Menu
Разное Девушки якудза – Женщины якудза — изящные японки вне закона

Девушки якудза – Женщины якудза — изящные японки вне закона

Содержание

Женщины якудза — изящные японки вне закона

Японская мафия — это суровые мужчины, идущие к цели любыми путями. И если в западной культуре часто мелькают женщины-преступницы, то в Японии такие случаи очень большая редкость. Но все же в мире якудза есть и представительницы слабого пола, хотя они и не так заметны.

Рассказываем о том, какую роль играют дамы в иерархии японского криминала.

Первоначально якудза были игроками в карты, и в средневековой Японии было немало случаев, когда во главе профессиональных шулеров становилась женщина, которую называли онна-оябун. Но с течением времени и разрастанием преступной деятельности банд власть всецело перешла в руки мужчин. Считалось, что физически слабый пол не сможет держать в узде прожженных головорезов.

Однако в переломные для страны или конкретного синдиката времена карта могла лечь по-другому. После Второй Мировой войны клан Мацуда-гуми управлял токийским районом Шинбаши, контролируя расцветшие черные рынки. Лидер группы Джичи Мацуда был хорошо известен своей жестокостью, примером чему послужил «Инцидент Шибуя», когда члены Мацуда-гуми устроили бойню с тайваньцами прямо перед полицейским участком.

После убийства Мацуды его жена Йошико заняла место оябуна и одна контролировала две тысячи гангстеров. Официально названная «второй главой Мацуда-гуми», Йошико управляла своим районом в центре Токио железной хваткой, почти не уступая покойному мужу в свирепости. И, пожалуй, благодаря своему стилю она стала самой известной женщиной среди якудза.

Противоположностью ей является Фумико Таока, восемь лет возглавлявшая крупнейший преступный синдикат Японии. Многие исследователи не согласны с тем, что Таока была именно оябуном, потому что официально члены семьи не признали ее четвертой главой Ямагучи-гуми. По их словам она лишь временно исполняла его обязанности, пока более достойный кандидат сидел в тюрьме.

Как бы то ни было, но после смерти мужа Фумико оказалась единственной, чей авторитет мог бы сравниться с влиянием Кадзуо Таока. И заслужила она его не жестокостью, а поддержкой и преданностью супругу все тридцать пять лет пока тот был у власти. Члены группировки преклонялись перед ее железной волей и готовностью пойти на все ради семьи, они считали ее идеальной женой для якудза.

Как стать женщиной якудза?

Это один из распространенных среди японок интернет-запросов касательно поиска партнера. В популярных книгах, написанных женами глав японских преступных синдикатов, их образ ассоциируется с роскошной жизнью, не лишенной опасностей, но гораздо более шикарной, чем у простого обывателя.

Этот миф особенно распространен у молодежи, и большинство женщин якудза связывают свою жизнь с ними в очень юном возрасте. Это либо девочки-подростки из неблагополучных семей, стремящиеся сбежать от повседневных реалий, либо девушки, выросшие по соседству или вместе с членами банд. Также бытует мнение о падкости девиц из индустрии мизушубай — ночных развлечений для взрослых — на местных гангстеров.

Хотя сами девушки и любят говорить о том, что они влюбились в парня, который оказался якудза, но это лукавство. В стране, в которой почти каждый знает, где находятся штаб-квартиры мафиозных кланов, какие корпорации им принадлежат и как поделены районы мегаполисов, было бы странным не знать, что твой парень — бандит.

Этих женщин, несомненно, привлекает сам типаж опасного парня, а не столько возможность выбраться из нищеты, потому что среди них встречаются и вполне обеспеченные женщины с приличными профессиями. Так что стать женой или любовницей криминального элемента может любая, кто сможет вынести и его самого и жизнь, которую он предлагает.

Субкультура в субкультуре

Связываясь с гангстером, японка никоим образом не становится членом банды. По определению якудза может стать только мужчина, поэтому женщины в этой среде попадают в так называемую «серую зону», когда их положение никак не определено ни самой мафией, ни законом. С одной стороны они не имеют отношения к преступной деятельности, с другой — не вписываются в общепринятые нормы страны.

В сугубо мужском мире якудза круг общения женщин ограничивается женами, любовницами и дочерями членов группировки. Всех их можно назвать аутсайдерами среди аутсайдеров. Отвергнутые обществом и не принимаемые всерьез своими мужчинами, они создали собственный мирок, зеркально повторяющий субкультуру якудза.

У жен якудза есть своя иерархия, которая опять же определяется положением мужа в структуре мафии, свой обряд сакадзуки — посвящение в семью (естественно, только для дам), свои обязанности внутри женского коллектива и своя ирезуми — татуировка, покрывающая большую часть тела.

Как и все, что делают эти женщины, тату говорит о готовности пойти на все ради своего мужчины и вынести любую боль. Такие рисунки наносятся иглой вручную и делаются в течение нескольких лет, но большинством японцев воспринимаются как метка преступника. Хотя ирезуми и легализовали после Второй мировой войны, во многие общественные места до сих пор не пускают «расписных» клиентов, и в повседневной жизни люди вынуждены скрывать свои тату.

«Я отдаю тебе свою жизнь»

Естественно, изолированные таким образом от социума женщины, начинают видеть в своем мужчине свет в оконце и всячески пытаются угодить ему. Если он простой чимпира (молодой низкопоставленный якудза), то девушка становится основным источником дохода такой семьи. Именно она работает — по собственной воле или по принуждению самого парня, которому «пахать — не по понятиям». Вообще в маскулиной субкультуре борекудан женщина воспринимается как существо нижестоящее и служащее только для поддержки и удовлетворения мужчины.

