Menu
Разное Человек с зашитым ртом – 12 подвигов Петра Павленского

Человек с зашитым ртом – 12 подвигов Петра Павленского

Люди с зашитыми ртами


Анатолий Артюх призвал всемерно поддержать инициативу содомитов и прочих богохульников …

Какой ужас! 24 июля в Петербурге человек зашил себе рот… Говорят в поддержку взбесившихся панков, кощунниц и извращенок. Человека этого, как выяснилось, зовут Пётр Павленский. Он полтора часа с таким ртом  простоял напротив Казанского собора. А потом его увезли на «скорой помощи», надеюсь, не в хирургию, а в дурдом, по тому, что зашивание он только имитировал.  Видимо вспомнил, что есть захочется. А как со стяжками-то? Нет, конечно, современные мазохисты давно опередили йогов и могут принимать не только пищу через нос и уши, но и воду через глаза и поры. Но художник Павленский пошёл по более простому пути. Несколько штрихов по губам краской и слегка проколотая губа с маленькой кисточкой. Да, и отрешённый взгляд смертника-передоза. Но этот художник не просто прожигатель жизни, он всё ещё скучает по славе. Он, видимо, решил: «Умирать буду не как простая бездарь, а как бездари прославленные, которые аж в храме сплясали». И вот Петя созрел. «Зашил рот» и двинулся к храму «страдать» за арестованных бесовок.  

При таком массовом психозе мне вполне понятно, почему одержимые лезут к храмам.  Их души хотят покаяться, но бесы всеми силами не пускают их к исповеди. Они могут только кривляться и истязать свои тела. Или осквернять святыни.

Но мне не понятно, почему этот, сильно, по-героиновому, худой художник, последователь Леопольда фон Захер-Мазоха, зашил себе только рот?  Ведь каждый уважающий себя панк, педераст и прочий мазохист знает сто способов использования частей тела не по прямому назначению.

Вообще, мне идея Павленского понравилась. Понравилась настолько, что мы с друзьями решили скинуться по рублю, купить рулон ниток и старую большую швейную машинку «Зингер», с иглой № 90  с режущим острием для замша, свиной, телячьей кожи и козлиных шкур. И подарить этот швейный комплект участникам сообществ педерастов и богохульников, сильно активизировавшимся в нашей стране.  По-моему, польза будет неоспоримая  для всех. Ведь написано же в Евангелии: «Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну. И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки её и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну» (Матф.5:29-30).

Глаз, конечно, вырвать слабо, но  если богохульники и кощунники себе, хотя бы, рты зашьют, то, сколько пользы будет для них и для общества. А если не только рты?

Так что, молодец Павленский! Хороший пример соратникам показал. Поможем им в этом начинании. Ну, пусть появятся у нас в городе люди с зашитыми ртами. Постоят недолго у храмов и в дурдом. Вылечатся и на исповедь. Души-то в храм рвутся, и не глумиться, а по-хорошему, по-христиански, к Богу…

Анатолий Артюх, председатель Санкт-Петербургского отделения движения «Народный Собор»

ruskline.ru

Человек с зашитым ртом. Зашитый рот

||
||
Галерея демонов ||

электронная
энциклопедия Александрова Анастасия сайт Бе

1. По местам обитания.



Этот тип классификации восходит к неоплатоническим представлениям о
том, что не все демоны абсолютно злы и не все непременно должны обитать
в Аду

. Особое распространение в средние века получила классификация
духов Михаила Пселла(11в.):

огненные демоны

– обитают в эфире, области разреженного
воздуха над луной;

воздушные демоны

– обитают в воздухе под луной;

земные демоны

– населяют землю;

водяные демоны

– живут в воде

подземные демоны

– пребывают под землей

люцифуги или гелиофобы

– светоненавистники, обитаящие
в самых отдаленных глубинах ада

2. По роду занятий.



Довольно произвольная классификация, предложенная в 15 в. Альфонсом
де Спиной. К этой схеме можно предъявить целый ряд претензий: многие из
характерных демонских функций остались за ее пределами, к тому же практически
невозможно отнести того или иного из известных демонов к определенной категории.

Парки

– женщины, прядущие нить судьбы, которые на самом
деле демоны;

Полтергейсты

– демоны, шалящие по ночам, передвигающие
вещи и совершающие другие мелкие пакости;

Инкубы и суккубы


– соблазняющие в основном монахинь;

Марширующие демоны

– обычно прибывают толпами и производят
много шума;

Служебные демоны

– прислуживают ведьмам, едят и пьют
вместе с ними;

Демоны кошмаров

– приходят во снах;

Демоны

, образующиеся из семени и его запаха при половом
акте;

Демоны-обманщики

– могут являться в образе мужчин или
женщин;

Чистые демоны

– нападают только на святых

Демоны

, которые обманывают старух, внушая им, будто
они летали на шабаш.

