенные симулировали недомогание, а врач из числа их соратников выписывал бюллетень и помещал нужного человека на больничную койку. Там подпольщики готовили танкистов – на случай, если во время восстания им бы удалось завладеть танками. Антифашисты даже смогли выкрасть из воинского эшелона и переправить в Бухенвальд три ручных пулемета. В их распоряжении имелись винтовки, самодельные гранаты и другое оружие. То есть, планировалась настоящая боевая операция.

Вокруг Бухенвальда были обустроены 22 сторожевые вышки. Лагерь окружали три кольца обороны с огневыми позициями. Заключенных охраняла эсэсовская дивизия «Мертвая голова». В гестаповских канцеляриях разрабатывались детали плана уничтожения узников.

Кто из советских военнопленных готовил восстание

Свидетельства участников и очевидцев восстания собрал в своей книге «Война за колючей проволокой» Николай Кюнг. Защитник Брестской крепости, он попал в Бухенвальд из другого лагеря, где выступал против власовских агитаторов. Кюнг примкнул к подпольщикам, формировал батальон для возможного восстания, а c мая 1944-го обеспечивал безопасность советской подпольной организации. Оставшаяся нераскрытой, она вышла из подполья и на последней стадии борьбы встала во главе восстания. Сам Кюнг принял непосредственное участие в штурме колючей проволоки и разоружении эсэсовской охраны.

close

100%

Истощенные узники концлагеря Бухенвальд, апрель 1945 года

AP

В 1949-1950 годах бывший узник Бухенвальда в числе других членов подпольного центра, проявивших себя во время восстания, на протяжении 14 месяцев находился под следствием на Лубянке.

Кюнгу вменяли работу на гестапо в годы Великой Отечественной войны и шпионаж в пользу одной из иностранных разведок после ее окончания. Им повезло: все обвинения были сняты. До 1999 года Кюнг преподавал историю в школе одного из подмосковных городов. Его книга, созданная в соавторстве с Марком Виленским, была переведена на многие языки мира и стала настоящим бестселлером, издаваясь миллионными тиражами.

По этому же «делу подпольщиков» проходил Николай Симаков из Новосибирска. В начале войны он служил на государственной границе в Белорусской ССР, в первых же боях попал в окружение, был ранен и захвачен в плен. Из лагеря для военнопленных под Брестом его перевели в Бухенвальд в октябре 1941 года. А в марте 1943-го, когда военнопленные и политзаключенные объединили подпольные организации в единый центр, Симаков вошел в его руководство. В восстании он не участвовал: накануне, 10 апреля, эсэсовцы погрузили 2 тыс. узников в вагоны и повезли на уничтожение. Симаков передал по цепочке приказ освобождаться и ночью бежать группами по три-четыре человека. Некоторым удалось добраться до чехословацких лесов, где они примкнули к партизанам.

В отличие от Кюнга, который прожил долгую жизнь, занимал должность вице-президента Международного комитета бывших узников Бухенвальда, входил в Совет ветеранов Московской области и умер в 2008 году, Симаков не любил рассказывать о войне, работал на незаметных должностях и тихо скончался в 1969-м, в 54 года. А в 1970 году к нему на могилу приехал французский коммунист и тоже член антифашистского центра в Бухенвальде Марсель Поль, который долго разыскивал своего соратника и не успел с ним встретиться.

«Николай был для меня дорогим братом. В аду Бухенвальда он вел себя как герой. Советская группа, во главе которой стоял Симаков, вызывала восхищение представителей других национальностей, хотя среди них были участники Сопротивления, имевшие больший опыт борьбы с фашизмом», — вспоминал Поль.

Чешский подпольщик Иннеманн критиковал американцев за медлительность

Когда 13 апреля 1945 года 3-я американская армия союзников вошла в Бухенвальд, лагерь уже два дня находился в руках интернационального комитета под защитой 15 тыс. бойцов, вооруженных винтовками, пулеметами и противотанковыми гранатами.

В подробностях рассказывал о решающей схватке с немцами на страницах «Войны за колючей проволокой» политзаключенный из Чехословакии, позднее видный деятель Компартии этой страны Кветослав Иннеманн. В 1944 году он принял участие в создании подпольного чехословацкого комитета, руководившего деятельностью чешских и словацких узников. В него вошли представители разных политических партий. При помощи тех из них, кто владел русским языком, граждане первой захваченной Адольфом Гитлером европейской страны наладили сотрудничество с советскими активистами. А годом ранее был сформирован интернациональный центр, разделенный на два сектора: в «славянский» вошли советские, чехословацкие, польские, югославские, немецкие и австрийские подпольщики, в «романский» – французы, испанцы, итальянцы, голландцы и бельгийцы. Действия обоих секторов координировали немецкие коммунисты.

«Долгие месяцы понадобились нашим боевым отрядам для того, чтобы постепенно вооружиться, — отмечал Иннеманн. — Из цехов «Густлов-верке» в лагерь приносили детали оружия, а иногда и целые винтовки. Их прятали в вагонетках под трупами узников, которые доставлялись из рабочих команд и филиалов Бухенвальда для сожжения в крематории. Надо было не только собрать, но и проверить оружие: будут ли стрелять пистолеты, взорвутся ли самодельные гранаты. Все это — и доставка частей, сборка и проверка оружия — было крайне рискованным делом, требовавшим большой осторожности. Но подпольщики шли на риск, понимая, что они тоже на фронте. В лагере имелось несколько подпольных складов оружия; один из них помещался в блоке № 7 в лагере советских военнопленных. Очевидно, в результате чьей-то болтливости эсэсовцы чуть было не напали на след этого склада. Благодаря находчивости подпольщиков удалось спасти не только оружие, но и жизни тысяч узников, с которыми фашисты не замедлили бы жестоко расправиться. Гора свалилась у нас с плеч, когда мы узнали, что обыск в седьмом блоке окончился безрезультатно и опасность миновала».

close

100%

Освобожденный русский узник лагеря Бухенвальд указывает на тюремщика, избивавшего заключенных, 14 апреля 1945 года

AP

По словам Иннеманна, из 178 боевых групп интернациональной подпольной организации 80, то есть почти половину всей ударной силы восставших, составляли русские и чехи.

Как подчеркивал коммунист, 11 апреля 1945 года его соотечественники сражались «бок о бок с советскими товарищами». В своих материалах Иннеманн положительно отзывался также о немецких коммунистах и замечал, что американцы на ближних подступах к Бухенвальду «проявили по меньшей мере странную медлительность».

«Десять дней заключенные Бухенвальда вели отчаянную борьбу против эвакуации лагеря, в то время как американские части могли бы одним ударом приостановить эвакуацию и тем самым спасти тысячи заключенных, погибших в «походах смерти» в последние дни войны. Придя в лагерь, американцы обнаружили тысячи вооруженных бойцов — бывших заключенных, причем самую активную их часть составляли советские товарищи. Было видно, что это пришлось не по вкусу только что назначенному американскому начальнику лагеря. Он немедленно издал приказ сложить оружие. Одновременно американское начальство распорядилось о прекращении деятельности интернационального комитета (так стал называться после освобождения интернациональный центр). Невзирая на приказ американцев, центр продолжал работать, помогая узникам бороться за их права», — резюмировал Иннеманн.

Как развивалось восстание

Подпольщики Бухенвальда получали сведения о происходящем на фронтах по сводкам Совинформбюро и лондонского радио. Из-за наступления американцев нацисты получили приказ Генриха Гиммлера эвакуировать часть заключенных, а остальным уменьшили паек. До начала восстания из Бухенвальда вывезли около 20 тыс. человек. Одни были уничтожены, другим, как Симакову, повезло больше.

На основе воспоминаний нескольких участников восстания из СССР Кюнгом была составлена подробная хронология событий 11 апреля. В книге «Война за колючей проволокой» повествуется:

«В ночь на 11 апреля мы услышали орудийную стрельбу со стороны Эйзенаха. Всю ночь напролет люди простояли у окон, жадно следя за вспышками, озарявшими небо.

С утра артиллерийская стрельба к западу от Бухенвальда усилилась. Теперь уже было ясно, что эсэсовцы не успеют эвакуировать лагерь, но у них еще есть время, чтобы его уничтожить. Худшие предположения подтвердились. Немецкие политзаключенные, соприкасавшиеся с солдатами охраны, приносят страшную весть: ликвидация лагеря назначена на сегодня, в 17.00. Эсэсовцы развили необычайную активность. Они устанавливают дополнительные пулеметы, часовым на вышках выдали фауст-патроны. Медлить нельзя. За несколько часов до рокового срока командиров и комиссаров бригад вызвали на экстренное совещание подпольного центра. Было решено: в 15 часов 15 минут поднять восстание».

Командиры разошлись по своим бригадам и раздали оружие – винтовки пистолеты, самодельные гранаты, бутылки с самовоспламеняющейся смесью, приготовили ножницы для резки проволоки. Те, кому не хватило оружия, запаслись железными прутьями, палками и камнями. По условному сигналу – взрыву гранаты у угловых ворот – взводы, роты и батальоны подпольщиков пошли в бой.

Другой фундаментальной работой по истории подготовки и реализации восстания является объемный труд Василия Красноперова «Подпольщики Бухенвальда». Сам он избежал плена, служил в разведке штаба 64-й армии, участвовал в обороне Сталинграда и дошел до Берлина. Свою книгу ветеран войны подготовил по запискам и рассказам участников событий.

«В назначенную минуту раздалось громкое русское «ура». Словно сжатая до предела стальная пружина, стала стремительно развертываться сила многотысячного коллектива узников Бухенвальда. Прорвался гнев, копившийся годами, — констатировал Красноперов. — С разных сторон в определенных направлениях пошли на штурм твердынь Бухенвальда подразделения русского отряда. Район его действий тянулся вдоль проволочного заграждения от угловых (запасных) ворот до лагерной больницы.

С другой стороны проволоки были видны эсэсовские казармы, склады с оружием, гаражи. Участок находился в зоне обстрела с четырех вышек.

В течение первого получаса взяли в плен около 200 эсэсовцев. Над лагерем из края в край разносились на разных языках радостные крики: «Ура!», «Да здравствует свобода!», «Смерть фашистам!» Действиями русских повстанцев умело руководили командир объединенного отряда подполковник Иван Смирнов, начальник штаба полковник Кузьма Карцев и другие командиры. Вооруженные отряды других национальностей также быстро овладели объектами, согласно разработанному плану. Солдаты охранной дивизии СС разбежались по окрестным лесам и прятались в оврагах. Некоторым из них удалось присоединиться к разбитым частям регулярной армии, которые отступали со стороны Эрфурта».

Повстанцы приступили к прочесыванию близлежащего леса, в котором укрылись бежавшие нацисты. Тех, кто пытался оказать сопротивление, убивали на месте. Около 200 охранников поймали и отвели к остальным.

«Первым двинулся на штурм ударный батальон «каменной» бригады под командой Валентина Логунова, — указывается в «Войне за колючей проволокой» Кюнга. — Почти одновременно выступил ударный батальон «деревянной» бригады. Бойцы резервных батальонов не выдержали и тоже пошли в бой. Окаянную проволоку рвали чем только можно: лопатами, ломами, киркомотыгами, кромсали специальными ножницами или просто набрасывали на нее одеяла и пиджаки и по ним перелезали на другую сторону. Гарнизоны вышек, подавленные массовостью и организованностью атакующих, беспорядочно отстреливаясь, разбежались. В проходы в колючей проволоке ринулись наши боевые подразделения и овладели военным городком и складом оружия. Примерно через час после начала восстания весь личный состав боевых групп был вооружен.

Атаку русского отряда поддерживали — каждый на своем участке — подразделения немцев, чехов, поляков, югославов и французов.

К 17-му блоку привели первую группу пленных эсэсовцев. Всего 11 апреля было взято в плен 150 охранников. Лагерь преобразился. Люди обнимались, целовались, рыдали от счастья, поздравляли друг друга со свободой и победой. Зазвучали песни, повсюду запестрели самодельные флаги. Включенные на полную мощность репродукторы разносили по всей территории передачу из Москвы. На виселице болталось искусно сделанное чучело Гитлера. Рядом на стене барака чернела размашистая надпись: «Гитлер должен умереть, для того чтобы жила Германия». Свобода завоевана! Интернациональное братство заключенных Бухенвальда выстояло в отчаянной борьбе. Выстояло и победило».

К 17:00 весь лагерь контролировался восставшими. Над Бухенвальдом подняли красный флаг.

Что происходило в Бухенвальде сразу после освобождения

Один из командиров повстанцев Иван Смирнов впоследствии тоже выпустил книгу своих воспоминаний, озаглавив ее «Бухенвальдский набат». 15-ю главу подполковник Красной армии назвал – «15 часов 15 минут». Вот как запомнились ему первые мгновения после освобождения лагеря:

«Около 17 часов мы с Николаем Кюнгом и Сергеем Котовым идем по лагерю к шрайбштубе, где должен собраться интернациональный комитет. Неужели это Бухенвальд? Бухенвальд с его отрывистыми командами, четким ритмом тысяч колодок, боязливым шепотом заключенных, железной дисциплиной?