Стоящие выше в иерархии, как правило, меняют любовниц, чтобы продемонстрировать свой статус — тут уже не так важно, сколько она зарабатывает, важно — как она выглядит. Но в любом случае, у нее нет права голоса, она ничего не решает и ничего не получает с махинаций, в которые их частенько для прикрытия втягивают якудза.

Даже на самой верхушке, будучи женой оябуна, положение женщины не сильно меняется. Хотя внешние атрибуты вроде дорогой машины с шофером и личного телохранителя присутствуют. Ей, конечно, не приходится тяжело работать, еле сводя концы с концами, и часто именно она лучше всех осведомлена о финансах банды, но она все так же остается вне дел.

Супругу босса принято называть ане-сан, то есть «старшая сестра». И ее основная задача – поддерживать мужа, регулировать мелкие дрязги в семьях его подчиненных и заботиться об их благополучии.

Роль женщины в этих семействах особенно заметна в воспитании детей, так как отцы предпочитают в это не вмешиваться. Японская мафия изначально основана не на родственных связях, как это принято на Западе, а на ритуалах братания, и, возможно, поэтому отпрыски якудза не так часто становятся преступниками. А матери делают все возможное, например, заботятся о хорошем образовании, чтобы их дети не стали членами борекудан.

Сами ане-сан пишут в автобиографиях о своем бесспорном авторитете среди членов преступного синдиката и немалом влиянии на мужа, но даже они признают безоговорочную покорность мужчине. И речи не может быть о схожести их характеров с О-Рен из «Убить Билла» или эксплуатируемым в поп-культуре образом женщины-оябун.

Их жизнь — это служение во благо семьи, а сами они — тень мужа.

Фото Хлои Джафэ


Для тех, кому хочется почитать про якудза еще:

якудза

disgustingmen.com

интересные факты о женщина-якудза, которые мало кто знает

Считается, что членами жестоких японских мафиозных кланов якудза являются только мужчины, потому, что представить кротких и покорных японок в роли душегубов, как-то сложно.

Но это не совсем так, женщины-якудза издавна входили в криминальные группировки и занимали там особое место.

В средние века якудза были всего лишь карточными мошенниками и представительницы прекрасного пола ни в чем не уступали в этом деле мужчинам. Иногда, во главе группы мужчин — карточных шулеров стояла женщина — онна-оябун.

Позже ситуация изменилась, в патриархальной Японии мужчины полностью взяли власть в свои руки. Правда, в исключительные моменты, когда в стране или в синдикате наступали тяжелые времена, женщины брали на себя бразды правления и спасали ситуацию.
Так например, после Второй Мировой войны экономическая и политическая ситуация в Японии была плачевная, повсеместно стали появляться так называемые «черные» рынки. В столице страны Токио самым популярным местом тогда был торговый район Симбаси, который контролировал клан Мацуда-гуми. А во главе этой группировки стоял очень жестокий человек Джичи Мацуда.

На счету этой группировки было много кровавых преступлений, в одной из которых Мацуда был убит, и тогда ему на смену пришла его жена Йошико Мацуда.

В ее подчинении находилось около двух тысяч боевиков, которым она не давала спуска и которые боялись ее как огня.

Но не только Йошико удалось стать оябуном, самый мощный синдикат Японии возглавляла другая женщина — Фумико Таока. Правда многие говорили, что оябуном она не была, а только временно выполняла обязанности главаря, пока он находился в заключении.

Но когда ее муж и глава синдиката Ямагучи-гуми Кадзуо Таока умер, Фумико, как его супруга заняла его место. Гангстеры доверяли ей безоговорочно, ведь свой авторитет она заработала не показательными казнями и жестокими нападениями, а своей верность и преданностью мужу, с которым пережила все проблемы и невзгоды в течении 35 лет.

Члены синдиката уважали Фумико Таока за ее силу характера, железную волю, преданность семье. Ей удавалось, без лишнего насилия решать самые трудные задачи.

Оказывается, в наше время молодые японки просто помешаны на том, чтобы выйти замуж за якудза. Их манит романтика, которую они подчерпнули из книг, написанных женами главарей мафиозных группировок.

В основном, замуж за якудза выходят совсем юные девушки из неблагополучных семей, которые выросли в криминальных районах больших городов.

Как ни странно, женами якудза становятся также и вполне благополучные японки из приличных и обеспеченных семей, для которых быть женой гангстера, которого все уважают и боятся, вопрос престижа.

Девушка, ставшая женой якудза, совсем не обязательно сама становится членом преступной группировки. Жены якудза не имеют в синдикате никакого правового статуса и не участвуют в преступной деятельности, но тем не менее, общество считает их частью криминального мира.

Общаются такие девушки, в основном, с себе подобными, ведь за пределами синдиката их не принимают и поэтому, жить им приходится обособленно.

Именно эти вынужденные обстоятельства и привели к созданию особой субкультуры, в которой есть своя иерархия, положение в которой напрямую зависит от положения супруга в данной преступной группе.

Каждая женщина в таком сообществе имеет свои обязанности и перед тем как в него вступить, проходит особый обряд — сакадзуки. У жен якудза существуют и свои особые ирезуми — татуировки, которыми покрыто почти все их тело.

Татуировки у женщин-якудза обычно символизируют смелость, самоотверженность и готовность вынести любую боль и даже принести себя в жертву. Но по мнению обычных японцев, люди с татуировками — это преступники и изгои. Их не пускают в некоторые общественные места и поэтому многие якудза стараются скрыть свои росписи под одеждой и не выставлять их напоказ.