3. По чинам

.

Исходя из того что демоны – падшие ангелы, некоторые демонологи (И.Виер,
Р.Бертон) предположили наличие в аду системы из девяти чинов, подобной
ангельской иерархии Дионисия. Эта система в их изложении выглядит так:

Первый чин – Псевдобоги

, те, кто выдает себя за богов,
их князь Вельзевул ;

– Второй чин – Духи лжи,

дурачащие людей предсказаниями,
их князь Пифон

;

– Третий чин – Сосуд беззаконий

, изобретатели злых дел
и порочных искусств, их возглавляет Велиал ;

– Четвертый чин – Каратели злодеяний

, мстительные дьяволы,
их князь Асмодей ;

– Пятый чин – Обманщики

, те, кто совращает людей лжечудесами,
князь – Сатана ;

– Шестой чин – Воздушные власти

, наводящие заразу и другие
бедствия, ими руководит Мерезин

;

– Седьмой чин – Фурии

, сеятели
бед, раздоров и войн, ими правит Абаддон ;

– Восьмой чин – Обвинители и соглядатаи

, под предводительством
Астарота ;

– Девятый чин – Искусители и злопыхатели

, их князь Маммона .

4. Планетарная классификация.



Духов издревле соотносили с небесными светилами. Еще в древнем “Ключе
Соломона” автор утверждает, что есть “духи неба Сатурна”, называемые “Сатурнийцами”,
имеются духи “Юпитерцы”, “Марсианцы”, “Солнечные”, “Венериты”, “Лунные”
и “Меркурианцы”. Корнелий Агриппа в четвертой части “Оккультной философии”
дает подробное описание каждой категории:

– Духи Сатурна



Они являются обыкновенно в теле длинном и тонком с лицом, выражающим
бешенство. У них четыре физиономии: первая сзади головы, вторая – спереди,
а третья и четвертая на каждом колене. Цвет их черный – матовый. Движения
подобны порывам ветра; при их появлении получается впечатление колебания
почвы. Признак – земля кажется белее всякого снега. Образы, принимаемые
ими в исключительных случаях: Бородатый король, едущий верхом на драконе .
Бородатый старик, старуха, опирающаяся на палку. Боров. Дракон. Сова. Темная
одежда. Коса. Можжевельник.

– Духи Юпитера



Они являются в теле полнокровном и желчном, среднего роста, в ужасном
волнении, взгляд очень кроткий, речь приветливая, цвет напоминает железо.
Их способ передвижения подобе

www.mirramark.ru

В Кургане юный поклонник “Кровостока” зашил себе рот в поддержку художника Павленского

В Кургане полицейские задержали молодого человека, который зашил себе рот и вышел на одиночный пикет в поддержку художника-акциониста Петра Павленского, приговоренного на прошлой неделе к одному году и четырем месяцам ограничения свободы

Архив NEWSru.com

В Кургане полицейские задержали молодого человека, который зашил себе рот и вышел на одиночный пикет в поддержку художника-акциониста Петра Павленского, приговоренного на прошлой неделе к одному году и четырем месяцам ограничения свободы за очередной перформанс.

Молодой человек вышел на площадку у супермаркета с зашитым ртом и плакатом в поддержку Павленского. Судя по фотографиям, опубликованным в паблике “Типичный Курган”, на плакате сказано: “Акция Петра Павленского была перепевкой знаменитого жеста Варга Викернеса”. Утверждение является отсылкой к акции Павленского, который четыре года назад вышел на одиночный пикет с плакатом “Акция Pussy Riot была перепевкой знаменитого жеста Иисуса Христа”.

Варг Викернес, на которого ссылается курганец, считается самым скандальным музыкантом металла всех времен. Норвежский исполнитель являлся видным деятелем неоязычества и неонацизма, участвовал в деятельности “Внутреннего черного круга Норвегии” и “Белого арийского сопротивления”. Известен многочисленными антисемитскими, расистскими и антихристианскими выпадами. Самой известной его “акцией” является убийство музыканта Евронимуса, мотив которого остается загадкой для широкой публики. Две его книги признаны в России экстремистскими материалами.

Что касается курганца, выступившего в поддержку Павленского, то, судя по фото, речь идет о герое фильма “Медиазоны” “Кровосток. Гантеля”. Короткометражка была снята в 2015 году, когда 18-летний грузчик из села Кетово Глеб Астафьев взял кредит, чтобы поехать в Ярославль и поддержать группу “Кровосток”, чье творчество стало предметом судебного разбирательства.