Улицы заполнены вооруженными людьми. На них те же полосатые куртки, кое у кого прикрытые добытыми на эсэсовских складах тужурками, мундирами, френчами. Они разговаривают громко, открыто, приветствуют нас криками, жестами. Мы тоже приветствуем, поздравляем, целуемся, смеемся, жмем руки. Откуда-то выныривает Ленька Крохин и ко мне:

— Иван Иванович, дай наконец обниму тебя!

И вокруг меня чертом вприсядку, с чечеткой, хлопая по ногам, по бедрам, по подметкам.

Репродукторы разносят русскую речь и русские песни: это говорит радио Москвы. Кроме меня и Кюнга, из русских здесь Котов, Азаров, Кальчин, то есть Николай Толстый. Все с оружием, небритые, оживленные, шумные. Делятся впечатлениями. Вальтер Бартель — маленький, подвижный, помолодевший — так и светится улыбкой счастья. Даже серьезный, немного мрачноватый Эрнст Буссе сейчас шутит, смеется. Тихо улыбается Квет Иннеманн. Входит еще не остывший от боя Гарри Кун — руководитель немецких отрядов, за ним большой, лучезарный Фредерик Манэ», — писал Смирнов.

Были спасены от уничтожения более 21 тыс. узников, включая 914 детей, самому младшему из которых исполнилось четыре года.

В ночь на 12 апреля, когда Веймар еще находился в руках вермахта, в лагерную канцелярию позвонили из веймарского гестапо с вопросом о том, как идет ликвидация Бухенвальда.

Немец-коммунист выдал себя за нациста и убедил гестаповца в четком исполнении плана. Если же о произошедшем стало бы преждевременно известно немецкому командованию, лагерь могли подвергнуть артиллерийскому обстрелу.

Два дня освобожденный Бухенвальд оставался без контроля какой-либо из воюющих стран. Благодаря стремительности восстания охрана СС не успела замести следы свои преступлений, и показания узников дошли до трибунала в Нюрнберге. По советской версии, подразделения 3-й армии США прибыли в лагерь лишь 13 апреля 1945 года. Сами американцы, впрочем, настаивали на присутствии своих войск на месте событий уже 11 апреля.

Веймарская выставка посвящена нацистскому сопротивлению художников Баухауза | Культура | Репортажи об искусстве, музыке и образе жизни из Германии | DW

В 1938 году нацистские власти концлагеря Бухенвальд приказали заключенному Францу Эрлиху спроектировать и создать ворота с надписью Jedem das Seine или «Каждому свое». Эти слова должны были быть обращены внутрь лагеря, чтобы напомнить заключенным, что их похитители заявили о своем божественном праве судить и убивать по своему желанию.

Эрлих был архитектором и дизайнером, учился в школе Баухаус в Дессау с 1927 по 1930 год.Когда в 1933 году к власти в Германии пришли национал-социалисты, он стал коммунистом и был арестован в 1934 году.

По прибытии в Бухенвальд он указывал свою профессию как «архитектор» и его часто приглашали для управления строительными проектами, включая реконструкцию. частного дома коменданта лагеря.

Эрлих, следуя данной ему команде, построил ворота, но надписи были выполнены в особом стиле Баухауса.

Директор Мемориального центра Бухенвальда Фолькхард Книгге сказал, что преднамеренный намек на движение современного искусства, которое нацисты презирали и отвергали, было явным актом сопротивления со стороны Эрлиха.

Он был одним из немногих борцов антифашистского сопротивления в движении Баухаус, которые «не сдавались и не позволяли сломить себя», — сказал Книгге информационному агентству dpa.

Выставка раскрывает сопротивление Баухауса

Концертный зал Берлинской радиостанции, спроектированный Эрлихом

Реплика ворот Jedem das Seine является центральным элементом выставки, открывшейся на этой неделе в Мемориальном центре Бухенвальда и совпадающей с 90-летием этого года Школа Баухаус.

Работы Эрлиха представлены на выставке, но на выставке представлены в общей сложности 61 дизайнер Баухауза, которые участвовали в движении сопротивления при нацистском правлении — сегменте оппозиции, которому до сих пор уделялось мало внимания.

Эрлих был освобожден из Бухенвальда в 1939 году и был вынужден работать в офисе нацистской службы безопасности СС. В 1943 году, когда немецкие войска были сильно ослаблены в результате войны на два фронта, его отправили сражаться на стороне Вермахта на Балканы, где он провел некоторое время в качестве военнопленного.

После окончания Второй мировой войны Эрлих вернулся в Германию и отвечал за восстановление города Дрездена, который был сильно разрушен бомбардировками союзников к концу войны.

На выставке представлены и другие работы Эрлиха, в том числе стилизованная гильотина, которую он создал в 1939 году, находясь в заключении в Бухенвальде, как памятник тем, кто пострадал в нацистском лагере.

Завершает выставку медиаинсталляция с изображением радиостанции в Берлине, которую Эрлих — один из ведущих архитекторов коммунистической Восточной Германии — спроектировал в 1956 году.

Вход на выставку в Новом музее Веймара бесплатный; он продлится до 11 октября 2009 г.

kjb / dpa / epd

Редактор: Шон Синико

Надпись на воротах Бухенвальда: Каждому свое

Веймар — город в Германии, в нем родились и жили Гете, Ф. Шиллер, Лист, Бах и другие великие люди этой страны. Они превратили провинциальный городок в немецкий культурный центр. А в 1937 году рядом с высококультурными немцами был воздвигнут концлагерь для их идеологических противников: коммунистов, антифашистов, социалистов и прочих неугодных режиму.
Надпись на воротах Бухенвальда на немецком языке означала «каждому свое» и слово «Бухенвальд» — буквально «буковый лес». Лагерь был построен для опасных преступников. Евреев, гомосексуалистов, цыган, славян, мулатов и других. В расовом отношении «неполноценные» люди, «недочеловеки», появились позже. Термин «недочеловеки» истинные арийцы вкладывали в то, что подобие человека в духовном смысле гораздо ниже, чем зверя. Это источник необузданных страстей, стремление разрушить все вокруг, примитивная ревность и подлость, не прикрытие.Но самое главное — это не отдельные люди, а целые народы и даже расы. Нацисты считали, что с приходом к власти большевиков страной должны управлять самые выродившиеся люди на Земле, а коммунисты являются врожденными преступниками. После нападения на СССР в лагерь стали поступать советские военнопленные, но почти все они были расстреляны.

Итак, за несколько дней сентября 1941 года погибло 8483 человека. Учет советских военнопленных изначально не велся, поэтому невозможно установить, сколько человек все было расстреляно.Причина казни банальна. Международный Красный Крест мог предоставить военнопленным посылки из дома, но Советский Союз должен был предоставить список пленных, и заключенные были бесполезны. Таким образом, весной 1942 года осталось 1,6 миллиона советских военнопленных, а в 1941 году их было 3,9 миллиона. Остальные погибли, умерли от голода, болезней, перемерзания на морозе.

Рекомендовано

Мэр города: полномочия и обязанности. Выборы мэра

Нормальное функционирование всех систем поселения, грамотное и своевременное выполнение задач в сфере экономического, социального и других направлений развития невозможно без контроля мэра.Но как избиратели могут оценить качество работы …

Франсиско Франко: биография и политическая деятельность

Когда в Испании началась гражданская война, генерал Франсиско Франко (Франсиско Паулино из Hermenegildo Teodulo Franco Bahamonde — полное имя) отпраздновал свою аракацаилею, но он казался уже уставшим от жизни и намного старше своих лет. К непрезентабельному обращению …

На Нюрнбергский процесс представили документы, по которым фашисты собирались на оккупированных территориях для уничтожения населения: 50% в Украине, 60% в Белоруссии, до 75% в России, остальные должны были работают на нацистов.В сентябре 1941 года в Германии находились советские военнопленные. Их сразу заставили работать, в том числе на военных заводах. Военные профессионалы и патриоты работать на врага не хотели. Тех, кто отказался, отправили в концлагеря. И для них означала надпись на воротах Бухенвальда. Профессионально слабых и бесполезных уничтожали, а остальных заставляли работать. Работаю — кормить не работаю — голоден. И это «люди» осознали на воротах Бухенвальда, сделав надпись, чтобы читать ее изнутри лагеря.В лагере нацисты делали то, что хотели. Например, жену командира лагеря Эльзу Кох отбирали новичками с интересными татуировками, из кожи делали абажуры, сумочки, кошельки и т. Д., А ее друзьям — женам охранников из других лагерей — давали письменные советы по поводу эта процедура. Головы некоторых погибших были высушены до размеров сжатых кулаков. Врачи имеют опыт работы с государственными фондами против обморожения, брюшного тифа, туберкулеза и вакцины против чумы. Провели медицинские эксперименты, организовали эпидемии и опробовали средства борьбы с ними.Блед для раненых и 300 — 400 гр. и все сразу. Чтобы описать хотя бы часть ужасов, пережитых заключенными, не поднять руку.

Надпись на воротах Бухенвальда следует принимать с учетом высокого уровня образования немецкого общества. Люди были только арийцами, а все остальные — недочеловеками, untermensch, они даже не люди, а такие же, как люди. Их судьба при полной победе национал-социализма — только рабство и жизнь на рабочий скот. И никакой демократии.Здесь некоторые идеи родились надписью на воротах Бухенвальда. С начала апреля 1945 года под руководством тайной международной организации сопротивления заключенные перестали подчиняться администрации лагеря. А через два дня с Запада услышали выстрелы, лагерь поднял восстание. Разорвав во многих местах натянутую колючую проволоку, пленные захватили казармы охраны СС и почти 800 охранников. Больше всего расстреляно или оторвано вручную, а 80 захвачено.11 апреля в 15 часов 15 минут самостоятельно освобожденный лагерь занял батальон американцев. Восстановили забор, загнали пленных в бараки и приказали сдать оружие. Оружие не сдали только батальон советских пленных. 13 апреля ворота Бухенвальда настежь — в лагерь проникли советские войска. Это конец нацистской истории Бухенвальда. Из 260 000 человек, попавших в лагерь, немцы убили почти 60 000. Но только в немецких концлагерях временами во время Второй мировой войны было уничтожено почти 12 миллионов.

Надпись на воротах Бухенвальда: «Каждому свое»

Веймар, город в Германии; И. Гете, Ф. Шиллер, Ф. Лист, И. Бах и другие выдающиеся люди этой страны родились и жили в ней. Они превратили городок в немецкий культурный центр. А в 1937 году высококультурные немцы разбили неподалеку концлагерь для своих идеологических противников: коммунистов, антифашистов, социалистов и других, неприемлемых для режима.

Надпись на воротах Бухенвальда в переводе с немецкого означала «каждому свое», а само слово «Бухенвальд» буквально означает «буковый лес».«Лагерь был построен для особо опасных преступников. Евреи, гомосексуалы, цыгане, славяне, мулаты и другие расово« неполноценные »люди,« недочеловеки », появились позже. Истинные арийцы вложили в термин« недочеловек »тот факт, что это сходство человека, который духовно намного ниже зверя.Это источник необузданных страстей, стремления к разрушению всего вокруг, примитивной зависти и подлости, которая ничем не прикрыта.Но самое главное, что это не отдельные отдельные люди некоторых людей, но целые нации и даже расы.Нацисты считали, что в результате прихода к власти большевиков страной стали править самые выродившиеся люди на Земле, а коммунисты — прирожденные преступники. После нападения на СССР в лагерь стали прибывать советские военнопленные, но почти все они были расстреляны.

Итак, за несколько дней сентября 1941 года погибли 8 483 человека. Советских пленных сначала не считали, поэтому невозможно установить, сколько человек было расстреляно. Причина казни банальна.Международный Красный Крест мог доставлять военнопленным посылки из дома, но СССР должен был выдавать списки пленных, а пленные никому не нужны. Таким образом, к весне 1942 года оставалось 1,6 миллиона советских военнопленных, а в 1941 году — 3,9 миллиона человек. Остальные погибли, умерли от голода, болезней, заморожены на морозе.

На Нюрнбергском процессе были озвучены документы, согласно которым нацисты собирались уничтожить население на оккупированных территориях: 50% в Украине, 60% в Беларуси, до 75% в России, остальные должны были работать на Нацисты.В сентябре 1941 года советские военнопленные появились в Германии. Их сразу заставили работать, в том числе на военных заводах. Профессиональные военные и патриоты не хотели работать на врага. Тех, кто отказался, отправили в концлагеря. И надпись на воротах Бухенвальда предназначалась им. Слабых и профессионально непригодных уничтожали, а остальных заставляли работать.

Работаю — корми, не работай — голоден. И чтобы «нелюди» поняли, надпись на воротах Бухенвальда была сделана так, чтобы ее можно было прочитать изнутри лагеря.В лагере нацисты делали то, что хотели. Например, жена начальника лагеря Эльза Кох отбирала пришельцев с интересными татуировками и делала из их кожи абажуры, сумочки, кошельки и т. Д. И давала письменные советы по этой процедуре своим друзьям, женам охранников. других лагерей. Головы некоторых погибших были высушены до размеров сжатых кулаков. Врачи проверили вакцины против обморожения, брюшного тифа, туберкулеза и чумы на людях. Они проводили медицинские эксперименты, организовывали эпидемии и тестировали средства борьбы с ними.Кровь откачали для раненых, и не 300-400 гр., А все сразу. Даже на то, чтобы описать часть ужасов, пережитых заключенными, не поднять руку.