Как правило, жена якудзы, которая живет в изолированном обществе, старается угодить своему супругу, который является для нее единственным “лучом света в темном царстве”.

Иногда случается так, что супруга не очень крупного мафиози — чимпиры, работает, чтобы обеспечить не только своего мужа, но и его семью.

Но при этом, делать это ее никто не заставляет, это всегда только ее выбор. Работа среди якудза не приветствуется и порой женщина бывает единственным кормильцем в семье. По мнению членов синдиката, женщины нужны лишь для того, чтобы удовлетворять их потребности.

У главарей синдикатов, крупных мафиози, большое количество любовниц, которые регулярно меняются. Обычно это очень молодые и красивые девушки, которые не имеют в синдикате никакого права голоса. И даже если они участвуют в преступлениях, то никакой материальной награды за это не получают.

У жены оябуна жизнь немного получше и покомфортней. Ей предоставляется шикарный автомобиль и личный шофер. Она живет в роскошном особняке и владеет драгоценностями.

О делах синдиката, она как правило знает много, но в самой группировке не состоит.

Члены банды называют жен главарей ане-сан, что означает «старшая сестра». В их задачу входит воспитание детей и поддержка супруга во всех жизненных делах.

Сами отцы-якудза своим потомством особо не занимаются, перекладывая заботу о детях на своих верных жен. А уж жены якудза изо всех сил стараются дать своим отпрыскам лучшее образование и очень не хотят, чтобы они пошли по стопам своих отцов и не дай Бог попали в криминальный круг борекудан.

howmade.ru

Женщины Якудза — страх и постоянные унижения

Традиционные преступные группировки, называемые Якудза, так или иначе знают все. О преступных синдикатах снимают фильмы, слагают легенды и даже пишут книги.

Действительно, со стороны жизнь банд кажется весьма необычной, интересной и даже романтичной. Но это только до тех пор, пока не становится известно об их реальной жизни.

А реальность такова, что большинство членов банд вынуждены вести постоянную борьбу за выживание. И дело не только в криминальных противостояниях, но и нехватки денег. Оказывается, рядовые якудза не так уж богаты. Что бы сводить концы с концами, большинству из них приходится открывать частные, что называется, лавочки — ремонт обуви, пошив одежды, ларёк, мастерская и так далее.

В деньгах и уважении купаются лишь верхушки — глава клана, его советники и командиры. Все остальные, называемые старшими и младшими братьями, живут куда скромнее.

Что интересно, в Японии к Якудза, несмотря на их статус организованных преступных группировок, относятся с почтением. Правительство не интересуется делами мафии, а мафия, в свою очередь, оказывает необходимую поддержку власти.

Что касается простого народа, то Якудза у них вызывают, в некоторой степени, уважение. Все таки древнейшая в стране «профессия». Здесь переодически даже проводят ежегодный фестиваль Якудза, куда съезжаются сотни членов бандформирования.

Узнать Якудза легко. 70% их тела покрыты татуировками — мотивы которых весьма замысловаты и неоднозначны. Многим, не желающим привлекать внимание окружающих, приходится носить закрытую одежду. Ведь иногда лучше скрывать свою деятельность, оставаясь в тени.

Между прочим общая численность Якудза в стране превышает сто тысяч человек. При этом ошибочно считать, что это — исключительно мужчины.

Якудза бывают и женщины. Их не так много, но некоторые даже добиваются определенных успехов, занимая на некоторое время место главарей клана.

Но в основном женщины Якудза нужны для менее значимых ролей. В зависимости от статуса и покровителя, женщина может быть кем-то вроде «эскортницы», заниматься торговлей запрещённых наркотических препаратов, или же быть девушкой для развлечений.

Одной из таких Якудза является Сёко Тендо, которой удалось вырваться из преступного синдиката. Однако перед этим женщина увидела немало горя.

Сёко практически всю свою жизнь приходилось расплачиваться за ошибки и долги отца, причём не деньгами, а своим телом. Один из знакомых отца подсадил девушку на запрещённые препараты и алкоголь.

После смерти отца, который так и не смог подняться по карьерной лестнице Якудза, до конца своих дней оставаясь лишь «младшим братом», для Сёко стало всё ещё хуже. Теперь она была вроде предмета общего пользования, алкоголь так же делал своё дело.

В 22 года Сёко все же попыталась остепениться, выйдя замуж за одного из членов банды. Правда её новый муж, как и когда то отец, звёзд с неба не хватал. Денег хватало лишь на еду, о рождении ребёнка и подумать было страшно. Новая семья заставила Сёко сделать аборт.

Годы шли, а жизнь пары не становилась легче. Постоянные гангстерские разборки, в которых приходилось участвовать её мужу, изрядно потрепали нервы девушке. Сёко решила, что с неё хватит.

Она смогла покинуть преступный синдикат, хотя Якудза редко позволяют членам покидать банду.

О жизни Якудза она написала книгу, которая стала в Японии бестселлером.

Сегодня девушка воспитывает маленькую дочь, каждый день обещая, что никому и никогда не позволит её обидеть.

www.turkey-sea.ru

Дочь якудзы — реальный прототип героини Yakuza 6

17 апреля вышла Yakuza 6: The Song of Life — заключительная часть истории о непростой судьбе преступника с собственным кодексом чести. Шестая часть посвящена его дочери Харуке, которая, спасаясь от язвительной молвы, сбегает из пансиона. Но самое поразительное, что у этой героини есть прототип — реально существующая дочь якудзы, которая написала автобиографию, посвященную череде драматических околокриминальных событий ее жизни. 