“Человек либо болен, либо у него такое мировоззрение. Он ведь никому ничего плохого не сделал. Просто он пытается донести до людей свою точку зрения, если его не слышат, то таким образом хотя бы увидят”, – выдвигают предположения участники “Типичного Кургана” и высказывают опасения относительно безопасности гениталий Астафьева, намекая на знаменитый перформанс Павленского.

Другие пользователи соцсети рассуждают о психическом здоровье Астафьева и указывают на небезопасность публичного членовредительства для детской психики. Вместе с тем курганцы высказывают недоумение по поводу задержания участника одиночного пикета, поскольку подобные акции не требуют согласований.

Сам Глеб Астафьев не анонсировал в соцсетях свою акцию. На его страничке “ВКонтакте” – несколько записанных им рэп-композиций и ссылки на публикации в группе “Рашка – квадратный ватник”. Одна из последних записей сопровождается обещанием: “Это я могу! Это я умею! Мне только дай волю – я как в 37 перебью всех этих либерастов! Столько крови волью в политику! Кто не понял, тот поймет!”.

www.newsru.com

Зашитый рот и Муси-Пуси – Марина Ярдаева – Блог – Сноб

Старый и несерьезный рассказ, но сейчас – в тему

Человек с зашитым ртом смотрел на Правдолюбцева с вызовом. Как бы говоря: «И чего уставился?!». Но сказать, конечно, не мог — грубые толстые нитки впивалась в синие губы до крови. А уставился на него Андрей потому, что доселе таких у Казанского не встречал, хотя сумасшедших на Невском всегда хватало. У «гостинки» одно время отирался какой-то усатый дед, всюду таскавший с собой плакаты с длинными формулами, он призывал предать анафеме неинтегрированное уравнение. На канале Грибоедова Андрею как-то повстречался рыжебородый мужик, читающий христианский рэп: «Покайся, йоу, а не то огребешь!». А тут, значит, этот.

«Тоже, поди, снизошло откровение», — озарило Правдолюбцева. — Или сел на диету?» Потом посмотрел на впалые щеки и понял, чревоугодие тут не при чем. «Может зашился буквально? — мелькнула новая догадка. — Ох уж этот зеленый змий». Немой помотал головой и опустил глаза в землю. В ногах его стоял транспарант. Андрей прочел: «И вошел Иисус в храм Божий и выгнал всех продающих и покупающих в храме, и опрокинул столы»…

Правдолюбцев скосил взгляд на собор — вроде все мирно, торговли нет, только милицейский УАЗик за колоннами припарковался. Правдолюбцев снова вопросительно глянул на парня. Дескать, а дальше что? Молчун презрительно фыркнул, мол, если не понял, то и не поймешь. Андрей обиженно крякнул и закурил.

— О, я вижу, вы заинтересовались? — послышалось за спиной. — Журналист?

Андрей обернулся и увидел перед собой пухлого, приплюснутого дядьку с портфелем. «Этот точно чревоугодник», — решил Правдолюбцев.

— Журналист? — переспросил тот.

— Жур… — Андрей осекся. — Но я не по этой части.

— А-ха-ха, — фальшиво хохотнул чревоугодник. — А по какой же? И все же наша акция вас заинтересовала. И правильно, нельзя допустить… Теряем страну… Демократию, так сказать.

Андрей вновь потянулся за сигаретой, почувствовал, что с первого разу явно не вкурил.

— Ах, я с позволения, тут обустроюсь, — засуетился чревоугодник, достал из сумки плакат, развернул. — Вы как к подвигу Пуси Райт относитесь?

— Не отношусь, — вздрогнул Андрей. — Ни к подвигу, ни к Пуси, ни к Райт. Чур, меня.

Последнее нерусское слово показалось знакомым, оно пахло бунтом и «несогласными», а в первом чувствовалось сюсюканье. Но любопытство взяло верх над Андреем.

— А кто такие? — спросил он приплюснутого.

— Как? Вы не знаете? — округлил глаза чревоугодник. — А еще журналист! Пропала Россия!

Рядом с дежурящим за колоннами УАЗиком припарковалась ГАЗель, из нее выскочили люди с камерой и пушистыми микрофонами. Группа слаженно подкатила к протестующей парочке, приступили к съемкам.

— О, ваши приехали, журналюги правильные, идейные, — ухмыльнулся Правдолюбцев. — Ну, я пошел. Не мой формат.

Чревоугодник пожал плечами, зашитый проводил Андрея уничижительным взглядом. Выкрики «Богородицы дево, Путина прогони!», несознательный Правдолюбцев услышал уже, когда подходил к метро. «По ходу, все дурдома закрыли на проветривание, — подумал он, спускаясь в подземку. Посмотрел на отдельные лица в толпе и понял, что гипотеза не так уж и фантастична.