Надпись на воротах Бухенвальда должна быть понятна ввиду высокообразованного немецкого общества. Для него только арийцы были людьми, а все остальные были недочеловеками, «непереведенными», они даже не люди, они просто выглядели как люди. Их судьба при полной победе национал-социализма — это только рабство и жизнь рабочего скота.И никакой демократии. Это идея, стоящая за надписью на воротах Бухенвальда. С начала апреля 1945 года под руководством подпольной организации международного сопротивления заключенные перестали подчиняться администрации лагеря. А через два дня, услышав канонаду с запада, лагерь поднял восстание. Сорвав во многих местах заборы из колючей проволоки, пленные захватили казармы СС и почти 800 охранников. Большинство из них были расстреляны или разорваны руками, а 80 человек попали в плен.11 апреля в 15 часов 15 минут самоосвобожденный лагерь занял батальон американцев. Восстановили забор, загнали пленных в хижины и приказали сдать оружие. Только батальон советских пленных не сдал оружие. 13 апреля ворота Бухенвальда распахнулись — в лагерь вошли советские войска. Таков конец гитлеровской истории Бухенвальда. Из 260 000 человек, попавших в лагерь, немцы убили почти 60 000. Всего во время Второй мировой войны в немецких концлагерях было убито почти 12 миллионов человек.

Мемориальные надписи Линкольна — Мемориал Линкольна (Служба национальных парков США)

Ночью за статуей светится надпись. NPSPhoto

Сразу за статуей Авраама Линкольна внутри мемориальной камеры надпись гласит:

В ЭТОМ ХРАМЕ

КАК В СЕРДЦАХ НАРОДОВ

ДЛЯ КОГО ОН СПАСИЛ СОЮЗ

ПАМЯТЬ АВРААМА ЛИНКОЛЬНА

СОЗДАН НА НАВСЕГДА

Речи
Помимо надписи за статуей Линкольна, две из самых известных речей Линкольна начертаны на северной и южной стенах Мемориала Линкольна.

Южная палата: адрес Геттисберга s
Линкольн произнес Геттисбергскую речь 19 ноября 1863 года во время церемонии открытия Национального солдатского кладбища. Это обращение было выбрано из-за того, что оно было знакомо многим, а также потому, что оно продемонстрировало силу и решимость президента добиться успешного завершения Гражданской войны в США. Этот успешный вывод означал не просто воссоединение нации, но и завершение того, что начали наши основатели.Эта нация должна быть такой, в которой все были «… созданы равными» — это было верховенством закона и практики.

  • Размышления рейнджеров: адрес в Геттисберге


    Послушайте краткое размышление о знаменитой речи рейнджера парка Майкла Келли.

    Дата создания:
    2020-10-14 00:00: 00.0

    Это Майкл Келли, смотритель парка в Национальной аллее и мемориальных парках, интерпретирует Геттисбергское обращение.4 июля 1863 года президент Авраам Линкольн отпраздновал день рождения страны двойными победами Союза, одна в Виксбурге, штат Миссисипи, а другая в Геттисберге, штат Пенсильвания. Надежды нации на скорейшее прекращение войны необходимо умерить, и президент знал это, и он хотел, чтобы страна знала об этом. Однако оставался вопрос, как он мог это сделать. Битва в Геттисберге стала самой дорогостоящей гражданской войной на сегодняшний день, в которой погибло более 53 000 человек, в том числе 10 000 солдат Союза и Конфедерации были убиты и смертельно ранены.В течение нескольких недель после битвы проливные ливни и животные-кормилицы вскрыли тысячи плохо выкопанных, неглубоких и временных могил на полях сражений. В подавленном состоянии представители нескольких штатов Союза объединились, чтобы создать солдатское кладбище, на котором можно было бы повторно захоронить умерших членов Союза с надлежащей церемонией и уважением. Учитывая, что война все еще бушевала, о конфедератах, погибших в их временных могилах, почти не думали. Этот вопрос придется ждать до конца войны. После выбора места для нового кладбища солдат Союза уполномоченные штата определили, что церемония примерки должна начать процесс перезахоронения.Губернаторы северных штатов, а также видные гражданские и военные лидеры будут присутствовать на церемонии, венцом которой станет выступление достопочтенного Эдварда Эверетта, видного американского государственного деятеля, политика, педагога и оратора. В последний момент приглашение было также направлено президенту Линкольну, который как командующий и начальник, возможно, пожелает сделать то, что было описано как несколько уместных замечаний. Президент Линкольн принял его приглашение как возможность отдать дань памяти павшим, напомнив американцам, что война еще далека от завершения.Линкольн много думал о том, что он скажет и как бы выразить это как можно меньшим количеством слов, особенно когда он узнал, что только выступление Эверетта будет доминировать более чем на два часа церемонии. Внутри Белого дома Линкольн превратил простые, сильные слова в речь, которая, возможно, стала самой известной речью в истории.

  • Геттисбергский адрес


    Речь президента Авраама Линкольна на церемонии открытия Национального кладбища солдат, Геттисберг, Пенсильвания.19 ноября 1863 года. Эта запись была озвучена актером Линкольна Джимом Гетти.

    Дата создания:
    2020-10-14 00:00: 00.0

    Четыре с половиной года назад наши отцы выкупили на этом континенте новую нацию, зародившуюся на свободе и посвятившую себя утверждению, что все люди созданы равными. Сейчас мы участвуем в великой гражданской войне, проверяющей, сможет ли эта нация или любая другая нация, задуманная и преданная своему делу, долго выживать. Мы встретились на великом поле битвы той войны.Мы пришли, чтобы посвятить часть этого поля как место последнего упокоения тех, кто здесь отдал свои жизни за то, чтобы этот народ мог жить. Совершенно уместно и правильно, что мы должны это делать. Но в более широком смысле мы не можем посвятить, мы не можем освятить, мы не можем освятить эту землю. Храбрые люди, живые и мертвые, которые сражались здесь, посвятили это гораздо больше, чем наша бедная сила добавлять или умалять. Мир не заметит и не надолго запомнит то, что мы здесь говорим, но он никогда не сможет забыть то, что они здесь сделали.Нам, живым, лучше посвятить здесь незаконченную работу, которую те, кто здесь сражался, так благородно продвинулись до сих пор. Это скорее для нас, чтобы посвятить себя решению стоящей перед нами великой задачи. Что от этих почитаемых умерших мы черпаем повышенную преданность тому делу, ради которого они отдали последнюю полную меру преданности. Мы здесь твердо уверены, что эти мертвые не умерли напрасно. Что этот народ под властью Бога получит новое рождение свободы. И это правление народа людьми, ибо люди не исчезнут с Земли.Обращение президента Авраама Линкольна на освящении национального кладбища солдат в Геттисберге, штат Пенсильвания, 19 ноября 1863 года. Обращение было озвучено Джимом Гетти.

Северная палата: Вторая инаугурационная речь

Вторая инаугурационная речь Линкольна от 4 марта 1865 года была выбрана для северной палаты мемориала. Эта речь, произнесенная всего за месяц до окончания Гражданской войны, определяет политику воссоединения разделенных государств.Переизбранный президент твердо верил, что северные штаты должны приветствовать своих южных сестер и братьев обратно в Союз с распростертыми объятиями. Но в конце Гражданской войны многие северяне испытывали гнев по отношению к Югу за то, что он покинул Союз. Готовность Линкольна проявить сострадание к южанам, «… ни к чему не злоба; милосердие для всех» помогла подавить враждебность среди северян.

  • Размышления о рейнджерах: Вторая инаугурационная речь


    Послушайте краткое размышление о второй инаугурационной речи Линкольна и вспомните, как Линкольн завершает выступление, прося людей Союза отбросить горечь и проявить сострадание, чтобы нация могла исцелить и иметь прочный мир.

    Дата создания:
    2020-10-14 00:00: 00.0

    Привет. Я Кэтрин Уильямс, рейнджер на Национальной аллее и в мемориальных парках. В то время, когда президент Линкольн произнес свою вторую инаугурационную речь, гражданская война еще продолжалась, но была надежда, что война скоро закончится. Линкольн не чувствовал необходимости говорить о войне, потому что он так часто говорил об этом раньше и чувствовал, что сказать нечего.Вместо этого он напомнил людям, почему они вели эту ужасную войну. Однако в размышлениях о последних четырех годах страсти Линкольна всплыли на поверхность, поскольку он возлагает главную вину в гражданской войне на южные штаты из-за их практики рабства и их желания разрушить Союз, чтобы сохранить его. Тем не менее, он ссылается на отрывок из Библии: «Не судите, да не судимы мы». Чтобы напомнить народу Союза, что часть вины ложится и на них. Линкольн чувствовал, что война, возможно, будет наказанием Бога для нации; на Юге за то, что слишком долго держали рабство, пока Бог велел положить ему конец, а на Севере за терпимость к этому институту и, в некоторых случаях, за его продвижение.Следовательно, оба они несут ответственность за такое разрушение жизни и имущества людей. В заключение он просит народ Союза отбросить свою горечь и проявить сострадание, чтобы нация могла исцелиться и обрести прочный мир. Важно отметить, что в течение нескольких недель Линкольн подал пример сострадания, призвав генерал-лейтенанта Улисса С. Гранта, командующего войсками Союза, предложить щедрые условия капитуляции генералу Конфедерации Роберту Э.Ли из армии Северной Вирджинии, чтобы положить конец войне и начать процесс объединения и мира для нации в целом. Через 41 день после этой речи президент Авраам Линкольн был убит озлобленным актером, который обвинил его в поражении Юга.

  • Вторая инаугурация


    4 марта 1865 года Авраам Линкольн принял вторую присягу на посту президента Соединенных Штатов. Адрес, который он дал по этому поводу, выгравирован на северной стене Мемориала Линкольна.Версия записана актером Линкольна Джимом Гетти.

    Дата создания:
    2020-10-14 00:00: 00.0

    Вторая инаугурационная 4 марта 1865 года Авраам Линкольн принял вторую присягу на посту президента Соединенных Штатов Америки. Его речь можно найти на северной стене Мемориала Линкольна. Речь ведет Джим Гетти. Дорогие соотечественники, когда во второй раз появляется присяга, у них меньше поводов для расширенного выступления, чем было во время первого.Тогда несколько подробное изложение курса, которого следует придерживаться, казалось уместным и уместным. Теперь, по прошествии четырех лет, в течение которых публичные заявления постоянно вызывались по каждому пункту и фазе великого состязания, которое все еще привлекает внимание и захватывает энергию нации, мало что нового может быть представлено. Прогресс наших вооружений, от которого в основном зависит все остальное, известен публике так же хорошо, как и мне самому, и, как я полагаю, достаточно удовлетворителен и обнадеживает всех.Имея большие надежды на будущее, никаких прогнозов на этот счет делать не приходится. По случаю, соответствующему этому четыре года назад, все мысли были с тревогой устремлены на надвигающуюся гражданскую войну. Все этого боялись. Все стремились предотвратить это. В то время как инаугурационная речь шла из этого места, полностью посвященная спасению Союза без войны, повстанческие агенты находились в городе, стремясь уничтожить его без войны, стремясь распустить Союз и разделить последствия путем переговоров. Обе стороны осуждали войну; но один из них скорее устроит войну, чем позволит нации выжить; а другой скорее согласится с войной, чем позволит ей погибнуть.И пришла война. Одна восьмая часть всего населения составляла цветных рабов, которые не распространялись в основном по Союзу, а находились в его южной части. Эти рабы представляли особый и сильный интерес. Все знали, что этот интерес каким-то образом был причиной войны. Усиление, увековечивание и расширение этого интереса было целью, ради которой повстанцы разорвали Союз, даже войной, в то время как правительство требовало не больше, чем ограничивать его территориальное расширение.Ни одна из сторон не ожидала от войны того размаха или продолжительности, которых она уже достигла. Ни один из них не ожидал, что причина конфликта исчезнет вместе с самим конфликтом или даже раньше. Каждый искал более легкого триумфа и менее фундаментального и поразительного результата. Оба читают одну и ту же Библию и молятся одному и тому же Богу; и каждый взывает к Его помощи друг другу. Может показаться странным, что какой-либо мужчина осмеливается просить справедливого Бога о помощи, чтобы отжать себе хлеб от пота чужих лиц; но давайте не будем судить, чтобы нас не судили.На молитвы обоих не было ответа; ответ ни на что не был дан полностью. У Всевышнего есть свои цели. Горе миру из-за оскорблений, ибо должно быть, чтобы оскорбления пришли; но горе тому человеку, от которого исходит преступление. Если мы предположим, что американское рабство является одним из тех проступков, которые, по провидению Божьему, должны наступить, но которые, продолжаясь в течение назначенного Им времени, Он теперь желает устранить, и которое Он наносит как северу, так и югу, эта ужасная война, как горе для тех, кто совершил преступление.Сможем ли мы заметить здесь какое-либо отклонение от тех божественных атрибутов, которые верующие в Живого Бога всегда приписывают Ему? Мы горячо надеемся и горячо молимся, чтобы это могущественное бедствие войны могло быстро уйти из жизни. Тем не менее, если Бог пожелает, чтобы это продолжалось, пока все богатство, накопленное за 250 лет безответного труда раба, не будет потоплено, и пока каждая капля крови, нанесенная плетью, не будет оплачена другим, обнаженным мечом, как было сказано 3000 лет назад, так что, тем не менее, следует сказать, что «суды Господни в целом истинны и праведны».” Со злым умыслом к ​​никому; с благотворительностью для всех; с твердостью в правде, поскольку Бог дает нам видеть правду, давайте стремиться к завершению работы, в которой мы находимся; залатать раны нации; заботиться о том, кто вынесет битву, и о его вдове и о его сироте, чтобы делать все, что может достичь и сохранить справедливый и прочный мир между нами и со всеми народами.

