Menu
Идеи для тату Маски эмблема театра – ᐈ Театральные эмблемы – векторные изображения, рисунок театральные маски > скачать на Depositphotos®

Маски эмблема театра – ᐈ Театральные эмблемы – векторные изображения, рисунок театральные маски > скачать на Depositphotos®

Маски театральные как символ искусства Мельпомены :: SYL.ru

Наверное, нет в мире ни одного театра, где бы в холле в виде барельефа или в какой-нибудь другой форме не была бы изображена главная эмблема театра – маски. Театральные символы комедии и трагедии – выражение сути этого зрелищного заведения.

Древнегреческие музы

За ответом на вопрос о том, почему так произошло, надо отправиться к истокам европейской цивилизации – культуре Древней Греции, в которой еще до нашей эры появились сама драматургия, ее основные ветви – трагедия и комедия, их музы-покровительницы (соответственно Мельпомена и Талия) и символы подмостков, оставшиеся на века – маски. Театральные атрибуты, превратившиеся со временем в эмблему. Началось все, как обычно, с древнегреческих мифов. Девять дочерей Зевса и Мнемосины (титаниды, дочери Урана и Геи), олицетворявшей память, стали музами-покровительницами науки и искусства. Каждая из них имела свой образ, соответствующий той сфере, которую она опекала и курировала.

Родом из незапамятных времен

Мельпомена и Талия, покровительницы театрального действа, издревле изображались женщинами, держащими в руках маски. Театральные символы постепенно зажили своей самостоятельной жизнью и стали олицетворять собой сцену. Но происхождение этих атрибутов уходит в глубокую древность. К примеру, Аристотель, воспитатель Александра Македонского, живший в IV веке до нашей эры, свидетельствует, что даже в его дни история применения масок на театральной арене терялась в незапамятной глубине времен. И это неудивительно. Ведь в древности все театрализованные действия происходили на площадях и аренах. Народа собиралось множество, и чтобы в последних рядах видели характер персонажей, слышали, о чем вообще идет речь, лицедеи стали применять маски. Ярко нарисованные, выражающие радость или гнев, они вместо рта имели рупор, усиливающий звук.

Многообразие масок

Старинное действо невозможно представить себе без маски. Театральные атрибуты были необходимым и главным условием проведения спектакля. И конечно же, их было множество – существовали мужские и женские маски, героев и негодяев, стариков, молодых людей и детей, богов и других существ высшего порядка. Маски изображали горе и радость. Постепенно, с появлением театральных зданий со сценой и определенной акустикой, надобность в маске отпадает, но, прослужив театрализованным постановкам тысячелетия, она остается символом этого вида искусства. Две маски – комедии и трагедии – олицетворяют собой театр вообще и, кроме того, символизируют его древность. Рты у обеих открыты, хотя средств, усиливающих звук, там нет. У Талии, символа комедии, углы рта приподняты, у Мельпомены скорбно опущены. Каждому человеку известны театральные маски. Рисунки, приведенные ниже, показывают самые распространенные изображения дуэта.

Пронесенные сквозь века

Вообще, роль масок в жизни человека очень высока. Они никогда не уходили из употребления совсем, даже когда их запрещали законом (Французская революция). Всегда существовали ритуальные, карнавальные маски. О них можно говорить очень долго, если вспомнить Венецию. В наше время протестные демонстрации во всех странах мира редко обходятся без масок, олицетворяющих того или иного политического деятеля. Маска стала символом скрытности. Что породило множество выражений с этим словом, подразумевающих тайну, неискренность, загадку. Масок бесконечно много. Особое место среди общего количества занимают разнообразные театральные маски. Рисунки некоторых можно увидеть ниже.

Золото высшей пробы

Особое место закрепилось за золотой маской. Золото всегда символизировало высшую степень чего-либо, будь то медаль или железнодорожный костыль. Это символ успешного окончания чего-то большого и жизненно важного. Неудивительно, что наряду с золотой венецианской маской, олицетворяющей высшую степень успеха в обществе, появилась и театральная золотая маска, символизирующая вершину актерского и режиссерского мастерства. В 1994 году российский храм Мельпомены обзавелся своим театральным фестивалем довольно высокой пробы, так как основателями были Министерство культуры Российской Федерации и Правительство Москвы, а с 2002 года Сбербанк России становится генеральным спонсором ежегодного фестиваля «Золотая маска». Президентом ассоциации с одноименным названием долгие годы является Георгий Тараторкин. Фестивалю предшествует жесткий и профессиональный отбор спектаклей, проводимый в течение всего года экспертными советами, в которые входят именитые и заслуженные хореографы, дирижеры, режиссеры и актеры.