Сёко Тендо — реальная дочь якудзы

Речь пойдет о девушке по имени Сёко Тендо, которая как и Харука воспитывалась человеком, посвятившим свою жизнь якудзе. К сожалению, ее отец был не таким спокойным и чутким, как Кадзума Кирю. На его спине красовалась искусная татуировка Дзибо Каннон — богини милосердия, но сам Хироясу Тендо был отнюдь не милосердным. Он бил дочерей за малейшую оплошность до тех пор, пока они не молили о прощении.

Хироясу владел несколькими предприятиями. Одно занималось строительством, другое — продажей недвижимости, а третье — инженерными работами. Помимо этого, он состоял в клане якудза, за что семью Тендо осуждали соседи. Никто не смел открыто назвать их преступниками, но зависть, презрение и страх толкали людей на сплетни и судачества. Злословная молва передавалась детям, поэтому Сёко не раз становилась жертвой жестоких насмешек и издевательств в школе.

Точно так же Харука в игре была звездой сцены и любимицей Японии до тех пор, пока не призналась, что росла в семье якудза. Ее портрет моментально исчез с афиш, игрушки перестали появляться на полках, а взрослые и слышать не желали от детей ее имя. Сёко пришлось еще тяжелее. Ее отец, работавший допоздна, приходил домой с «девушками для бесед», которые смеялись, когда нужно было смеяться.

От него всегда несло перегаром, но пьяный он был добр и хотел выказать свою доброту детям. Он приносил пирожные и поднимал дочерей с постели, чтобы они посреди ночи съели угощения. От этого Сёко толстела и в школе к обычным обзывательствам прибавилось еще и «толстуха».

Однажды, оттирая в учительской полы на четвереньках, Сёко услышала голоса преподавателей, которые не заметили ее. «Сёко Тендо? Такую идиотку трудно чему-то научить» — говорила одна из них, показывая другим листы контрольной работы. Учителя рассмеялись, а Сёко злилась под партой, пораженная двуличностью людей.

Неприятности исходили не только от посторонних, но и от подчиненных отца. Один из них проник в комнату девочки как раз, когда она вернулась из школы с высокой температурой и лежала на футоне. Он подошел к ней так близко, что она разглядела опасный блеск в его глазах. «Сёко-тян, ты уже такая большая девочка! День ото дня ты становишься все краше и краше!», — сказал он, придвинувшись еще ближе. Он кинулся ее целовать, но она отбивалась как могла. Однако несмотря на отчаянное сопротивление, мужчина сунул руку под пижаму и схватил ее за грудь. Сёко умудрилась высвободилась из его объятий и сбежать. А через несколько дней преступника арестовали.

Побег из дома

Жизнь Харуки из Yakuza 6, в действительности, мало похода на жизнь ее прототипа

Старшая сестра Сёко, Маки, была взбалмошной девочкой. Она то и дело сбегала из дома и танцевала в подпольных клубах с местной шпаной. Но в отличие от Сёко она боялась отца, а потому скрывала яркую одежду, в которой обычно щеголяли «янки», то есть представители молодежных субкультур.

Одним весенним вечером, когда за окном почти стемнело, Сёко заметила сестру, пытающуюся тайком улизнуть из дома. Не сказав ни слова родителям, двенадцатилетняя девочка пустилась в ночные приключения вместе с ней. Они пошли в ночной клуб, залитый неоновыми огнями, в котором Сёко познакомилась с людьми, ставшими ей второй семьей на долгие годы.

Она разъезжала на заднем сиденье их автомобилей, нюхала вместе с ними растворитель и дралась на грязных улицах против других таких же янки. Ее новый образ, состоявший из тяжелых сережек, цветастых ногтей и белесых волос, отпугивал тех, кто раньше задирал ее в школе. Она не подчинялась писанным правилам. Она стала настоящей бунтаркой, и теперь ее никто не мог остановить.

Однажды Сёко вызвала к себе классная руководительница, которая справедливо заметила, что та не носит школьную форму и не соблюдает дисциплину, на что дерзкая янки ответила ядреным матом. Она смахнула вещи со стола и со всей силы пнула стул, на котором сидела учительница.

К тому времени Сёко, как и Харука, сбежала из дома и возвращалась туда только, чтобы перевести дух. Когда ее заставал отец, он вне себя от гнева кричал: «Что ты сделала с волосами?», хватал первый попавшийся предмет и колотил им ее по голове до тех пор, пока она не опускалась на пол еле живая. Сёко никогда не просила прощения, никогда не жаловалась и не плакала, она доползала до футона и ждала того момента, когда вновь сможет встать.

Как ни странно, отношения отца с дочерью от этого не были менее трогательными. Когда Хироясу скосил туберкулез и он лежал в больнице, Сёко проводила возле его постели все свободное время. Иногда она спускалась в вестибюль, чтобы купить газировку, и в одну из таких отлучек нашла кошелек полный денег. Сперва она подумала оставить его себе, но потом, решив, что его потерял один из больных, поняла, что ему он будет нужнее, и поэтому отнесла находку в сестринскую. Чуть позже в палате отца ее нашел мужчина, сидящий в инвалидном кресле, который немало удивился благородному поступку янки и поблагодарил ее, а отец не без гордости в голосе похвалил дочь.

К тому времени, когда отец поправился, семья уже погрязла в долгах. Хироясу работал практически без выходных, но никак не мог выбраться из долговой ямы. В этот период Сёко впервые попробовала амфетамин.