Что на самом деле означает эпитафия Джима Моррисона?

Если вы умрете молодым, вы окажетесь во власти друзей и семьи, которые хоронят вас.Вы не думали о кладбище в то время, когда укусили пыль. Сюжет, в котором вас ждут вечные планы, не просматривается в вашем далеком воображаемом будущем. Вы не зациклены на этом сюжете. Вы живете и делаете себе имя в карьере, которая выбрала вас (пианист, стендап-комик, шеф-повар). Если только вы не являетесь действительно исключительным человеком, вундеркиндом болезненного предвидения, вы даже не задумывались о надписи на своей могиле.

Показательный пример: Джеймс Дуглас Моррисон.Фронтмен Doors, возможно, был известным поэтом, но в записных книжках, которые он заполнял стихами, не было черновиков стихов для его могилы. Когда он умер молодым, его выжившие должны были выбрать надпись, которая подводит итог. Полученный текст написан не на том языке, на котором он говорил или пел, или на языке, к которому он имел какую-то особую связь. Это даже не на живом языке.

Фронтмен The Doors, возможно, был известным поэтом, но в записных книжках, которые он заполнял стихами, не было черновиков стихов для его могилы.Когда он умер молодым, его выжившие должны были выбрать надпись, которая подводит итог.

На знаменитом надгробии кладбища Пер-Лашез в центре Парижа находится бронзовая доска с тремя строчками: полное имя, даты («1943–1971»), затем фраза из четырех слов на древнегреческом языке: «КАТА ТОН» DAIMONA EAUTOU », как это обычно транслитерируется. Стандартный перевод, который можно найти в книге Уоллеса Фоули «Рембо и Джим Моррисон: Мятежник как поэт », а также во многих путеводителях по кладбищу и в авторитетных биографиях, таких как «Джим Моррисон: жизнь смерть, легенда » Стивена Дэвиса , звучит как «Истина». своему собственному духу.На первый взгляд, достаточно удачная эпитафия. Но даже скромно начитанный английский читатель узнает в основе фразы проблемное слово, которое в английском языке по существу непереводимо: daimon . (« Daimona » — это daimon в винительном падеже.) Некоторые путеводители, следуя примеру большинства литературных критиков, отказываются от возможности перевода этого слова и переводят эпитафию как «Верный или верный своему даймону ». . » Однако признание обширного смыслового поля открывает собственную банку (кладбищенских) червей. Даймон может означать дух, или божество-покровитель, или внутренний голос, или случайность, или судьбу — или это также может означать демона, как в злых существах из ада. Какой смысл — или значения — имел в виду автор эпитафии?

Этот вопрос усложняет тот факт, что эпитафию выбрал отец Джима Моррисона, контр-адмирал Джордж Стивен Моррисон. По одной из версий происхождения эпитафии, GSM (как я буду его называть) сочинил фразу сам, выучив греческий язык после выхода на пенсию из США.С. Военно-морской флот. В другом он консультировался с профессором классиков, который дал ему цитату из канона древнегреческой литературы. Как мы увидим, ни одна из версий не является точной. Но понимание того, что произошло на самом деле, оставляет нам любопытную историю: отец-военный, сын с дурной репутацией, умерший молодым, и могильный камень, который в общих чертах намекает на одержимость демонами.

После ухода из военно-морского флота в 1975 году, через четыре года после смерти его сына Джима, GSM поселился недалеко от Сан-Диего и занялся, среди прочего, изучением греческого языка.Почему греческий? Может быть, просто потому, что адмирала интересовало все и вся, мореходство и все остальное. Позже, выйдя на пенсию, он начал изучать итальянский язык. Его дочь Энн вспоминает, как он принес учебник по математическому анализу в свой шезлонг у бассейна для развлекательного чтения. Он, как говорят, все время читал. Когда он отправился в длительный круиз на борту авианосца Bonnie Dick , которым он командовал во времена Вьетнама, он упаковал Ulysses в свою сумку для снаряжения. Вы могли подумать, что этим можно объяснить интерес адмирала к древнегреческому; Если вы прошли через Вьетнам с Ulysses на вашей стороне, и вы закончили Ulysses , интересовались языками и хотели пойти по языковому пути к дальнейшему изучению Ulysses , очевидным местом для вас был бы Гомер.Вы бы записались на вводный курс древнегреческого языка в качестве первого шага к чтению «Одиссеи » на греческом языке. Если вам посчастливилось жить достаточно близко к университету, предлагающему множество вводных курсов, вы могли бы ускорить свой прогресс, записавшись на вводный курс, посвященный гомеровскому греческому языку.

GSM не сделал этого. Он нашел вводный курс в Государственном университете Сан-Диего, но курс был на греческом языке Нового Завета. Это примерно так далеко, насколько это возможно, в диапазоне вступления в древнегреческий язык, насколько это возможно у Гомера — расстояние в шесть или семь веков.Совершенно иной греческий язык, чем гомеровский греческий или даже классический греческий, и не эффективный путь к чтению Гомера, или Пиндара, или трагиков, или чего-либо еще, кроме канонических текстов христианских писаний. Однако GSM не был особенно религиозным человеком. Он не разделял фундаменталистского убеждения, что одно удаление от исходного языка Священного Писания — очень плохое удаление. По словам его семьи, он не ходил в церковь регулярно. И все же он оказался в классе среди студентов семинарии.Никто в этом классе не изучал греческий как комплексный подход к пониманию Ulysses .

Какими бы ни были причины, по которым GSM решил углубиться в язык Евангелий — а, может быть, к тому времени он просто хотел поставить какое-то пространство между собой и чтением в каюте — одним из следствий было бы то, как его познакомили с опасным словом daimon слово Фаули переводится как «дух». Из всего множества слов в Новом Завете, оттенки или прямое значение которых отличаются от классического греческого или гомеровского греческого, daimon выделяется как пример крайнего различия, возможно, самого крайнего различия для любого широко используемого слова.

Из всего множества слов в Новом Завете, оттенки или прямые значения которых отличаются от классического греческого или гомеровского греческого, daimon выделяется как пример крайнего различия.

У таких авторов, как Гомер и Гесиод, Еврипид и Платон, daimon имеет множество значений (подробнее об этом позже). Однако в Новом Завете это означает только одно. Он и его различные формы неизменно относятся к духам, которые не замышляют добра, демонам в смысле существ, населяющих и обладающих человеческими хозяевами: агентов демонической одержимости.Практически такое же использование слова, как в The Exorcist, или Charmed в эпизоде ​​«Exorcise Your Demons», в котором одержима Анджела, а затем (предупреждение о спойлере) извергает демона потоком света из ее рта. Это даймон прямо из Нового Завета. Подобное изгнание изо рта можно увидеть на многих картинах средневековья и эпохи Возрождения, где у демонов часто есть крылья, их кожа или шкура красного или медно-коричневого цвета, а их лица находятся где-то между рептильным и человеческим.Маленькие злые полулюдейские потусторонние существа, которые поселяются в людях и контролируют своих человеческих хозяев.

С точки зрения сложности, Новый Завет — это не аристотелевская Метафизика ; больше нравится Le Petit Prince для начинающего читателя французского. Я знаю одного студента семинарии, который хвастался, что после семестра вводного новозаветного греческого языка он мог легко отполировать главу Евангелия по дороге в класс на автобусе. Итак, для GSM, пробивающегося через Евангелия, не прошло много времени, как он встретил своего первого демонического daimon .Первое упоминание этого слова или его вариантов в Новом Завете встречается в первом из Евангелий, в Матфея 4:24, где Иисус проповедует в синагогах Галилеи, и его известность как целителя привлекает множество страждущих сирийцев, среди которых их «одержимые бесами ( daimonizomenous )». Интересно (и я принимаю это к сведению, потому что мне кажется, что GSM тоже был бы заинтересован), в этом стихе проводится различие между одержимыми и «сумасшедшими» ( selēniazomenous ).”

Другие одержимые появляются четырьмя главами позже в отрывке, который GSM, как образованный офицер ВМФ, даже если не прихожанин, уже должен был знать — но чтение этих знакомых отрывков на исходном мертвом языке вдохнет в них новую жизнь. В Гадаре Иисуса и его последователей подстерегают двое гадаринцев, одержимых демонами ( daimonizomenoi ): так начинается знаменитый эпизод «гадаринские свиньи» в Евангелии от Матфея 8. Демоны угрожают Иисусу, но также признают в Иисусе угрозу, заклинателя, который может изгнать их.Ладно, если нас изгоняют, скажем, демоны ( daimones ), пожалуйста, не изгоняйте нас в Аид, но по крайней мере предоставьте нам другого хозяина. А что насчет того стадо свиней, пасущихся там? Иисус лаконично соглашается: «И сказал им: идите». Они пошли. «И вот, все стадо свиней бросилось с крутизны в море и погибло в водах». Недавно вышедший на пенсию адмирал прочитал бы, как пастухи, ставшие свидетелями гонки экзорцизма, вернулись в город, чтобы сообщить о судьбе одержимых ( daimonizomenōn ).

Это слово часто встречается в других Евангелиях, включая несколько иные версии утопления свиней, рассказанные Лукой (шесть вариантов этого слова всего в десяти стихах) и Марком (одинокий одержимый, daimonizomenōi ; две тысячи свиней) ). Именно в пересказе Марка Иисус просит демона, населяющего одержимого, раскрыть его имя, и демон отвечает: «Меня зовут Легион; ибо нас много ».

Каждый раз, когда я обсуждал эти отрывки с друзьями, считавшимися фанатами Doors, они советовали мне провести ночь в Alta Cienega.Alta Cienega, обшарпанный мотель на углу Ла-Сьенега и Санта-Моника в Западном Голливуде, это место, где Джим Моррисон жил с 1968 по 1970 год, когда записывал Waiting for the Sun и The Soft Parade и Morrison Hotel . Поклонники проводят сеансы в комнате 32, любимой Моррисона. Любой желающий может забронировать там ночь. Если бы я интересовался миром духов, посещениями, демонами, призраками и обитаемыми пространствами, я был бы упущен, как мне посоветовали, если бы я, по крайней мере, не потратил деньги на легендарную комнату.Заберитесь на неделю и надейтесь на леденящие кровь ощущения от посещения.

Пока GSM продвигался вперед через Евангелие, могила его сына в Пер-Лашез приходила в упадок, заговор превратился в центр вандализма, вечеринок, умышленных осквернений, краж и шалостей. Управление кладбищ города Парижа не могло фактически эксгумировать Джеймса Дугласа Моррисона, потому что участок был сдан в бессрочную аренду, но они сильно опирались на оставшихся в живых Моррисона, чтобы навести порядок.

В конце 1980-х Моррисоны начали работу над тем, чтобы сделать могилу более устойчивой к вентиляторам и заменить исходный, а теперь уже испорченный надгробный камень. Они также воспользовались возможностью добавить эпитафию, поскольку на первом камне были указаны только имя и даты. GSM взяла на себя инициативу в разработке новой надписи. Он знал, что хотел, чтобы это было на греческом.

В декабре 1990 года он обратился за помощью к Э. Н. Дженовезе, профессору классических и гуманитарных наук факультета классических и восточных языков и литературы Государственного университета Сан-Диего.

Дженовезе объясняет, что его роль в надписи проистекает из чистой случайности: GSM однажды днем ​​остановился у Департамента, ища совета, и так уж получилось, что правая дверь была открыта. Дженовезе отчетливо помнит, как GSM проходил в дверях его офиса. Однако здесь факты становятся несколько туманными. В последующем описании я буду полагаться в основном на письма между Дженовезе и GSM (доступ к которым был щедро предоставлен сестрой Джима Моррисона, Энн Чунинг, и ее дочерью, Тристин Диллон), а также на воспоминания Дженовезе в той мере, в какой они согласен с доказательствами в письмах.

Неужели переводчики Софокла замолчали Исмену из-за ее сексуальной истории?

GSM имел приблизительное представление о том, что он хотел сказать в эпитафии: что-то вроде того, что его сын остается верным своему духу, искренне верующим в себя, постоянным, правдивым и честным в своем стремлении к сокровенным амбициям. Сам GSM постоянно изучал греческий язык достаточно долго, чтобы попытаться составить черновик. Он вложил проект в письмо Дженовезе, по-видимому, вскоре после своего визита в офис.В письме предлагаемая эпитафия начинается со слова alēthēs , которое означало более или менее одно и то же — нескрываемое, правдивое, подлинное, реальное — с его ранних появлений в несколько иной форме у Гомера, вплоть до Новогреческий. Это часто встречается в Евангелиях, всегда переводится в версии короля Якова как «истинный» или «правдивый». «Хотя я веду записи о себе, все же мои записи верны ( alēthēs )» в Иоанна 8:14 является примером (и, возможно, стихом, который Элвис Костелло, получивший образование в католических школах, имел в виду, когда озаглавил свой альбом 1977 года, что стал платиновым).