Дом встретил Андрея ароматом пирожков. Его любимых с курицей, грибами и сыром. «Хорошо, что рот не зашит», — обрадовался он.

— Цветешь, — улыбнулась Маша. — Что премию выписали?

«Просто отлично, что рот не зашит», — просиял Правдолюбцев, с аппетитом посмотрев на открытые плечи подруги. С убранными волосами и в этом цветастом фартуке она ему особенно нравилась.

— Поешь, не убегу, — подмигнула Маша, приглашая к столу. — Буду десертом.

— Представляешь, мужика на Невском встретил с зашитым ртом, — поделился Андрей. — Ведь не светит ему сегодня ужин.

— А, художник этот, — хмыкнула Маша. — Показывали уже в новостях его. И дались всем эти «пуси».

— А ты что знаешь про них? — спросил Правдолюбцев, чувствуя, что пропустил в жизни что-то важное.

— Полгода про дурочек этих везде говорят. Эх, ты, а еще журналист, — пожурила Маша.

— И чего говорят? — не отставал Андрей.

— Ой, разное, Андрюш, пересказывать тошно, — отмахнулась Маша. — Даже в нашей библиотеке круглый стол запланировали. Название еще такое дурацкое: «Гонения на церковь: сегодня и сто лет назад». Самое смешное, через неделю у нас же конференция пройдет: «Пуси Райт, как зеркало пороков православной веры». И кто это придумал? Разве у веры могут быть пороки?

— Какая вера, такие и названия, — пожал плечами Андрей.

— Глупый ты, вера не может быть ни такой, ни сякой. Она по умолчанию — свет. Либо есть, либо нет. А с религиями пусть на конференциях разбираются. Хорошо хоть я в этом всем не участвую. Мне поручили залы оформить к вечеру Блока, цитаты подобрать надо.

Она остановилась, замерла, а потом, чуть прикрыв веки, тихо произнесла:

– … Так идут державным шагом –

Позади — голодный пёс.

Впереди — с кровавым флагом,

И за вьюгой невидим,

И от пули невредим,

Нежной поступью надвьюжной,

Снежной россыпью жемчужной,

В белом венчике из роз –

Впереди — Исус Христос.

Андрей поперхнулся, закашлялся, пирог из рук выронил.

— Вечно ты Машка, — отдышавшись, выдавил Правдолюбцев. — Ни к столу, ни к разговору.

— Ты почитай, что творится, и сам поймешь.

И Андрей прочитал. Сразу после ужина уселся за компьютер, открыл новостные порталы, социальные сети и форумы. Читал и ничего не понимал, а потом в голову валом хлынул весь тот бессмысленный и беспощадный шум, политический мусор и пошло церковный хлам. И голоса. Они говорили-говорили, хором, наперебой, срывались то на крик, то шепот. Шептали о заговорах, кричали о патриотизме. Некоторые подло хихикали. Другие важничали. Иные пиарились, рубили кресты, возводили церкви с куполами из клизм, кто-то зашивал рот. «Стоп! — схватился за голову Правдолюбцев. — Хватит! Спать».

Он посмотрел на уже задремавшую Машу, бросил все и лег рядом. Уснуть не получилась, хотел посчитать баранов, но при мысли о парнокопытных вспомнились коллеги с мохнатыми микрофонами. А потом снова лица и голоса. Вконец измучившись, прошлепал на кухню, нашел таблетки от аллергии, Маша говорила, что от них клонит в сон. Принял пару штук, вернулся в комнату и… отключился.

Очнулся почему-то на улице. У Казанского. Кругом толпа, у собора дядьки в туниках с бледными лицами, перед ними длинноволосый мужик в длинной рубахе и с электрогитарой. Он кудрями машет, что-то орет, колотит инструмент о ступени лестницы.

— Ты кто такой? — вопрошает один из бледнолицых, самый большой и по виду главный. — Чего буянишь?

— Я? — взрывается рокер. — Я Иисус Христос! Суперзвезда!

— Вот как, — улыбается главный, наливаясь румянцем. — А девки в разноцветных панамах, не из твоей банды будут? «Муси-Пуси» что ли?

— Девки на базаре семечками,

snob.ru

С зашитым ртом – Женщины в истории

Подборка новых  книг от Ильи Кукулина.

Сегодняшние книги — о тех разнообразных ситуациях (исторических или вполне современных), в которых женщины принуждены молчать или остаются неуслышанными. И о том, к каким последствиям для всего общества такое молчание приводит.

Первая из этих трех книг выпущена Европейским университетом. Это достойное издательство, выпуская в свет отличные книги, к сожалению, кажется, совершенно не интересуется ни их распространением, ни хотя бы минимальной рекламой.