Наркотики и жестокость

Якудза не терпит бедняков — это отец Сёко познал на собственном горьком опыте. Он был главой местной банды, но, потеряв почти весь капитал, вынужден был уйти, как ушел Кадзума Кирю. Он расстался с властью и теперь бывшие друзья, ставшие кредиторами, часто наведывались к нему домой в сопровождении громил, которые не уходили чего-нибудь не разбив. Одним из этих друзей был Маэдзима — брюхатый ростовщик, любивший наслаждения. Он знал о пристрастии Сёко к «спидам» и как-то, пригрозив ей, что расскажет о наркотиках родителям, вынудил ее сесть к нему в машину.

Он отвез ее в отель, где они вместе приняли ванну. Тогда Сёко впервые увидела его мерзкую татуировку на спине, изображавшую одного из персонажей театра кабуки, которая превратится для нее в символ зла. До и после он вогнал ей в вену по дозе «спидов», мягко, но властно приговорив: «Малыш, если ты не трахалась под кайфом, ты вообще ничего в жизни не испытала». Естественно, за этим последовал секс. Сёко давно не была девственницей, но наслаждения от секса не испытывала. Однако постоянные визиты Маэдзимы, который жаждал обуздать дерзкую бунтарку, изменили ее отношение. Наркотик как будто высвобождал в ней демона, который орал и ревел: «Трахни меня!». Когда его действие проходило, она начинала ненавидеть себя и всеми силами противилась Маэдзиме, но бандит не терпел отказов.

Услышав в очередной раз ее настойчивые требования расстаться, он схватил со стола стакан и швырнул им ей в лицо. Последовавший затем удар в живот сбил ее с ног. Она выставила вперед руки, упав на кусочки стекла. Кровь медленно растекалась по ковру, пока все еще разъяренный Маэдзима схватил термос с кипятком и кинул его на пол. Вода брызнула в разные стороны, ошпарив ей руку. В каждый из таких вечеров она шла в ванну, умывалась, подставляла руку для укола, и демон возвращался.

Последний раз Сёко увидела Маэдзиму, когда он, будто сорвавшись с цепи, всадил ей лошадиную дозу «спидов». Она упала на пол, пытаясь позвать на помощь, но вместо этого издавала лишь булькающие звуки, которые вот-вот могли оборваться. Вскоре после этого Маэдзима умер от закупорки легких, а Сёко поняла, что пора избавляться от дрянной зависимости.

В первые дни без наркотиков ее мучили жуткие галлюцинации. Затем в ней проснулся зверский аппетит. Она ела по две порции за раз, запивала их двумя литрами воды, потела в ванной и ложилась спать. Так прошло десять дней, прежде чем к ней вернулся рассудок и нормализовался рацион. Она поняла, что теперь ей придется самой себя обеспечивать и устроилась «девушкой для бесед». Свою независимость Сёко отметила татуировкой, которой украсила спину и руки. На ней была изображена Дзигоку Даю — знаменитая куртизанка, эпохи Муромами. С того момента Сёко всегда носила наряды с длинным рукавом, чтобы клиенты не видели рисунков на руках, которыми она меж тем очень гордилась.

Дальнейшая жизнь Сёко Тендо

Как ни странно, Сёко вышла замуж за одного из членов якудза по имени Такамицу или просто Така. Она рассказала ему обо всех своих злоключениях и о том, как за ней до сих пор увивается другой гангстер с татуировкой персонажа театра кабуки, какой красовался когда-то Маэдзима. Его звали Ито. Прямо перед свадьбой он наведался к Сёко домой и безжалостно ее избил. Он обрушил ей на голову тяжелый горшок с цветами и пинал до тех пор, пока у нее из глаз не брызнули слезы, смешанные с кровью. Она чудом выжила, и Такамицу, увидев ее изуродованное тело, схватился за револьвер и вылетел из квартиры. Сёко понимала, что одним убийством эта месть не ограничится, поэтому тут же позвонила старшему члену банды. Домой Така вернулся с кровавой повязкой на левой руке — он лишился мизинца и своего места в якудза.

Счастья этот союз принес мало. Смерть матери Сёко очень сильно на нее подействовала. Она замкнулась в себе и ничего не рассказывала мужу. Как назло, нагрянувшая бедность только ухудшила их отношения. Они все еще заботились друг о друге, но скорее как брат и сестра, чем супруги, и уже давно не занимались сексом. Спустя несколько лет все это привело к разводу.

Свою историю Сёко описала в небольшой книге под названием «Дочь якудзы. Шокирующая исповедь дочери гангстера», вышедшей в 2004 году. С тех пор она мало давала интервью. Лишь в 2016-ом издание Brilio.net написало, что Сёко одна воспитывает десятилетнюю дочь и желает оградить ее от тех ужасов, что ей самой пришлось испытать.

Возможно, как мы и писали ранее, Сёко мало схожа характером с Харукой, но в их историях много общего. Играя в Yakuza 6, мы не раз ловили себя на мысли, что события очень правдоподобно перекликаются с реальностью. Осуждение обществом связей с якудзой, слепая преданность друзей и отчаянная жестокость врагов — все это очень подробно передано в игре.

disgustingmen.com

Татуировки и жизнь в тени: женщины-якудза

Корни японской мафии — якудза — уходят глубоко в средневековую историю. Общая численность якудза составляет от 80 до 110 тысяч человек, а наиболее крупный клан — Ямагути-гуми — считается самой богатой преступной группировкой планеты.

Исключения из правил

Здесь и далее фото Chloé Jafé

Традиционно считается, что главой группировки должен быть мужчина — якобы представительница слабого пола не сможет держать в узде столько головорезов. Но иногда статистика врет.