Очевидно, GSM хотел, чтобы это слово, означающее «правдивый», привело к некоторому слову, означающему «дух». Его набросок эпитафии, возможно, также включал слово pistos , «верный», в сочетании с alēthēs , чтобы получить «правдивый и верный» — pistos — еще одно слово, очень часто встречающееся в Новом Завете. Однако точную формулировку проекта GSM невозможно узнать, потому что письмо, в котором он предлагает его Дженовезе, мешает историкам Doors оставить пустое место именно там, где должна быть составленная эпитафия.GSM оставил поле пустым, чтобы потом можно было вручную заполнить греческие слова. Остается только ксерокопия письма без заполненного бланка. Но рукописную фразу можно восстановить из письма, которое Дженовезе написал обратно менее чем через неделю. Письмо Дженовезе отражает слова alēthēs и (с некоторой уверенностью) pistos из проекта GSM, поскольку Дженовезе мягко указывает, что они не совсем синтаксически работают с остальной частью фразы и, особенно, со словом, которое выбрала GSM. передать идею «духа», как «верного и верного своему духу».”

Это слово, вне всякого сомнения, не могло быть daimon или какой-либо формой daimon . К настоящему времени у GSM за плечами было пятнадцать лет изучения греческого языка Нового Завета. Любой, кто даже случайно знаком с греческими Евангелиями, не выбрал бы, не стал бы даже отдаленно рассматривать выбор daimon для обозначения внутреннего света, или руководящего духа, или глубочайшего «я»; для такого читателя это означало бы обладание силой зла. Учитывая, что в письме, которое написал Дженовезе, используется английский термин «дух» для перевода слова, которое выбрала GSM, выбор GSM почти наверняка был pneuma .Когда вы изучаете Новый Завет на греческом, это одно из первых слов, которое вы выучите; это повсеместно встречается в Евангелиях. В версии короля Якова это слово почти всегда переводится как «дух».

Черновик

GSM не совсем сработал, но Дженовезе был уверен, что сможет заменить его цитатой. По его словам, он считал, что из корпуса уцелевших греческих текстов он мог бы выделить фразу, отражающую суть грубого наброска GSM. По его оценке, это не займет много времени. Он окунулся в авторитетный греческий лексикон Лидделла-Скотта-Джонса, Большой Лидделл, как ласково называют его несокращенный вариант.Большой Лидделл подскажет ему цитату, подходящую для Короля ящеров.

Но этого не произошло.

Когда Дженовезе открыл Большой Лидделл, он уже имел довольно хорошее представление о том, где в корпусе он мог бы выбрать цитату. Он сразу перешел к записи для слова daimon . Если вы ориентируетесь на предновозаветный классицизм и ищете классического греческого эквивалента «внутреннего руководящего духа», daimon является разумным кандидатом. Daimon на древнегреческом языке имеет множество оттенков, достаточно сложных, чтобы любое краткое изложение неизбежно было чрезмерно упрощенным; у некоторых авторов это слово фактически является синонимом безличного или бестелесного случая, в то время как у других оно относится к реальным божествам, как, например, в платоновском «Федоне », , где даймон является божеством-хранителем, назначенным каждому человеку при рождении, и которые, когда они умирают, сопровождают свою душу в потусторонний мир, где души собираются, чтобы быть судимыми, прежде чем они будут отправлены дальше в потусторонний мир на долгое пребывание в Аиде.(Есть и другие оттенки значения, но это дает представление о диапазоне.)

Дженовезе на самом деле думал о Платоне, рассказал он позже, объясняя свой подход к запросу GSM. Он подумал, что может найти подходящую цитату из Апологии , в которой упоминается особый вид платонического даймона , «божественного и духовного» ( theion kai daimonion ) внутреннего голоса, который приходил к Сократу в решающие моменты его жизни: Даймон Socratic .Однако, к неудобству, Большой Лидделл не указал на какие-либо содержательные, готовые к эпитафии цитаты Платона, которые включали Сократа или его daimon , а также включали в себя чувство истинности или верности GSM.

Именно тогда Дженовезе стал, по сути, автором эпитафии.

В своем письме обратно в GSM Дженовезе формулирует свое встречное предложение — kata ton daimona heautou — как переработку проекта GSM, но на самом деле фраза, которую он предложил GSM, была его собственной.Он сохранил только одно слово из предложения GSM — местоимение (h) eautou («его»). Он удалил прилагательные, означающие «истинный» и «верный», и сформировал фразу так, чтобы она максимально выдвигала на первый план ее единственное существительное, вклад Дженовезе, daimon . Фраза GSM звучала так, как будто это была цитата из Нового Завета. У ревизии Дженовезе было совсем другое звучание. Суть предложенной эпитафии переместилась на целую эпоху назад, от нашей эры до нашей эры.

Дженовезе говорит, что он отправил фразу в GSM с мыслью, что GSM вполне может ее отклонить: «Я почти в шутку передал ее ему.По-видимому, он понимал, как daimon поразил бы уши человека, чей греческий язык пришел из Священного Писания. Возможно, у него были и другие мысли о сократовском подтексте, учитывая, что внутренний голос, говоривший с Сократом, сделал это только для того, чтобы предостеречь его от некоего продуманного рискованного пути действий: что не совсем применимо к сыну GSM в течение его короткой жизни.

Дженовезе отправил фразу отцу Моррисона с чувством, что тот вполне может ее отбросить. По-видимому, он понимал, как « daimon» поразил бы уши человека, чей греческий язык пришел из Священного Писания.

И все же, в течение года после того, как GSM получила фразу от Дженовезе, фраза, слово в слово, как она пришла из Дженовезе, была высечена на бронзе и установлена ​​- 19 декабря 1990 года, 28 лет назад сегодня — на Могила Джима Моррисона в Париже.

Почти сразу после инсталляции Анна, сестра Джима, выразила обеспокоенность по поводу « daimon » и того впечатления, которое он произведет на случайных посетителей могилы. Энн вспоминает, что думала, что Джим всегда считал себя своего рода шаманом, поэтому коннотации злых духов и одержимости демонами не были совершенно неуместными.С другой стороны, как любящий выживший, вы действительно хотели бы поставить эти коннотации на первый план? Чтобы уладить этот вопрос, Энн и другие выжившие обратились к GSM, семейному авторитету по греческому языку и, если не к настоящему автору эпитафии, то оставшейся в живых, которая привела в движение колеса.

В этот момент GSM взломал его Big Liddell и написал письмо Биллу Грэхему — Филмору Биллу Грэхему, чья связь с семьей заключалась в том, что он продвигал The Doors.В письме излагались вопросы, вызывающие озабоченность Энн, и то, как они могут быть решены с помощью пресс-релиза, который GSM надеялся, что Грэм распространит, чтобы прояснить, как следует понимать эпитафию. «Я боюсь, что моя дочь [Анна] была совершенно права, когда подняла вопрос о неудачной интерпретации греческого текста», — говорит он Грэхему, — но, по его словам, эта неудачная интерпретация также будет неверной. Слово даймон , объясняет он, имеет несколько значений. GSM суммирует его значение у Гомера («божественная сила») и у Гесиода («души людей Золотого века»).Эти выводы взяты в кавычки в самом письме, потому что они дословно взяты из Большого Лидделла GSM, как признает сам GSM: он обращается к своему Большому Лидделлу с просьбой дать авторитетные определения. Любому, кто беспокоился о «злых коннотациях» этого слова — как и Энн, — нужно было бы только вернуться и прочитать их Гомера и Гесиода.

Но почти наверняка, сам GSM не читал своего Гомера и Гесиода, не по-гречески, потому что он завершает свою защиту daimon , говоря, что «в любом случае, это слово относится к глубочайшим я или душе человека.«Это не то же самое, что и у Гесиода, Гомера или других ранних авторов. Цитата Гесиода в письме подчеркивает этот момент. У Гесиода «души человеческие» — это не души в том смысле, в каком он находится в глубине души. Они — духи загробной жизни первого поколения смертных Гесиода, золотого поколения, которые бродят по Земле, окутанные сценическим туманом ( ēera essamenoi ), как хранители последующих поколений. Они направляют извне, а не изнутри.

Все это проясняет, что для GSM как читателя только Новый Завет предоставил ему единственное непосредственное переживание daimon в алфавите эпитафии.Его чтение слова за пределами Нового Завета пришло из вторых рук, через Большой Лидделл и любые переводы, с которыми он консультировался.

О чем же тогда думал адмирал, подписывая фразу Дженовезе и ее проблемные коннотации из Нового Завета? Со своей стороны, Фоули в своем отчете истолковывает размещение эпитафии как объявление о примирении после 20 лет молчания со стороны родителей. Казалось бы, не теплое и нечеткое примирение. GSM, очевидно, признал двусмысленность слова, которое Фоули и путеводители переводят как «дух», и, возможно, целью отца в какой-то степени было вписать эту двусмысленность в наследие своего сына.Публичная неоднозначность — это одно; В частном порядке, однако, опыт GSM в новозаветном греческом языке должен был придавать daimon особое личное значение, сомнительное значение, которое для военного офицера, чей сын восстал, должно было казаться неподходящим. После почти пятнадцати лет чтения daimon в его новозаветном смысле как «одержимый демон», GSM вполне мог решить, что это именно то слово, которое подходит для описания духа, которому был верен его сын.

После почти пятнадцати лет чтения « daimon» в его новозаветном смысле как «одержимый демон», GSM вполне мог решить, что это было именно то слово, чтобы описать дух, которому был верен его сын.

Если бы я писал путеводитель по могиле в Пер-Лашез и хотел быть верным духу эпитафии и ее предыстории, я бы хотя бы подумал о том, чтобы включить иллюстрацию знаменитого Нового Завета «утопление «свинья» или другая сцена изгнания нечистой силы или одержимости из Священного Писания.

В начале 1992 года, через два года после установки, GSM отправила Дженовезе благодарственное письмо и фотографию новой таблички. Это было последнее общение между отцом и почти незнакомым человеком, придумавшим эпитафию для его сына.На момент написания этой статьи Дженовезе жив и здоров и живет на пенсии в пригороде Сан-Диего. GSM умер в 2008 году (после падения в больнице, кстати, очень необычный исход из-за падения в больнице). Что касается эпитафии, сам GSM отказался, решив вместо этого, чтобы его прах был развеян в море. Если вы проживете достаточно долго, иногда у вас есть выбор.

Отдохните от новостей

Мы публикуем ваших любимых авторов — даже тех, которых вы еще не читали.Получайте новые художественные произведения, эссе и стихи на свой почтовый ящик.

ВАШ ВХОДЯЩИЙ ЯЩИК

Наслаждайтесь странной и увлекательной работой в «Пригородном транспорте» по понедельникам, читайте художественную литературу из «Рекомендуемой литературы по средам» и собирайте наши лучшие работы за неделю по пятницам. Настройте здесь свои предпочтения по подписке.

Древняя надпись, эксцентричный ученый и человеческая потребность прикоснуться к прошлому

КОГДА ВИЛЬГЕЛЬМ ФРОЕНЕР умер в 1925 году в доме на улице Казимира-Перье, где он жил со времен правления Наполеона III, он оставил среди у него есть любопытная надпись, которая может быть самым старым из сохранившихся артефактов христианства.Холостяк Френер был ученым и коллекционером древностей. Задолго до смерти он казался реликвией. В юности он опубликовал педантичную критику исторического романа Флобера Salammbô ; Ответ писателя, шедевр резкой иронии, часто был включен в более поздние издания книги. Политика далекого прошлого расстроила академическую карьеру Френера. В разгар франко-прусской войны уроженец Германии Френер был изгнан со своего поста в Лувре.Таким образом, в течение полувека он незаменимым помощником в аукционных домах Парижа в качестве надежного оценщика и арбитра подлинности. Доверенное лицо нескольких мелких аристократов, он знал торговлю древностями от и до, в эпоху, когда преобладали мошенническая археология и дерзкие подделки. Френер никогда не был богатым. Его вкусы как коллекционера доходили до малоизвестных и недорогих. Любые безделушки с надписью были вне его способности сопротивляться. Только аура, которую несколько тысяч лет могут придать объекту, то, что сам Френер называл «переливом веков», четко отделяет его привычки от навязчивых действий, называемых «накоплением».Коллекция из более чем 3400 предметов, которые он оставил, была предназначена для хранения в подсобных помещениях, за исключением мраморной плиты, известной как Назаретская надпись.

К моменту своей смерти Френер владел надписью из Назарета почти 50 лет. Он, по-видимому, никогда не упоминал объект другой душе; он не хвастался этим в частной компании. Он никогда не пытался его продать, и нет никаких признаков того, что он чувствовал себя обязанным вывести на свет исторический документ такой очевидной значимости.Невозможно представить, чтобы человек с образованием и опытом Френера мог не распознать, какой интересный предмет у него в руках. Его молчание — это молчание дракона, довольствующегося сокровищами, о которых мир в любом случае не знает. Ближе к концу жизни Френер хвастался, что большая часть его коллекции была невидимой, «девственной». Из-за того, что у него подрывалось собственное зрение и десятилетнее чувство, что вся культура Европы поддается ужасному кризису, он наслаждался тем фактом, что тайно «расшифровывал тексты», удерживая их от неблагодарного и недостойного мира.К сожалению, Френер унес в могилу все, кроме самых незначительных подробностей о том, как он стал обладателем камня, что поставило нас еще дальше от возможности понять его значение. Греческий текст Назаретской надписи достаточно легко интерпретировать. Но происхождение камня и его историческое значение — загадки, которые остаются нерешенными и дразнящими.