 

Под эффектной, но совершенно загадочной обложкой, с ничего не говорящим читателю названием «Здоровье и доверие», скрывается вполне сенсационный сборник статей, подготовленный известными гендерными социологами Еленой Здравомысловой и Анной Темкиной. Правильнее было бы его назвать «Постсоветская гинекология на rendez-vous c постсоветской женщиной» или «После того, как секса не было».

Этот сборник посвящен тому, какое место занимают в сознании российского общества вопросы, связанные с беременностью, родами, контрацепцией и сексуальным просвещением. Один из сквозных сюжетов книги — как в «обычной», повседневной гинекологической практике (в России, конечно) беременную женщину (или, напротив, желающую предохраниться) не слушают, принуждают молчать, превращают в объект «профессиональной работы» врачей, заставляют чувствовать себя больной. Собственно, большинству женщин сама эта практика известна очень хорошо, но в рамках сугубо частной проблематики. Для каждой она проявляется как череда изолированных эпизодов жизни, если и заслуживающих какого-нибудь обобщения, то самого мрачного и при этом абстрактного: «У нас везде так». Книга же позволяет увидеть за отдельными фактами тяжелейшую социальную и политическую проблему.

Пока пациентки будут бояться врачей-гинекологов и не доверять им, пока фундаменталисты под религиозными по форме, а на деле просто садистически-домостроевскими лозунгами будут препятствовать сексуальному просвещению в школах и демонизировать любые методы планирования семьи, Россия будет оставаться на первом месте по числу абортов среди развитых стран, — и правительственные лозунги о решении демографической проблемы так лозунгами и останутся. Эта книга четко показывает: агрессивная риторика «греха» и «безнравственности» не решает проблему абортов, а просто выводит ее из публичного поля, только ухудшая ситуацию.

Это книга о сознании врачей, работающих в российских женских консультациях. Это книга об истории советского отношения к искусственному прерыванию беременности. Это книга о том, что нынешняя борьба с сексуальным просвещением является одной из форм распространяющегося все больше национализма. Финальную часть сборника составляют дневники молодых женщин-социологов, которые специально занялись фиксацией собственных мыслей и ощущений во время беременности, родов или просто лечения в российских поликлиниках и стационарах. Дневники эти полны такой любовью к жизни и стремлением переосмыслить и в конце концов преодолеть медицинское «мракобесие» нашего общества, что возникает ощущение некоторого просвета — несмотря на преобладающую в сборнике чрезвычайно мрачную фактологию.

О том, как женщин отказывались слушать в прежние времена и откуда взялось современное фундаменталистское сознание, повествует второй том компендиума «История женщин» — «Молчание Средних веков». Пятитомник, написанный командой исследователей из Европы и США, вышел в начале 2000-х по-французски и сочетает малоизвестную фактологию с редкой увлекательностью рассказа. Редакторами всей серии были выдающиеся французские историки Жорж Дюби и Мишель Перро. По-русски ранее уже вышли два тома — почему-то не по порядку, сначала первый, потом третий.

При чтении нового (второго) тома возникает подозрение, что многие наши нынешние проблемы — родом из Средневековья. Как замечает в предисловии редактор Кристиана Клапиш-Зубер, Средние века в Западной Европе с гендерной точки зрения выглядят парадоксально: о женщинах в это время теоретизировали (и очень обильно!) почти исключительно католические клирики, то есть люди, с женщинами общавшиеся исключительно в исповедальнях и судившие о них в основном умозрительно. Самый впечатляющий раздел — о том, как схоласты представляли себе женскую анатомию и физиологию, — я даже пересказывать не буду: желающие могут сами прочитать и порадоваться.

Из глав, посвященных очень разным темам (брак; мода; юридический статус женщин; книги, сочиненные средневековыми женщинами и т.п.), постоянно вырисовывается один и тот же сюжет — скрытого социально-психологического переворота, медленно происходившего в XII—XIV веках. На первый взгляд, ничего не менялось: как в раннем, так и в позднем Средневековье женщина считалась сосудом греха, телесно слабой, неспособной принимать самостоятельные решения, требующей контроля со стороны отца или мужа и т.п. Однако хотя слова и остались те же, смысл в них стали вкладывать совсем другой.

Именно в XII веке католическая церковь окончательно установила целибат для священников и начала все больше регулировать — но и обсуждать! — вопросы частной, семейной жизни. Это привело одновременно и к улучшению, и к ухудшению положения женщин. С одной стороны, заметно увеличилось количество женщин среди канонизированных святых. Возникла и стремительно распространилась легенда о раскаявшейся грешнице Марии Магдалине, занимавшей промежуточный, «человеческий» статус между слишком грешной Евой и недосягаемо святой Матерью Божией. Примерно в 1405 году был создан первый в истории феминистский манифест — «Книга о Городе Женщин» итало-французской поэтессы Кристины Пизанской. С другой стороны, усилился страх перед непредсказуемостью женщин. Клириков пугала энергичность монахинь из новых орденов — францисканок и бенедиктинок — и участниц движения бегинок. Как следствие всё усиливавшейся подозрительности в 1486 году был написан «Молот ведьм».