Клан Мацуда-гуми после Второй Мировой войны контролировал токийский район Шинбаши. Они специализировались на черных рынках. Их лидер, Джичи Мацуда, был известен своей непомерной жестокостью. После его смерти его жена Йошико заняла место мужа и в одиночку контролировала двухтысячную армию якудза. Своей свирепостью она не уступала Джичи, за что получила звание самой известной женщины-якудза. Но таких примеров очень мало: чаще всего стать частью мира мафии можно только посредством замужества.

Как стать женщиной-якудза

Чаще всего женщины попадают в криминальный мир совсем молодыми. Они связывают свою жизнь с якудза посредством брака. Многие жены — вдовы — глав преступных синдикатов описывают в мемуарах свою жизнь как полную роскоши и удовольствия.

Но это только одна сторона медали: на самом деле жизнь с якудза полна опасностей. Так что стать женой или любовницей криминального элемента может любая, кто сможет вынести и его самого, и жизнь, которую он предлагает.

Положение в обществе

Исключения подтверждают правило: связываясь с гангстером, японка не становится членом банды. Ее положение нельзя назвать завидным: с одной стороны, она не имеет отношения к преступной деятельности, с другой – жить как обычный человек она уже не может. Поэтому женщины-якудза создали что-то вроде своего клуба.

У женщин-якудза есть своя иерархия, место в которой зависит от положения их мужей в структуре мафии. У них также есть свой обряд — сакадзуки — посвящение в семью. Существует и особая татуировка, покрывающая большую часть тела. Рисунок наносится на тело иглой вручную, в течение нескольких лет, и символизирует готовность женщины терпеть любую боль ради своего мужа.

Супругу босса принято называть «ане-сан», то есть «старшая сестра». И ее основная задача — поддерживать мужа, регулировать мелкие дрязги в семьях его подчиненных и заботиться об их благополучии. Также на плечах женщины полностью лежит забота о детях — отцы-якудза редко принимают участие в воспитании своих отпрысков.

Другими словами, жены якудза большую часть жизни проводят в тени мужа, поддерживая его и трудясь на благо семьи.

www.anews.com

Документальные фотографии Якудзы

Фотограф Антон Кастерс (Anton Kusters), говорит что многое из того что показывает мафиози как высокоморальных и честных людей, правда. Он провел два года в банде Якудзы в Токио, делая фото-документирование их жизни. За это время он получил доступ к преступному миру, был посвящен в нюансы и ритуалы мафии.

Как родился этот проект? Вас всегда интересовала жизнь Якудзы?

Антон Кастерс: На самом деле, все началось с того, что я хотел проводить больше времени с моим братом, который живет в Токио и работает в маркетинговой компании. Однажды, мы сидели с ним баре и выпивали, и вдруг в бар вошел одетый в строгий костюм серьезные молодой человек – представитель Якудзы. Он поздоровался со всеми и начал разговор с директором бара Така-саном. В этот момент мне показалось, что это чудесная идея – сделать фото репортаж о Якудзе, к тому же, мой брат достаточно хорошо знал директора бара Така-сана, и мог попросить его познакомить меня с бандой.

Легко ли бы получить разрешение на съемку?

Антон Кастерс: После того как Така-Сан представил меня мафии, он сказал, что я сам по себе. Так что я должен был быть очень убедительным, что бы уговорить банду фотографировать их. Это заняло некоторое время. Сначала они думали, что я буду делать о них статью, писать заметки и публиковать в СМИ, но я убедил их, что не являюсь журналистом, а хочу создать арт-проект, который приведет к публикации книги и выставки. Идея с арт-проетом им очень понравилась. Мы договорились, что это будет фото рассказ о них, как о субкультуре, мы покажем принципы их жизни, культуру, их ценности. Им было приятно внимание и искренний интерес, поэтому все получилось.

Как все начиналось?

Антон Кастерс: Я очень волновался. Я понимал, что они бандиты, и мне нужно быть очень осторожным, и не снимать то, что нельзя было даже видеть. Это очень расстраивало Якудзу, они воспринимали мою нервозность, как неуважение. Однажды, один из парней мафии отвел меня в сторону и сказал – «Вы здесь, что бы фотографировать. Ведите себя как профессионал, пожалуйста». Оказалось, что они уважают меня, и я показался им очень амбициозным и смелым, раз решил связаться с ними, а то что я не снимал, было признаком слабости.

Так что собой представляет эта субкультура? Какое её значение?

Антон Кастерс: На самом деле, значение Якудза, почти сопоставимо со значением работа. У большинства представителей банды, есть свои офисы, с дощечками на дверях. Им не чужды основные ценности японской бизнес культуры, такие как – «уважение к высшему начальству», «держать офис в чистоте и порядке» и т.д.


На раннем этапе нашего общения, я заметил одну вещь, которая меня очень настораживала. У них было слишком много недосказанности, чувствовалось групповое давление. Постоянное давление. Общение внутри Якудзы построено таким образом, что если кто-то сделает что-то не так, ему никто ничего не скажет, все просто будут ждать, пока он извиниться. Если он этого не сделает, общество банды просто задавит его своим молчанием и игнором, и на самом деле, это всегда работает.

Если человек сделал что-то не то, он для того что б искупить свою вину и извиниться должен был бы отрезать себе палец, или что-то еще?

Антон Кастерс: Нет, конечно, были случаи, когда для искупления своей вины нужно было пройти ритуал yubitsume (ритуал искупления, когда провинившийся должен отрезать себе кусок пальца), но это было крайне редко, такое случается раз в несколько лет.