Надпись из Назарета представляет собой кусок мрамора, примерно два фута в высоту, один фут в ширину и два дюйма в глубину. Первая из 22 строк текста, вырезанная немного неправильными греческими буквами, объявляет «Эдикт Цезаря.Сам текст имеет явные признаки перевода с оригинальной латыни, языка Римской империи. В рамках закона император потребовал, чтобы могилы и могилы всегда оставались нетронутыми. Никому не разрешили выносить захороненное тело. Император предупредил, что любой, кто извлекает труп из могилы, будет обвинен в ограблении гробницы, что будет рассматриваться как преступление, караемое смертной казнью, равное публичному святотатству. Если судить только по содержанию, надпись была бы достаточно интересным документом в истории римского владычества.Но в личном инвентаре Френера он отметил, что надпись была «прислана из Назарета в 1878 году». Интрига очевидна. Назарет знаменит только одним. Имеет ли эта надпись какое-то отношение к спору по поводу , что пустая гробница? Могло ли это свидетельствовать о том, что римский император знал, хотя и смутно, о тревожных заявлениях о распятом человеке, воскресшем из мертвых в отдаленной провинции своей обширной империи? В таком случае надпись может считаться древнейшим физическим следом крупнейшей в мире религии — отголоском раннехристианской истории, отражающимся от твердой поверхности могущества Рима.

Десятилетия ученых не дали окончательных ответов, и исходные обстоятельства, стоящие за надписью из Назарета, могут навсегда остаться за пределами нашего понимания. Но любая попытка приблизиться к древнему камню сталкивается с его современной историей — историей этого эксцентричного ученого, исчезнувшим миром торговцев, коллекционеров и ученых , в который он переехал, и непреходящей человеческой потребностью прикоснуться к прошлому.

¤

В Лувре находится знаменитая бронзовая статуэтка Геракла, покоящегося после своих трудов.За спиной он держит золотые яблоки Гесперид. Богоподобный герой устало прислоняется к своей дубине, покрытой шкурой немейского льва. Отдыхающий Геракл — великолепный образец эллинистического искусства мастера Лисиппа (который какое-то время был личным скульптором Александра Великого). Как это часто бывает, оригинал умирал, но работа была широко оценена в древности, и сохранились многочисленные копии. Самый известный из них — Фарнезский Геркулес — представляет собой огромную имитацию мрамора третьего века нашей эры, заново открытую в эпоху Возрождения, а теперь и в Неаполе.Версия Лувра также является поздней копией, возможно, датированной римлянами, и обнаружена не была до 19 века. Сегодня он стоит в Лувре — действительно, он стоит как единое целое — только благодаря целой цепочке событий, связанных с его восстановлением, реставрацией и изгнанием, которые в наш более просвещенный век нарушили бы все передовые практики и международные соглашения в книгах. .

Поскольку человек, который принес нам статуэтку в Лувр, вероятно, также является проводником надписи из Назарета, стоит немного узнать о его характере и образе действий .Части бронзового Геркулеса восстанавливались начиная с 1870-х годов. Торговец римскими древностями по имени Боничи проезжал через город Фолиньо и увидел крестьянина с красивой бронзовой ногой. В ходе расследования выяснилось, что нога была недавно выкопана и другой крестьянин взял более крупный фрагмент, в том числе туловище с другой ногой, без ступни. Боничи был разочарован, обнаружив, что владельца этого фрагмента нет, а жена не будет продавать его в отсутствие мужа. Итак, Боничи вернулся в Рим только с первой ногой, оставив деньги на телеграмму с указанием выслать ему продажную цену, когда муж вернется домой.Никакого известия не поступало, и Боничи обнаружит, что торс оказался в руках коллекционера по имени Гуардабасси. Возмущенный, Боничи подал в суд, утверждая, что деньги телеграммы были задатком. Иск провалился. Ухаживая за своей злостью, Боничи отказался продавать ногу, поэтому части Геракла были обречены на постоянное разделение.

Источником этой фантастической истории и ее героем является граф Михал Тышкевич. Граф убедил Боничи продать ему ногу, но только под честное обещание, что она не будет перепродана его сопернику.Затем, чтобы отговорить Гуардабасси от туловища, Тышкевичу пришлось обменять ценный экземпляр из своей собственной коллекции, старинное зеркало. Теперь владелец обеих частей, Тышкевич приказал заново собрать фрагменты Геракла и заполнить недостающие части римским торговцем Мартинетти, хорошо известным своей магией в качестве реставратора. Весь Геркулес был продан Наполеону III, откуда перешел во владение Лувра. Спустя несколько лет, что довольно примечательно, Тышкевич заметил в витрине табачной лавки не восстановленную ногу, купил ее и отправил в Париж.Даже сегодня эта третья ступня — оригинал — выставлена ​​рядом со статуэткой в ​​Лувре. Это неприятное напоминание, как и швы в бронзе, о хрупкости и ошибочности культурной трансляции.

Граф Тышкевич был во всех смыслах человеком 19 века. Потомок польско-литовского дома, происхождение которого восходит к 15 веку, он родился в Вене в 1828 году. В 1860 году он отправился в Египет и «раскопал» несколько мест, когда археология все еще была своего рода благородным сокровищем. охота.Тактильный контакт с древним прошлым стал навязчивой идеей Тышкевича, и он превратился в одного из великих коллекционеров своего времени. Он купил виллу в Риме и прожил там большую часть своей взрослой жизни. Город еще не был полностью адаптирован к современности. Его холмы были покрыты виноградниками. По воскресеньям крестьяне устремились в город за сигарами, а в магазинах было много вещей, которые они нашли на своих полях. Граф использовал свое состояние, чтобы собрать завидную коллекцию.Дом Тышкевича стал обязательной остановкой для культурных путешественников и археологов, проезжающих через вечный город. При своей жизни он был щедрым благотворителем, и сегодня его бывшее имущество заметно присутствует в музеях от Бостона до Берлина и за его пределами. Через его руки прошли бесчисленные сокровища, добытые за век империализма и разграбления. Возможно, именно Тышкевич передал своему другу Френеру надпись из Назарета.

Дружба Тышкевича и Френера была столь же неизбежной, сколь и неравной.Тышкевич был настоящим голубым кровным. Френер был сыном обедневшего учителя музыки из Карлсруэ. У Тышкевича было аристократическое убеждение, что способность оценивать ценность артефакта — это то, чему нельзя научиться: «Это в первую очередь вопрос инстинкта, который нельзя приобрести, но он должен быть рожден в человеке». Френер избежал своего провинциального происхождения, выучив себе дюжину языков. Тышкевич обратил noblesse Debian к задаче сохранения и приобщения к славе древней культуры.Френер не видел ничего неприличного в том, чтобы закопать свое сокровище в собственном подвале. Но все же дружба между знатоком и ученым кажется предопределенной. Оба посвятили свою жизнь торговле предметами искусства и древностями. Они двигались по одним кругам. Их вкусы совпадали. Тышкевич и Френер разделяли страсть к римским медальонам — специальным выпускам негабаритных монет, отчеканенным римскими императорами. Френер написал о них книгу. Ходили слухи, что это написал Тышкевич, но позволил своему другу заявить об авторстве.Скорее всего, Френер написал книгу, но позволил слухам польстить своему богатому другу. Их ресурсы и способности дополняли друг друга. Тышкевич знал, что люди со вкусом в конечном итоге нуждаются в эрудированных людях:

Им приходится объяснять темы, определять даты, различать стили, фиксировать атрибуты. Эта задача требует стольких знаний и таких длительных исследований, что кажется трудным, особенно в наши дни, быть одновременно великим ученым и большим знатоком — чтобы преуспеть одновременно в области эрудиции и чувств. .Лучшее, что могут сделать оба знатока и ученых , — это оставаться каждый в своей сфере, жить в хороших отношениях и просвещать друг друга мудрыми советами.

Тышкевич и Френер просвещали друг друга на протяжении десятилетий. Между ними сохранилось более четырехсот писем. Соответственно, после смерти графа в 1897 году именно Френер опубликовал каталог продажи коллекции Тышкевича. Предметы в поместье графа подчеркивают, почему надпись из Назарета вышла бы за рамки обычных интересов знатока.Страсть Тышкевича была к красоте, искусству, драгоценным материалам, а не к безделушкам римского правления. Тышкевич был человеком, чей распорядок дня заключался в том, чтобы вынимать драгоценности и любоваться ими после утреннего дыма. В коллекции Тышкевича преобладали украшения, скульптура, медальоны, камеи, инталии. В одном репрезентативном письме Френеру запрашивается совет по поводу покупки бюста Юпитера, бронзовой статуэтки, серебряного медальона, стакана, этрусского золотого кольца и других драгоценных предметов, включая три надписи на бронзе.Тышкевич прямо сказал Френеру, что его интересуют только вещи, которые «красивы или важны». Как коллекционер Френер не мог позволить себе такой разборчивости, а как ученый интересы Френера были шире, чем у его благородного друга.

В обширной переписке между Тышкевичем и Френером ни разу не упоминается Назаретская надпись. Если Тышкевич дал надпись своему другу, то именно потому, что такой предмет — потертый мраморный камень — больше пришелся по вкусу ученому , чем знатоку.Мы знаем, что такие предметы иногда передавались между ними. В своей личной записной книжке 31 мая 1878 года Френер записал, что Тышкевич дал ему «греческую надпись», вероятно, саму надпись из Назарета. Вероятно, что подарок не упоминается в их письмах, потому что граф лично подарил камень Френеру. Ибо, как и все остальные в 1878 году, граф приехал в Париж на всемирную ярмарку.

Волнение, вызванное выставкой Exposition Universelle , проходившей на Трокадеро в 1878 году, нам трудно понять.Это третья парижская всемирная ярмарка, это было экстравагантное заявление гордой республики, все еще зализывающей свои раны от неудач во франко-прусской войне. В центре внимания оказались чудеса современных технологий. Фактически, Томас Эдисон был звездой шоу с фонографом и лампочкой, ошеломляющими публику в течение нескольких месяцев. Выставка Exposition также дала возможность напомнить миру о культурном превосходстве Франции, и здесь археология и изобразительное искусство занимали видное место. Выставка Exposition была магнитом для любителей искусства и археологов, и Тышкевич заметил, что все торговцы произведениями искусства в Риме сбежали в Париж.Мы знаем, что где-то в начале выставки Exposition , открывшейся в мае, сам граф был там. В мае 1878 года у Тышкевича были средства, мотив и возможность подарить своему другу скромную мраморную плиту с греческой надписью в Париже.

Каким образом Тышкевич мог завладеть надписью из Назарета? Здесь начинает проявляться наше невежество, поскольку такие важные детали исчезли вместе с Френером. Мы знаем, что Тышкевич торговал с дилерами на Востоке.И могут быть даже призрачные следы партии надписей, которые Тышкевич привез в Париж в 1878 году. Набросок Назаретской надписи Френера в его записной книжке записывает деталь о том, что «еврейская надпись Лазаря пришла из Яффо в то же время». Возможно, имеется в виду только одна надпись. Это могильный камень, выкопанный в 1870-х годах в Яффо, который попал в Париж. Сегодня он находится в Лувре, но в 1878 году он был выставлен на выставке Exposition Universelle , где он был расшифрован и опубликован восходящей звездой в области археологии и эпиграфики Шарлем Клермон-Ганно.

Клермон-Ганно был младше Френера всего на дюжину лет, но он выглядит более современно. Клермон-Ганно помог создать области библейской археологии на уважаемой основе. В то время как «археология», которую практиковал Тышкевич, отличалась от многовековых ограблений гробниц в основном в социальном классе ее практикующих, Клермон-Ганно занимался чем-то известным как академическая археология. Он сделал некоторые из самых ранних заслуживающих доверия открытий, проливающих свет на еврейскую Библию. Он дослужился до скромной известности как яростный враг подделок, особенно библейских подделок.В 1873 году он назвал моавитскую керамику, обнаруженную недобросовестным торговцем Моисеем Шапирой, «посудой». Десять лет спустя Клермон-Ганно снова поставил торговца в затруднительное положение, представив дико эффективную разборку, опубликованную в лондонской газете Times , утверждения Шапиры о том, что он нашел древний свиток с ранее неизвестной версией Второзакония. Униженный и обанкротившийся Шапира прострелил себе череп. Клермон-Ганно продолжил карьеру, наполненную почестями, увенчанную членством в Académie des Inscriptions et Belles-Lettres и профессором в Коллеж де Франс.

В 1878 году Клермон-Ганно находился между миссиями в Палестину, когда он посетил Exposition Universelle и увидел склеп — «костяной ящик», который использовали евреи в римский период, — который привлек его внимание. Склеп был выставлен мистером Дебюиссоном, который позволил Клермон-Ганно провести его исследование, опубликованное в 1878 году в издании Revue Archéologique . Клермон-Ганно поспешно опубликовал в том же номере исследования еще двух артефактов, которые он обнаружил во владении г-на А.Desbuissons. Одна из них — «еврейская надпись Лазаря» из Яффо, которую, как заметил Френер, пришла вместе с надписью из Назарета. Другая — греческая надпись, доставленная с Родоса, не представляет особого интереса, за исключением того, что в конечном итоге оказалась в коллекции Френера. К сожалению, Desbuissons неизвестен; картограф и архитектор с таким именем зарегистрированы, но ни один Desbuissons не оставил следа как коллекционер или археолог. Мы невероятно близко подошли к цепочке передачи.Возможно, Тышкевич передал Френеру Назаретскую надпись, а Дебюиссон приобрел другие предметы у графа. Если так, то Френер, должно быть, знал о надписи с Родоса и был достаточно заинтересован, чтобы позже получить ее у Дебюиссона. Конечно, Клермон-Ганно не видел надписи из Назарета в доме Дебюиссона вместе с другими предметами, поскольку яркий ученый едва ли мог устоять перед желанием опубликовать такую ​​сенсационную находку.