 

 

Всякий раз усиление женской активности вызывало у мужчин-идеологов страх и стремление заставить женщин вновь быть молчаливыми и послушными. Именно этот повторявшийся много раз сценарий успешно дожил до нашего времени. Что происходит, когда женщину слишком долго заставляют молчать, описано в новой биографии Шарлотты Корде — первой в истории человечества политической террористки. Как известно, Шарлотта (хотя сама она всегда называла себя только вторым именем — Мари) убила одного из лидеров Французской революции Жана-Поля Марата, когда тот принимал ванну. Корде хотела остановить террор против жирондистов и вообще всех инакомыслящих, к которому призывал скандальный якобинец.

Современники были настолько ошарашены поступком молодой благовоспитанной женщины, что отказывались верить в ее искренность: Шарлотту считали послушным орудием в руках жирондистов или подозревали, что за убийством стояла какая-то любовная история, месть за жениха, например. Но Корде, как выяснили историки, и правда была одиночкой, за которой не стояла никакая организация. На суде и во время скорой казни Шарлотта хранила невозмутимое спокойствие, считая, что сделала благое дело и что в раю ее встретит Брут.

Однако больше всего девушка, как это обычно и бывает с террористами, помогла не жертвам репрессий, а якобинцам: она сделала из Марата мученика. Бесноватого, но проницательного публициста побаивались оба его соратника по триумвирату — Робеспьер и Дантон; популярность «друга народа» в то время уже шла на убыль; да и многочисленные болезни, скорее всего, вскоре свели бы его в могилу без постороннего вмешательства. После удавшегося покушения в честь убитого были переименованы Монмартр и несколько французских городов, его именем в семьях санкюлотов были названы тысячи новорожденных. Впрочем, после термидорианского переворота останки Марата выбросили из Пантеона в канализацию, а Монмартр и города переименовали обратно.

Из книги, написанной историком Еленой Морозовой, явствует, что Шарлотта Корде отнюдь не была Ульрикой Майнхоф XVIII века, то есть вообще не была сторонницей насилия. Она была просто умной и доброй девушкой, которой очень не повезло с местом рождения. По мере чтения документов, написанных Корде, начинаешь испытывать к ней все большую жалость. Как справедливо замечает Морозова, живи Корде в Париже и имей более адекватный ей круг общения, она нашла бы другой способ выразить свои взгляды. Правнучка великого драматурга Корнеля, выросшая на его пьесах о тираноборцах и на биографиях Плутарха, Корде была подростком отдана в монастырь, а после того как якобинцы расформировали монастыри, поселилась у пожилой бездетной родственницы в провинциальном Кане, оплоте жирондистов. Единственная ее близкая подруга бежала в Швейцарию, а родные братья вступили в «белую» армию роялистов.

Морозова показывает, что у Корде с Маратом было много общего: оба были в 1792 году убежденными республиканцами, оба представляли себе республику по образцу античного полиса, оба были уверены, что смерть одного или немногих негодяев может спасти тысячи симпатичных людей. Однако было и одно важное отличие: Шарлотта Корде, «ангел убийства», была готова принести собственную жизнь в жертву ради всех остальных, а циничный Марат оправдывался в беседе с другом: «…Мой так называемый каннибализм — только риторический прием».

Французская революция, давшая права третьему сословию, не предоставила никаких новых прав женщинам, кроме одного — права быть наравне с мужчинами казненными по политическим обвинениям. В 1791 году писательница Олимпия де Гуж обнародовала «Декларацию прав женщины и гражданки». Депутаты Конвента проигнорировали этот проект. В 1793 году писательница была приговорена к гильотине за памфлет против якобинцев и казнена через год после Корде. В 2006 году именем Олимпии де Гуж была названа площадь в Париже.