Признание коллег

Всероссийский фестиваль проходит весной и заканчивается красочной красивой церемонией вручения премии, символом которой является изображение золотой маски, которое разработал и собственноручно изготовил первый экземпляр художник Олег Шейнцис. Театральная премия «Золотая маска» предусматривается в нескольких номинациях. У нее высокий знак качества: Михаил Ульянов сказал, что награду вручают профессионалы профессионалам. Ее нельзя получить за деньги или «по знакомству». У нее высокий статус – Национальная театральная премия, учредителем которой является такая серьезная организация, как Союз театральных деятелей. У премии нет денежного эквивалента, главное ее достоинство – признание таланта и достижений коллегами.

Детские маски

У детей есть свои увлечения и награды, существующие параллельно со взрослым миром – детские театры, праздничные красочные карнавалы, школьные спектакли. Для всего этого часто требуются детские театральные маски. И тут уж есть где разгуляться фантазии: сказки, анимационные фильмы – все к услугам детей. Можно изготовить маску Ильи Муромца или Шрека, любого животного, в том числе и сказочного, или Барби-Мушкетерки. Тем более что эскизы масок на любой вкус доступны всем.

www.syl.ru

Картинки театральные маски (28 фото) • Прикольные картинки и юмор

Далее предлагаем посмотреть и бесплатно скачать красивые театральные и венецианские маски.

Яркая маска.

Венецианская маска.

Маска шута.

Венецианские маски на черном фоне.

Золотая венецианская маска.

Черно-белая маска.

Театральные маски, цветы.

Красивая золотая маска.

Черно-белые маски.

Красивая маска на черном фоне.

Белые театральные маски.

Белые маски на красном фоне.

Красивая театральная маска.

Ажурная маска.

Театральные маски.

Фиолетовая маска.

Золотые маски.

Золотые театральные маски.

     

Красивая маска ленты.

Красивая венецианская маска.

Красивая маска на черном фоне.

Будь человеком, проголосуй за пост!

Загрузка…


 

« Предыдущая запись Следующая запись »

bipbap.ru

Стоковые векторные изображения Театр логотип

Стоковые векторные изображения Театр логотип | Depositphotos®

Shabanov_Sergey

5000 x 5000

Shabanov_Sergey

5000 x 5250

Shabanov_Sergey

5000 x 5250

Shabanov_Sergey

6250 x 5200

barcova.natalia

4139 x 2778

sergeypykhonin

4640 x 5600

rashad_ashurov

5000 x 5000

barcova.natalia

6000 x 5766

sergeypykhonin

4640 x 5600

[email protected]

5000 x 5000

ru.depositphotos.com

Маски театральные как символ искусства мельпомены

Наверное, нет в мире ни одного театра, где бы в холле в виде барельефа или в какой-нибудь другой форме не была бы изображена главная эмблема театра – маски. Театральные символы комедии и трагедии – выражение сути этого зрелищного заведения.

Древнегреческие музы За ответом на вопрос о том, почему так произошло, надо отправиться к истокам европейской цивилизации – культуре Древней Греции, в которой еще до нашей эры появились сама драматургия, ее основные ветви – трагедия и комедия, их музы-покровительницы (соответственно Мельпомена и Талия) и символы подмостков, оставшиеся на века – маски. Театральные атрибуты, превратившиеся со временем в эмблему. Началось все, как обычно, с древнегреческих мифов. Девять дочерей Зевса и Мнемосины (титаниды, дочери Урана и Геи), олицетворявшей память, стали музами-покровительницами науки и искусства. Каждая из них имела свой образ, соответствующий той сфере, которую она опекала и курировала. Родом из незапамятных времен Мельпомена и Талия, покровительницы театрального действа, издревле изображались женщинами, держащими в руках маски. Театральные символы постепенно зажили своей самостоятельной жизнью и стали олицетворять собой сцену. Но происхождение этих атрибутов уходит в глубокую древность. К примеру, Аристотель, воспитатель Александра Македонского, живший в IV веке до нашей эры, свидетельствует, что даже в его дни история применения масок на театральной арене терялась в незапамятной глубине времен. И это неудивительно. Ведь в древности все театрализованные действия происходили на площадях и аренах. Народа собиралось множество, и чтобы в последних рядах видели характер персонажей, слышали, о чем вообще идет речь, лицедеи стали применять маски. Ярко нарисованные, выражающие радость или гнев, они вместо рта имели рупор, усиливающий звук.