Банда, действительно старается минимизировать насилие. Одной из интересных особенностей, которую я заметил в Якудзе, это то, что они считают себя частью общества, просто криминальной частью общества, у которой есть свои права и обязанности в жизни и в культуре Японии. Как я уже говорил, они очень известны в Японии, и они совершенно не скрываются. Все крупные бизнесмены, так или иначе, связаны с бандой и стараются вести себя осторожно.
Если кто-то совершил преступление, или провинился, наиболее распространенным и существенным было понижение в должности. И для них это очень серьезно. Если кого-то понижают в должности, это большой стыд и большой позор для него, так как якудза имеет иерархическую систему управления.

Как мафия может зарабатывать свои деньги, если вы говорите, что они стараются избегать насилия?

Антон Кастерс: В свое время они были вовлечены в решение многих экономических и политических проблем в Японии. Были главными фигурантами многих преступных дел. В прошлом шла жесткая борьба и конкуренция между Якудзой и другими преступными группировками. Сейчас все по другому, и однажды один из бандитов сказал мне «Мы получаем денег из самой экономики».


Сейчас банда существует за счет процентов от долгов, которые они давали ранее. Когда-то они погасили все задолженности по кредитам большого числа людей, теперь эти люди увязли в долговой яме перед Якудзой. Кроме того после ядерной катастрофы на Фукусиме, банда помогла восстановить многие дома, не из благотворительных целей, разумеется. Сегодня эти люди до сих пор обязаны банде.


Тут тоже очень сильное «молчаливое» давление. Например, первые несколько раз они просто отправляют письмо с загадочным содержанием, потом человек замечает, что за ним следят, к нему подсылают бандитов, которые ничего ему не делают, просто наблюдают и тем самым нагоняют ужас. Якудза очень искусны в своем безмолвном запугивании.

Звучит немного невероятно, как вы думаете, почему общество терпит их?

Антон Кастерс: Места, которые находятся под властью, или под контролем якудзы, являются самыми безопасными местами во всей Японии. Я не говорю, что банды, вообще не применяет насилие, оно есть, но оно не бросается в глаза общественности, и не применяется по любому поводу. Насилие есть только для поддержания имиджа и авторитета. Люди их и боятся и уважают, поэтому мафия не теряет своей власти.


Все другие, мелкие банды в Японии существуют только по милости Якудзы. У каждой небольшой банды есть своя территория, где она может находиться и может чего-то требовать, выходить за её границы не положено, есть риск оказаться избитым, или вовсе погибнуть. На границах своих территорий они устанавливают камеры, что не упустить ни одного лишнего движения со стороны своих врагов.

Почему они изменили политику своего поведения? Складывается впечатление что Якудза, это просто группа бизнесменов, которые просто заботится о своих вложениях.

Антон Кастерс: Это правда, они очень практичные люди. Иногда некоторые люди говорят, что члены банды пытаются, оправдывают свою жадность и жестокость, во взыскании долгов считая, что «люди, которые кому-то, что-то должны – не хорошие люди и заслуживают это», но на самом деле я не видел никого, кто бы так по-настоящему думал. Это просто очень прибыльный бизнес.
Чувствуется, что мафия, это одна большая семья, некий муравейник. Многие молодые люди, у которых ничего нет, идут в банду, просто, что бы почувствовать себя нужным и важным, почувствовать себя частью одного целого.


У Якудзы есть свои тренировочные лагеря в рыбацких поселках, тут они учат новобранцев основным приемам атаки и защиты, например, как увернуться от ножа, или что-то подобное. В то же время, эти же ребята, встают в четыре часа утра, что бы помедитировать. Они помогают рыбакам с их уловом, и изучают искусство владения самурайским мечом. В этом есть нечто необычное. Мне было странно наблюдать за тем, как ведут себя представителя якудзы, казалось бы – плохие люди, делают хорошие вещи. Меня это удивило.

Что за люди окружали вас? Какими они были?

Антон Кастерс: Возле меня было два человека – Кайчоу (Kaichou), президент организации и Шойчиро (Shoichiro) – глава уличной мафии.
Кайчоу, чем-то был очень похож на профессора из университета – очки с проволокой, седые волосы, борода. Он всегда выглядел очень представительно, носил костюм. Кайчоу, действовал как генеральный директор, определял задачи для своих подчиненных и всегда ходил в окружении охраны. Он любит играть в гольф. Знаете, мне он показался весьма добродушным и общительным человеком. Я не ожидал такого отношения с его стороны. А еще, очень удивило то, как много он работает и посвящает времени своему бизнесу.


Шойчиро, был очень накаченным, потому что, когда-то он много работал физическим трудом. Он был очень груб, особенно в своих телефонных разговорах и общаясь со своими подчиненными. А еще он был более жестоким чем, Кайчоу. Но большую часть своего времени в банде, я провел именно с Шойчиро. Если говорить о нем, как о простом человеке, но Шойчиро очень внимателен к мелочам и к собственному телу, каждую неделю он посвящал несколько часов на поход в салон красоты, у него всегда были ухоженные волосы и ногти.

Что вы можете сказать о татуировках в банде? Что вы узнали об их значениях?

Антон Кастерс: Изначально, татуировки использовались для распознавания членов банды друг друга в бане, традиционном месте для встреч Якудзы. Но эти татуировки имеют огромное значение для самих Якудза, и сейчас они уделяют им большое внимание. Татуировка, это символ сопричастности к чему-то, знак мужества и силы. Каждый якудза, гордится тем, кто он есть, и татуировка всегда напоминает ему о том, кто он есть.