Здоровье и доверие: Гендерный подход к репродуктивной медицине. Под ред. Елены Здравомысловой и Анны Темкиной. СПб.: Издательство Европейского университета, 2009

История женщин на Западе. Т. II. Молчание Средних веков / Под ред. Ж. Дюби и М. Перро, редактор тома К. Клапиш-Зубер. Пер. под ред. Р. Гимадеева и Н. Пушкаревой. СПб.: Алетейя, 2009

Елена Морозова. Шарлотта Корде. М.: Молодая гвардия, ЖЗЛ, 2009
 
http://www.openspace.ru/literature/projects/9533/details/10659/

 

viromiro.livejournal.com

Зачем Пётр Павленский режет уши и зашивает себе рот — FURFUR

24 октября он получил за «Тушу» премию «Российское активистское искусство». Спустя пару дней вышел прогуляться по Красной площади и обратил внимание на огромное количество неприметных людей, которые «ходят по одному и выслеживают». За высокой стеной пряталась власть, а под ногами лежала брусчатка, похожая на панцирь (Павленский вспомнил лозунг французского «Красного мая» 1968 года — «Под брусчаткой пляж!»). Он смотрел на красные кирпичи, на серых людей — и вдруг отдельные детали сложились в голове, сошлись, как кусочки пазла.

Подготовка шла нервно. Павленский тренировался с секундомером, нашёл в интернете анатомические схемы, подготовил инструменты (наточил, подпилил, продезинфицировал). Заранее пришёл на площадь и обнаружил, что возведение новогоднего катка полностью изменило её геометрию — пришлось сдвигать место проведения акции ближе к людским потокам и полицейским патрулям.

10 ноября 2013 года, в День сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, Павленский, одетый в штаны на голое тело, плащ, шапку и кеды на босу ногу, пришёл на Красную площадь, неся в рюкзаке небольшую кувалду и 20-сантиметровый гвоздь.

Он сел, слегка спустил штаны, оттянул немного пальцами кожу на мошонке и пробил её гвоздём, а затем вогнал гвоздь в щель между брусчаткой. После чего стянул одежду, сложил её и кувалду в рюкзак, отшвырнул его подальше и уставился на свои гениталии.

«Уважаемый, встаём», — сказал подошедший полицейский.

Вступить в диалог означало бы пойти на поводу у обстоятельств и тем самым добровольно завершить акцию. Поэтому Павленский молчал и смотрел на свои прибитые к брусчатке яйца. Название акции — «Фиксация» — отсылало именно к этому покорному созерцанию: людей обездвиживают не запреты, а зацикленность на собственных поражениях и страхах.

«Холодно… Весь посинел», — пожалела Павленского какая-то женщина.

Опять откуда-то появилась ткань — белая простыня, которой полицейские спешно накрыли Павленского, спрятав от посторонних глаз. Опять вызвали скорую, которая увезла его в Первую Градскую больницу. Врачи вынули гвоздь, обработали рану и опять отказались признавать художника сумасшедшим. На следующий день судья — опять! — отказалась принимать неправильно составленный протокол.

В середине ноября художнику вручили постановление о возбуждении уголовного дела. Адвокат углубился в формулировки, Павленского же занимало другое: в вычурной подписи составившего бумагу лейтенанта полиции Капнина, закручивавшейся бесконечными чернильными кольцами вокруг пары росчерков, словно привет из прошлого, угадывался колючий кокон из акции «Туша».

www.furfur.me

Не дайте себя обмануть: 11 жестов, которые выдают лжеца

Мимика человека превосходно выдает обман. Мы можем пытаться скрыть свои истинные чувства за фальшивой улыбкой или невозмутимым тоном речи, однако непроизвольные движения открывают истинные эмоции, которые мы не хотим показывать. Знание о «секретных» мышцах станет вашим преимуществом при общении с другими людьми.

Закрывает рот рукой

Это один из тех жестов, который сохраняется у взрослого человека с самого детства. Маленький ребенок, которого родители уличили во лжи, очень часто, инстинктивно подносит обе руку ко рту и сильно зажимает ими рот. В голове срабатывает сигнал — помешать плохим словам вырваться наружу или найти оправдание: «Я этого не говорил!» Эту привычку мы часто проносим через всю жизнь. Взрослый обманщик может плотно прикрыть рот рукой или только поднести к губам несколько пальцев. Эти движения свидетельствуют — человек говорит неправду. А вот если собеседник прикрывает рот рукой, когда говорите вы, он явно заподозрил во лжи вас.

Прикасается к носу

Продолжение предыдущего маневра: в последний момент одернуть себя и, вместо рта, слегка прикоснуться к кончику носу. А может быть это синдром Пиноккио, которым мальчика или девочку запугивали в детстве?

Трет веко

Если вы думаете, что в момент раскаяния, мужчина трет глаза, пытаясь сдержать слезы — вы ошибаетесь. Он нагло врет о том, где провел прошлую ночь. И это движение выдает в нем обманщика. Объяснение этому довольно простое: наш хитрый союзник — мозг пытается уйти от ответственности и избежать испытывающего взгляда собеседника, отсюда рефлекс — мы автоматически начинаем тереть веко. Еще одно физиологическое объяснение: у врунов сужаются зрачки, и тело на автомате хочет скрыть это от посторонних.