Мы можем описать мизансцену прибытия Назаретской надписи в Париж, даже если заключительные детали столь же неточны, как линии импрессионистской картины: наплыв сокровищ и туристов на выставку Exposition Universelle , знаток аристократии , недавняя партия греческих надписей с Востока — из Яффо, из Назарета, с Родоса.Каким-то образом в этот момент самая интересная часть лота попала в руки загадочного Френера, которому суждено было оставаться объектом его личного увлечения, не доступного миру на протяжении полувека.

¤

Эпиграфия — раздел классических исследований, посвященный изучению древних надписей. В уже разросшейся области эпиграфия — своеобразное призвание, предназначенное для тех, кто обладает потрясающей памятью и достаточным терпением, которые для этого требуются. В мире всего несколько десятков библиотек, оборудованных должным образом, чтобы поддерживать работу хорошего эпиграфиста.Дисциплина получила признание в эпоху Френера и Клермон-Ганно, отчасти благодаря их усилиям. Кропотливая подборка и публикация весомых эпиграфических корпусов в конце XIX века изменили наши представления о классических цивилизациях. И греки, и римляне любили писать на камне. Их надписи рассказывают нам обо всем, от происков императорского двора до цены фелляции в Помпеях. Есть города, вся история которых исчезла, за исключением случайных названий и происшествий, которые они случайно записали на камне.Но большинство надписей не гламурны и весьма шаблонны. Эпиграфия — это повторение и узор, а искусство эпиграфиста заключается в распознавании сходства и вариации. Фрагментарная надпись может быть расшифрована на основе знания сотен других камней, подобных ей, или ее истинное значение может быть обнаружено при малейшем отклонении от ожидаемого. Эпиграфист должен знать, чем дерево отличается от леса, что требует глубокого знания всего леса. А эпиграфия по своей природе является коллективным делом — сборкой знаний по частям в здание, которое существует исключительно ради самого себя.

Эпиграфия — это не только содержание, но и контекст. Размещение камня или его использование часто оказывается решающим для его интерпретации. Таким образом, наша неуверенность в происхождении надписи из Назарета — это потеря. Стоял ли он когда-то на публичном форуме или охранял частную гробницу? Это вообще из Назарета? Эпиграфисты говорят о «блуждающих камнях», надписях, которые перемещались на протяжении веков, и поэтому современные места их находки — отвлекающий маневр. Мы не можем исключить возможность того, что какой-то недобросовестный куратор по пути пытался нажиться на изобретении редкого и драматичного места происхождения надписи из Назарета.Но мы не должны заходить так далеко, чтобы принять вводящую в заблуждение идею, часто обсуждаемую в исследованиях Назаретской надписи, о том, что Назарет был центром торговли древностями в тот период. Фернан де Солси, ученый и друг Френера, заметил, что деревня «мало известна европейцам». Когда Марк Твен посетил его в 1867 году во время путешествия, которое является предметом Невинных за границей , он заметил, что «Назарет удивительно интересен, потому что город создает впечатление того, что оставил его Иисус.Бедакер 1876 года советует посетителю разбить лагерь в садах на северной стороне города и воспользоваться услугами честного погонщика мулов по имени Иса эль-Хаким. Назарет оставался экзотическим обходным путем, и трудно поверить в то, что надпись Френера использовалась в торговле древностями в Назарете. В целом, легче поверить, что камень на самом деле из города или где-то на его орбите.

Поскольку имя Цезаря, чей указ записан на камне, не указано, мы вынуждены прибегать к неточной науке палеографии, изучению форм букв, чтобы сузить дату надписи.Буквы греческого алфавита медленно и неравномерно трансформировались на протяжении веков. Форма и детали греческой буквы могут указывать на период и даже иногда на область руки, которая ее нарисовала. Например, у греческого theta (θ) может быть точка или тире в середине. Горизонтальная полоса может останавливаться на краях круга или нависать над ними. Круг может быть более или менее овулярным. Каждая из этих перестановок, умноженная на 24 символа греческого алфавита, может дать понимание натренированному глазу эпиграфиста.

Палеография Назаретской надписи подтверждает, что это документ первых десятилетий существования Римской империи. Его альфа всегда имеет сломанную горизонтальную полосу. Его thetas имеют точку посередине, а не тире. омикронов — идеальные круги. Каждый sigma имеет четыре полосы, причем крайние полосы полностью горизонтальны. Точно так же ножки omegas лежат на веревке. Сразу стало очевидно, что шрифт надписи из Назарета поразительно похож на две надписи из Иерусалима I века.Один из них посвящен главному священнику синагоги, носящей греческое имя Феодот. Другой известен как Храмовая предупреждающая надпись, документ из Иерусалима, который был обнаружен в 1871 году никем иным, как Клермон-Ганно. Не переходить священную границу великого храма — это суровое предупреждение язычникам. Храм был грандиозно отремонтирован Иродом Великим, и надпись должна датироваться где-то между реставрацией, завершенной в 23 г. до н.э., и началом войны между римлянами и евреями в 66 г. н.э., которая вскоре привела к разрушению святыни. город.По стандартам эпиграфической палеографии сходство между этими двумя документами и надписью из Назарета — прямое совпадение. А поскольку надписи более позднего первого века отражают триумф другого стиля греческой эпиграфики в Палестине, надпись из Назарета должна относиться к первой половине первого века нашей эры с погрешностью в одно-два десятилетия.

В эти годы Римом правила первая династия императоров, линия от Юлия Цезаря до Нерона, известная как Юлиев-Клавдиев.Возвышение Юлиев-Клавдиев шло рука об руку с укреплением Римской империи в Леванте. В этом уголке Средиземного моря Римская империя строилась по частям. Великая Палестина представляла собой лоскутное одеяло из мелких сюзеренитетов, которые римляне были готовы терпеливо приобретать. Римляне извлекли выгоду из железного правления Ирода Великого и были рады оставить его у власти в качестве лояльного клиента. Всего через десять лет после своей смерти император Август аннексировал Иудею, центр древнего иудаизма.С 6 г. н.э. им управляли непосредственно римские администраторы, такие как Понтий Пилат. Таким образом, если Назаретская надпись пришла из Иудеи, она не могла датироваться до 6 года нашей эры, поскольку императоры не издавали указов, касающихся внутренних дел независимых королевств. Если надпись действительно пришла с севера, из Назарета в Галилее, то, должно быть, это произошло еще несколькими десятилетиями позже. Спустя долгое время после того, как они взяли прямой контроль над Иудеей, римляне оставили Галилею в руках сыновей Ирода. Холмы Галилеи были слишком отдаленными и слишком бедными, чтобы иметь значение, и этот регион был окончательно и бесцеремонно включен в состав империи во время правления Клавдия в 44 году нашей эры.Если надпись из Назарета, то она может принадлежать только небольшому окну между этой датой и великими беспорядками, которые последовали примерно два десятилетия спустя.

Цель указа подсказана нововведением, которое он внес в римское право. Традиционно ограбление могилы каралось реституцией или штрафом. Указ установил гораздо более суровые наказания за нарушение порядка в гробницах и удаление трупов. Наиболее примечательно то, что император приравнял нарушение гробниц к публичному преступлению святотатства против богов, наказуемому как преступление, караемое смертной казнью.Негражданин, виновный в преступлении, караемом смертной казнью, может столкнуться с ужасной формой смерти, известной как распятие. Для гражданина осуждение означало изгнание и потерю статуса. Лишь немногие привилегированные жители Ближнего Востока имели римское гражданство, поэтому действующий указ провозгласил смертную казнь пытками для нарушителей. Указ как оглянулся назад, разрешая суды за любые уже совершенные акты осквернения, так и вперед, за все такие действия в будущем. Мотивацию для принятия указа следует искать в необходимости более жестких санкций, направленных на подавление волнений мертвых.

Первый редактор Назаретской надписи, ученый по имени Франц Кюмон, выдвинул гипотезу о двух возможных контекстах для эдикта, которые с тех пор остаются главными претендентами. Первый предполагает, что за указом лежали общие потрясения в переходе Рима от республики к империи. Конец республики был кровавым событием, чередой гражданских войн, охватившей все Средиземноморье. Победителем, стоящим в конце всего этого, был Август. Завоеванный им мир привел к эпохе восстановления.Август утверждал, что обновит дисциплину и порядок, которые изначально сделали Рим великим. Возродились полузабытые ритуалы. Снова была введена в действие старая мораль. Предстояло еще многое сделать. В предсмертных агониях республики восточные провинции были разорены без всякого разбора. Гробницы и храмы были разграблены. Августовский мир положил конец такому насилию, и указ, сохранившийся в надписи из Назарета, был, возможно, частью общих усилий по наведению порядка — в доме и в городе, между живыми и мертвыми.Поскольку такие усилия относятся к последним десятилетиям до нашей эры и по необходимости полностью относятся к римской юрисдикции, эта теория требует, чтобы надпись Назарета была блуждающим камнем, перемещенным из Греции или, что более вероятно, из Малой Азии, прежде чем мы найдем его след в Палестине. Хотя эта теория и не является невозможной, эта теория плохо сочетается со стилистическими параллелями из Иерусалима, с резким акцентом указа на неприкосновенность трупов и гробниц и с тем, что мы можем собрать воедино о палестинском происхождении камня.

Основная альтернатива состоит в том, что указ является ответом на христианское Евангелие и на те горькие волнения, которые оно вызвало. Ученики Иисуса утверждали, что нашли гробницу своего господина пустой. 28-я глава Евангелия от Матфея совершенно ясно показывает, что в обращении были соперничающие свидетельства о пустой гробнице. Евреи, которые не верили, что Иисус был Мессией, распространили встречное утверждение о том, что ученики украли тело, и, по словам Матфея, они вынудили римских стражников дать показания правителю.Эта полемика охватила всю Римскую империю. Христианское Евангелие было впервые провозглашено в синагогах диаспоры иудаизма, и тревожная весть о воскресшем Христе стала источником ожесточенных споров. По крайней мере, на протяжении целого поколения христианская миссия привлекала внимание римских властей в междоусобных распрях, которые возникали в еврейских общинах в городах по всей империи. В правление Клавдия эта борьба достигла такой степени, что он изгнал евреев из Рима.Возможно, зная о затяжном конфликте по поводу воскресения, император издал указ, устанавливающий суровые наказания за нарушение могил и тел, покоящихся внутри. Затем копию демонстративно установили в родном городе Иисуса или, возможно, в соседнем греко-римском городе Сепфорис. Указ был не попыткой остановить рост новой мировой религии, а скорее реакцией на растущую напряженность между многочисленными еврейскими анклавами империи.

Теория как несомненная элегантность.Это может объяснить происхождение, дату и цель надписи. Но мы пришли к выводу, даже больше, чем мог знать ученый времен Френера, насколько редкими на самом деле могут быть физические следы христианства первого века. Эпиграфика предпочитает узоры и не терпит необычности. Наше недоумение перед надписью из Назарета очень велико именно из-за того, насколько необычным было бы иметь документ, который мог бы позволить нам прикоснуться к какой-то части самого далекого прошлого христианства.

¤

Востоковед и историк Эрнест Ренан в своей книге Vie de Jésus писал: «Для историка жизнь Иисуса заканчивается с его последним вздохом.Ренан был учителем Клермон-Ганно и коллегой Френера, который фактически давал Ренану исторические и лингвистические советы для Vie de Jésus . Светская биография Иисуса, написанная Ренаном во время путешествия по Леванту, была одновременно скандалом и знамением времени. Оно появилось в 1863 году и помогло открыть шлюзы для своего рода откровенного критического изучения христианства, которое с тех пор продолжается. С самого начала область библейской археологии использовалась для самых противоречивых целей — от благочестиво апологетических до яростно скептических.Но за полтора века научной археологии поиски осязаемого фрагмента древнейшего христианства, некоторых материальных остатков, которые мы могли бы фактически заполучить, оказались крайне бесплодными. Поиск был тем более неудержим.

Христианское провозглашение коренится во времени и пространстве. Символ веры провозглашает, что Иисус Христос был распят римским префектом Понтием Пилатом. Евангелие заявляет об историчности, что, кажется, требует поиска вещественных доказательств.И, конечно же, некоторые фигуры, изображенные в текстах Нового Завета, присутствуют в эпиграфической записи. В основном они подтверждают существование людей, присутствие которых на месте происшествия никогда не вызывало разумных сомнений. Например, склеп из Иерусалима I века носит на своей стороне имя Каиафа; он вполне может принадлежать первосвященнику, наблюдавшему за первым судом над Иисусом. Посвятительная надпись из города Кесарии на Иудейском побережье свидетельствует о том, что Пилат правил этой провинцией.Немного большее значение имеет надпись из Дельф в Греции с именем высокопоставленного правителя Галлиона, сделанная копией в 52 году нашей эры. Галлион представлен христианской книгой Деяний в качестве судьи, выслушавшего яростные обвинения, выдвинутые против апостола. Павла соратниками-евреями. Дата помогает нам построить хронологию миссии Павла. В остальном все эти надписи объединяет то, что они отражают второстепенных персонажей раннехристианской истории по причинам, не имеющим ничего общего с христианством.Они добавляют правдоподобия историческому фону Нового Завета, но ни один из них нельзя должным образом считать следом ранней христианской истории.