У мафии, как правило, есть свой художник, который выбивает им татуировки, но нет ничего плохого, если татуировку сделает какой-то другой художник. Художник, работающий на Якудзу, настоящий мастер своего дела, сам Кайчоу, называет его «сенсеем». Мастерство татуировщика дошло до того, что он может делать около 120 ударов иголкой в минуту.


Что бы добиться встречи с художником, сначала необходимо получить рекомендации от старших товарищей. Потом, вас познакомят с художником, и он пообщается с вами. И только потом, если вы понравитесь художнику, он возьмется за то, что бы нанести вам рисунок.
Я был вместе с Кайчоу, когда ему делали его вторую татуировку. Он сделал её в честь воссоединения с еще одной бандой. Ему полностью обновили его старую татуировку и нанесли еще рисунки, таким образом, что татуировка заняла всё тело. Процедура продолжалась около 100 часов, после чего его прозвали «Мастером боли»

Что больше всего удивило вас, в вашей работе с мафией?

Антон Кастерс: Когда я только начинал свою работу, я думал что имею дело с головорезами, без души и совести. Я был огражден, от насилия, и они для меня были похожи скорее на группу профессиональных экономистов, чем на бандитов. Жизнь якудзы, это не сюжет из фильма «Убить Билла», они работают более тонко.

Facebook

Вконтакте

Twitter

Pinterest

Одноклассники

cameralabs.org

Тайная жизнь якудза – Лучшие фото!

Десять месяцев потребовалось бельгийскому фотографу Антону Кустерсу, чтобы завоевать доверие и получить доступ к одной из самых закрытых криминальных организаций в мире — японской якудза. Смотрите повседневную жизнь членов якудза в фотографиях Антона Кустерса.

16 ФОТО

1. Антон Кустерс является одним из немногих представителей западной культуры, которым удалось получить возможность фотографировать повседневную жизнь якудза — криминальной организации, насчитывающей по неофициальным данным более 110 тысяч активных членов. (Фото: Anton Kusters/antonkusters.com).

 

2. Фотограф ожидал, что попадёт в мир как из фильма «Убить Билла», где люди бегают с мечами и отрезают друг другу головы, но вскоре понял, что якудза работает более тонко, чаще используя сильное давление и контроль, чем реальное насилие. (Фото: Anton Kusters/antonkusters.com).

 

3. В своих фотографиях автор хотел показать сложные отношения якудза с японским обществом и внутреннюю борьбу членов этой организации, вынужденных жить в двух разных мирах, в которых нравственные ценности часто взаимоисключаются. (Фото: Anton Kusters/antonkusters.com).

 

4. В повседневной жизни якудза опирается на принципах беспрекословного подчинения боссу и строгого соблюдения кодекса группировки. (Фото: Anton Kusters/antonkusters.com).

 

5. Нарушение свода правил якудза грозит для её членов неминуемым строгим наказанием. (Фото: Anton Kusters/antonkusters.com).

 

6. Криминальная организация якудза берёт своё начало в XII веке — от возникших в то время группировок тэкия и бакуто, которые использовались японскими феодалами для борьбы со своими противниками исподтишка. (Фото: Anton Kusters/antonkusters.com).

 

7. С 70-х годов члены якудза стали шантажировать не только мелких бизнесменов, но и крупнейшие японские корпорации. Что интересно, многие из них (Mitsubishi Heavy Industries, Mitsubishi Motors, All Nippon Airways, Tokyo Electric Power и другие) пошли на сотрудничество с якудза и платили им дань. (Фото: Anton Kusters/antonkusters.com).

 

8. Основными принципами работы якудза с 1989 года стали: «Абсолютное единство. Возмездие. Тишина. Соответствующие поощрения и наказания, а также разумное использование насилия». (Фото: Anton Kusters/antonkusters.com).

 

9. Что интересно, после землетрясения, произошедшего в Кобэ в январе 1995 года, члены якудза первыми приняли активное участие в спасательной операции, в то время как власти медлили с оказанием помощи пострадавшим. Они самостоятельно организовали сбор и распределение еды, медикаментов и одежды для пострадавших и финансировали часть восстановительных работ. (Фото: Anton Kusters/antonkusters.com).

 

10. Главным в иерархии якудза является оябун (шеф) или кумитё (верховный босс). В его непосредственном подчинении находятся старший советник (камбу-ацукай), руководитель штаба (со-хомбутё ) и главы основных низовых подразделений. (Фото: Anton Kusters/antonkusters.com).

 

11. Главным атрибутом принадлежности к криминальной организации якудза являются татуировки, которыми её члены обильно покрывают свои тела. (Фото: Anton Kusters/antonkusters.com).

 

12. Типичными для якудза татуировками являются драконы, цветы, горные и морские пейзажи, а также различные эмблемы группировок. Эта болезненная процедура, которая призвана символизировать твёрдость характера якудза, может занять до сотни часов. (Фото: Anton Kusters/antonkusters.com).

 

13. Несмотря на борьбу японских властей с якудза, эта криминальная группировка продолжает своё существование, действуя теперь более скрыто, чем раньше. (Фото: Anton Kusters/antonkusters.com).

 

14. Тайная жизнь якудза в фотографиях Антона Кустерса. (Фото: Anton Kusters/antonkusters.com).

 

15. Тайная жизнь якудза — самой крупной преступной организации в мире. (Фото: Anton Kusters/antonkusters.com).

 

16. Тайная жизнь якудза или японской мафии в фотографиях Антона Кустерса. (Фото: Anton Kusters/antonkusters.com).

fullpicture.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о