Отводит глаза

Многие ученые утверждают: если вы хотите понять, лгут ли вам — надо сосредоточить на верхней части лица, а именно — на глазах, бровях и лбу оппонента. Как правило, взгляд собеседника бывает весьма «красноречив». Кстати, если в ходе беседы человек то смотрит на вас, то уводит глаза в сторону — это совсем не означает, что он лжет. Возможно, он просто не может одновременно развивать свою мысль и наблюдать за происходящим. Прикиньте, как долго это длится. Если он на вас не смотрит, по крайней мере, половину времени диалога, — это недобрый знак, стоит начать сомневаться в его искренности. Как правило, если взгляд устремлен вниз, это означает, что человек испытывает грусть, в сторону — отвращение, вниз и в сторону — вину и стыд.

Закатывает глаза

Глаза — зеркало души. Еще одно подтверждение этому — движения глазных яблок в момент разговора. Оно практически не поддается сознательному контролю. Прежде, чем пытаться определить по глазам: врет или не врет партнер, неплохо бы знать его привычную манеру вести себя при общении. Для начала можно устроить простую проверку. Задайте ему нейтральный вопрос, на который он наверняка ответит без лукавства. Скажем, что он сегодня ел на завтрак? Когда вы поймете, куда смотрит человек, произнося правду, перейдите к той теме, которая вас интересует. Если при ответе на простой вопрос собеседник смотрел вверх и влево (воспроизводил ответ из памяти), а при ответе на интересующий вас — вверх и вправо, то это возможный признак того, что правду вы не услышали.

Часто моргает

Обычно любой человек моргает с частотой 6–8 раз в минуту, что не вызывает никаких неприятных ощущений у собеседников. Если мы пытаемся скрыть свои мысли и чувства от других, то начинаем моргать чаще. Это непроизвольная реакция, которая всегда сопровождает всякое эмоциональное возбуждение.

Расслабляет ворот рубашки

Абсолютно киношная зарисовка: ком в горле и расстегнутый ворот рубашки. Ученые выяснили, любой человек, и в особенности мужчина, чувствует ложь на физическом уровне. Она вызывает зуд и неприятные ощущения в мимических мышцах, и мы автоматически стараемся почесать беспокоящее место, чтобы успокоить нервы. Чаще всего это происходит в ситуации, когда врунишка неопытный и уверен, что его обман быстро раскусят. Другая предательская реакция организма — его «бросает в жар». У обманщика выступают капельки пота на шее, когда он чувствует, что вы заподозрили неладное. Будьте начеку. Тот же самый жест может указывать и на подступающую агрессию. Когда собеседник чем-то сильно раздосадован и при этом оттягивает воротничок от шеи, чтобы охладить ее свежим воздухом, и подавить гнев. Смотрите по ситуации.

Чешет ухо

Еще одна зудящая подсказка — потирание мочки уха, сгибание ушной раковины или легкие почесывания. Так непроизвольно делают люди, которые вынуждены говорить неправду, но им самим — это не доставляет никакого удовольствия. Эта модификация жеста маленького ребенка, который затыкает уши, чтобы не выслушивать упреков родителей.

Держит пальцы или предметы во рту

Да, согласны, звучит странно, а выглядит — нелепо. Тем не менее это одна из дурацких привычек людей, которые время от времени привирают. Есть мнение, что это наша попытка вернуться к безоблачному времени грудного возраста, когда дети нередко сосут пальцы для успокоения. Роль «пальцев» уже во взрослом возрасте могут исполнять предметы: сигареты, ручки, душки очков… Вруну отчаянно нужна поддержка.

Игра с очками

Люди, которые носят очки, нередко используют их для того, чтобы скрыть истинные мысли и эмоции. Есть масса вариантов уйтти от нежелательного разговора. Очки можно вертеть в руках, протирать стекла тряпочкой, дышать на линзы, убирать в чехол, долго искать в сумочке и т. д. Лучше не просить мужчину или подругу ответить на важный для вас вопрос со всей прямотой, если видите, что человек начал совершать манипуляции с очками — он явно уходит от ответа, на обдумывание которого ему требуется время. Как только этот предмет оставили в покое — берите инициативу в свои руки. Собеседник оценил вашу тактичность.

Асимметрия лица

Когда подруга радуется тому, что вы выходите замуж/беременны/купили шубу/познакомились с Брэдом Питтом, посмотрите, насколько симметрично отражается радость на ее лице. В частности, отвращение, страх и гнев более заметны на правой стороне лица, а радость — на левой. А вот у левшей все наоборот. Если вам кажется, что лицо подруги стало асимметричным — эмоции неискренни.

www.elle.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о