Многообразие масок

Старинное действо невозможно представить себе без маски. Театральные атрибуты были необходимым и главным условием проведения спектакля. И конечно же, их было множество – существовали мужские и женские маски, героев и негодяев, стариков, молодых людей и детей, богов и других существ высшего порядка. Маски изображали горе и радость. Постепенно, с появлением театральных зданий со сценой и определенной акустикой, надобность в маске отпадает, но, прослужив театрализованным постановкам тысячелетия, она остается символом этого вида искусства. Две маски – комедии и трагедии – олицетворяют собой театр вообще и, кроме того, символизируют его древность. Рты у обеих открыты, хотя средств, усиливающих звук, там нет. У Талии, символа комедии, углы рта приподняты, у Мельпомены скорбно опущены. Каждому человеку известны театральные маски. Рисунки, приведенные ниже, показывают самые распространенные изображения дуэта. Пронесенные сквозь века Вообще, роль масок в жизни человека очень высока. Они никогда не уходили из употребления совсем, даже когда их запрещали законом (Французская революция). Всегда существовали ритуальные, карнавальные маски. О них можно говорить очень долго, если вспомнить Венецию. В наше время протестные демонстрации во всех странах мира редко обходятся без масок, олицетворяющих того или иного политического деятеля. Маска стала символом скрытности. Что породило множество выражений с этим словом, подразумевающих тайну, неискренность, загадку. Масок бесконечно много. Особое место среди общего количества занимают разнообразные театральные маски. Рисунки некоторых можно увидеть ниже. Золото высшей пробы Особое место закрепилось за золотой маской. Золото всегда символизировало высшую степень чего-либо, будь то медаль или железнодорожный костыль.

Это символ успешного окончания чего-то большого и жизненно важного. Неудивительно, что наряду с золотой венецианской маской, олицетворяющей высшую степень успеха в обществе, появилась и театральная золотая маска, символизирующая вершину актерского и режиссерского мастерства. В 1994 году российский храм Мельпомены обзавелся своим театральным фестивалем довольно высокой пробы, так как основателями были Министерство культуры Российской Федерации и Правительство Москвы, а с 2002 года Сбербанк России становится генеральным спонсором ежегодного фестиваля «Золотая маска». Президентом ассоциации с одноименным названием долгие годы является Георгий Тараторкин. Фестивалю предшествует жесткий и профессиональный отбор спектаклей, проводимый в течение всего года экспертными советами, в которые входят именитые и заслуженные хореографы, дирижеры, режиссеры и актеры. Признание коллег Всероссийский фестиваль проходит весной и заканчивается красочной красивой церемонией вручения премии, символом которой является изображение золотой маски, которое разработал и собственноручно изготовил первый экземпляр художник Олег Шейнцис.

Театральная премия «Золотая маска» предусматривается в нескольких номинациях. У нее высокий знак качества: Михаил Ульянов сказал, что награду вручают профессионалы профессионалам. Ее нельзя получить за деньги или «по знакомству». У нее высокий статус – Национальная театральная премия, учредителем которой является такая серьезная организация, как Союз театральных деятелей. У премии нет денежного эквивалента, главное ее достоинство – признание таланта и достижений коллегами.

Детские маски У детей есть свои увлечения и награды, существующие параллельно со взрослым миром – детские театры, праздничные красочные карнавалы, школьные спектакли. Для всего этого часто требуются детские театральные маски. И тут уж есть где разгуляться фантазии: сказки, анимационные фильмы – все к услугам детей. Можно изготовить маску Ильи Муромца или Шрека, любого животного, в том числе и сказочного, или Барби-Мушкетерки. Тем более что эскизы масок на любой вкус доступны всем.

Читайте подробнее на SYL.ru: http://www.syl.ru/article/195533/new_maski-teatralnyie-kak-simvol-iskusstva-melpomenyi

www.colors.life

ТЕАТРАЛЬНЫЕ МАСКИ. Искусство и антиквариат. Добавила ЛЮБОВЬ МАТВЕЕВА — VilingStore.net


Маска – это специальная накладка на лицо из какого-либо материала, надеваемая с целью не быть узнанным или для защиты. Происходит от французского слова «masquе», в русском языке слову «маска» соответствует слово «личина». Форма маски обычно повторяет человеческое лицо, в ней имеются прорези для глаз, иногда еще для рта и носа. Маска призвана изображать чужое лицо или представлять «безличность», «безымянность, скрывая часть лица или лицо полностью.

ТЕАТРАЛЬНЫЕ МАСКИ

Использование масок

Маски начали использовать с древних времен в церемониальных, практических и эстетических целях. Их изготавливают из разнообразных материалов: папье-маше, дерева , гипса, металла, кожи, ткани, бумаги.

ТЕАТРАЛЬНЫЕ МАСКИ

История масок

В мировой театральной традиции с древних времен маски играют важную роль и являются атрибутом театрального действия. Театральные маски появились из обрядовых. Особенное значение маскам уделялось в восточных культурах. Их использование в театральной среде сохранилось до настоящего времени, хотя маски и претерпели изменения формы и выразительных средств. Традиционная форма маски бывает в виде накладки на лицо, что было присуще древнегреческому театру, буддистскому мистериальному театру, итальянской комедии дель арте (прообраз современных клоунов) и другим. Форма маски в виде грима присуща японским театрам Кабуки и Но.

На европейской территории использование масок в театральном искусстве вначале широко было представлено только в древнегреческом и древнеримском театре. Общеизвестный символ театрального искусства – две маски, плачущая и смеющаяся, берет начало в театре древней Греции.


Греческие маски

Греческие маски обычно имели широко открытый рот, в связи с чем они еще выполняли роль рупора, потому что помогали актерскому голосу достигнуть дальних трибун в амфитеатре. Их часто изготавливали из бронзы.

В средние века носить маску во время выступления полагалось по мистическим соображениям. Много представлений было из жития святых, поэтому, изображая богов, актеры должны были надевать серебряные или золотые маски.


Расцвет в использовании масок

Расцвет в использовании масок приходится на эпоху Возрождения. Огромное количество маскарадов, карнавалов, балов и других представлений, происходящих прямо на улице или в дворцовой обстановке формировало спрос и способствовало процветанию масочного ремесла. Популярности маскам добавило искусство балета, где артисты часто использовали маски.

Театральная маска позволяет актеру сыграть обобщенный, не индивидуализированный образ или с ее помощью отобразить универсальную эмоцию. Эмблематика маски дает возможность распознавать различные группы персонажей.

vilingstore.net

Эмблема театра — Всемирное наследие литературы, истории, живописи

 

Эмблема театра

Историки вернутся еще, очевидно, к тем причинам, которые побудили закрыть театр-студию: выявилась нерентабельность театра. Наша задача — рассмотрение тех достижений и просчетов, которые имеют эстетическое значение и связаны именно с маской, потому что создавался и работал этот театр именно как театр кукол и масок. Причем основное, главенствующее место отдавалось в театре «Маски и Куклы» именно маске — она стала символом, эмблемой театра.

Весной 1971 года Борис Аблынин на вопрос, ради чего создал он свой театр, ответил так: «Когда-то, много лет назад, меня удивила такая картина: огромная деревянная маска, по которой медленно скатывается крупная, прозрачная слеза. Я не запомнил содержания фильма, в котором увидел эту маску. Связи между нею и героями, их жизнью, радостями, страданиями, не было. Меня поразила возможность сочетания обобщенного образа, сконцентрировавшего в себе огромное содержание, с чем-то трепетно-живым, эмоционально понятным, трогающим. С тех пор мне не давала покоя мысль о создании театра, в котором большая социально-политическая, человечески важная мысль, имеющая одновременно и интеллектуальное и эмоциональное значение, была бы выражена с помощью образов предельно обобщенных, почти нарицательных, наделенных чертами, легко узнаваемыми современным человеком. Вечное и сегодняшнее. Всесторонне значительное и близкое, понятное, волнующее людей. Маска и слеза, скатывающаяся по ней. Мне захотелось построить Театр Маски. Вошел человек в маске. Это не просто образ, это обобщение, маска. Но ведь маску можно снять на сцене. И тогда зритель видит человека. Зритель ведь иногда забывает, что под маской — человек. А как они встретятся — маска и человек?»

Человек и его маска

 

Человек только лишь носит маску. А может быть, человек — судья? Обличитель? И маску он снял для того, чтобы зритель понял, что есть она в сравнении с человеком? В созданной им теории эпического театра Брехт большое значение отводит идее отстранения — актер как бы отодвигает от себя своего героя и произносит свое человеческое, гражданское суждение о нем. А герой Брехта — не является ли он часто почти маской? И не одержим ли Брехт-драматург и Брехт-теоретик идеей срывания масок, идеей острополитической, высокой гражданской идеей?

Мы тоже хотим построить театр, который «срывает маски». Маска и подлинный человек — творец, разоблачитель Маски. В наших спектаклях есть и куклы. Нам показалось однажды, что кукла способна становиться обобщенным образом, нарицательным персонажем. Это ведь так увлекательно: Маска, Кукла, Человек. Человек как мерило всех ценностей!»

А. Синецкий, главный художник театра, уточняет мысль Аблынина: «Мы строим Театр Маски. Посмотрите на нашу эмблему — маска рядом с человеком. Но ведь маска — это настолько обобщенное понятие, что каждый человек имеет возможность дофантазировать с создателем Маски, может вкладывать в ее улыбку радость, страдание — любое содержание. Мы и мечтаем о театре, где наш зритель стал бы нашим сотворцом, соучастником. Я мечтаю о театре поэтическом. Мне хочется, чтобы паши размышления о жизни были не буднично-прозаическими, не эмпирически-подробными, а чтобы в них жила высокая, обобщающая поэтическая мысль. Мысль-метафора. Мысль как молния. Я не верю в театр, который становится сколком с жизни, копией жизни. Я не верю в бытовое правдоподобие, потому что всегда за утомительно-мелкими деталями боюсь потерять, уронить мысль, и не верю, что из тысячи бытовых деталей, какими бы точными и достоверно правдоподобными они ни казались, сможет родиться, вспыхнуть, все осветив, точная поэтическая мысль. Я мечтаю о спектакле, где мир предстал бы перед нами сквозь призму восприятия его ребенком. Я хочу увидеть мир глазами ребенка».

Судя по отзывам прессы, идея театра сразу же нашла глубокое и точное понимание. Вот, например, рядовая рецензия, каких было много, в том числе и в связи с гастролями театра: «Стремясь преодолеть сложившиеся, привычные нормы игры кукольного театра, из недр которого она вышла, кукла «Жаворонка» ищет пути расширения рамок кукольного жанра, обогащая его возможности. И находит их в органическом соединении кукол, театральных масок и игры актеров. Сейчас, после первого знакомства с первой крупной работой театра, очевидно, что такое соединение ему нужно не ради внешних эффектов, хотя театр их не избегает, а для усиления интеллектуального и общественного звучания спектакля.

Созданная в годы французского Сопротивления, пьеса (речь идет о «Жаворонке» Ануйя) посвящена исторической теме, но всей своей обличительной силой, афористичностью обращена в современную буржуазную действительность.
Из этого именно исходит режиссер в своем решении спектакля. Бориса Аблынкна прежде всего интересует столкновение взглядов, конфликт убеждений, человечность и зло, и если жанр спектакля обозначен как трагедия-памфлет, то режиссер использует выразительные средства главным образом для усиления его памфлетного звучания». Идея Театра Маски в театре «Жаворонок» была реализована интересно и по-разному. Попробуем проследить за ее развитием.
Жаворонок Аблынина

 

www.nitpa.org

Эмблема театра

Историки вернутся еще, очевидно, к тем причинам, которые побудили закрыть
театр-студию: выявилась нерентабельность театра. Наша задача – рассмотрение тех
достижений и просчетов, которые имеют эстетическое значение и связаны именно с
маской, потому что создавался и работал этот театр именно как театр кукол и масок. Причем основное, главенствующее место
отдавалось в театре «Маски и Куклы» именно маске – она стала символом, эмблемой театра.

Весной 1971 года Борис Аблынин на вопрос, ради чего создал он свой театр, ответил так:
«Когда-то, много лет назад, меня удивила такая картина: огромная деревянная
маска, по которой медленно скатывается крупная, прозрачная слеза. Я не запомнил
содержания фильма, в котором увидел эту маску. Связи между нею и героями, их
жизнью, радостями, страданиями, не было. Меня поразила возможность сочетания
обобщенного образа, сконцентрировавшего в себе огромное содержание, с чем-то
трепетно-живым, эмоционально понятным, трогающим. С тех пор мне не давала покоя
мысль о создании театра, в котором большая социально-политическая, человечески
важная мысль, имеющая одновременно и интеллектуальное и эмоциональное значение,
была бы выражена с помощью образов предельно обобщенных, почти нарицательных,
наделенных чертами, легко узнаваемыми современным человеком. Вечное и
сегодняшнее. Всесторонне значительное и близкое, понятное, волнующее людей.
Маска и слеза, скатывающаяся по ней.
Мне захотелось построить Театр Маски.
Вошел человек в маске. Это не просто образ, это обобщение, маска.
Но ведь маску можно снять на сцене.
И тогда зритель видит человека. Зритель ведь иногда забывает, что под маской –
человек. А как они встретятся – маска и человек?»

Человек и его маска

Человек только лишь носит маску. А может быть,
человек – судья? Обличитель? И маску он снял для того, чтобы зритель понял, что
есть она в сравнении с человеком? В созданной им теории эпического театра Брехт
большое значение отводит идее отстранения – актер как бы отодвигает от себя
своего героя и произносит свое человеческое, гражданское суждение о нем. А герой
Брехта – не является ли он часто почти маской? И не одержим ли Брехт-драматург и
Брехт-теоретик идеей срывания масок, идеей острополитической, высокой гражданской идеей?

Мы тоже хотим построить театр, который «срывает маски».
Маска и подлинный человек – творец, разоблачитель Маски. В наших спектаклях есть
и куклы. Нам показалось однажды, что кукла способна становиться обобщенным
образом, нарицательным персонажем. Это ведь так увлекательно: Маска, Кукла,
Человек. Человек как мерило всех ценностей!»

А. Синецкий, главный художник театра, уточняет мысль Аблынина: «Мы строим Театр Маски. Посмотрите на нашу
эмблему – маска рядом с человеком. Но ведь маска – это настолько обобщенное
понятие, что каждый человек имеет возможность дофантазировать с создателем
Маски, может вкладывать в ее улыбку радость, страдание – любое содержание. Мы и
мечтаем о театре, где наш зритель стал бы нашим сотворцом, соучастником. Я
мечтаю о театре поэтическом. Мне хочется, чтобы паши размышления о жизни были не
буднично-прозаическими, не эмпирически-подробными, а чтобы в них жила высокая,
обобщающая поэтическая мысль. Мысль-метафора. Мысль как молния. Я не верю в
театр, который становится сколком с жизни, копией жизни. Я не верю в бытовое
правдоподобие, потому что всегда за утомительно-мелкими деталями боюсь потерять,
уронить мысль, и не верю, что из тысячи бытовых деталей, какими бы точными и
достоверно правдоподобными они ни казались, сможет родиться, вспыхнуть, все
осветив, точная поэтическая мысль. Я мечтаю о спектакле, где мир предстал бы
перед нами сквозь призму восприятия его ребенком. Я хочу увидеть мир глазами ребенка».

Судя по отзывам прессы, идея театра сразу же нашла глубокое и точное
понимание. Вот, например, рядовая рецензия, каких было много, в том числе и в
связи с гастролями театра: «Стремясь преодолеть сложившиеся, привычные нормы
игры кукольного театра, из недр которого она вышла, кукла «Жаворонка» ищет пути
расширения рамок кукольного жанра, обогащая его возможности. И находит их в
органическом соединении кукол, театральных масок и игры актеров. Сейчас, после
первого знакомства с первой крупной работой театра, очевидно, что такое
соединение ему нужно не ради внешних эффектов, хотя театр их не избегает, а для
усиления интеллектуального и общественного звучания спектакля.

Созданная в годы французского Сопротивления, пьеса (речь идет о «Жаворонке» Ануйя) посвящена
исторической теме, но всей своей обличительной силой, афористичностью обращена в
современную буржуазную действительность.

Из этого именно исходит режиссер в своем решении спектакля. Бориса Аблынкна прежде
всего интересует столкновение взглядов, конфликт убеждений, человечность и зло,
и если жанр спектакля обозначен как трагедия-памфлет, то режиссер использует
выразительные средства главным образом для усиления его памфлетного звучания».
Идея Театра Маски в театре «Жаворонок» была реализована интересно и по-разному.
Попробуем проследить за ее развитием.

Далее → Жаворонок Аблынина

Главная → Мода и история театра

maskball.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о