Поиск останков самых ранних христианских материалов находит отражение в охоте за рукописями, которая не ослабевает и сегодня. Самыми древними физическими следами христианского текста, вероятно, являются обрывки папируса, известные критикам текстов как «P52». Купленный на рынке антиквариата в 1920 году, он сегодня находится в библиотеке в Манчестере, Англия.В записке сохранились несколько ценных слов из 18-й главы Евангелия от Иоанна. Евангелие от Иоанна, вероятно, было написано в самом конце первого века или в первые десятилетия второго. Фрагмент папируса относится ко второму веку, где-то между 125–175 годами нашей эры или, возможно, немного позже. Датировка этого фрагмента и других подобных ему зависит от несовершенной науки о палеографии и остается предметом горячих споров. Эти ранние крохи богато засвидетельствованных текстовых традиций могут возбуждать страсти из-за их возможной близости к автографу — романтической идеи, что только одна или две пары рук лежат между нами и самой первой копией.Эти страсти усилились в последние годы, когда загрохотали слухи о том, что новый фрагмент папируса первого века Евангелия от Марка неизбежно будет обнародован. Рассматриваемый фрагмент был только что опубликован, и, как и следовало ожидать, «всего лишь» текст конца второго или начала третьего века. По-прежнему существует неуверенность и интриги в отношении обстоятельств, стоящих за слухом, которые усиливаются возможностью того, что семья Грин, евангелистские магнаты ремесленных магазинов и коллекционеры parvenu из Оклахомы, возможно, приложили руку к этому делу.Но нам все еще не хватает христианского текста, который можно было бы датировать одним или двумя поколениями автографа. Это обстоятельство совершенно неудивительно и справедливо для каждого автора античного мира. Только в случае христианских текстов этот факт является чем-то вроде повторяющегося источника разочарования.

Фальсификаторы часто испытывали искушение заполнить этот вакуум. Многие из них довольно умны. Так называемый «склеп Иакова», объявленный в 2002 году, имеет надпись, утверждающую, что в нем хранятся останки «Иакова, сына Иосифа, брата Иисуса».Шкатулка, несомненно, подлинная, но надпись вызывает большие сомнения, вероятно, это работа мастера, обученного имитировать арамейский язык первого века. Текстовые подделки еще более распространены. «Евангелие жены Иисуса», текст, якобы изображающий Иисуса, говорящего слова «моя жена», в последние годы обманул выдающегося профессора Гарварда. Неизбежно возникает вопрос, может ли надпись из Назарета быть подделкой. Но надпись из Назарета одновременно слишком хороша и недостаточно хороша, чтобы быть подделкой.Практически невозможно, чтобы кто-либо в 19 веке имел возможность вызвать в воображении мимолетную имитацию чего-то столь мало понимаемого в то время, как римский закон о грабеже гробниц, — на древнегреческий язык с не менее совершенной палестинской палеографией. И если бы кто-то проявил такую ​​проницательность, он должен был бы создать документ, который делает еще немного, чтобы убедить нас в его связи с христианской историей. Научное сообщество никогда серьезно не сомневалось в подлинности надписи из Назарета.

Поддающиеся проверке физические остатки христианства не относятся к середине второго века, по крайней мере, для тех, кому нужна определенность, предлагаемая научной археологией. Начиная с конца II века, в катакомбах непрерывный поток христианских надписей и непрерывный поток христианского искусства и иконографии. Христианские надгробия начинают появляться в Малой Азии. Вскоре появятся следы гонений со стороны Рима, а затем и христианских церквей.Но вернуться назад — значит войти в царство за пределами физических доказательств. Нигде эта загадка не находит лучшего примера, чем в самом сердце устоявшегося христианства, в самом Ватикане. По стандартам критической археологии можно сказать, что христиане поклонялись месту, которое, как утверждается, отмечает место упокоения костей Петра где-то в течение второго века. Ничто не требует и не исключает веры в то, что это место было освящено еще раньше. Но по мере того, как мы возвращаемся в первое столетие в поисках какого-то следа христианства, к которому мы можем прикоснуться, его остатки всегда уходят из-под контроля.

В конце концов, эта невидимость совершенно неудивительна. Христианское движение было крошечным и неравномерно рассредоточенным, и даже в конце первого века церковь насчитывала только тысячи. Несмотря на рвение как верующих, так и противников, мало что можно сделать из того факта, что физические следы раннего христианства отсутствуют. Было бы гораздо неожиданнее, если бы они присутствовали. И именно этот парадокс делает Назаретскую надпись, а также историю о ее неясном происхождении и долгом сокрытии от рук Френера одновременно столь соблазнительной и столь маловероятной.Если христианство родилось из отдаленного уголка мира и если оно было вдохновлено реакцией императора на волнения вокруг пустой гробницы, это был бы самый древний из сохранившихся артефактов в любом смысле из христианской веры .

¤

В своей переписке и дневниках, растянувшихся на протяжении десятилетий, Френер никогда прямо не упоминает свое ценное имущество. Единственная косвенная ссылка, которую можно найти, — это запись из его дневника в сентябре 1918 года. Союзные армии изгнали немцев из Франции, и победа была обеспечена.Когда-то Френеру казалось, что захват Парижа предрешен, но теперь, когда город был спасен, он забрал свои драгоценные мраморные надписи на хранение. Он инвентаризировал их еще раз и снова оставил свое сокровище при себе. Поскольку цивилизация была в безопасности за стенами своего дома, он мог спокойно наслаждаться своими небольшими фрагментами ее истории.

Легко судить о недостатках таких людей, как Тышкевич и Френер. Наши кодексы и заветы культурного наследия были созданы как тормоз для тех самых крайностей и поблажек, которые они практиковали.Если бы они вели себя в соответствии с нашими стандартами, происхождение надписи из Назарета было бы для нас гораздо более прозрачным, а эту важную историческую загадку — более уязвимой. Музеи мира полны артефактов, которые несут в себе такое неоднозначное прошлое. К лучшему или к худшему, мы многим обязаны знатокам и ученым, вроде тех, кто принес нам любопытный мрамор из Назарета.

Возможно, гуманнее сожалеть о эгоизме Френера, чем осуждать его.Он жил уединенной жизнью со своими тысячами безмолвных объектов. Большинство из них невзрачны, даже немного грустны. Ржавое кольцо. Рабский воротник. Таблица умножения. Френер начал опасаться, что свет может их приглушить. Однажды он рассказал историю о своем друге в Константинополе, который поспешно покинул город и забыл снять с мантии позолоченную статуэтку Венеры. Находясь на свету в течение года, Венера полностью потеряла свой блеск. Хозяин бросил статуэтку в ящик и снова отправился в путешествие.По его возвращении он был таким же ярким, как и две тысячи лет назад. Френер хранил свое имущество в личной тьме, которая постепенно окружала его, когда старый ученый потерял зрение. К концу он мог только водить руками по холодным вырезанным буквам и удивляться маленькому кусочку истории, который какое-то время принадлежал ему и только ему.

¤

Кайл Харпер — старший вице-президент и ректор Университета Оклахомы.

Сюжет 9

Резюме и анализ Акт II: Сцена 9

Сводка

В Белмонт прибыл принц Арагона, чтобы попытать счастья в выборе правильной шкатулки, и, прежде чем он решит ее, он обещает Порции, что будет соблюдать правила ее отца.Во-первых, если ему не удастся выбрать шкатулку с ее портретом, он никогда не откроет, какой гроб он выбрал; во-вторых, он обещает никогда не ухаживать за другой женщиной; и, наконец, он немедленно покинет Бельмонт.

Просматривая надписи, он сразу же отвергает свинцовую шкатулку, потому что думает, что она недостаточно красива, чтобы отдавать и рисковать всем своим имуществом. Он также отвергает золотую шкатулку, потому что «то, чего желают многие люди», может поставить его на один уровень с «варварским множеством».«Таким образом, он выбирает серебряную шкатулку с надписью:« Кто выберет меня, тот получит столько, сколько он заслуживает ». Аррагон оценивает свою ценность и решает, что он« примет пустыню »- то есть он чувствует, что по праву заслуживает Порцию. Когда он открывает серебряную шкатулку, он обнаруживает внутри «портрет мигающего идиота» — изображение головы дурака. Он протестует против содержимого; он выбрал в соответствии с тем, что, по его мнению, заслужил: «Заслужил ли я не больше, чем голова дурака? »Порция напоминает ему, что никому не позволено судить собственное дело.Свиток в серебряной шкатулке гласит: «Я знаю [знаю], что живы дураки, / Silver’d o’er; и это было так». Затем Аррагон уходит со своими последователями, обещая сдержать свою клятву.

Порция испытывает глубокое облегчение и резюмирует причину неудачи принца: «О, эти сознательные глупцы! Другими словами, даже глупцы выбирают сознательно и считают, что разумно обдумать; фактически, именно их чрезмерная рассудительность в конечном итоге их побеждает.

Слуга объявляет о прибытии венецианского посла от другого жениха и добавляет, что он приносит подарки; Фактически, по оценке посланника, мужчина, который сопровождает этого последнего жениха, «настолько вероятно является послом любви», что «апрельский день никогда не был таким сладким». Порция не впечатлена и не оптимистична, но она убеждает Нериссу привести этого человека к себе, чтобы она могла сама увидеть этот «быстрый пост Купидона [посыльный], который доставляется так учтиво». Нерисса вздыхает; «Господи Любовь, — молится она, — если хочешь», — пусть этим женихом будет Бассанио!

Анализ

Эта сцена фокусируется на выборе принцем Аррагона трех гробов.Выбор принца Марокко был незамысловатым и простым. Он выбрал золотую шкатулку; это казалось наиболее очевидным и желанным выбором. Напротив, выбор принца Аррагона сделан более осмотрительно. Князь — человек гордый; он кажется старше Марокко и почти бескровным по сравнению с пламенной харизматической осанкой Марокко. Часто Шекспир заставляет имена своих персонажей указывать на их основные качества; здесь «Аррагон», вероятно, был выбран из-за его сходства с «высокомерным». Во всяком случае, Аррагон высокомерен, темперамент подобает испанскому вельможи благородной крови, знакомой и обычной фигуре на елизаветинской сцене.

Мы снова слышим двусмысленные надписи, которые нам читают, и сами ломаем голову над загадкой металлов и их отношения к надписям. Аррагон рассматривает шкатулки, но не делает очевидного выбора Марокко. Если золото представляет «то, чего желают многие люди», то сильная вера Аррагона в собственное превосходство над «глупым множеством, выбирающим с помощью шоу» заставляет его отвергнуть его. Мы можем согласиться с этой логикой, но мы должны в конечном итоге отвергнуть его рассуждения, потому что они основаны на его абсолютном предположении о своем превосходстве над множеством.

Серебряная надпись: «Кто выберет меня, получит столько, сколько заслужит», — сразу же привлекает Аррагона. Это наводит на мысль о «заслугах» (35-48), в которых он сетует на то, что в мире так много «незаслуженного достоинства»; он имеет в виду тех, кому дарована честь, но не на законных основаниях, через «истинное семя» благородного наследия. Этот мужчина сноб; у него нет абсолютно никаких сомнений в том, что он заслуживает, и, поскольку его благородство передается по наследству, он может смело (он думает) выбрать серебряную шкатулку и «принять пустыню».«

Фактор, о котором мы должны знать во всей этой сцене, — это отсутствие каких-либо доказательств того, что Аррагон любит или даже привязан к Порции. Порция «заслуженная». Нигде мы не можем различить даже намека на то, что к ней тянется. Как было отмечено, принц довольно бескровный.

В выборе гробов женихами у нас есть еще одна вариация темы иллюзорной реальности: золото и серебро кажутся очевидным выбором для первых двух женихов, чьи мотивы выбора в некотором роде ошибочны; Ни один из них, например, по-настоящему не влюблен в Порцию.И все же Бассанио, который действительно любит Порцию, выберет гроб, который кажется наименее ценным; на самом деле он окажется самым ценным. Таким образом, способность выбирать и различать то, что кажется ценным, и то, что действительно ценно, зависит не столько от интеллекта — Шейлок намного умнее, чем Антонио или Бассанио, — но от чего-то более глубокого и нематериального. В этой пьесе это нематериальное нечто есть любовь; это не слава (Марокко), не благородство и не социальное положение (Аррагон), не богатство (Шейлок), а любовь к другому человеку, которую Бассанио и Порция явно предлагают друг другу.

Здесь любовный сюжет в пьесе очень похож на сказку — прекрасную принцессу завоевывают любовью, а не богатством, положением или расчетом; нам вспоминается комментарий Нериссы в Акте I, Сцена 2: Подходящая шкатулка «Никогда не будет выбрана кем-либо по праву, кроме того, кого вы должны по праву любить».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *