Menu
vitalyatattoo.ru — Студия художественной татуировки и пирсинга ArtinMotion Разное Значение фашистская символика: Недопустимое название — Викисловарь

Значение фашистская символика: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Комитет Совфеда поддержал закон об использовании свастики при условии осуждения нацизма

КАДР ИЗ МНОГОСЕРИЙНОГО ФИЛЬМА «СЕМНАДЦАТЬ МГНОВЕНИЙ ВЕСНЫ», КИНОСТУДИЯ ИМЕНИ ГОРЬКОГО

В России снимут запрет на использование нацистской символики при условии формирования негативного отношения к идеологии фашизма и отсутствия признаков пропаганды. Соответствующий закон поддержал Комитет Совета Федерации по науке, образованию и культуре и рекомендовал его палате к одобрению на пленарном заседании 25 ноября.

В настоящее время Законом «О противодействии экстремистской деятельности» запрещается публичная демонстрация и пропаганда нацистской символики, а Закон «Об увековечении Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов» не допускает любое использование подобных символов как оскорбляющих память жертв фашизма. Правоприменение этих законов нередко вызывало негативную общественную реакцию.

С инициативой снять излишние ограничения и тем самым убрать «серьёзный общественный раздражитель» выступили депутаты Елена Ямпольская и Василий Пискарев.

Внесённый ими закон снимает запрет на использование нацистской атрибутики и символики, если в ходе её демонстрации формируется негативное отношение к идеологии нацизма и отсутствуют признаки пропаганды или оправдания нацизма. Другая важная норма — использование нацистской атрибутики или символики, либо сходной с ней до степени смешения, при которых формируется негативное отношение к идеологии нацизма и экстремизма и отсутствуют признаки пропаганды или оправдания нацистской и экстремистской идеологии, не является экстремистской деятельностью.

«То есть под запрет (даже формально) никогда не попадут «Семнадцать мгновений весны» Татьяны Лиозновой и «Обыкновенный фашизм» Михаила Ромма», — подчеркнул значение закона член Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Александр Вайнберг. Кроме того, размещение в соцсетях военных фотографий дедов, прадедов, родственников, плакатов кинохроники, где может быть нацистская символика, не будет считаться экстремистской деятельностью, отметил сенатор.

Нацистская символика при ДОСААФ?: realistromantic — LiveJournal

При ДОСААФ есть такой хардбольный клуб, называется «Фаланга». Вам это название о чём-то говорит? Наверное, ничего особенного. Максимум — настораживает.

А вот его эмблема:

Уже возникают нехорошие подозрения, правда? Широко известно, что символ фасций использовался итальянскими фашистами.

Выглядел он примерно вот так.

Известно и то, что сам по себе символ фасции придуман задолго до фашистов и адресует к Древнему Риму. Была там такая государственная должность — ликтор. Они выполняли задачи от охранника до палача. Они носили как раз такие штуки.


И с фасциями, и со свастиками, да и вообще со всеми нацистскими символами, есть одна и та же сложность. С одной стороны, фашизм — величайшее преступление XX века — осуждён, и его символика запрещена законом. С другой — символика намного древнее нацизма, и имеет значение не только в пределах фашизм. Как относиться к таким символам?

Здесь есть одна простая вещь. Мы еще помним ту трагедию. Мы еще хотим сохранять иммунитет от того, чтобы та беда не случилась снова. Мы знаем, что она не ушла насовсем, что она обитает где-то под спудом. И мы будем беречь эту страшную память, пока не сможем сказать смело: «Предпосылок к возрождению фашизма больше нет».

Ради этого и принимаются запреты на символику. И те, кому небезразлична история, не будут использовать схожие символы без особых причин.

Значит, чтобы использовать символ, схожий с фашистским, нужна какое-то объяснение, по одной их схем:
1. В символе использован древний смысл, не тот, который использовался фашистами. Тогда надо убедительно объяснить, чем его современный смысл отличается от фашистского, и отобразить это в начертании.
2. Признать, что это фашистский символ и что он используется именно в фашистском смысле. Со всеми вытекающими последствиями, в том числе правовыми (такими и такими).
3. Отрицать факты. Заявить, что фашизма не было. Это тоже довольно сомнительный ход.
4. Сказать: «Нам всё равно. Мы ничего не знаем об этих символах». Годится для пятилетних детей и для взрослых инопланетян.

Как относиться к фасции на гербе этого клуба?

К моменту, когда к фасциям прикоснулись фашисты, этот символ уже активно использовался. Например, фасции есть на ограде Александровского сада в Москве:

Вот справка об этих фасциях:

«Столбы ограды Александровского сада выполнены в виде фасций. Изначально во времена Римской империи связка прутьев/розог символизировала право магистрата добиваться испольнения своих решений силой, а воткнутый в них топор-лабрис — право карать. Также обратите внимание на головы римских львов.
Ныне символ фасций используется во многих странах как символ единения и государственности.
После Первой мировой войны Бенито Муссолини избрал фасции символом своей партии, поэтому само слово „фашизм“ в западноевропейских языках является производным от слова „фасции“ (Fasces — Fascism), при этом слово „фашизм“ употребляется в большинстве случаев по отношению к Итальянской диктатуре, по отношению к Германии употребляется слово — нацизм (Nazism, Nazi).

В некоторых местностях изображение фасций запрещено. Что интересно, изображение фасции было законодательно запрещено в Москве с 1997 по 2002 гг.»

Есть фасции и в эмблеме Федеральной службы судебных приставов России, но как вспомогательный элемент:

В обоих случаях понятно, что символ адресует к государственной власти и к исконной должности ликтора.

Что имеют в виду ребята, входящие в ХК «Фаланга», сказать сложно. Наверное, они просто не очень интересовались этим вопросом.

А что имеют в виду авторы этого герба? Назвать клуб «Фаланга», взять соответствующую эмблему… Вот для сравнения примеры эмблем некоторых других клубов при ДОСААФ: они намного нейтральнее.

Напоследок, более похожий спойлер. Здесь, конечно, не «до степени смешения», но сюжетное сходство налицо. Как говорится, найдите 10 отличий:

[Нажимая это кнопку, вы юридически обязывающе признаёте, что то, что ею скрыто, не публично]

По-моему, вне зависимости от юридических аспектов, уже понятно, что это вовсе не о судебных приставах. Непонятно только, как к этому относится ДОСААФ?

Битва под Москвой — самая масштабная во второй мировой войне

Именно здесь, недалеко от столицы, крупнейшего в мире государства, хваленая гитлеровская армия, впервые потерпела серьезное поражение. Разгром фашистских войск под Москвой явился началом значительного поворота в ходе войны и истории. Окончательно был провален гитлеровский план «быстрой войны»; впервые был развеян миф о «непобедимости» гитлеровской армии.

Битва под Москвой включает в себя два периода: оборонительный — с 30 сентября по 5 декабря 1941 года, и наступательный, который состоит из 2-х этапов: контрнаступление — с 6 декабря 1941 по 7 января 1942 гг., и общее наступление советских войск — с 8 января по 20 апреля 1942 года.

Изначально Гитлер предполагал взятие Москвы в течение первых трёх или четырёх месяцев войны. Однако, несмотря на успехи вермахта в первые месяцы войны, усилившееся сопротивление советских войск помешало его выполнению. В частности, битва за Смоленск (10 июля — 10 сентября 1941) задержала немецкое наступление на Москву на 2 месяца. Битвы за Киев и за Ленинград также оттянули часть сил вермахта, предназначенных для наступления на Москву. Таким образом, немецкое наступление на Москву началось только 30 сентября. Целью наступления являлся захват Москвы до наступления холодов.


Замысел операции предусматривал мощными ударами крупных группировок, сосредоточенных в районах Духовщины (3-я танковая группа), Рославля (4-я танковая группа) и Шостки (2-я танковая группа), окружить основные силы войск Красной Армии, прикрывавших столицу, и уничтожить их в районах Брянска и Вязьмы, а затем стремительно обойти Москву с севера и юга с целью её захвата.

К концу сентября немецко-фашистская группа армий «Центр» закончила все приготовления для операции. Гитлер в обращении к войскам 2 октября заявил: «За три с половиной месяца созданы, наконец, предпосылки для того, чтобы посредством мощного удара сокрушить противника еще до наступления зимы. Вся подготовка, насколько это было в человеческих силах, закончена… Сегодня начинается последняя решающая битва этого года».

Мощной группировке врага советское командование могло противопоставить значительно меньшие силы и средства.

Командующие

Советские войска

Немецко-фашистские войска

Б. М. Шапошников
И. С. Конев
С. М. Будённый
Г. К. Жуков
А. И. Ерёменко
Я. Т. Черевиченко

Ф. фон Бок

А. Штраус
Г. фон Клюге
Г. Гудериан
Г. Рейнгард
Э. Гёпнер
М. фон Вейхс
В. Модель

Силы сторон

Советские войска

Немецко-фашистские войска

1 250 000 человек

1 929 406 человек

96 дивизий

78 расчётных дивизий

1044 танка

1700 танков

более 10500 орудий и миномётов

14000 орудий и минометов

1368 самолетов

1390 самолетов

Первой операцию «Тайфун» начало немецкое командование южной ударной группировкой. 30 сентября оно нанесло удар по войскам Брянского фронта из района Шостка, Глухов в направлении на Орел и в обход Брянска с юго-востока. 2 октября перешли в наступление остальные две группировки из районов Духовщины и Рославля. Их удары были направлены по сходящимся направлениям на Вязьму с целью охвата главных сил Западного и Резервного фронтов. В первые дни наступление противника развивалось успешно. Ему удалось выйти на тылы 3-й и 13-й армий Брянского фронта, а западнее Вязьмы – окружить 19-ю и 20-ю армии Западного и 24-ю и 32-ю армии Резервного фронтов.

Глубокие прорывы танковых группировок врага, окружение ими значительных сил трех фронтов, незаконченность строительства рубежей и отсутствие войск на Можайской линии обороны – все это создало угрозу выхода противника к Москве.

В те грозные дни Центральный Комитет партии, Государственный Комитет Обороны и Ставка Верховного Главнокомандующего провели большую работу по мобилизации всех сил на организацию защиты столицы.

В ночь на 5 октября Государственный Комитет Обороны принял решение о защите Москвы. Главным рубежом сопротивления была определена Можайская линия обороны, куда срочно направлялись все силы и средства. Тогда же было решено сосредоточить усилия всех партийных и советских органов, общественных организаций на быстрейшее создание новых стратегических резервов в глубине страны, их вооружение и подготовку для ввода в сражение.

Для уточнения фронтовой обстановки и оказания помощи штабам Западного и Резервного фронтов в создании новой группировки сил для отпора врагу в районы событий прибыли представители Государственного Комитета Обороны и Ставки В. М. Молотов, К. Е. Ворошилов и А. М. Василевский. Они направили на Можайскую линию из числа отходивших войск до пяти дивизий. Ставка приняла меры по переброске сил с других фронтов и из глубины страны. С Дальнего Востока к Москве спешили три стрелковые и две танковые дивизии.


10 октября Государственный Комитет Обороны объединил управление войск Западного и Резервного фронтов в одних руках. Их войска были включены в Западный фронт, во главе которого был поставлен Г. К. Жуков, командовавший до этого Ленинградским фронтом. Состоялось решение построить на непосредственных подступах к столице еще одну линию обороны – Московскую зону.

Войска, оказавшиеся в вяземском окружении, вели мужественную борьбу с врагом. Они наносили контрудары и прорывались из кольца окружения. Атаки наших войск следовали одна за другой, им предшествовала артподготовка. Особенно яростными были наши атаки 8-12 октября, когда в боевые действия дивизии включилась батарея «катюш» капитана Флерова… Для немцев наступление окруженных батальонов и полков советских войск было полной неожиданностью. Немцам пришлось поспешно стягивать сюда крупные соединения и технику.

Активные боевые действия советских войск в окружении оказали серьезное влияние на развитие событий. Они сковали в районе Вязьмы 28 немецко-фашистских дивизий, которые застряли здесь и не могли продолжать наступление на Москву.

Передовые танковые дивизии Гудериана, устремившиеся от Орла к Туле, натолкнулись в районе Мценска на сопротивление 1-го особого стрелкового корпуса генерала Д. Д. Лелюшенко. Здесь танкисты 4-й и 11-й танковых бригад впервые применили действия танков из засад, давшие большой эффект. Задержка противника у Мценска облегчила организацию обороны Тулы. За эти и последующие умелые действия в ходе оборонительных боев под Москвой 4-я бригада была преобразована в 1-ю гвардейскую танковую бригаду.

К 10 октября развернулась ожесточенная борьба на фронте от верховьев Волги до Льгова. Враг захватил Сычевку, Гжатск, вышел на подступы к Калуге, вел бои в районе Брянска, у Мценска, на подступах к Понырям и Льгову. 14 октября враг ворвался в город Калинин. 17 октября Ставка создала здесь Калининский фронт под командованием генерала И. С. Конева.


С 15 октября 1941 года, по указу Государственного комитета обороны, началась эвакуация ряда предприятий и их персонал с семьями в Куйбышев (ныне Самара) из западных регионов Россиии. В город были эвакуированы из Москвы: Правительство СССР, Верховный Совет СССР, дипломатические представительства, крупные учреждения культуры (например, Большой театр, Мосфильм). Но Государственный Комитет Обороны, Ставка и оперативная группа работников Генерального штаба оставались в Москве и прилегающих к ней районах, было введено осадное положение.


Советское командование нашло силы, чтобы преодолеть серьезное осложнение, случившееся в октябре на подступах к Москве. Западный фронт пополнился за счет резерва Ставки и других фронтов 11 стрелковыми дивизиями, 16 танковыми бригадами, более 40 артиллерийскими полками. Командование фронта использовало их для прикрытия важнейших направлений, ведущих к Москве, — волоколамского, можайского, малоярославецкого и калужского. К концу октября на фронте от Селижарова до Тулы действовало уже десять армий двух фронтов. Защитники Москвы, сражаясь за каждую пядь земли, сначала затормозили, а затем и остановили противника, создав сплошной фронт обороны.

Фашисты усилили налеты своей авиации на Москву, которые начались еще летом. Ночные бомбежки следовали одна за другой. Однако к городу прорывались лишь одиночные самолеты. На ближних подступах к Москве их встречала сплошная завеса огня зенитчиков, а на дальних — колонны бомбардировщиков рассеивались нашими отважными летчиками-истребителями. На весь мир прозвучало тогда имя летчика Виктора Талалихина. В ночном бою он таранил фашистский бомбардировщик. Это был первый в мире ночной таран. В. Талалихину было присвоено звание Героя Советского Союза. А всего на подступах к Москве летчики совершили 25 таранов. В воздух поднимались аэростаты, натягивавшие тросы и сети, препятствовавшие проникновению вражеских самолетов в воздушное пространство столицы.

В эти суровые дни усилия всей страны направлены на решение одной задачи — отстоять Москву. Ведь для миллионов советских людей и в годы радости, и в годы испытаний Москва была аккумулятором их энергии, их героизма, их любви к Родине.


Москва ощетинилась полосами противотанковых ежей. На улицах строились баррикады, подвалы домов превращались в огневые точки. Сотни тысяч москвичей строили на окраинах города глубокую противотанковую оборону, особенно мощную вдоль северных и южных границ города.

Две недели длилась передышка на фронте. За эти отвоеванные в трудных сражениях недели советское правительство проделало колоссальную работу по подготовке населения Москвы к отражению вражеского нашествия. Призывы партии «Отстоим Москву!» вселяли в советских людей уверенность в будущую победу, наполняли их мужеством, укрепляли их волю в борьбе со злейшим врагом человечества – фашизмом.

6 ноября, как и в былые мирные дни, в Москве состоялось торжественное заседание, посвященное 24-ой годовщине Великой Октябрьской революции. Только проходило оно на этот раз не в Большом театре, а в подземном вестибюле станции метро «Маяковская».


7 ноября 1941 года – на Красной площади состоялся военный парад войск Московского гарнизона… Этот парад по силе воздействия на ход событий приравнивается к важнейшей военной операции. Он имел огромное значение по поднятию морального духа армии и всей страны, показав всему миру, что Москва не сдаётся и Советский Союз готов биться до конца. Многие военные подразделения после окончания парада отправились прямиком на фронт. Торжественное собрание и парад на Красной площади транслировались по радио на всю страну. На всех это произвело потрясающее впечатление!

15 ноября гитлеровское командование снова повело свои войска в «последнее» наступление на Москву. Оно перегруппировало силы так, чтобы большинство танковых и механизированных дивизий находились теперь на флангах Центрального фронта и вело наступление на Москву с севера и юга, пытаясь охватить ее железными клещами.

«Остановить теперь противника на подступах к нашей столице, не пустить его, перемолоть в боях гитлеровские дивизии и корпуса… Московский узел является сейчас решающим… Пройдет ещё немного времени, и наступление врага на Москву должно будет захлебнуться. Нужно во что бы то ни стало выдерживать напряжение этих дней» (Г. К. Жуков, 26.11.1941).

Началась решающая фаза Московской битвы.

Советские бойцы и командиры, пехотинцы и артиллеристы, летчики и танкисты, кавалеристы и саперы проявляли чудеса храбрости. Подвиги совершали не отдельные бойцы, а целые взводы, роты, батальоны и дивизии.

28 пехотинцев из стрелковой дивизии генерала И. В. Панфилова у разъезда Дубосеково вступили в бой против 50 фашистских танков и не пропустили их к Москве. «Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва!» – Эти слова политрука Василия Клочкова облетели весь фронт и стали крылатыми. Герои погибли, но не отступили.

Артиллеристы в бою не отходили от своих орудий и продолжали вести огонь даже из поврежденных пушек.

Летчики смело вступали в бой с фашистскими асами. Они сражались один против трех, один против пяти и выходили из боя победителями. Расстреляв свой боеприпас, они смело шли на таран и часто, сразив врага, ухитрялись чудом посадить свою машину, сохраняя ее для следующих боев.

Танкисты подбивали фашистские танки из засад, давили наступающую вражескую пехоту гусеницами своих машин, смело бросались на фашистские орудия и крушили их своей броней.

Кавалеристы прорывались через линию фронта глубоко в тыл врага и уничтожали там фашистские гарнизоны, перехватывали военные колонны войск, идущих к фронту, наводили панику в рядах гитлеровских солдат.

Связисты неустанно под огнем врага наводили и восстанавливали линии связи.

Смело действовали под Москвой в тылу врага партизаны Калининской области. Как раз в эти дни совершили свои бессмертные подвиги комсомольцы Зоя Космодемьянская, Саша Чекалин и сотни других.

Кровопролитные, изнуряющие бои продолжались всю вторую половину ноября. Фашистским войскам удалось с севера прорваться к каналу Волга – Москва и переправиться через него в районе Яхромы. На юге они обошли непокоренную Тулу и прорвались на берега Оки в районе Каширы. Именно в эти критические дни из тыла подошли наши резервы.

Фашистское командование не увидело в ударах советских войск ничего особенного, не почувствовало, что уже начинается перелом в оперативной обстановке, что инициатива уходит от их войск и переходит на сторону Красной Армии.

Гитлеру все еще мерещились поверженная Москва, белые флаги и делегации москвичей, выходящие навстречу с ключами от города.

Напрягая последние силы, фашистские войска захватили Апрелевку – это в 35 километрах от Москвы. На севере они ворвались в Крюково (30 километров от столицы). Еще одно усилие и вот они у Красной Поляны (это уже в 25 километрах от городской черты).


В последние дни ноября, видя, что вступление в Москву задерживается, Гитлер приказал подтянуть к Красной Поляне дальнобойную артиллерию и начать обстрел советской столицы. В военном отношении это была пустая затея, а вот в пропагандистском… Тут можно было сыграть большую игру. И недаром в Красную Поляну Геббельс направил целую киноэкспедицию – снимать фильм об обстреле столицы СССР. Этот фильм правители фашистской Германии рассчитывали показать японцам, которые все еще проявляли нерешительность в отношении СССР.

Но затея с обстрелом, а следовательно, и с кинофильмом бесславно провалилась. Как провалилась и попытка овладеть Москвой.

И вот на фронте под Москвой к 4 – 5 декабря наступило затишье. Немецко-фашистские войска выдохлись, их наступление захлебнулось.

А советское командование только и ждало этого момента! Оно заранее, еще в ходе тяжелейших ноябрьских боев, разработало детальный план перехода наших войск в большое контрнаступление с целью полной ликвидации угрозы столице СССР. Соблюдая все меры предосторожности, в глубокой тайне от врага Ставка готовила это контрнаступление – формировала необходимые резервы, накапливала вооружение, боеприпасы, горючее, продовольствие, зимнее обмундирование для воинов.

Несмотря на тяжелую обстановку, сложившуюся на подступах к Москве к концу ноября, Ставка очень экономно использовала резервные соединения в оборонительных сражениях.

И вот 5 декабря, хотя не все еще было готово к проведению контрнаступления и превосходства над силами противника достигнуть пока не удалось, советское командование приняло смелое решение: приступить к осуществлению плана контрнаступления, ибо оперативная и стратегическая обстановка складывалась в нашу пользу.

Советское командование действовало энергично и решительно. Пока враг не перегруппировал свои силы для обороны, пока он еще не начал строить оборонительных сооружений, нужно идти в наступление. И войска получили приказ: «Вперед!».

Кстати в летних сражениях 1941 года советская армия терпела поражение, но приобретала опыт. Частью этого опыта стало обучение танкистов прямо на заводах. Если раньше даже мелкие неисправности приводили к тому, что экипаж на марше просто бросал танк, то теперь бойцы могли устранить поломки сами.

Мощные удары советских войск явились неожиданностью для врага. Фашистское командование было уверено, что у Советской Армии под Москвой нет сил для наступления, что она хотя и может наносить отдельные сильные удары, но перейти в общее наступление по всему фронту не в состоянии.

А Советская Армия оказалась в состоянии это сделать! И как! Фашисты откатывались назад, теряя технику, бросая нетронутыми склады с горючим, боеприпасами. Солдаты вермахта только и успевали что поднимать руки вверх и твердить заученно: «Гитлер капут!».

За первые пять дней наши войска, ведя тяжелые бои на всех направлениях, продвинулись вперед и освободили ряд городов и сел.

Освобождая все новые и новые населенные пункты, наши воины увидели, что принесли захватчики советским людям. Сожженные города и села, виселицы, разграбленные музеи, библиотеки, Дома культуры, взорванные памятники старины, зверская расправа с мирным населением, рабский труд – все это вызывало ненависть к фашистам, желание как можно скорее очистить от них советскую землю. Все это повышало наступательный порыв бойцов.

Потери

Советские войска

Немецко-фашистские войска

625 256 чел.

581 900 человек

4171 танков и САУ

1300 танков и САУ

24 478 орудий и миномётов

2500 орудий и миномётов

15000 машин и другой техники

Контрнаступление советских войск под Москвой переросло в общее наступление Красной Армии по всему советско-германскому фронту. Это было началом коренного поворота событий в ходе Великой Отечественной войны.

Разгром фашистских войск под Москвой стал решающим военно-политическим событием первого года Великой Отечественной войны. Одержав победу под Москвой, наши войска окончательно похоронили фашистский план «молниеносной войны» и развеяли миф о непобедимости германской армии. Провалились расчеты гитлеровцев на непрочность советского общественного и государственного строя, советского тыла.

В итоге гитлеровское командование вынуждено было перейти к стратегической обороне на всем советско-германском фронте.


На братских могилах не ставят крестов,
И вдовы на них не рыдают,
К ним кто-то приносит букеты цветов,
И Вечный огонь зажигают.

Здесь раньше вставала земля на дыбы,
А нынче — гранитные плиты.
Здесь нет ни одной персональной судьбы —
Все судьбы в единую слиты.

А в Вечном огне виден вспыхнувший танк,
Горящие русские хаты,
Горящий Смоленск и горящий рейхстаг,
Горящее сердце солдата.

У братских могил нет заплаканных вдов —
Сюда ходят люди покрепче.
На братских могилах не ставят крестов,
Но разве от этого легче?..

В. С. Высоцкий, 1964

«Психология нацизма» Эриха Фромма — текст о сегодняшнем дне? — Моноклер

Рубрики : Избранное, Общество, Последние статьи, Психология


Нашли у нас полезный материал? Помогите нам оставаться свободными, независимыми и бесплатными, сделав любое пожертвование: 


Как страх перед изоляцией, относительная слабость моральных принципов и комплиментарное возвеличивание народа и расы со стороны государства становятся прочной основой расцвета нацизма и других подобных идеологий.

Wikimedia Commons

«Нет у человека заботы мучительнее, как найти того, кому бы передать поскорее тот дар свободы, с которым это несчастное существо рождается».

Это слова Великого инквизитора из романа «Братья Карамазовы» Ф. М. Достоевского. По иронии, образ инквизитора и его идеи были введены в роман, чтобы их опровергнуть, но XX век послужил жутким подтверждением этих истин.

Одним из первых о начале эры толпы заговорил французский психолог Гюстав Лебон. В его работе 1895 года «Психология народов и масс» чётко прослеживается мысль, что корни психологии масс находятся в биологических причинах —  толпа руководствуется звериными эмоциями. Ещё одна гениальная догадка Лебона — толпе не нужна демократия, ей ближе авторитарный стиль управления, она нуждается в вожде. Эта же идея встречается в работах Фрейда, который был уверен, что в подвалах общественной психики живёт невыносимая тоска о недостающем отце, вожде стаи.

Фашизм, нацизм, сталинизм и другие идеологии подобного толка — наилучшие тому доказательства. Но так ли прост механизм развития глобальных коллективных явлений, которые всегда — и тогда, и сейчас — составляли ткань общественной жизни?

На этот вопрос прекрасно ответил социолог, психолог, философ и основатель неофрейдизма Эрих Фромм, который попытался вывести проблему за пределы психоанализа и показать, что нацизм, впрочем, как и любые иные подобные идеологии,  — это комплексное явление, которое одновременно зависит как от психологических, так и от социально-экономических условий:

Нацизм — это психологическая проблема, но сами психологические факторы могут быть поняты лишь при учёте их формирования под воздействием факторов социально-политических и экономических. Нацизм — это экономическая и политическая проблема, но без учёта психологических факторов невозможно понять, каким образом он приобрёл власть над целым народом.

Будучи свидетелем зарождения нацизма в Германии, он дал в своей книге «Бегство от свободы» наиболее глубокий анализ этого явления. Исследуя феномен свободы, Фромм приходит к выводу, что современный человек, порвавший с вековой махиной доиндивидуалистического общества, которое полностью регулировало его жизнь (ограничивало и защищало), не приобрел иной свободы — свободы реализации личности, интеллектуальных, эмоциональных и чувственных способностей. Это противоречие вызвало ощущение изоляции, чувство тревоги и бессилия. По убеждению Эриха Фромма,  именно ничтожность и бессилие индивида, вызванные экономическими условиями и основными тенденциями политического развития, — та почва, которая питала корни фашизма. Психолог отмечает:

«Это утверждение противоречит общепринятому мнению, что современная демократия, освободив индивида от всех внешних ограничений, привела к расцвету индивидуализма. Мы гордимся тем, что нас не гнетет никакая внешняя власть, что мы свободны выражать свои мысли и чувства, и уверены, что эта свобода почти автоматически обеспечивает нам проявление индивидуальности. Но право выражать свои мысли имеет смысл только в том случае, если мы способны иметь собственные мысли; свобода от внешней власти становится прочным достоянием только в том случае, если внутренние психологические условия позволяют нам утвердить свою индивидуальность. Достигли ли мы этой цели? Или хотя бы приближаемся ли к ней? Эта книга посвящена человеческому фактору, поэтому ее целью является критический анализ именно данной проблемы».

Именно в состоянии подобного беспокойства человек готов найти себе новую зависимость, отдать свою свободу сильному диктатору, порадовав Великого инквизитора.

Сегодня Моноклер публикует главу «Психология нацизма» из книги Эриха Фромма, в которой философ показал, как страх перед изоляцией, относительная слабость моральных принципов, социальная фрустрация и комплиментарное возвеличивание народа и расы со стороны государства становятся прочной основой укрепления нацизма в Германии. Зачем нам это читать сейчас? А то вы не догадываетесь.

Как отметил в своём интервью о нацистской Германии Карл Густав Юнг:

«Всякий человек, который утрачивает свою тень, всякая нация, которая уверует в свою непогрешимость, станет добычей. Мы испытываем любовь к преступнику и проявляем к нему жгучий интерес, потому что дьявол заставляет забыть нас о бревне в своем глазу, когда мы замечаем соринку в глазу брата, и это способ провести нас. Немцы обретут себя, когда примут и признают свою вину, но другие станут жертвой одержимости, если в своем отвращении к немецкой вине забудут о собственных несовершенствах».

Психология нацизма

Приступая к психологии нацизма, мы прежде всего должны уяснить, каково значение психологических факторов для понимания нацизма. В научной и популярной литературе о нацизме высказывались две противоположные точки зрения. Первая состоит в том, что фашизм — это сугубо экономическое и политическое явление и психология никак его не объясняет; вторая — в том, что фашизм — чисто психологическая проблема.

Первая точка зрения рассматривает нацизм либо как результат сугубо экономического развития, то есть как результат экспансионистских тенденций германского империализма, либо как сугубо политическое явление, то есть захват государственной власти политической партией, опирающейся на промышленников и юнкеров. Иначе говоря, победа нацизма объясняется как результат обмана и подавления большинства народа вероломным меньшинством.

Согласно второй точке зрения, нацизм может объяснить только психология, точнее, психопатология. Гитлер считается маньяком или «невротиком», а его последователи — безумцами или психически неуравновешенными людьми. В свете этого объяснения, как его излагает Л. Мамфорд, подлинные корни фашизма надо искать «не в экономике, а в человеческой душе». Он продолжает: «Объяснение фашизма заключается не в Версальском договоре и не в слабости Веймарской республики, а в безмерной гордыне, в наслаждении жестокостью и в невротическом распаде».

По нашему мнению, ни одно из этих взаимоисключающих объяснений неверно. Нацизм — это психологическая проблема, но сами психологические факторы могут быть поняты лишь при учете их формирования под воздействием факторов социально-политических и экономических. Нацизм — это экономическая и политическая проблема, но без учета психологических факторов невозможно понять, каким образом он приобрел власть над целым народом. В этой главе мы займемся именно психологическим аспектом нацизма, его человеческой базой. Нам предстоит рассмотреть два вопроса: особенности характера тех людей, к которым обращена нацистская идеология, и психологический характер самой идеологии, превративший ее в столь эффективное орудие воздействия на этих людей.

Изучая психологические предпосылки победы нацизма, нужно с самого начала провести различие между двумя группами населения. Часть народа склонилась перед нацистским режимом без сколь-нибудь значительного сопротивления, но и без восторга от идеологии или политической практики нацизма. Другая часть народа была чрезвычайно увлечена новой идеологией и фанатически предана тем, кто ее провозглашал. Первая группа состояла в основном из рабочего класса, а также из либеральной и католической буржуазии. Но хотя эти слои относились к нацизму враждебно с самого момента его зарождения и до 1933 года, хотя они имели прекрасную организацию — особенно рабочий класс, — они не проявили того внутреннего сопротивления, какого можно было бы ожидать, судя по их политическим убеждениям. Их воля к сопротивлению сломалась очень скоро, и с тех пор, они не доставляли особых трудностей новому режиму (конечно, за исключением того малого меньшинства, которое героически борется с нацизмом все эти годы). По-видимому, эта готовность подчиниться нацистскому режиму была психологически обусловлена состоянием внутренней усталости и пассивности, которые характерны для индивида нашей эпохи даже в демократических странах. Поскольку речь идет о рабочем классе, то в Германии была еще одна причина для этого: поражение, которое он потерпел после первых побед в революции 1918 года. Рабочий класс вступил в послевоенный период с большими надеждами на осуществление социализма или по меньшей мере на существенное улучшение своего экономического, политического и социального положения. Но ему пришлось испытать непрерывный ряд поражений — каковы бы ни были их причины, — которые принесли полное крушение этих надежд. К началу 1930 года результаты первых его побед были почти полностью уничтожены, что привело к глубокому разочарованию, неверию своим лидерам, сомнению относительно целесообразности любых политических организаций, любой политической деятельности. Рабочие оставались членами своих партий и продолжали — на уровне сознания — верить в свои политические доктрины, но в глубине души многие из них потеряли всякую веру в эффективность политической борьбы.


Смотрите также Интервью с Юнгом: «Единственная существующая опасность — это сам человек»

После прихода Гитлера к власти лояльность большинства населения нацистскому правительству была усилена добавочным стимулом: миллионы людей стали отождествлять правительство Гитлера с «Германией». В его руках была теперь государственная власть, и потому борьба с ним означала самоисключение из сообщества всех немцев; когда все другие партии были распущены и нацистская партия «стала» Германией, оппозиция этой партии стала равнозначна оппозиции Германии. Наверно, для среднего человека нет ничего тяжелее, чем чувствовать себя одиноким, не принадлежащим ни к какой большой группе, с которой он может себя отождествить. Гражданин Германии, как бы ни был он чужд принципам нацизма, должен был выбирать между одиночеством и чувством единства с Германией, и большинство выбрало единство. Во многих случаях люди, не имеющие ничего общего с нацизмом, защищают нацизм от критики иностранцев, потому что расценивают ее как нападки на Германию. Страх перед изоляцией и относительная слабость моральных принципов значительной части населения помогают любой партии завоевать его лояльность, стоит лишь этой партии захватить государственную власть.

Из этого следует важнейшая аксиома политической пропаганды: любые нападки на Германию как таковую, любая пропаганда, порочащая «немцев» (вроде клички «гунны» в период прошлой войны), только усиливают лояльность тех, кто еще не вполне отождествляет себя с нацистской системой. Эта проблема, однако, не может быть решена даже самой умной и искусной пропагандой. Ее может решить только победа — во всех странах — одной фундаментальной истины: этические принципы выше существования нации, и приверженность этим принципам вводит индивида в сообщество всех тех, кто разделял, разделяет и будет разделять это убеждение.

В противоположность отрицательному или равнодушному отношению рабочего класса, либеральной и католической буржуазии низшие слои среднего класса (мелкие лавочники, ремесленники, служащие) восторженно приветствовали нацистскую идеологию.

В этой второй группе населения, составившей массовую опору нацистского движения, люди старшего поколения формировали более пассивный слой; их сыновья и дочери стали активными борцами. Нацистская идеология — дух слепого повиновения вождю, ненависть к расовым и политическим меньшинствам, жажда завоевания и господства, возвеличение немецкого народа и «нордической расы» — имела для них огромную эмоциональную притягательность. Именно это покорило их, превратило в пылких приверженцев нацизма и борцов за его дело.

Почему же нацистская идеология оказалась столь привлекательной для низов среднего класса? Ответ на этот вопрос необходимо искать в социальном характере этой группы населения. Ее социальный характер заметно отличается от социального характера рабочего класса, верхов среднего класса и высших классов, в том числе аристократии. В сущности, некоторые черты, характерные для этой части среднего класса, видны на протяжении всей истории: любовь к сильному и ненависть к слабому, ограниченность, враждебность, скупость — в чувствах, как и в деньгах, — и особенно аскетизм. Эти люди всегда отличались узостью взглядов, подозрительностью и ненавистью к незнакомцу, а знакомый всегда вызывал у них завистливое любопытство, причем зависть всегда рационализировалась как презрительное негодование, вся их жизнь была основана на скудости — не только в экономическом, но и в психологическом смысле.

Когда мы говорим, что социальный характер низов среднего класса отличается от социального характера рабочего класса, это вовсе не значит, что подобную личность нельзя встретить среди рабочих. Но для низов среднего класса она типична, а среди рабочих проявляется в столь же отчетливой форме лишь у меньшинства. Однако те или иные черты такого характера в менее выраженной форме обнаруживались и у большинства представителей рабочего класса, например повышенная почтительность к власти или бережливость. Вместе с тем значительная часть «белых воротничков» — возможно, большинство — по своему характеру, по-видимому, ближе к рабочим (особенно к рабочим крупных заводов), нежели к «старому среднему классу», который не принимал участия в развитии монополистического капитализма, а испытывал угрозу с его стороны.

Конечно, социальный характер низших слоев среднего класса был таким же еще задолго до войны 1914 года, но послевоенные события усилили в них именно те черты, на которые больше всего действовала нацистская идеология: стремление к подчинению и жажду власти.

В период перед германской революцией 1918 года экономическое положение нижних слоев старого среднего класса — мелких предпринимателей и ремесленников — было достаточно плачевно, но оно не было безнадежно, и существовало много факторов, которые их поддерживали.

Авторитет монархии был непререкаем: опираясь на нее и отождествляя себя с нею, представитель низов среднего класса приобретал чувство уверенности и нарциссической гордости. Столь же прочно держался еще авторитет религии и традиционной морали. Семья была еще незыблемым оплотом, надежным убежищем во враждебном мире. Индивид ощущал свою принадлежность к устойчивой общественной и культурной системе, где у него было собственное место. Его мазохистские наклонности в достаточной мере удовлетворялись подчинением существующим авторитетам, но он не доходил до крайнего самоотречения и сохранял сознание собственной значимости. Если индивиду не доставало уверенности или агрессивности, то сила авторитетов, которым он подчинялся, это компенсировала. Короче говоря, его экономическое положение было еще достаточно прочным, чтобы дать ему чувство довольства собой, авторитеты же, на которые он опирался, были достаточно сильны, чтобы обеспечить ему дополнительную уверенность, если не хватало собственной.

В послевоенный период ситуация резко изменилась. Прежде всего экономический упадок старого среднего класса пошел быстрее; этот процесс был ускорен инфляцией, которая к 1923 году почти полностью поглотила все сбережения, накопленные многолетним трудом.

В период 1924-1928 годов экономическое развитие принесло низам среднего класса новые надежды, но депрессия, начавшаяся в 1929 году, ничего от них не оставила. Как и в период инфляции, средний класс, стиснутый между рабочими и высшими классами, оказался самым беззащитным, по нему депрессия ударила сильнее всего.


Читайте также
 «Неизбежна ли война?»: письмо Зигмунда Фрейда Альберту Эйнштейну

Но кроме этих экономических причин, были еще и психологические, усугубившие положение. Первая из них — поражение в войне и падение монархии. Монархия и государство были в свое время незыблемой основой, на которой строилась в психологическом смысле вся жизнь мелкого буржуа — их падение разрушило эту основу. Если публично высмеивают Кайзера, если нападают на офицеров, если государству пришлось сменить форму правления и допустить «красных агитаторов» на должности министров, а какого-то шорника сделать президентом, то во что остается верить маленькому человеку? Прежде он отождествлял себя со всеми этими институтами, как унтер-офицер отождествляет себя с армией; но теперь, когда их больше нет, куда ему податься?

Инфляция тоже сыграла не только экономическую, но и психологическую роль. Она нанесла смертельный удар принципу бережливости и престижу государства. Если многолетние сбережения, ради которых человек отказывал себе в стольких маленьких радостях, могут быть утрачены без всякой его вины, то к чему вообще бережливость? Если государство может нарушить свои обязательства, напечатанные на его банковских билетах, то кому же тогда верить?

После войны резко упал не только экономический уровень среднего класса, но и его социальный престиж. Перед войной представитель этого класса ощущал, что он все-таки не рабочий, он все-таки «кто-то». После революции социальный престиж рабочего класса значительно вырос, и соответственно изменился взгляд на средний класс. Теперь его представителям не на кого было смотреть сверху вниз; исчезла эта привилегия, которая всегда была одной из главных радостей в жизни мелких лавочников и тому подобной публики.

В довершение всех этих бед пошатнулся и последний оплот уверенности среднего класса — семья. В послевоенные годы упал авторитет отца, вся мораль среднего класса отвергалась молодежью, и в Германии этот процесс был, вероятно, заметнее, чем где-либо еще. Молодое поколение поступало по-своему и не заботилось больше о том, одобряют его поведение родители или нет.

Причины этого процесса слишком многочисленны и сложны, чтобы разбирать их здесь подробно. Я упомяну лишь несколько из них. Крушение прежних символов власти и авторитета — монархии и государства — отразилось и на личных символах авторитета, то есть на родителях. Родители требовали от молодежи почтения к тем авторитетам, но раз они оказались несостоятельны, то и родители потеряли престиж и власть. Другая причина состояла в том, что в новых условиях, особенно в условиях инфляции старшее поколение растерялось и оказалось гораздо менее приспособленным, чем более «гибкая» молодежь. В результате молодое поколение ощущало свое превосходство и уже не могло принимать всерьез ни учения старших, ни их самих. И кроме того, экономический упадок среднего класса отнял у родителей традиционную роль гарантов будущности их детей.

Старшее поколение низов среднего класса было более пассивно в своей горечи и разочаровании, молодежь стремилась к действию. Экономическое положение молодых было подорвано, поскольку у них не было базы для независимого существования, какая была у их отцов. Рынок свободных профессий был насыщен, так что трудно было рассчитывать на успехи в качестве врача или адвоката. Вернувшиеся с войны считали, что они заслужили лучшую участь, нежели та, что осталась на их долю. Особенно это относилось к массе молодых офицеров, которые за несколько лет привыкли командовать и ощущали власть как нечто естественное: они не могли примириться с положением мелких служащих или коммивояжеров.

Усиление социальной фрустрации вызвало психологические последствия, ставшие важным фактором в развитии национал-социализма; представители среднего класса не сознавали, что экономический и социальный упадок затрагивает именно их общественный слой; они считали, что их судьба — это судьба всего народа. Поражение Германии и Версальский договор стали теми символами, которыми они подменили свою подлинную фрустрацию — социальную.

Часто говорят, что одной из главных причин подъема нацизма было обращение победителей с Германией в 1918 году. Это утверждение необходимо уточнить. Большинство немцев считало, что мирный договор несправедлив, но рабочий класс относился к этому договору гораздо спокойнее, чем средний класс, без такой горечи и злобы. Рабочие были против прежнего режима, и поражение в войне для них означало поражение режима. Они знали, что сражались достойно, им нечего было стыдиться. Вместе с тем победа революции, которая стала возможна только в результате военного поражения монархии, улучшила их экономическое, политическое и человеческое положение. Негодование против Версальского договора имело главную основу в низах среднего класса; причем националистические страсти были рационализацией, переводившей чувство социальной неполноценности в чувство неполноценности национальной.

Эта рационализация совершенно очевидна в личном развитии Гитлера. Он был типичным представителем низов среднего класса — был никем и не имел никаких перспектив на будущее. И очень остро чувствовал свою роль парии. В «Майн кампф» он часто говорит, что в молодости он был «никто», «безвестный человек». Но хотя это ощущение было следствием его собственного социального положения, он рационализировал его в национальных символах. Родившись за пределами империи, он чувствовал себя изгоем не столько в социальном плане, сколько в национальном. Великая Германская империя, в которую смогут вернуться все ее сыновья, стала для него символом социального престижа и надежности.

Чувство тревоги, бессилия и социальной изоляции, которыми был охвачен прежний средний класс, и вытекающие из них разрушительные тенденции — не единственный психологический источник нацизма. Крестьяне были возмущены своими городскими кредиторами, у которых были в долгу. Рабочие были обескуражены постоянным отступлением, начавшимся сразу же после их первых побед в 1918 году, разочарованы своими руководителями, полностью утратившими стратегическую инициативу. Огромное большинство народа было охвачено чувством собственной ничтожности и бессилия, о котором мы уже говорили, что оно характерно для монополистического капитализма вообще.

Эти психологические условия не были причиной нацизма, но они сформировали ту человеческую основу, без которой нацизм не смог бы развиться. Однако полный анализ возникновения и победы нацизма должен опираться не только на психологические, но и на чисто экономические и чисто политические факторы. Поскольку этому аспекту проблемы посвящена обширная литература, а наша книга преследует специальные цели, то нам нет нужды вдаваться в обсуждение экономических и политических вопросов. Однако можно напомнить, какую роль сыграли в становлении нацизма представители крупного капитала и полуразорившегося юнкерства. Без их поддержки Гитлер никогда не смог бы победить, а эта поддержка в гораздо большей степени была обусловлена их экономическими интересами, чем какими бы то ни было психологическими факторами.

Имущие классы столкнулись с парламентом, в котором 40 процентов депутатов — социалистов и коммунистов — представляли слои населения, недовольные существующей социальной системой; возраставшее число нацистских депутатов тоже представляло класс, находившийся в резкой оппозиции наиболее могущественным кругам германского капитализма. Такой парламент, в большинстве своем представлявший тенденции, направленные против их экономических интересов, казался им опасным. Они говорили, что демократия не работает. На самом деле можно было сказать, что демократия работает слишком хорошо: парламент достаточно адекватно представлял соответствующие интересы различных классов населения страны, и как раз поэтому парламентская система стала несовместимой с интересами крупных промышленников и полуфеодальных землевладельцев, не хотевших терять свои привилегии. Привилегированные классы рассчитывали, что нацизм направит угрожавший им эмоциональный заряд в другое русло и в то же время поставит нацию на службу их собственным экономическим интересам. В целом их ожидания оправдались, хотя они и ошиблись в некоторых деталях. Гитлер и его бюрократия не стали таким орудием, которым круппы и тиссены могли бы командовать как хотели; им пришлось разделить свою власть с нацистской бюрократией, а в ряде случаев и подчиниться ей. Однако нацизм, принесший экономический ущерб всем остальным классам, заботливо опекал интересы наиболее мощных групп германской промышленности. Нацистская система — это «усовершенствованный» вариант довоенного германского империализма, нацисты продолжают дело павшей монархии. (Впрочем, республика тоже практически не мешала развитию монополистического капитализма в Германии, даже помогла ему по мере своих сил).

Здесь у читателя может возникнуть вопрос. Как согласовать два утверждения: что психологическую базу нацизма составляет прежний средний класс и что нацизм функционирует в интересах германского империализма? Ответ в принципе тот же, что был дан на вопрос о роли среднего бюргерства в период развития капитализма. В послевоенное время средний класс, особенно его низы, был охвачен страхом перед монополистическим капитализмом, охвачен тревогой и произраставшей из нее ненавистью. Средний класс был в панике, он был преисполнен стремлением подчиниться обнадеживающей силе и в то же время встать над кем-то бессильным и бесправным. Эти чувства были использованы другим классом для установления режима, который должен был действовать в его собственных интересах.

Гитлер оказался столь эффективным орудием потому, что в нем сочетались черты возмущенного и озлобленного мелкого буржуа, с которым низы среднего класса могли себя отождествлять эмоционально и социально, и черты ренегата, готового служить интересам германских промышленников и юнкеров. Сначала он выступал как мессия прежнего среднего класса: обещал уничтожить универсальные магазины, покончить с властью финансового капитала и т. д. Эти обещания общеизвестны, как и то, что они не были выполнены. Однако это оказалось несущественно. Нацизм никогда не имел настоящих политических или экономических принципов; единственный принцип нацизма — его радикальный оппортунизм. Существенно было то, что сотни тысяч мелких буржуа, которые при нормальном ходе событий имели очень мало шансов разбогатеть или добиться власти, в качестве членов нацистской бюрократии получили большой ломоть богатства и престижа, поскольку заставили высшие классы разделить с ними этот «пирог». Другие, не вошедшие в нацистский аппарат, получили работу, отнятую у евреев и политических противников, а остальные — хотя у них не прибавилось хлеба — приобрели «зрелища». Они получили эмоциональное удовлетворение от этих садистских спектаклей и от идеологии, наполнившей их чувством превосходства над остальным человечеством; и это удовлетворение может — хотя бы на время — компенсировать тот факт, что их жизнь стала беднее и в экономическом, и в культурном смысле.


«Психолог в концлагере»: Виктор Франкл о внутренней свободе и смысле жизни


Итак, мы видим, что определенные социально-экономические изменения (особенно упадок среднего класса и возрастание роли монополистического капитала) произвели глубокое психологическое воздействие. Это воздействие было усилено и приведено в систему политической идеологией, сыгравшей в этом отношении такую же роль, как и религиозные идеологии XVI века. Нацизм психологически возродил нижние слои среднего класса и в то же время способствовал разрушению их прежних социально-экономических позиций. Нацизм мобилизовал эмоциональную энергию этих слоев и превратил ее в мощную силу, борющуюся за экономические и политические цели германского империализма.

На следующих страницах мы покажем, что личность Гитлера, его учение и вся нацистская система являются крайними проявлениями того типа характера, который мы назвали «авторитарным». Именно поэтому Гитлер особенно привлекает ту часть населения, которая обладает более или менее подобным складом характера.

Автобиография Гитлера служит прекрасной иллюстрацией авторитарной личности, а поскольку это и самый представительный документ нацистской литературы, то я воспользуюсь ею как главным источником, анализируя психологию нацизма.

Мы говорили, что авторитарный характер определяется одновременным присутствием садистских и мазохистских влечений. Садизм мы определили как стремление к неограниченной власти над другими, более или менее связанное с разрушительными тенденциями; мазохизм — как стремление раствориться в подавляющей силе, приобщившись тем самым к ее мощи и славе. И садистские и мазохистские тенденции вызываются неспособностью индивида к самостоятельному существованию, его потребностью в симбиотический связи для преодоления одиночества.

В «Майн кампф» Гитлер неоднократно демонстрирует свое садистское стремление к власти. Оно характерно и для его отношения к немецкому народу, который он презирает и «любит» типично по-садистски, и для его отношения к политическим противникам, против которых направлены его разрушительные наклонности, составляющие существенную долю его садизма. Вот что он пишет об удовлетворении, которое доставляет массам господство: «Чего они хотят — это победа сильного и уничтожение или безоговорочная капитуляция слабого». «Как женщина, которая предпочтет подчиниться сильному мужчине, а не господствовать над слабосильным, так же и массы любят повелителя больше, чем просителя, и внутренне их гораздо больше удовлетворяет доктрина, не допускающая никакого соперника, чем благодеяния либеральной свободы; часто они не знают, что делать с этой свободой, и чувствуют себя покинутыми. Они не осознают ни наглости, с которой их духовно терроризируют, ни оскорбительного ограничения их человеческих свобод, потому что им никогда не приходит в голову, как их обманывает эта доктрина».

Подавление воли слушателей превосходящей силой оратора он считает существенным фактором пропаганды. Он даже не стесняется признать, что физическая усталость его аудитории — это наиболее желательное условие, способствующее их внушаемости. Рассуждая о том, в какое время дня лучше проводить массовые политические митинги, он говорит: «По-видимому, утром и даже в течение дня человеческая воля более энергично восстает против попыток подчинить ее воле и мнению другого человека. Но вечером она легче уступает превосходящей силе более твердой воли. Ведь, по сути дела, каждый такой митинг представляет собой схватку двух противоположных сил. Высший ораторский дар господствующей апостольской натуры легче обратит к новой воле людей, у которых естественным образом ослабела сила сопротивления, чем людей, еще вполне обладающих своей психической энергией и силой воли».

Сам Гитлер прекрасно осознает условия, порождающие стремление к подчинению, и замечательно описывает состояние человека, присутствующего на массовом митинге: «Массовые митинги необходимы хотя бы потому, что индивид, который становится приверженцем нового движения, ощущает свое одиночество и легко поддается страху, оставаясь наедине; на митинге же он впервые видит зрелище большого сообщества, нечто такое, что большинству людей прибавляет силы и бодрости… Если он впервые вышел из своей маленькой мастерской или из большого предприятия, где он чувствует себя очень маленьким, и попал на массовый митинг, где его окружают тысячи и тысячи людей с теми же убеждениями… то он сам поддается магическому влиянию того, что называется массовым внушением».

Геббельс оценивает массы в том же духе. «Люди хотят только одного: чтобы ими прилично управляли», — пишет он в своем романе «Михаэль». Массы для него «не больше чем камень для скульптора. Вождь и массы — это не большая проблема, чем художник и краски».

В другой книге Геббельс точно описывает зависимость садиста от его объекта: каким слабым и опустошенным он чувствует себя, если не имеет власти над кем-либо, и как эта власть дает ему новую силу. Вот признание Геббельса в том, что происходит с ним самим: «Иногда впадаешь в глубокую депрессию. Ее можно преодолеть, лишь снова очутившись перед массами. Люди — источник нашей силы».

Красноречивое описание той власти над людьми, которую нацисты называют руководством, дал руководитель немецкого Трудового фронта Лей. Обсуждая качества, необходимые нацистскому руководителю, и задачи обучения руководителей, он пишет: «Мы должны знать, есть ли у этих людей воля руководить, быть хозяевами, одним словом — управлять… Управлять нужно с удовольствием… Мы научим этих людей верховой езде… чтобы привить им чувство абсолютного господства над живым существом».

Тот же акцент на силу и власть выражен в формулировке Гитлера о задачах образования. Он заявляет, что «все образование и воспитание ученика должно быть направлено к тому, чтобы привить ему убеждение в абсолютном превосходстве над другими».

Я надеюсь, читателя уже не поразит тот факт, что в другом месте он декларирует необходимость научить мальчика безропотно переносить несправедливость. Это противоречие типично для садистско-мазохистской раздвоенности между жаждой власти и жаждой подчинения.

Нацистскими вождями, членами «элиты» движет стремление к власти над массами. Как показывают приведенные цитаты, эта жажда власти иногда выражается с откровенностью, почти невероятной. Иногда она облекается в менее агрессивную форму при помощи утверждения, что массы как раз того и хотят, чтобы ими управляли. Иногда нужно польстить массам, спрятать свое презрение к ним — и тогда прибегают к трюкам наподобие следующего. Говоря об инстинкте самосохранения, который, как мы увидим, для Гитлера более или менее идентичен стремлению к власти, он заявляет, что у арийца этот инстинкт принял наиболее благородную форму, «потому что он добровольно подчиняет свое «я» жизни общества и, если потребуется, приносит его в жертву».

В первую очередь наслаждаются властью «вожди», но и массы отнюдь не лишены садистского удовлетворения. Расовые и политические меньшинства в Германии, а затем и другие народы, которые объявляются слабыми или загнивающими, — это те объекты садизма, которые «скармливаются» массам. Гитлер и его бюрократия наслаждаются властью над немецким народом, и в то же время они приучают этот народ наслаждаться властью над другими народами и стремиться к мировому господству.

Гитлер не колеблется заявить, что господство над миром является его целью, а также целью его партии. Издеваясь над пацифизмом, он говорит: «Гуманно-пацифистская идея, возможно, и на самом деле будет очень хороша, когда человек высшего ранга завоюет мир и подчинит его настолько, что станет единственным властелином земного шара».

И еще: «Государство, которое в эпоху расового вырождения посвящает себя заботе о своих лучших расовых элементах, рано или поздно должно стать властелином мира».

Обычно Гитлер пытается рационализировать и оправдать свою жажду власти. Основные оправдания таковы: его господство над другими народами преследует их собственные интересы и интересы мировой культуры; стремление к власти коренится в вечных законах природы, а он признает лишь эти законы и следует им; сам он действует по велению высшей власти — Бога, Судьбы, Истории, Природы; его стремление к господству — это лишь защита от стремления других к господству над ним и над немецким народом. Он хочет только мира и свободы.

Примером рационализации первого типа может служить следующий абзац из «Майн кампф»:

«Если бы в своем историческом развитии немецкий народ обладал тем же единством, какое выпало на долю других народов, то Германская империя, наверно, была бы сегодня владычицей всего мира». Как полагает Гитлер, немецкое господство привело бы к миру, «который поддерживается не пальмовыми ветвями слезливых пацифистских профессиональных плакальщиц, а утвержден победоносным мечом народа повелителей, поставивших мир на службу высшей культуре».

Уверения Гитлера, что его целью является не только благополучие Германии, что его действия служат высшим интересам цивилизации вообще, в последние годы стали хорошо известны любому читателю газет.

Вторая рационализация — что его стремление к власти обусловлено законами природы — это больше, чем только рационализация: в ней обнаруживается стремление к подчинению высшей внешней силе, выраженное, в частности, в его грубой вульгаризации дарвинизма. В «инстинкте сохранения вида» Гитлер видит «первопричину образования человеческих сообществ».

Инстинкт самосохранения ведет к борьбе сильного за господство над слабым и в конечном итоге к выживанию наиболее приспособленных. Отождествление инстинкта самосохранения с властью над другими находит особенно яркое выражение в гипотезе Гитлера, что «первая человеческая цивилизация, безусловно, была основана не столько на приручении животных, сколько на использовании низших людей». Он переносит свой собственный садизм на природу, «жестокую царицу всякой мудрости», заявляя, что ее закон самосохранения «связан с железным законом необходимости, по которому лучший и сильнейший в этом мире имеет право на победу».

Интересно заметить, что в связи с этой вульгаризацией дарвинизма «социалист» Гитлер отстаивает либеральный принцип неограниченной конкуренции. Возражая против сотрудничества различных националистических групп, он говорит: «При такой комбинации связывается свободная игра энергий, прекращается борьба за отбор лучшего и становится невозможной окончательная победа, которую должен одержать самый здоровый и сильный». В другом месте он называет «свободную игру энергий» «мудростью жизни».

Разумеется, теория Дарвина сама по себе вовсе не выражает чувства садистско-мазохистской личности. Наоборот, многие ее последователи связывали с ней свои надежды на дальнейшую эволюцию человечества к высшим ступеням культуры. Но для Гитлера эта теория стала выражением и одновременно оправданием его садизма. Он наивно проговаривается, какое психологическое значение имела для него теория Дарвина. Когда он жил в Мюнхене, еще безвестным, он просыпался обычно в 5 часов утра. Он «имел обыкновение бросать кусочки хлеба или сухие корочки мышам», обитавшим в этой комнате, и наблюдать, как эти забавные зверюшки возятся и дерутся из-за этих скромных лакомств». Эта «игра» была для него драконовски «борьбой за существование» в миниатюре, суррогатом гладиаторских цирков Римской империи, доступным мелкому буржуа, прелюдией к тому историческому цирку, который он собирался устроить впоследствии.

Последняя рационализация его садизма — будто бы он защищается от нападения других — многократно встречается в писаниях Гитлера. Он сам и немецкий народ всегда невинны, а их враги — «звери и садисты». Значительная часть этой пропаганды состоит из преднамеренной, сознательной лжи, но отчасти ей присуща та же «искренность», какая характерна для параноидных обвинений. Эти обвинения всегда имеют функцию защиты от разоблачения собственного садизма; они строятся по формуле: это у тебя садистские намерения, значит, я не виноват. У Гитлера этот защитный механизм иррационален до крайности, поскольку он обвиняет своих противников в том же самом, что откровенно признает своей собственной целью. Так, он обвиняет евреев, коммунистов и французов в тех же самых вещах, которые провозглашает законнейшими целями собственных действий, и едва дает себе труд прикрыть это противоречие хоть какой-то рационализацией. Он обвиняет евреев в том, что они привели на Рейн африканские войска Франции с намерением погубить белую расу, поскольку смешение неизбежно, «чтобы самим подняться до положения господ». По-видимому, здесь Гитлер сам усмотрел противоречие в том, что обвиняет других в намерениях, им же провозглашенных благороднейшей целью своей собственной расы; он пытается рационализировать это противоречие, утверждая, что у евреев другой инстинкт самосохранения, лишенный того идеалистического характера, какой он находит в арийском стремлении к господству.

Те же обвинения выдвигаются против французов. Он обвиняет их в желании задушить и обессилить Германию — и это используется как аргумент, доказывающий необходимость покончить со «стремлением французов к гегемонии в Европе», но в то же время он признает, что на месте Клемансо действовал бы точно так же.

Коммунистов он обвиняет в жестокости, успехи марксизма приписывает политической воле и беспощадности его активистов, а в то же время заявляет: «Чего не хватало Германии — это тесного сотрудничества жестокой силы с искусным политическим замыслом».

Чешский кризис 1938 года и нынешняя война дали множество примеров того же рода. Нет ни одного случая притеснений со стороны нацистов, который бы не объяснялся как защита от притеснений со стороны других. Можно предположить, что эти обвинения — чистая фальсификация, даже без той параноидной «искренности», которой могли быть окрашены прежние обвинения в адрес евреев и французов. Но они все же имеют пропагандистскую ценность: часть населения им верит, особенно низы среднего класса, восприимчивые к параноидным обвинениям в силу своего характера.

Презрение Гитлера к слабым становится особенно очевидным, когда он говорит о людях, чьи политические цели — борьба за национальное освобождение — аналогичны целям, какие провозглашает он сам. Неискренность его заинтересованности в национальном освобождении, пожалуй, ярче всего проявляется в его презрении к бессильным революционерам. О небольшой группе национал-социалистов, к которой он примкнул в Мюнхене, Гитлер говорит иронично и презрительно. Вот его впечатление о первом собрании, на которое он пришел: «Ужасно, ужасно: это было клубное сборище наихудшего пошиба. И в этот клуб я должен был вступить? Начали обсуждать прием новых членов, то есть речь пошла о том, что я попался».

Он называет их «смехотворной мелкой организацией», единственным достоинством которой было то, что она давала возможность «действительно личной деятельности». Гитлер говорит, что никогда не вступил бы ни в одну из существующих крупных партий. Он должен был начать свою деятельность в группе, которую считал неполноценной и слабой. Обстановка, где ему пришлось бы бороться с уже существующей силой и соперничать с равными, не стимулировала бы его инициативу и смелость.

Такое же презрение к слабым он проявляет в своих нападках на индийских революционеров. Человек, который в своих целях использовал лозунг борьбы за национальную свободу больше, чем кто-либо другой, не испытывает никаких чувств, кроме презрения, к революционерам, решившимся без достаточных сил атаковать могущественную Британскую империю. «Я припоминаю, — говорит он, — каких-то азиатских факиров, быть может, даже на самом деле индийских «борцов за свободу» — я не вникал, мне не было до них дела, — которые шатались в то время по Европе и ухитрились вбить в голову даже многим весьма здравомыслящих людям бредовую идею, будто Британская империя, краеугольным камнем которой является Индия, именно там находится на грани краха… Но индийские мятежники никогда этого не добьются… Это просто чудо, чтобы сборище калек штурмовало могучее Государство… Хотя бы потому, что я знаю их расовую неполноценность, я не могу связывать судьбу моей нации с судьбой так называемых «угнетенных наций».

Любовь к сильным и ненависть к слабым, столь типичные для садистско-мазохистской личности, объясняют множество политических актов Гитлера и его сторонников. Республиканское правительство надеялось «умиротворить» нацистов своей терпимостью, но именно этим отсутствием силы и твердости увеличивало их ненависть. Гитлер ненавидел Веймарскую республику, потому что она была слаба; он восхищался промышленными и военными руководителями, потому что у тех была власть и сила. Он никогда не вступал в борьбу с установившейся сильной властью и нападал лишь на те группы, которые считал беззащитными. «Революция» Гитлера — как и «революция» Муссолини — происходила под защитой реально существовавшей власти, а их излюбленными противниками были те, кто не мог за себя постоять. Можно даже предположить, что отношение Гитлера к Великобритании тоже было обусловлено, среди прочего, этим психологическим комплексом. Пока он считал Англию сильной, он любил ее и восхищался ею. Когда же убедился в слабости британской позиции — во время Мюнхена и после него, — его любовь превратилась в ненависть и стремление сокрушить Англию. С этой точки зрения «умиротворение» было политикой, которая должна была возбудить именно враждебность, а не миролюбие.

До сих пор мы говорили о садистской стороне гитлеровской идеологии. Однако, как мы видели при обсуждении авторитарного характера, в нем есть и мазохистская сторона, то есть должно присутствовать и стремление подчиниться подавляющей силе, уничтожить свое «я», и это стремление мы действительно обнаруживаем. Эта мазохистская сторона нацистской идеологии и практики наиболее очевидна в отношении масс. Им повторяют снова и снова: индивид — ничто, он не имеет значения, он должен признать свою личную ничтожность, должен раствориться в высшей силе и ощущать гордость от своего участия в ней. Гитлер ясно выражает эту мысль в своем определении идеализма: «Только идеализм приводит людей к добровольному признанию прерогатив принуждающей силы и тем самым превращает их в пылинки мирового порядка, образующего и формирующего вселенную».

Подобным же образом Геббельс определяет то, что он называет социализмом. «Быть социалистом, — говорит он, — это значит подчинить свое «я» общему «ты»; социализм — это принесение личного в жертву общему».

Самоотречение индивида — сведение его к пылинке-атому — влечет за собой, согласно Гитлеру, отказ от всякого права на личное мнение, личные интересы, личное счастье. Такой отказ составляет сущность политической организации, в которой «индивид отказывается представлять свое личное мнение и твои интересы…». Гитлер превозносит «самоотверженность» и поучает, что в «погоне за собственным счастьем люди все больше опускаются с небес в преисподнюю». Цель воспитания — научить индивида не утверждать свое «я». Уже школьник должен научиться «молчать не только тогда, когда его бранят за дело — он должен научиться также молча переносить несправедливость, если это необходимо». Конечная цель изображается так: «В народном государстве народное мировоззрение должно в конечном итоге привести к той благородной эре, когда люди будут видеть свою задачу не в улучшении породы собак, лошадей и кошек, а в возвышении самого человечества; эру, когда один будет сознательно и молчаливо отрекаться, а другой — радостно отдавать и жертвовать».

Эта фраза звучит несколько странно. После характеристики одного типа индивидов, который «сознательно и молчаливо отрекается», можно было бы ожидать, что появится характеристика противоположного типа — того, кто руководит, берет на себя ответственность или что-нибудь в этом роде. Но вместо этого Гитлер снова характеризует этот «другой» тип как способный к самопожертвованию. Трудно уловить разницу между «молчаливо отрекается» и «радостно жертвует». Я позволю себе высказать догадку, что на самом деле Гитлер собирался сделать различие между массами, которые должны смиряться, и правителем, который должен править. Но хотя иногда он вполне открыто признает стремление к власти — свое и своей «элиты», — зачастую он это стремление отрицает.

В этой фразе ему, очевидно, не хотелось быть столь откровенным, и он заменил стремление властвовать стремлением «радостно отдавать и жертвовать».

Гитлер прекрасно сознает, что его философия самоотречения и жертвенности предназначена для тех, кого экономическое положение лишает всякой возможности счастья. Ему не нужен такой общественный строй, где каждому было бы доступно личное счастье; он хочет эксплуатировать саму бедность масс, чтобы заставить их уверовать в его проповедь самопожертвования. Он совершенно открыто заявляет: «Мы обращаемся к огромной армии людей, которые так бедны, что их личное существование отнюдь не является наивысшим в мире богатством…»

Вся эта проповедь самопожертвования имеет вполне очевидную цель: чтобы вождь и «элита» могли реализовать свое стремление к власти, массы должны отречься от себя и подчиниться. Но мазохистские наклонности можно обнаружить и у самого Гитлера. Высшие силы, перед которыми он склоняется, — это Бог, Судьба, Необходимость, История и Природа. В действительности все эти слова означают для него одно и то же: символ подавляющей силы.

В начале своей автобиографии он замечает: «…ему повезло, что Судьба назначила Брауна на Инне местом его рождения». Дальше он говорит, что весь немецкий народ должен быть объединен в одном государстве, потому что лишь тогда, когда это государство станет слишком тесным для всех немцев, необходимость даст им «моральное право на новые земли и территории».

Поражение в войне 1914-1918 годов представляется ему «заслуженным наказанием, ниспосланный Вечным Возмездием». Нации, которые смешиваются с другими расами, «грешат против воли Вечного Провидения» или, как он говорит в другом месте, «против воли Вечного Творца». Миссия Германии указана «Творцом Вселенной». Небеса являются высшей категорией по отношению к людям, потому что людей, по счастью, можно дурачить, но «Небеса неподкупны». Сила, производящая на Гитлера, вероятно, даже большее впечатление, чем Бог, Провидение и Судьба, — это Природа. Тенденция исторического развития последних четырехсот лет состояла в ликвидации господства над людьми и в установлении господства над Природой. Гитлер настаивает на том, что можно и должно управлять людьми, но Природой управлять нельзя. Я уже приводил его высказывание, что история человечества началась, вероятно, не с одомашнивания животных, а с господства над низшими людьми. Он высмеивает саму мысль о том, что человек может покорить Природу, издевается над теми, кто верит, что сможет стать властелином Природы, «не имея в своем распоряжении другого оружия, кроме «идеи». Он говорит, что человек «не стал хозяином Природы, но благодаря знанию нескольких законов и секретов Природы он поднялся до положения хозяина тех живых существ, которые этим знанием не обладают». Здесь мы снова встречаемся с той же мыслью: Природа — это великая сила, которой мы должны подчиняться, а вот над живыми существами должны господствовать.

Я постарался выявить в писаниях Гитлера две тенденции, уже описанные выше как основные стремления авторитарной личности: жажду власти над людьми и потребность в подчинении подавляющей внешней силе. Идеи Гитлера более или менее идентичны всей идеологии нацистской партии. Те же мысли, что высказаны в его книге, он провозглашал в бесчисленных речах, которыми завоевал своей партии массовую поддержку. Эта идеология выросла из его личности: чувство неполноценности, ненависть к жизни, аскетизм и зависть к тем, кто живет полной жизнью, были почвой его садистско-мазохистских стремлений — и была обращена к тем людям, которых возбуждала и привлекала в силу аналогичного склада их собственного характера. Они становились горячими приверженцами человека, выражавшего их собственные чувства. Но низы среднего класса были удовлетворены не только идеологией. Политическая практика реализовала обещания идеологии: была создана иерархия, в которой каждый имел кого-то над собой, кому он должен был повиноваться, и кого-то под собой, над кем ощущал свою власть. Человек на самом верху — вождь — имел над собой Судьбу, Историю или Природу, то есть некую высшую силу, в которой мог раствориться. Таким образом, идеология и практика нацизма удовлетворяют запросы, происходящие из особенностей психологии одной части населения, и задают ориентацию другой части: тем, кому не нужны ни власть, ни подчинение, но кто утратил веру в жизнь, собственные решения и вообще во все на свете.

Дают ли эти соображения какую-то основу для прогноза дальнейшей устойчивости нацизма? Я не считаю себя вправе делать какие-либо предсказания, но мне кажется, что имеет смысл поставить некоторые вопросы, вытекающие из рассмотренных выше психологических предпосылок. Не удовлетворяет ли нацизм при данных психологических условиях эмоциональные потребности населения и не является ли эта психологическая функция фактором, укрепляющим его устойчивость?

Из всего сказанного выше ясно, что ответ на эти вопросы может быть только отрицательным. Факт человеческой индивидуализации — разрыва «первичных уз» — необратим. Процесс разрушения средневекового общества продолжался четыреста лет и в наше время завершается. Если не уничтожить всю промышленную систему, если не вернуть весь способ производства к доиндустриальному уровню, человек останется индивидом, который полностью выделился из окружающего мира. Мы видели, что человек не выдерживает этой негативной свободы, что он пытается бежать от нее в новую зависимость, которая должна заменить ему утраченные первичные узы. Но эта новая зависимость не обеспечивает подлинного единства с миром, человек платит за новую уверенность отказом от целостности своего «я». Между ним и новыми авторитетами остается непреодолимый разрыв — они ограничивают и калечат его жизнь, хотя на уровне сознания он может быть искренне уверен, что подчиняется им совершенно добровольно. Однако он живет в таком мире, который не только превратил его в «атом», но и предоставил ему все возможности, чтобы стать независимой личностью.

Современная промышленная система способна не только создать каждому человеку обеспеченное существование, но и дать материальную базу для полного проявления интеллектуальных, чувственных и эмоциональных возможностей каждого, в то же время значительно сократив его рабочее время на производстве.

Функцию авторитарной идеологии и практики можно сравнить с функцией невротических симптомов. Эти симптомы происходят из невыносимых психологических условий и в то же время предлагают какое-то решение, делающее жизнь терпимой. Но они не дают решения, ведущего к счастью и развитию личности. Они не изменяют условий, приводящих к невротическому решению. Одиночество и бессилие индивида, его стремление реализовать возникшие в нем возможности, объективный факт возрастания производственной мощи современной промышленности — все это динамические факторы, составляющие основу растущего стремления к свободе и счастью. Бегство в симбиотическую зависимость может на какое-то время приглушить страдание, но не может его устранить. История человечества — это история растущей индивидуализации и, вместе с тем, история растущей свободы. Стремление к свободе не метафизическая сила, хотя законами природы его тоже не объяснить; оно является неизбежным результатом процессов индивидуализации и развития культуры. Авторитарные системы не могут ликвидировать основные условия, порождающие стремление к свободе; точно так же они не могут искоренить и стремление к свободе, вытекающее из этих условий.

1941 г.
Обложка: Wikimedia Commons

«Моноклер» – это независимый проект. У нас нет инвесторов, рекламы, пейволов – только идеи и знания, которыми мы хотим делиться с вами. Но без вашей поддержки нам не справиться. Сделав пожертвование, вы поможете нам остаться свободными, бесплатными и открытыми для всех.


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Похожие статьи

Руны и их символика в Третьем рейхе. Аненербе. Страшная тайна Третьего рейха

Руны и их символика в Третьем рейхе

Как всем нам известно с детства, свастика является фашистским символом. Ее использование запрещено, слишком много душевных ран нанес этот режим, не говоря уже и десятках миллионов гекатомб. А ведь когда-то свастика была безобидным солярным символом и не считалась ужасным знаком. Впрочем, это не единственный символ, который фашизм «присвоил». В этой главе мы используем исследования С. Зубкова из его книги «Оккультная магия Третьего рейха», в котором он подробно останавливается на символике нацизма.

«Свастика имеет гораздо более древнюю и загадочную историю. Применять ее в мистических учениях начали задолго до тех времен, когда на нее обратили внимание националисты Германии, И получили они ее уже содержащей богатый пласт значений, в которых мы и попробуем разобраться.

Древнейший рисунок, содержащий изображение свастики, был обнаружен на территории современной Трансильвании. Ученые датируют его концом эпохи неолита. При раскопках древней Трои Генрих Шлиман находил многочисленные каменные плиты, на которых также был высечен этот знак.

Интересно, что в районе, заселенном семитскими племенами, в верхнем Междуречье и Финикии, свастика почти совсем не встречается. Подобные наблюдения дали археологу Эрнсту Краусу еще в 1891 году выдвинуть тезис о том, что данный символ присущ только народам индоевропейского корня.

Вслед за ним известный мистик и оккультист Гвидо фон Лист в работах, посвященных расшифровке рунических текстов, в которых, кстати, тоже часто встречаются эти изображения, поддерживает этот тезис. Для Листа свастика была символом огненной энергии чистой арийской расы. Также она обозначала тайную нордическую науку и магические знания.

Следы свастик различной формы действительно встречаются на территории расселения племен, имевших, по теории антропологов того времени, арийское происхождение. Еще в VI тысячелетии до н. э. она была известна жителям Аравийского полуострова. Оттуда она попала практически во все уголки Евразии.

В древних китайских рукописях, в которых иероглифическая система еще до конца не сложилась, изображение свастики обозначает понятие «область, страна». Подразумевалось, наверное, что она напоминает окружность, постепенно сходящуюся к центру, как вся территория страны замыкается на столице и императоре. Широкое распространение этот символ получил в Индии, причем именно после того, как более древняя харрапская цивилизация была буквально сметена племенами ариев.

Там он обозначал священный жертвенный огонь, которым боги пользовались при сотворении мира, а люди — во время похоронного обряда и кремации.

Само слово «свастика» имеет древнеиндийское происхождение. В переводе с санскрита оно звучит как «связанная с благом». В ведийской культуре свастика использовалась для обозначения мирового круговорота всего сущего. В ней словно сошлись две геометрические фигуры — квадрат и круг. Первый символизирует материальный мир, его ребра соответствуют четырем стихиям и четырем сторонам света. Но образ космоса в этой фигуре предстает вполне завершенным и не содержит намека на какое-либо изменение.

Круг, напротив, является знаком солнца или небесного свода. Он подразумевает циклическое изменение, восстановление жизненных сил. У кочевых народов монгольских степей круг служит знаком того, что надо начинать перемешаться на новое место.

В алхимии окружность с точкой посередине обозначала золото — наиболее совершенный из всех металлов. Розенкрейцеры продолжают это толкование и используют круг как символ императорской власти. Центр давал окружности смысл, подобно тому, как король приближал или карал своих подданных.

Таким образом, свастика заключает в себе одновременно и стабильность материального мира, и изменяющуюся циклическую силу природы. Именно поэтому в индийской мистике ее трактовали как совершенство.

На отпечатке ступни Будды кроме мирового колеса — мандалы — можно увидеть многочисленные изображения креста с перекладинами, загнутыми по направлению часовой стрелки, что соответствует движению Солнца. Часто крест изображают и вместе с цветком лотоса — символом просветления.

Неслучайно именно с распространением буддизма, сделавшего свастику одним из своих символов, она пришла с обновленным смыслом на территорию Китая и Японии. В этой религии свастика служит символом священного закона принца Готамы.

Следы данного символа обнаружены даже у коренных обитателей Латинской Америки. Он проник в столь непохожие и отдаленные друг от друга религии, как синтоизм и раннее христианство. В Прибалтике и на Кавказе его использовали в качестве защитного оберега до середины XX века.

Загадку мистического значения свастики пытались разрешить как средневековые алхимики, так и современные эзотерики и ученые.

Один из самых известных оккультистов нашего времени, Рене Генон, написал работу «Символизм креста».

В ней он рассматривает различные способы начертания этой центральной для европейской культуры фигуры, в том числе и тот, который приглянулся Гитлеру и его сподвижникам.

По словам Генона, свастика — одна из разновидностей горизонтального креста, служащего символом исходного принципа, центрирующего и упорядочивающего Вселенную. Его загнутые концы служат образцом земного материального мира, который приводится в движение с помощью магической энергии.

Хотя Генон не придавал значения направлению вращения, известно, что Гитлер отнесся к этому моменту с необыкновенным вниманием. Он даже принял решение заменить левостороннюю свастику общества «Туле», принятую им за образец, на правостороннюю, встречающуюся в древнеиндийских текстах.

Что подвигло его на этот шаг? Видимое направление вращения будет изменяться, если смотреть на фигуру сверху или снизу, в то время как сам символ остается прежним. Быть может, он хотел таким образом показать положение арийского человека, стоящего над земным принципом развития.

Герману Раушнингу, которого фюрер ценил как хорошего собеседника и часто вел с ним долгие разговоры о политике и идеологии, Гитлер сказал, что свастика — борьба за победу арийского движения и в то же время свастика символизирует творчество.

Известный психоаналитик Вильгельм Райх, занимавшийся исследованием фашизма и его влияния на сознание масс, также не обошел вниманием притягательность свастики для народа Германии. Но в отличие от Генона он воспользовался близкой ему и часто используемой в психологии сексуальной трактовкой.

По его мнению, символ не анализируется наблюдателем, а действует непосредственно на его подсознание эмоции. Так, свастика вызывает в подсознании образ тел двух людей, обвившихся одно вокруг другого. Горизонтальная и вертикальная линии соответствуют двум направлениям полового акта.

Чем менее тот или иной представитель общества удовлетворен сексуально, тем более он стремится дать выход накопившейся энергии. А значит, свастика не только возбуждает в нем сильные эмоции, но и направляет их в нужную сторону, то есть на пользу Третьему рейху и тем, кто им управляет.

Кроме того, важен дополнительный оттенок чистоты и чести, который сообщался знаку. Поскольку многие испытывают чувство стеснения при попытке реализовать свои тайные желания, очень важно дать им на это внешнюю санкцию. Причем если это сделает вождь, каковым не без оснований считался Гитлер, такие люди будут ему безгранично благодарны за свое «освобождение».

К появлению на флаге фашистской Германии свастики считал себя причастным и Алистьер Кроули, которого многие его современники считали сатанистом. На полях своих записок он упоминает тот факт, что предложил этот символ немецкому мистику Людендорфу между 1925 и 1926 годами. Когда последний, ярый сторонник восстановления арийской культуры, член общества «Туле» и ордена Новых тамплиеров, попросил у Кроули совета по поводу образования нордической религии, тот предложил ему использовать свастику.

В древнегерманских манускриптах ее часто называют «молотом Тора», который, как известно, всегда возвращался к хозяину после броска, наподобие австралийского бумеранга.

Оружие бога войны носило имя Мьельнир, что даже по звучанию напоминает русское слово «молния». Таким образом, символ креста с загнутыми концами несет дополнительный оттенок стремительной и разрушительной светлой силы. Кроули наверняка учитывал этот аспект, когда предлагал поставить свастику в центр всего арийского культа.

Однако более вероятно, что Гитлер заимствовал идею использования этого символа у близких к нему людей из оккультной среды. Известный мистик Карл Хаусхофер, о котором подробнее будет рассказано ниже, утверждал, что у древних германских магов и священников — друидов, свастика была символом огня и плодородия. Поэтому она входила наравне с рунами в состав как боевых, так и мирных заклинаний.

Мы уже писали о том, что главный знак фашизма пришел на флаг НСДАП с герба общества «Туле». Однако и многие другие оккультные общества также уделяли ему большое внимание. В период Первой мировой войны, когда многие члены тайного ордена Новых тамплиеров уходили на фронт, они надевали амулеты со свастикой в качестве оберегов.

О свойствах этого знака можно было бы говорить еще очень долго. Но основной мистический смысл уже начал проявляться. Еще раз укажем на три его составляющие: активность, развитие и солярность. Именно они позволили ему занять центральное место на флаге Третьего рейха…

На красном фоне в центре расположен белый круг, в котором помещается свастика черного цвета — главный символ арийского возрождения. Разберем последовательно все смысловые слои, которые лишь кратко осветили до этого.

Флаг Третьего рейха был фактически досконально скопирован со знамен, под которыми ходили на митинги сторонники гитлеровской партии — НСДАП. А как известно, в создании национал-социалистической организации не последнюю роль сыграло оккультное общество «Туле».

Таким образом, корни этого символа прямо указывают на то, что его создатели вложили в него особый смысл. Общество «Туле» вело консультации со многими мистически ориентированными геральдистами, которые искали намеки на древнее арийское прошлое Германии в гербах и знаменах древних аристократических фамилий Европы. Поэтому цвета и их расположение для него были выбраны с особым значением.

Если внимательно присмотреться, флаги можно разделить на две группы: обладающие ярко выраженным центром и те, цвета которых распределяются равномерно. Если последние более характерны для государств с демократическим укладом общества, то первые — для монархий и империй. К таким относится знамя Великобритании, а также довоенной Японии, на котором в центре красовался солнечный круг с расходящимися во все стороны лучами. Бывают и исключения — вспомним наш российский триколор.

Подобное отличие понятно: в странах с жесткой авторитарной властью роль центра всячески подчеркивается, а фигуре монарха уделяется первостепенное значение. Когда правление в Германии перешло в руки Гитлера, он, не мешкая, сменил модель флага на ту, которая больше подходила его тоталитарному способу управления страной.

Нацистская символика цветов также имеет магическое значение. На знамени рейха всего три цвета, но какие — красный, черный и белый! Попробуем описать картину, которую можно нарисовать с их помощью.

Прежде всего, красный, который на флаге выбран в качестве фонового. Символика красного цвета в общих чертах понятна — это кровь и пламя. Неслучайно и по поводу революционного знамени Советской республики раздавались замечания о том, что те, кто его поднял, хотят потопить Россию в крови.

Первоначально тема крови имела в национал-социалистской мифологии скорее созидательный, чем разрушительный смысл. Посредством ее очищения предполагалось дать жизнь новому обществу, члены которого были бы лучше прежних. Но теми действиями, которыми это достигалось, красному цвету, без сомнения, придавался мрачный кровавый оттенок.

Кроме того, не стоит забывать, что национал-социалистическая партия изначально выступала как революционная. Она возникла на волне недовольства господствовавшим в то время порядком и апеллировала главным образом к тому, что ему на смену должно прийти другое правительство.

Выше шла речь о концепции «крови и почвы», с помощью которой сознание немцев буквально переделывалось в соответствии с новыми принципами. Красный фон мог бы быть неправильно прочитан (например, как указание на коммунистические идеи) или вообще не принят, если бы не опирался на столь целостную теорию. И напротив, ее существование только усиливало действие флага, создавая единую знаковую среду.

Белый цвет имеет множество значений: солнечный свет, чистоту, а, кроме того, избранность и святость. Все они так или иначе попали в образ, который добавлял к знамени белый круг. Сама фигура также выбрана не случайно: это прямое указание на круг посвященных и мистическую защиту.

Теперь что касается знамени Рейха. С точки зрения национал-социалистов, их программа нашла свое выражение в флаге, под которым формировалось это движение.

Черной свастика стала не только потому, что на белом фоне она выглядит очень контрастно. Хотя и этот фактор не следует сбрасывать со счетов. Центральный символ должен был обозначать творческий принцип, который проводил различие, отделял одно от другого в процессе сотворения мира.

Разделение — функция смерти, но в данном контексте она не предстает перед нами в негативном свете. Она отражает понимание того, что без смерти не было бы и жизни, то есть идею предопределенности, провидения.

Мысль о том, что все происходящее находится в руках Судьбы, была близка и понятна и Гитлеру, и самому обычному солдату. Путем разнообразнейших пророчеств и псевдонаучных теорий оккультные руководители фашистской Германии стремились обосновать и укрепить ее в сознании каждого.

Фюрер Третьего рейха не был изобретателем свастики, но концепцию нацистского знамени разработал почти самостоятельно. Можно предположить, что он уделил этому вопросу много времени и сил, поскольку был абсолютно уверен в несокрушимой магической мощи стяга.

Известно следующее: где бы ни появлялся Гитлер, на полях сражений или на улицах мирных городов, его повсюду сопровождал собственный штандарт. Проект создавался под личным наблюдением Гитлера, а когда знамя было готово, оно было проверено людьми из организации «Аненэрбе» на предмет наличия вредных или опасных для жизни энергий. После этого штандарт тайно увозили в то место, где был захоронен Кайзерлинг, воплощением которого считал себя фюрер, и освящали по тевтонскому обычаю. Неуязвимость этого человека вошла в легенды, равно как и его связь с темными силами. Таким способом Гитлер хотел обезопасить себя от нападения врага, а также от неожиданного заговора.

Итак, символика фашистского флага замечательно вписывалась в сознание людей. Не будем забывать о том, что знамя играет более значительную роль в военное время, нежели в мирное. Изначально оно призвано собирать воинов и вести их в бой. В штандарте национал-социалистов понимающий в оккультной символике человек мог заранее прочесть и будущие разрушительные войны, и многочисленные человеческие жертвы во имя идеала расовой чистоты. Неудивительно, что многие, на подсознательном уровне предчувствуя недоброе, еще до образования Третьего рейха начинали подумывать об эмиграции.

Не могли не догадываться о его значении и те, кто приложил руку к его созданию. Но для них он, возможно, был лишь хитрым магическим устройством, способным собрать, подобно линзе, энергию людей, вставших под знамена фашистской империи. А далее они планировали пользоваться (и пользовались) в своих, только им понятных целях…

Исследователь наследия северных племен Гвидо фон Лист высказал предположение, что орел был символом солнечной энергии у древних арманистских и арийских народов.

Ближайшим из них — древним грекам — эта птица была хорошо знакома и почиталась как царь небесного мира. Она считалась воплощением воли Зевса, ведь орлы летали не иначе как по его приказу. Поэтому существовало гадание по их полету, при этом определяющим выбор было то, с какой стороны и сколько птиц пролетит мимо человека.

Полноправным имперским символом орел стал в Риме. Штандарты опоры власти священного города были увенчаны крыльями орла. Потерять его в бою считалось не только признаком трусости, но и проявлением неуважения к богу Юпитеру (римскому аналогу Зевса).

Поэтому, когда воины отступали без команды, знаменосец (который в римской пехоте назывался signifer, от названия знамени — signum) бросал его во врага. Тогда весь легион разворачивался и бился до тех пор, пока не отвоевывал свой знак или погибал. Лишенный орлиных крыльев, он разгонялся, но перед этим каждого десятого рядового ждала смерть. Этот жестокий военный обряд назывался децинацией.

Даже в далеких от Европы Андах орел почитался как священная птица солнца. Многие отдаленные друг от друга племена воспринимали его как символ космического порядка, воплощение светлых небесных сил.

У поклонявшихся солнцу ацтеков существовал обряд принесения в жертву орлу пленников. У них вырезали сердца широким ножом из кремня и протягивали их вверх, словно привлекая внимание птиц. Хорошим знаком считалось принятие дара царственной птицей, когда хищник слетал с небес, чтобы полакомиться свежим мясом.

Ритуал очень напоминает известную по греческой мифологии легенду о Прометее. Его печень по приказу Зевса каждый день клевал могучий орел. Таким образом, хищная птица могла играть важную роль в мужских культах и инициациях, когда совершалось символическое перерождение мальчиков в полноправных членов общины.

Воины индейцев Северной Америки также называли себя орлами. Связь с духом агрессивной птицы символизировали хвостовые перья, носить которые мог только тот, кто совершил военный подвиг. Они верили, что после смерти души воинов, погибших в сражении, становились полубогами и в образе орла улетали на небо.

Известен этот хищник и индейским шаманам. Когда они хотят вызвать дождь, то обращаются к тотему орла. Его облик принимает грозовая туча для того, чтобы быстрее перемещаться по небу и поражать землю молниями.

В индийских мифах у хранителя мироздания Вишну есть священная птица Гаруда. У нее голова и крылья орла, поэтому она летает со скоростью света и переносит на себе бога во время его странствий по миру.

По легенде, когда она появилась на свет, то сияла так ярко, что боги поначалу приняли ее за бога огня Агни. Крылья Гаруды настолько сильны, что поднимаемый ими ветер может замедлить вращение мира. Именно на ней Вишну отправляется в бой против злых демонов — асуров.

Можно немного остановиться и сделать несколько обобщений. Во-первых, во всех приведенных выше мифах и легендах орел является птицей царственной. Если он и не связан с верховным богом напрямую, то его легко найти среди преданных магических помощников.

Следующим общим моментом является его солярная природа. В самом деле, орел летает выше большинства пернатых, почти касаясь солнца (так, по крайней мере, могло казаться нашим предкам). Поэтому иногда, например в иранских мифах, светило представляется в образе этой птицы. Другой чертой, добавляющей много интересного к магическому образу орла, является необычайная зоркость крылатого хищника. Она легко переходила в прозорливость, а далее превращалась в мудрость.

Но последняя, в отличие от спокойного, полученного в раздумьях опыта, носила характер мгновенной интуиции, более необходимой в бою, чем в мирное время. Хотя Фауст, для того чтобы обозреть все многообразие мира с высоты птичьего полета, воспользовался его крыльями.

Это делает орла военной птицей, вводя в его образ дополнительное значение мощи и стремительности. Он соответствует разрушительному, жаждущему крови духу сражения. Неслучайно этот хищник часто появляется над полями сражений во время битвы, тогда как после ее завершения на них господствуют только пожиратели трупов — грифы и вороны. На одном из пропагандистских плакатов времен фашистской Германии орел взлетает с утеса, разрывая цепи, приковывавшие его к камням. Эта картина по замыслу создателей должна была символизировать пробуждающийся арийский дух немецкого народа. Под цепями в данном случае подразумевались либо козни мирового заговора, либо собственное незнание.

Однако на большинстве изображений, в том числе и на гербе, эта птица имела другую позу: раскинутые в стороны крылья с похожими на мечи перьями, широко разведенные когти, раскрытый клюв. Всем своим видом она выражала повышенную агрессивность, готовность атаковать или защищаться. Такой образ весьма характерен для империи, стремящейся к территориальным приобретениям. Даже если она на самом деле и не посягает на чужие земли, ее положение в регионе наверняка будет доминирующим. Вместо захватов всегда можно ограничиться распространением своего влияния. Когда Гитлер пришел к власти, он сменил флаг, однако герб и главный символ страны менять не стал. По-видимому, они прекрасно соответствовали его планам и нисколько не мешали другим знакам. Самая известная комбинация орла и свастики проявилась в значке вермахта — германской армии: распростершая крылья птица держит в когтях венок из дубовых листьев, в который заключен крест с загнутыми концами.

Необходимо сказать несколько слов и о другом важном символе Германии — дубе. Листья этого дерева являются частью неофициальной символики страны, а также представлены на гербах многих аристократических фамилий.

Как символ государственности дуб известен давно. Благодаря своим размерам он легко выделялся среди других деревьев, а его долгожительство (более 300 лет) сделало его синонимом стабильности и прочности.

С давних времен его древесина была прекрасным материалом для щитов и других предметов, которые должны отличаться прочностью и не подводить хозяина. В его коре содержатся дубильные вещества, позволяющие выделывать кожу. Ее отвар используется и в народной медицине.

Но это не самое главное. Для эзотерических кругов Германии было гораздо важнее то, что предки германцев издавна приписывали дубам магическую силу.

Многие исследователи прошлого обращали внимание на то, что у галльских племен не было иных святилищ, кроме считавшихся неприкосновенными запретных лесов и рощ. Там жрецы-друиды приносили жертвы у корней самого раскидистого дерева. Само слово «друид», кстати, переводится с древнескандинавского как «дуб».

Он считался символом Одина, и пленников, посвященных этому богу, подвешивали на его ветвях. По поверьям галлов и германцев, в нем, как и в «первом среди асов», сошлись воинская сила, крепкий дух и магическая энергия.

Посох из дуба служил друидам одновременно и магическим жезлом, и довольно опасным оружием. Позднее в обряде ордена Новых тамплиеров также будет фигурировать похожий предмет. Однако наибольшим почтением среди мистиков Германии XX века это дерево пользовалось у Гвидо фон Листа.

Его «Арманеншафт», о котором будет подробнее написано ниже, представлял собой, по версии создателя, восстановление тайного знания, которым некогда обладали германские короли-священники. Их магия строилась на неизвестных свойствах растений и природных элементов. Дуб играл в ритуалах роль начала собирающего и гармонизирующего все другие. Венок из дубовых листьев, по мнению Листа, являлся древнейшим символом власти на территории Германии. Христианство подвергло забвению значение этого дерева, но оно дошло до наших дней в народных сказаниях и на гербах древних родов, которые Лист считал потомками вынужденных скрываться и прибегать к тайным символам священников-друидов. В алхимической традиции дубу соответствует элемент земля. Это подчеркивает его основополагающее значение в превращениях вещества, а оккультистам дает лишний повод утверждать, что частично алхимики заимствовали свои знания у давно исчезнувших из Европы магов.

И орел, и дубовый венок не являлись, в отличие от свастики или нацистского флага, нововведениями идеологов Третьего рейха…

Древние знаки во все времена вызывали к себе огромный интерес. По мнению многих людей, именно путем их изучения можно обрести богатство скрытого мистического смысла. В эпоху Возрождения заново открывались язык и письменность античности. Позднее, с приходом культуры романтизма, у европейцев пробудился интерес к своим исконным текстам и забытым преданиям и легендам предков.

За рунами (именно так назывались буквы скандинавского алфавита), помимо фиксирования информации, традиционно закрепились еще три важные функции. Это были гадание, тайнопись и, конечно же, магия. Хотя для повседневного письма эти знаки не использовались со времен раннего Средневековья, в трех вышеперечисленных областях он сохранили свое изначальное значение.

Древнейшее значение слова «руна» — «тайна». Один лишь этот факт показывает, что символы использовались, прежде всего, в мистических целях, а уже во вторую очередь как элементы письма. Впоследствии исследователи назвали самый ранний алфавит старшими рунами.

Возник он у германских и норвежских племен и состоял из 24 знаков. Так же как и греческие слово «алфавит», образованное от названий первых букв ряда, последовательность старших рун носит имя Футарк.

Все руны традиционно разделяются на три группы, называемые аттами (в переводе с древнескандинавского «атт» — «род»). Каждый из них посвящен определенному божеству. Первый атт носит имя богов — покровителей домашнего очага Фрейра и Фрейи. Второй — стража богов Хеймдаля, а третий — бога войны Тора.

В рамках Футарка каждая руна определялась собственным значением, более или менее стабильным. Но в мифологическом плане ей соответствовал особый покровитель или священный предмет. Кроме того, она отвечала за ту или иную черту человеческого характера, цвет, драгоценный камень и природное явление, которое можно было вызвать с ее помощью.

Другой пласт ее смысла можно было открыть из стоящих по соседству знаков. Различные комбинации несли либо благоприятный, либо, напротив, вредный характер для занимающегося колдовством человека. Умение использовать всевозможные варианты составления рун в заклинаниях считалось среди германцев и скандинавов очень ценным искусством.

Мы дадим только краткое описание элементов Футарка. Также необходимо будет упомянуть о способах гадания, поскольку их на самом деле применяли во время Второй мировой войны, чтобы раскрыть планы союзников. И наконец, руны входили в качестве составного элемента в символику Третьего рейха и выбирались для этой цели совсем неслучайно. «Феу» — первая руна, магическое значение которой связано главным образом с материальными ценностями. Она может помочь преодолеть нужду, но сделает это не так, как волшебная палочка. Мешок денег, конечно, не упадет с небес к ногам страждущего, однако шанс найти работу с помощью данной руны возрастает.

Этот знак мудрые пожилые женщины советуют использовать молодым для гармонизации отношений с противоположным полом. Поскольку покровительницей данной руны является скандинавская богиня любви Фрейя, она помогает приворожить избранника. Но не стоит надеяться, что «феу» способна улучшить эмоциональную сферу человека: связь с материальным миром является для нее определяющей. Кроме того, она связана с управлением внутренней энергией — врилем — и привлекает различных колдунов и особенно ведьм, ведь эта руна женская. В составе заклинания она способна усиливать действие всей комбинации, поэтому повторяется во многих ритуалах даже по нескольку раз.

Следующая руна большого Футарка — «урус». Ей соответствует в мифологии священный источник Урд, дающий мудрость и силу. Кроме того, ей не чужды пророческие силы, поскольку у корней источника живут три старшие норны, которые, как и парки в греческой мифологии, назначают людям их судьбу. Именно это и определяет ее магическое значение, делает ее знаком непобедимой жизненной силы.

Руна «урус» олицетворяет также изначальное единство мужского и женского начал. В китайской мистике похожую роль играют символы инь и янь. В заклинаниях эта руна выполняет роль генератора энергии, а во время врачевания способна передать ослабевшему больному свежие силы.

По своей природе «урус» является хорошим средством для разрешения тяжелых ситуаций. Эта руна одновременно успокаивает и придает происходящему стабильность. А в случае, если сложная ситуация слишком затянулась, помогает отыскать верный и энергичный способ действий.

«Туриса» — руна, которая применялась во многих случаях, хотя считалось, что она вносит в заклинание злое начало. Она помогала тогда, когда человеку требовалось найти успокоение или внести в окружающий мир элементы порядка.

Ее название переводится с древнескандинавского как «великан, йотун», но также и как «маг», «демиург». Ведь, согласно легендам, именно великаны были первыми создателями мира. С одной стороны, руна связана с Тором, добрым великаном, служащим асам, и является его магическим молотом Мьельниром, а с другой — олицетворяет злых ледяных гигантов гримтурсов. Такая двойственность предопределяет переходное значение этой руны. По мнению Гвидо фон Листа, в арманистских ритуалах она означала инициацию, мистическое испытание, после которого воин осознавал свое предназначение.

Четвертая руна Футарка — «ас» — одна из самых важных во всем ряду. Ведь она представляет собой имя бога и напрямую связана с богом Одином — первым среди асов. Кроме того, она воплощает именно Хрофта-шамана, то есть магический аспект его силы.

В мифической традиции эта руна связана с Гюльви — легендарным отважным воином. Именно к нему обращена «Речь Высокого» (то есть Вотана). Он достиг власти, но, чтобы стать действительно великим, ему предстоит обучиться магической тайнописи. Поэтому значение данного символа можно определить как инициативное. Но в отличие от предыдущей «ас» означает духовное посвящение. Эта руна означает вдохновенную речь скальда, приходящую свыше, а также интуицию, которая также считалась даром богов. Если присмотреться, то руна напоминает человека, простершего свои руки по направлению вниз, к толпе, к которой он обращается с возвышения. При творении волшебства она использовалась как усилитель речи, придающий ей твердость и убедительность. Не исключено, что она применялась и Гитлером в его публичных выступлениях в виде одного из пассов.

«Райдо» по древне-германским поверьям считалась руной пути. Амулеты с ее изображением считались лучшим средством, предохраняющим странника от неприятностей в дороге.

Кроме того, ей соответствует космическая колесница (Солнце), движущаяся по кругу и упорядочивающая первозданный хаос. Современная эзотерика называет такие циклы дыханием Вселенной, что добавляет знаку энергетический аспект. Его также использовали как вспомогательный в ритуалах, так как основной задачей последних было восстановление космической целостности.

В психологическом плане «райдо» означает постоянное изменение. Как линия горизонта постоянно ускользает от приближающегося к ней человека, так и дорога бежит вперед, никогда не кончаясь. Следовательно, тому, кому она выпадает при гадании, необходимо запастись терпением.

Следующая руна — «кена» — соответствует вдохновению. Но в отличие от «ас» она обозначает не молниеносное озарение, а творческую энергию. Поэтому «кена» считалась особенно благоприятной для мастеров и художников.

В любом ремесле, с точки зрения древних, было что-то от магии. Под покровительством руны «кена» находятся все мистики и оккультисты. Поскольку ее название переводится как «факел», она символизирует познание, ведущее из мрака невежества.

В немецком языке от этого корня происходит глагол kennen, значащий «знать, уметь». А в английском ему близко по звучанию слово со сходным значением, но с дополнительным смыслом могущества.

В мифологии ей соответствует Муспельхейм — место обитания огненных гигантов. Его частица есть и в костре, но злой оттенок «кена» приобретает в сочетании с сильными рунами, подобно тому, как, превращаясь в лесной пожар, огонь несет разрушение. Неслучайно в картах Таро этому знаку в перевернутом положении соответствует пятнадцатый аркан — Дьявол.

Руна «гебо» отсутствует в младшей Футарке. По написанию она похожа на латинскую букву «икс», но на письме обозначала звук «г». Ее значение соответствует содержанию слова «дар». При этом следует помнить, что подарок имел в древние времена более серьезный смысл. В одной из своих речей Один советует людям больше дарить друг другу различных вещей, что является прекрасным поводом для дружбы. Кроме щедрости, она олицетворяет еще и связь, соединение двух начал. Исследователь рун Гарольд Блюм считал ее символом брачного союза, в том числе и в смысле «алхимического брака» — слияния сущностей для получения нового вещества. Поэтому в магических заклинаниях она ответственна за образование единства противоположностей.

С другой стороны, акт дарения связан с долгом: принять гостя и оделить его подарком считалось священной обязанностью хозяина, а уклонение от этого обряда нередко вело к кровопролитным сражениям.

Как и призы, получение ценных вещей связано со славой и удачей в поединке.

Предмет с точки зрения магического мышления несет на себе частицу силы, принадлежавшей ее прежнему хозяину.

Поэтому первобытный человек боялся поднять незнакомую вещь — вдруг она раньше принадлежала колдуну и способна принести новому хозяину вред? Напротив, при делении военной добычи вождь, отдавая каждому его долю, делился и частью своей героической силы.

Последняя руна первого атта — «вунджо». Она символизирует финал (но не окончательный, поскольку символический ряд еще не закончен) и победу. Ее традиционно связывают с праздником, радостью, положительной энергией. Средневековые рыцари при упоминании данной руны ссылались на Святой Грааль, чтобы пояснить ее смысл. Это позволяет сделать вывод о том, что значение «вунджо» включает еще и элементы благословения свыше.

Если эта руна выпадает при гадании, человека ждет большая удача. Все его помыслы осуществятся легко, казалось бы, сами собой. Печали рассеются, а терзавшие душу проблемы отступят перед доброй силой этой руны.

По форме она напоминала флюгер, поэтому ее связывали также и с переменами. Естественно, поскольку знак в целом положительный, это были перемены к лучшему. Кроме того, данный символ, стоящий последним в земном атте, знаменовал конец земных дел и легкую смерть в старости.

Следующий ряд открывает руна «хагаль». Она очень неоднозначно трактуется разными знатоками Футарка. После завершения первого атта наступает разрушение, и в действие вступают космические силы первозданного хаоса.

В мифологии этому знаку соответствует Рагнарек — конец света, предсказанный в «Прорицании вельвы». Он сочетает в себе разрушительную энергию огня (руна «сол») и холод льда (руна «иса»). Но, с другой стороны, «хагаль» олицетворяет более древние образы мира.

Одно из значений слова «хагаль» — яйцо. Исследователи видят в этом намек на изначальное состояние космоса, которое подобным образом описывается и у раннехристианских гностиков.

Ганс Гербигер считал, что именно в этой руне скрыто знание древних атлантов об истории мира. Многослойное ледяное яйцо (гигантская планета) столкнулось с огнем (Солнцем), в результате чего произошел взрыв, приведший однако к зарождению жизни на Земле.

Поэтому и «хагаль», несмотря на негативный аспект, содержит в себе зерна будущей жизни. Умелый маг может использовать этот момент себе на пользу, применив символ против цепочки событий, которую он хочет разорвать.

Название руны «науд» кажется одним из самых жизнерадостных. Ее описание в тексте Старшей Эдды сопровождается такими словами:

Руны пива познай,

чтобы обман тебе

не был страшен!

Нанеси их на рог,

на руке начертай

руну «науд» — на ногте.

Знаки этой группы несут, прежде всего, защитные функции.

Они охраняют их обладателя от обмана и предательства. Кроме того, они не позволяют человеку слишком быстро захмелеть после принятия спиртного или, того хуже, выпить некачественного или отравленного пива.

Однако с древне-норвежского языка ее название переводится как «нужда, необходимость». Его следует понимать двояко. Во-первых, это материальная нужда, бедность. Но знающему человеку она несет избавление от страданий, как повествует об этом текст древнесаксонской рунической поэмы:

Тесной повязкой стянет потребность грудь,

но обернуться способна она и подмогой,

если вовремя взор к ней свой обратишь.

Другой смысл связан с нуждой как с потребностью в чем-то, чего пока нет. Здесь речь идет о разрушительных желаниях, виновником которых является сам человек. Однако, как и в первом случае, смысл руны может быть как разрушительным, так и созидательным. Размышляющему над ней человеку предлагалось направить свои мысли в нужную сторону и не растрачивать понапрасну энергию.

Следующая руна — «иса» — с магической точки зрения является одной из самых сильных во всем Футарке.

В мифологии кельтов и германцев руна имела свое соответствие: изначальная холодная материя, из которой впоследствии при помощи огня возникла жизнь.

Традиционно в символизме огонь рассматривается как мужская активная сила, тогда как вода — женская и пассивная. Первые потоки воды, появившиеся из союза льда и пламени, — Элигавар, породили первую жизнь — великанов-йотунов. Из тела одного из них Один сотворяет окружающий мир.

Согласно своему значению, «иса» может останавливать процессы, поэтому и считается одной из рун промедления. Но при этом она не лишена и элемента разрушения, ведь охлаждаемая жидкость расширяется и может изнутри расколоть сосуд, в который заключена. Также не следует забывать и об огромной силе несущейся с гор лавины.

В мистической традиции лед является символом идущей из глубины веков мудрости. Алхимики проявляли к нему особый интерес: этот элемент считался «переходным мостом» между жидким и твердым состоянием материи.

Руна «джера» завершает собой ряд символов, с оттенком негативного. Уже по схожести ее названия с английским словом «jear» можно догадаться о ее главном значении — год, к которому присоединяется дополнительный смысл завершенного цикла и сбора урожая.

Для жителей сурового Севера сезон сбора плодов играл очень большое значение. От того, насколько хорошо уродится хлеб, зависело то, как род переживет зиму. Поскольку год мог быть и несчастливым, характер «джера» переменчив: руна либо несет жизнь, либо отнимает ее у людей.

Но все это — звенья одной цепи.

Без неудач нет и счастья, а без смерти нет жизни. Главный урок, который преподает символ года, — перемены являются частью космического цикла, и никто не в силах их избежать.

Знак также служит для обозначения итога, ведь осенью земледелец собирает то, что посеял еще весной.

Сколько сил и терпения вложил он в свой труд в течение лета, столько и воздастся ему во время жатвы. Поэтому руна считается воплощением суровой северной справедливости.

Завершение одновременно открывает путь в новый цикл, который должен повторить предыдущий и дать новые плоды. Скальды, воспевая эту руну в стихах, подчеркивали это следующими словами:

«Джера» вращения цикл завершает,

но помни: не пожав плодов вчерашних,

не вступают в новый круг.

Если на уровне действительности и практической деятельности она связана с годичным циклом, то на астральном уровне представляет собой лунный календарь. Это устройство издавна обладало не только прикладным, но и магическим характером, что делало знание «джера» полезным для магов и астрологов.

Руна «эйва» выступает под несчастливым, по народным поверьям, числом — тринадцать. Однако у ее положения в Футарке есть одна любопытная и важная характеристика: она находится посередине алфавита и является главной руной трансформации, так как символизирует переход от живого к мертвому.

Всякая инициация обладает мистериальным характером, то есть заключает в себе идею умирания прежней личности и появления на свет новой. Мы уже упоминали о том, что индийские арии называли себя дважды рожденными, поскольку вхождение в касту воспринималось как новое рождение.

Такой переход, несомненно, содержит в себе опасность, и неслучайно его следует опасаться. Но если не взглянуть в лицо собственным страхам и не победить их, то желаемое обновление так и не произойдет.

Значение этой руны («тисовое дерево») добавляет ей новый смысл. В мифологии скандинавских народов она уже представлена как ясень Иггдрасиль. Именно к нему пригвоздил себя Вотан, для того чтобы постигнуть смысл заклинаний. Кроме того, Иггдрасиль является Мировым древом, это arbor mundi средневековых алхимиков, которое также представляет собой центр мира, его ось. Знаток древних текстов скажет, что вокруг него формировались все структуры космоса.

Из мистической колоды карт Таро этой руне соответствует аркан «Смерть», также выступающий под несчастливым тринадцатым номером. Тисовый посох указывал мертвым дорогу в загробный мир и одновременно не позволял им вернуться обратно (вспомним знаменитый осиновый кол, которым можно уничтожить вампиров). Поэтому знак «эйва» часто ставился на могилах людей, при жизни считавшихся связанными с темными силами.

В саге «Речь Высокого» есть отрывок, в котором Один перечисляет известные ему заклинания. Одно из них как раз касается оживления людей, покинувших этот мир:

Двенадцатое я знаю,

Если увижу на дереве

Вздернутый труп раскачивающийся;

Вырежу так

И руны нарисую,

Что он будет ходить

И говорить со мной.

Известно, что Вотан был не просто магом, но и некромантом, то есть человеком, способным особыми заклятиями заставлять потусторонние силы служить себе. Этот аспект его силы пытались использовать маги Третьего рейха, чтобы воскресить воинов (и не только нашего времени) и сделать из них идеальных программируемых убийц — зомби.

Следующий символ Футарка — «перт» — использовался для называния мешочка, из которого при гадании доставались деревянные жребии с начертанными на них рунами. Он несет столь богатый и разноплановый смысл, что мы попробуем осветить только его основные слои.

Во-первых, как обозначение вместилища руна приобретала значение материнского чрева. Из него появляется на свет человек, который с этого момента включен в космическую цепочку причин и следствий. С того момента, как ему перерезают пуповину, его судьба определена, и теперь он самостоятельно будет нести все ее тяготы и испытания.

Если «феу» олицетворяла плотское влечение, то в руне «перт» выражается плодородие — другая составляющая традиционного женского образа. В последовательности Футарка эти две руны дополняют друг друга и зачастую используются вместе в заклинаниях.

Во-вторых, процесс зарождения жизни несет на себе отпечаток тайны. Непонятная смертным сила природы соединяет мужское и женское начала, наводя на мысль о магической помощи со стороны богов. Во время гадания человек загадочным образом получает для себя тот знак, который отражает его судьбу и предопределяет будущую жизнь.

Поскольку в тот момент, когда испытуемый тянет свой жребий, ему может достаться все, что угодно, выбранный символ несет в себе в скрытом виде потенциал целого Футарка. С точки зрения магии превращений «перт» является «переменной X», способной принимать любое значение. В заклинание с ее помощью включается свободная воля человека.

Тогда как руна «райдо» олицетворяет путь, «перт» представляет собой перекресток. Известно, что на распутье совершали свои колдовские обряды ведьмы — мудрые женщины, считавшие знак рока еще и символом своей особой, не похожей на мужскую силы.

Пятнадцатый элемент — «альг» — связан с покровителем всего атта — Хеймдалем. Этот бог охраняет границу между миром живых и другими областями космоса. Познав тайны управления судьбой и загробной жизнью, человек, встретивший данный знак, должен повернуть назад, в родной ему мир.

С этого момента познающему смысл рун приходится учитывать не только собственные интересы, но и то, как его действия повлияют на окружающих.

Страж предела жестоко карает приступивших нормы жизни в обществе.

По начертанию руна «альг» напоминает крест, оба конца которого загнуты вверх. Подобно кресту, она выполняет защитные функции. Считалось, что в наибольшей степени силу этого символа могут использовать в бою воины.

Руна «альг» также похожа на лосиные рога. Это смертоносное оружие лесной великан использует исключительно для обороны. В данном знаке заложена большая энергия, но с целью нападения ее использовать нельзя.

Однако есть еще одна область, в которой данная руна применяется весьма часто. В ней это свойство отражено наглядно: в ее линиях можно разглядеть поднявшего руки человека, словно обращающегося к богам. Это символ священника, посвященного, имеющего контакт с высшими силами и пользующегося их покровительством и защитой. Так как нет оберега сильнее, чем тот, который дарован божеством, из всех рун защиты эта — самая сильная.

В Третьем рейхе данный знак использовался довольно часто, особенно в сочетании с руной «зиг». Он фигурировал на одежде и амулетах эсэсовцев, был отпечатан на кольцах и медальонах.

На кладбищах изваяния в форме креста с загнутыми вверх концами ставились на могилах особо отличившихся воинов как символ их силы и доблести, а также в знак того, что они погибли, защищая идеи рейха. Но одновременно можно уловить и другой смысл данного символа: с его помощью прочерчивалась граница, которую мертвые уже никогда не могли переступить.

Следующая руна большинству людей известна по широко применявшейся символике СС. Это «зиг», обозначавшая славу и победу. Ее название даже вошло в официальное приветствие всех солдат германской армии.

Она является символом Солнца. Возможно, именно поэтому ее так почитали арийские мистики, считавшие планету Солнце своим покровителем. Если «зиг» повернуть на 90 градусов и наложить на прямую руну, то получится свастика, также широко применявшаяся как солярный символ.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Фасции, фашизм и то, как альтернативные правые продолжают присваивать древнеримские символы

Подробнее

Джеймс Алекс Филдс-младший был замечен в #Шарлоттсвилле перед тем, как автомобиль въехал в толпу, убив женщину. https://t.co/ZIzxGYa12I pic.twitter.com/mHTzfTCbXX

— The Boston Globe (@BostonGlobe) 14 августа 2017 г.

Когда появились фотографии Джеймса Алекса Филдса-младшего и других, несущих щиты с фасциями (a пучок стержней или палок), украшавший их во время протестов в Шарлоттсвилле, отмечают историки.Но им не следовало удивляться. Как указывали Hyperallergic и другие издания, многие националистические и альт-правые группы, такие как Vanguard America, уже давно присвоили знаки отличия Древнего Рима, пытаясь связать свои нынешние движения с ушедшей властью и легитимностью Римской империи.

Эти альтернативные правые группы не были первыми, кто присвоил символы Древнего Рима. От лидеров Французской революции до сицилийских крестьян, бросавших вызов землевладельцам в 19 веке, до архитекторов памятников в Соединенных Штатах, этот символ часто использовался для обозначения власти в революционном движении.

Однако рост популярности групп белых националистов и возвращение фашизма в поле зрения общественности как в США, так и в Европе в целом выдвинули на передний план более угрожающие символы (древнего) прошлого. Само слово «фашизм», как и его итальянский прародитель фашизм , происходит от латинского «связка палок». И хотя это может показаться странным и безобидным символом, этот пучок — или, как его называли, фасций (по-гречески ῥάβδοι) — имел значительный политический и культурный вес, а также угрозу насилия.В центре связки стержней хранился небольшой топор на случай приведения в исполнение смертной казни.

Монета 54 г. до н. э., отчеканенная Марком Юнием Брутом, впоследствии сообщником Юлия Цезаря, в память о его предке, основавшем Республику в 509 г. до н. э. На реверсе изображены ликторы, несущие фасции с топорами на службе у магистрата (изображение предоставлено Американским нумизматическим обществом)

.

Фасции обычно представляли собой связку березовых или вязовых палок, которые, хотя обычно просто символизировали телесное наказание, могли использоваться, чтобы на самом деле избивать людей.Фасции как символ власти, вероятно, возникли в районе древней Этрурии. Древнегреческий географ Страбон утверждает, что фасции были ранним признаком римского царского правления, заимствованного у этрусков ранними царями Рима. Этруски или нет, но фасции стали тесно связаны с осуществлением судейской власти во времена Римской республики.

В республиканский период (509–31 гг. до н. э.) высшие выборные политические чиновники, называемые консулами, избирались ежегодно, и им давали служителей, называемых ликторами, которые несли фасции, следуя за магистратом.Римские судебные чиновники, называемые преторами, также имели ликторов, но вдвое меньше, поскольку консулы были выше их по рангу. Угрожающее оборудование визуально проецировало imperium (латинское слово, означающее власть, которое дает нам наше современное слово «империя») консулов ​​во время торжественных процессий, которые часто проходили по городу. Например, во время священной процессии римского триумфа, парада победоносных генералов, победивший генерал посвятил Юпитеру фасции, увенчанные лавром, в храме Юпитера на Капитолийском холме.

Древнеримский рельеф ликтора из сада Археологического музея в Вероне, Италия (изображение © José Luiz Bernardes Ribeiro через Wikimedia)

Фасции продолжали нести в себе четко различимую угрозу телесного господства. Хотя насилие обычно выходило за пределы города, консул мог избить человека, приказав своим ликторам сделать это с помощью розг. Выезжая за пределы города, ликторы добавляли к связкам двуглавый топор, чтобы обозначить способность консулов ​​наказывать даже римских солдат за различные проступки.Как отмечает историк древности Энтони Маршалл , , фасции имели реальное применение: «они представляли собой портативный набор для порки и обезглавливания». Популярное мнение о присущей фасциям угрозе можно увидеть в обращении с ними во время народных восстаний. В периоды недовольства римская толпа часто сбрасывала статуи, но они также стремились сломать фасции, публично демонстрируя недовольство. Как отмечает античный историк Грегори Олдрет в своей работе о римских беспорядках:

г.

В 59 г. до н.э. на собрании консулу Бибулу сломали фасции, и ему на голову вылили ведро с экскрементами; а в следующем году фасций ликторов Помпея были сломаны некоторыми из последователей Клодия.

На оборотной стороне золотой монеты 152–153 гг. н.э., отчеканенной при императоре Антонине Пие, изображены Liberalitas (идеал добровольного дарения), держащие счеты и фасции (изображение предоставлено Американским нумизматическим обществом).

Алдрете рассматривает падение статуй и разрушение фасций во время беспорядков как толпу, направляющую свою враждебность на неодушевленный предмет, как средство ответить взаимностью на угрозу насилия и предупредить магистрата.

Демонстрация фасций не всегда нравилась публике, поскольку Рим расширял свою империю.Когда Юлий Цезарь высадился на египетском побережье в Александрии после боя с Помпеем, египтяне, по понятным причинам, были встревожены, увидев, как римский полководец вошел в город, демонстрируя свои фасции. Эта связка палок не только провозглашала римский империализм — в прямом и переносном смысле — их публичная демонстрация представляла собой предупреждение тем, кто находился под угрозой завоевания. В период своего правления император Август продолжил, а затем расширил использование фасций как символа государственной власти, легитимности и права наказывать.Несмотря на то, что это символ мужской судейской власти, в период Юлиев-Клавдиев две женщины, Ливия, жена Августа, и Агриппина, его правнучка и мать Нерона, получили фасции   с использованием ликтора.

Фасции по-прежнему переплетались с угрозой физического насилия — факт, раскрытый в Новом Завете. Во втором Послании к Коринфянам святой Павел вспоминает о собственном избиении розгами: «Трижды меня били розгами. Однажды меня побили камнями. Трижды я терпел кораблекрушение; ночь и день я плыл по морю» (11:25).Свидетельство Павла, как и большая часть раннехристианской литературы, изображает использование фасций против гражданина как символ злоупотребления властью со стороны римлян. Однако когда христианство стало преобладающей религией в четвертом веке нашей эры, фасции стали символом церковной власти. Как пишет Маршалл,

90 005 Христианство торжествует, следует наблюдать драматические перевороты, когда те же самые фасции, слишком прочно укоренившиеся в качестве национальных регалий, чтобы их можно было отбросить, теперь используются для приветствия христианских символов и реликвий мучеников.Они также вновь появляются в приветственных амнистиях осужденным, даруемых на церковных праздниках.

Фасции как комбинированный символ государственной власти и физического насилия сохранялись время от времени, но, похоже, не были распространенным символом в Европе в средние века.

Питер Пауль Рубенс, «Увольнение ликторов», (1616-1617) холст, масло, Музей Лихтенштейна (изображение из общедоступных источников Викимедиа)

В эпоху Возрождения и раннего Нового времени художники и скульпторы использовали фасции при изображении аллегорических идеалов, таких как Iustitia (Справедливость), и при изображении повторно популяризированных мифов древности.В 1544 году Баттиста Досси нарисовал Леди Правосудие, держащую фасции, чтобы показать баланс между весами правосудия, с одной стороны, и наказанием, предусмотренным законом, с другой. В 1616 году Питер Пауль Рубенс изобразил фасции мифом о римском консуле Публии Дециусе Мусе, отсылающем своих ликторов в 340 г. до н.э. В популярных ранних современных книгах по иконографии фасции стали символизировать законное применение силы на службе справедливости. Преобладающим посылом по-прежнему оставалось обладание государством властью применять силу посредством физических наказаний.

Чезаре Рипа, «Справедливость», в Iconologia: Or, Moral Emblems (1709), переведенный и отредактированный Пирсом Темпестом, Лондон, с. 47 (изображение предоставлено ResearchGate)

Во время Французской революции фасции были приняты для подтверждения применения насилия при свержении несправедливой французской абсолютистской монархии. Красная шапка свободы, вдохновленная шапкой римского вольноотпущенника, и использование революционными борцами римских республиканских имен в сочетании с использованием фасций были явным аргументом в пользу законной революции и единства французского народа.Похожее сообщение о законной силе, возможно, можно увидеть в портрете Джорджа Вашингтона Гилберта Стюарта 1796 года, на котором демонстрируется фасция, встроенная в ножку стола.

В конце 19-го и 20-го веков американцы начали признавать и принимать фасции преимущественно как символ, непосредственно связанный с правительством, правосудием и законом. Два набора фасций на стуле Авраама Линкольна в памятнике Линкольну, пожалуй, самый наглядный пример. Как указывает историк древности Лив Ярроу, на фасциях его стула нет топора, но на треногах, ведущих к памятнику, есть топоры.Строительство Мемориала Линкольна в начале 20-го века является частью более широкого процесса примирения между Севером и Югом — примирения, подкрепленного иностранными авантюрами в испано-американской войне и Первой мировой войне (в частности, войнах, которые велись с сегрегацией вооруженных сил) . Следовательно, можно было бы снова прочитать фасции здесь как символ легитимности Линкольна в применении силы для воссоздания Союза.

Гилберт Стюарт, «Джордж Вашингтон (Портрет Лэнсдауна)» (1796) холст, масло; сейчас в Национальной портретной галерее (изображение из Викимедиа)

Памятник Линкольну был открыт в 1922 году и использует фасции без топоров на стуле Линкольна, но две фасции с топорами на треножниках (Изображение предоставлено Чадом через Flickr).

Если Мемориал Линкольна подключился к одной исторической вене значения, связанной с фасциями, Бенито Муссолини и его последователи подключились к другой, более жестокой. В 1920-х годах фашисты в Италии также использовали фасции как для своего имени, так и как средство легитимации своего нового политического движения. Бенито Муссолини был одержим словами, архитектурой и символами древнеримской власти как средством исторического сопоставления собственной власти. Как отмечает историк фашизма Пол Бакса и автор книги «Дороги и руины : символический ландшафт фашистского Рима » в комментариях к Hyperallergic относительно регулярного использования Муссолини римского символа:

Фасции часто использовались и в архитектуре.Например, фасад Выставки фашистской революции или многочисленные примеры Casa Littoria (штаб-квартиры фашистской партии) в разных городах, большинство из которых все еще стоят.

Монограмма Муссолини с фасциями из Foro Italico, ранее называвшегося Foro Mussolini, в Риме, Италия (изображение Энтони Маянлахти через Flickr)

Как сообщает Бакса, монограмма Муссолини (часто мозаичная) сочетала букву «М» с фасциями. Он чеканил монеты и заказывал многочисленные барельефы с использованием палочек.В каждом случае фасции служили наглядным аргументом в пользу его собственного авторитета, ссылаясь как на итальянскую историю, так и на долгую историю древнеримских фасций как символа законной и необходимой силы.

Когда Джеймс Алекс Филдс и другие белые националисты на митинге «Объедините правых» собрались со щитами, неся римские фасции с топором, послание законной силы снова стало видимым. Подобно использованию SPQR или присвоению факелов, все эти принятые символы могут выглядеть как безобидные отсылки к прошлому, но эта конкретная иконография исторически связана с насилием.Если итальянский фашизм чему-то и научил нас, так это тому, что присвоение древней истории дает этим группам ложную историю происхождения и чувство авторитета для применения насилия, на которое они не могут справедливо претендовать и никогда не должны даваться.

фасций: определение и символ | Study.com

Видите эти перекрещенные связки внизу печати Сената? Это фасции.

Описание

Итак, как же выглядят фасции? Само слово происходит от латинского слова fascis , что означает пучок, и это в основном то, что это такое.Представляет собой связку деревянных прутьев, перевязанных красными шнурами. В комплект также входит односторонний топор, лезвие которого торчит из стержней.

Фасции в Древнем Риме

Фасции были чрезвычайно важным символом официальной власти в Древнем Риме, связанным с консулами, преторами, губернаторами, генералами и различными магистратами. Хотя он часто появлялся в их искусстве, важно помнить, что фасции также были физическим знаком отличия.

Специальные дежурные по имени ликторы несли полноразмерные связки анкерных стержней перед своим магистратом или за ним, чтобы все знали, что это лицо имеет законные полномочия.

Римская резьба лиц

Происхождение этой традиции несколько загадочно. По словам самих римлян, он был впервые разработан этрусками (коренными жителями нынешней Тосканы), которые правили центральной Италией, когда впервые прибыли римляне. Есть некоторые археологические свидетельства, подтверждающие это, но не все согласны с этим. Тем не менее, стоит отметить, что слово lictor происходит от этрусского слова «царский».

Тем не менее, фасции были быстро приняты римлянами и стали для них очень ценным символом. Некоторые предполагают, что розги и топор представляли собой карательную власть правительства, но мы не знаем наверняка, интерпретировали ли они это таким образом.

Примечательно, однако, что топор вынимали из связки всякий раз, когда магистрат находился в черте города самого Рима. Это представляло собой право народа обжаловать решения суда против него и его гарантированную защиту от власти государства.

Помните, что римляне были первой европейской цивилизацией, которая разработала представительную республиканскую систему правления и была одержима концепцией прав граждан. Фасции также использовались для обозначения отношения правительства и в другие времена. Его могли увенчивать победным венком во время праздников или после военных побед, драпировать, когда город был в трауре.

Фасции после Рима

Итак, что этот римский символ делает по всему Вашингтону?С.? Основатели Соединенных Штатов строили первое за более чем тысячу лет правительство республиканского типа и стали одержимы римскими символами. Для них это создало идеологическую параллель, которая связала их новую республику с силой и изощренностью древних римлян. Вот почему половина зданий в округе Колумбия отдаленно напоминают римские храмы.

В то время как эти ранние американцы связывали фасции с Римской республикой, другие смотрели бы немного позже в римской истории.В начале 20-го века итальянский диктатор Муссолини основал политическую партию, известную как фашистов , корень которой должен быть очевиден.

Фашисты считали демократию неудачным экспериментом и что только центральное правительство с абсолютной властью может защитить людей. Чтобы заручиться поддержкой, Муссолини поощрял крайнюю национальную гордость и пытался построить свою Италию как новую Римскую империю.

Фасции были официальным символом его власти, олицетворяя военную мощь Римской империи и абсолютную карательную власть правительства.Очевидно, фасции при Муссолини никогда не видели без топора. Некоторые символы немного опаснее других.

Итальянский фашистский символ власти

Краткое содержание урока

Фасции — это римский символ, состоящий из пучка стержней, обычно связанных красными шнурами, которые также содержат односторонний топор. Это был официальный знак власти в Риме, который они приписывали сначала этрускам.

Его несли специальные служители, известные как ликторы , которые следовали за консулами и другими законными представителями власти. Находясь в черте города, топор убирали, что символизировало право людей бросить вызов своему правительству и быть защищенным от него.

Более тысячелетия спустя основатели Соединенных Штатов использовали этот (и многие другие римские символы) для создания идеологической параллели между двумя республиками.

В 20 веке фашистская партия в Италии использовала его для связи с наследием Римской империи и обозначения абсолютной карательной власти государства.Это мощный символ, который с течением времени имел несколько значений. Открытие того, что история является достаточным сокровищем.

Флаги и другие символы, используемые ультраправыми группами в Шарлоттсвилле

Далее следует руководство по некоторым флагам и символам, обнаруженным аналитиками Hatewatch: 

Выше показан плакат митинга «Объединим правых» в Шарлоттсвилле, взятый из знаменитого мультфильма Бенджамина Франклина «Присоединяйся или умри».

Изображенные группы включают слева направо (K) «Кекистани», (AC) «Антикоммунисты», (L) «Либертарианцы», (N) «Националисты», (I) «Идентитаристы/Идентификационная Европа», ( SN) «южный националист», (NS) «национал-социалист» и (AR) «Alt Right.Изображенные национал-социалистические флаги включают Традиционалистскую рабочую партию и Авангард Америки.

«Национальный флаг Кекистана» имитирует немецкий нацистский военный флаг, с логотипом Кек вместо свастики и зеленым вместо печально известного немецкого красного. В верхнем левом углу красуется логотип 4chan. Альт-райтам особенно нравится, как баннер троллит либералов, признающих его происхождение.

Флаги фашистов/национал-социалистов 


Флаг римского легиона: флаг с изображением орла, держащего фасции, стоящего внутри лаврового венка.Каждый из этих символов был принят различными ультраправыми элементами.


Авангард Америка. Орел с фасцией — символ власти в фашистской Италии.


Vanguard America-Texas: включает в себя Schwarze Sonne (Черное солнце) со звездой Техаса посередине.

 


Schwarze Sonne (Черное солнце), некоторые называют соннерадом: символ стал синонимом бесчисленного множества крайне правых групп, которые торгуют неонацистскими и/или нео-фольклорскими идеологиями.

Schwarze Sonne (Черное солнце), иногда называемое sonnerad: символ стал синонимом множества крайне правых групп, которые торгуют неонацистскими и/или нео-фольклорскими идеологиями. Символ основан на древних артефактах солнечного колеса, которые были сделаны и использовались скандинавскими и германскими племенами как символ их языческих верований. Эти солнечные колеса, сделанные много столетий назад, обычно не напоминают по сложности эту конкретную версию. Вышеупомянутая версия выложена на мраморном полу замка Вевельсбург, замка, который Гиммлер сделал духовным и буквальным домом СС во время правления Третьего рейха, и имеет значение в оккультных практиках СС.


Национал-социалистическое движение — старейшая и, скорее всего, крупнейшая группа НС в США. Управляется Джеффом Шоепом.


Рубашка Традиционалистской молодежной сети/Традиционалистской рабочей партии.


Рабочая партия традиционалистов

Традиционалистская рабочая партия — это группа белых националистов, которая выступает за расово чистые нации и общины и обвиняет евреев во многих мировых проблемах.Несмотря на то, что она утверждает, что выступает против расизма, говоря, что каждая раса заслуживает своей земли и культуры, группа тесно связана с неонацистскими и другими бескомпромиссными расистскими организациями, которые придерживаются неприкрашенных взглядов сторонников превосходства белой расы.

Флаги неоконфедератов

Флаг «Южный националист»:


Флаг «Южный националист»

Разработанный бывшим членом Неоконфедеративной лиги Юга (LOS), флаг «южных националистов» напоминает о празднике Св.Эндрюс-Кросс и боевой флаг Конфедерации (CBF). Часто носят члены ЛОС и их союзники на юге.

В частом варианте флаг сочетается с CBF:

.


Вариант флага неоконфедератов «Южный националист» с изображением цветка магнолии, символа южного ответвления The Right Stuff Identity Dixie.

Антикоммунистическая акция

 


Группа, название которой является инверсией Anti-Racist Action (ARA), первой и исторически крупнейшей (в свое время) децентрализованной сети антирасистов и антифашистов, занимающейся противостоянием ультраправым и срывом их мероприятий и митингов. путем прямого действия, включая насилие.

Черный и желтый цвета относятся к либертарианству и обычно изображаются на веб-форумах под черно-желтым баннером. Варианты флага часто изображают вертолеты, сбрасывающие фигуру с неба, что является отсылкой к жестокой тактике Аугусто Пиночета по подавлению инакомыслия.

Идентитарист


Основываясь на модели европейских идентитаристских групп , Натан Бенджамин Дамиго запустил Identity Evropa в резиденции своих бабушки и дедушки в Окдейле, Калифорния.Identity Evropa фокусируется на наборе белых студентов студенческого возраста для обсуждения «расового реализма» и интересов белых, ориентируясь на недовольных молодых людей, рекламируя себя как братство и социальный клуб.


Идентификатор поколения

. Европейское движение Identity Evropa основывалось на.

Американская гвардия


Американская гвардия — это группа закоренелых националистов (со стареющими/бывшими расистскими скинхедами и как минимум одним клановцем среди ее членов), посвященная физическому противодействию левым на мероприятиях и митингах.Август Инвиктус и Брайен Джеймс являются лидерами различных отделений штатов. Некоторые члены группы связаны с Proud Boys и Братским Орденом Альтернативных Рыцарей, «военным подразделением» Proud Boys.

Как нацисты превратили свастику, символ буддизма, индуизма, джайнизма, в эмблему ненависти — Quartz India

Изображения из Шарлотсвилля, штат Вирджиния, белых сторонников превосходства, марширующих с нацистскими знаменами, напомнили нам, как будто мы нуждались в этом, что свастика остается мощным символом расистской ненависти.

В Германии, где также проходят марши неонацистов, изображение свастики запрещено законом, и местные жители инициируют частные или местные усилия по удалению ее с граффити и другого уличного искусства.

Но попытки искоренить свастику иногда дают осечку, как это недавно произошло в Квебеке. Кори Флейшер, известный под ником «erasinghate» в Instagram, был остановлен полицией, когда он попытался стереть свастики, выбитые на спасенных якорях, выставленных на всеобщее обозрение в небольшом поселке Пуэнт-де-Каскад на реке Святого Лаврентия.

Таблички предполагали, что якоря были из Третьего рейха, но корреспондент Radio Canada сообщил, что они были изготовлены английской компанией W.L. Байерс до прихода к власти нацистов. Компания использовала свастику как символ удачи, что было обычной практикой в ​​начале 20 века.

Флейшер остался равнодушным к этому историческому объяснению. Как он сказал CityNews: «Свастика больше не является знаком мира. Это знак, прикрепленный к вечеринке, которая буквально уничтожила всю культуру.

Я снова и снова сталкиваюсь с этой одержимостью свастиками. На моих университетских курсах по истории немецкой культуры студентов отталкивает, но в то же время завораживает тот ужас, который она символизирует. Когда я спрашиваю, следует ли запретить свастику в Северной Америке, как в Германии, некоторые отвечают утвердительно, в то время как другие указывают на ее невинное использование в других культурах.

Дебаты похожи на спор между Пуэнт-де-Каскад и Кори Флейшером. Должны ли 25 лет, что он был символом нацистского расизма, перевесить его тысячелетнее использование в качестве талисмана удачи?

Разнообразная и древняя история

Свастика не всегда была одиозным символом ненависти.Отнюдь не. Слово свастика имеет санскритское происхождение и означает «способствующая благополучию».

Сила свастики как символа заключается в ее простоте и сбалансированности. Графический дизайнер Стивен Хеллер отмечает, что «геометрическая чистота свастики обеспечивает удобочитаемость на любом размере и расстоянии, а кружащийся квадрат на оси создает иллюзию движения».

Его форма, по словам Хеллера, «возвышенная», поэтому неудивительно, что он нашел место во многих культурах.

В буддизме считается, что свастика представляет собой следы Будды. Он берет на себя литургическую функцию в джайнизме, а в индуизме символ по часовой стрелке (свастика, как мы ее знаем, с руками, указывающими вправо) и символ против часовой стрелки, sauvistika , объединяются, чтобы изображать противоположности, такие как свет и тьма.

В Месопотамии его использовали для изготовления монет, а народ навахо ткал из него одеяла. Он был найден на древней глиняной посуде в Африке и Азии.Иногда он использовался как отдельный элемент, но часто повторялся как серия переплетенных свастик, образующих окантовку на одежде или в архитектуре, как это было принято в римские времена.

Он появился в культурах германцев и викингов, и вы можете найти его в средневековых церквях и религиозных облачениях по всей Европе.

В конце 19-го и начале 20-го веков свастика прочно вошла в западную культуру как символ удачи, подобный четырехлистному клеверу или подкове.

Компании использовали его в качестве логотипа; он украшал объявления о рождении и поздравительные открытки. Американские бойскауты могли получить значок со свастикой, а Клуб девочек издавал журнал под названием The Swastika . Финляндия, Латвия и США использовали его в качестве военных знаков различия.

В Канаде поселок горняков в северной части Онтарио был назван Свастика, так же, как вы могли бы назвать город Новая Надежда или Баунти. В Виндзоре, Новая Шотландия, и Ферни, Британская Колумбия, были хоккейные команды под названием «Свастики».В 1931 году Ньюфаундленд выпустил марку номиналом 1 доллар, посвященную важным событиям в трансатлантической авиации; в каждом углу была свастика.

В конце 19-го века вновь образованная Германская империя вступила в эпоху безудержного национализма. Некоторые националисты пытались доказать германское расовое превосходство, соглашаясь с ныне дискредитированной идеей о том, что их предками была древняя арийская раса — первые индоевропейцы. Нужны были доказательства, чтобы связать германцев с арийцами.

Нацисты присвоили символ

Свастика дала нужную ссылку.

В начале 1870-х годов, когда немецкий бизнесмен и археолог Генрих Шлиман думал, что открыл древнегреческий город Троя, было обнаружено более 1800 изображений свастики. Поскольку свастика присутствовала и среди археологических находок германских племен, националистам не потребовалось много времени, чтобы сделать вывод, что и германцы, и греки были потомками ариев.

И если вы считаете, что немцы составляют отдельную «расу», превосходящую другие окружающие ее этнические группы, становится легче утверждать, что вам нужно сохранять эту «расу» в чистоте.В этом контексте последовал антисемитизм.

Общество Туле, антисемитская организация, пропагандирующая превосходство немецкого языка Volk (народ на английском языке), было основано в конце Первой мировой войны. В качестве логотипа использовалась стилизованная свастика. Общество спонсировало молодую нацистскую партию, и в стремлении привлечь внимание общественности партия создала баннер со свастикой, какой мы ее знаем сегодня.

Гитлер был убежден, что мощный символ сплотит массы на его ксенофобское дело.С черной свастикой (называемой Hakenkreuz на немецком языке или крючковатый крест ), повернутой на 45 градусов на белом круге на красном фоне, нацистское знамя модернизировало древний символ, вызывая при этом цвета недавно побежденной Германской империи.

В Mein Kampf Гитлер взял на себя исключительную ответственность за дизайн и попытался придать ему значение: «Красным цветом мы видим социальную идею движения, белым — националистическую идею, свастикой — миссию борьбы за победа арийского человека.Помимо мучительной символики, знамя со свастикой сделало то, что должно было сделать — оно придало нацистскому движению визуальную идентичность.

Когда нацисты пришли к власти в 1933 году, они стремились объединить страну вокруг своей расистской арийской идеологии, и использование их символа проникло во все аспекты жизни Германии.

Его до сих пор иногда можно увидеть, в том числе в мозаичных потолочных плитах Дома искусств Гитлера в Мюнхене. Знамя стало официальным флагом страны в 1935 году, и хотя оно было не везде, как может вас уверить Голливуд, оно присутствовало очень часто.

Путь вперед

Стивен Хеллер озаглавил свою книгу Свастика, простым, но уместным вопросом: Символ без искупления ? В тех культурах, где оно веками использовалось в религиозных обрядах или в декоративно-прикладном искусстве, этот вопрос не нужен. Никакой негативной коннотации этот символ не несет.

Но такие объекты, как свастика, не имеют никакого внутреннего значения; символика создается людьми, которые их используют.В нашем западном обществе свастика запятнана. Жестокие преступления нацистского движения против человечности придали Hakenkreuz значение, которое невозможно скрыть или стереть.

В таких местах, как Пуэнт-де-Каскады, где существуют донацистские свастики, необходимо проявлять особую осторожность, чтобы контекстуализировать их присутствие. Но во всех других случаях этого символа действительно следует избегать.

Его полные ненависти расистские намерения очевидны. Это не был невинный символ ни для нацистов, ни для современных неонацистов и сторонников превосходства белой расы.

Первоначально эта статья была опубликована на The Conversation. Прочитайте оригинальную статью.

Странное увлечение Юго-Восточной Азии Гитлером

Предупреждение: некоторые языки NSFW.

Юго-Восточная Азия имеет особое очарование Гитлера и нацистских образов. В Юго-Восточной Азии нередко можно встретить молодых людей в спортивных футболках, украшенных свастикой, моду, которую часто называют «нацистским шиком». Для тех, кто вырос на европейской истории, это сбивает с толку.

И на востоке, и на западе уже давно предпринимаются усилия по возвращению свастики из ее нацистской символики к ее первоначальным восточным корням в индуизме и буддизме, в которых этот символ означает мир и удачу. Как часто отмечают участники кампании по возвращению, большая часть мира любила свастику до того, как нацисты изменили ее значение. Кампания по возврату также проводилась в Европе и Северной Америке — в 2013 году в ней приняли участие тату-салоны из 40 стран, предлагающие бесплатные татуировки со свастикой.

Тем не менее, в Юго-Восточной Азии использование нацистской символики больше связано с демонстрацией силы или попыткой примкнуть к маргинальной группе, а не с восстановлением свастики.Более того, молодежь Юго-Восточной Азии в основном не знает истории этого символа. Во многом «нацистский шик» — это хипстерское движение Юго-Восточной Азии.

Молодежь в нацистских футболках, татуировках со свастикой и нацистской атрибутике – обычное дело в Янгоне. Действительно, многое из этого совпадает с популярной сценой панк-музыки, которая долгое время бурлила под поверхностью в допереходной Мьянме и которая с тех пор нашла новых последователей по мере того, как она становится более популярной. Популярные группы часто щеголяют такой атрибутикой и обыгрывают ее жесткие (или крутые) образы.Один из самых известных оркестров Мьянмы, Iron Cross, назван в честь нацистской медали, а на его эмблеме изображен нацистский  Reichsadler  (имперский орел).

Музыкальная сцена Индонезии также имеет склонность к нацистскому шику. Ахмад Дхани надел нацистскую униформу для своей модифицированной версии Queen’s We Will Rock You , которая использовалась в президентской кампании Прабово Субианто.

Однако нигде это увлечение нацистской атрибутикой не было столь выраженным, как в Таиланде.В последние годы Бангкок оказался в затруднительном положении (и стал объектом публичных насмешек — см. видео выше) из-за странного использования свастики и изображений Гитлера.

В 2013 году в одном из самых известных университетов Таиланда, Чулалонгкорне, студенты нарисовали фреску с изображением супергероев, на которой был изображен приветствующий Гитлера. Также в 2013 году нацистский магазин жареных цыплят с Гитлером, одетым как полковник Сандерс из KFC (с бабочкой и всем остальным), вызвал протесты, и не только со стороны владельца торговой марки. В 2011 году католическая школа разрешила своим ученикам надеть нацистскую форму на парад, а в 2009 году Музей восковых фигур Тюссо рекламировал свою выставку с помощью рекламного щита с приветствием Гитлера и лозунгом на тайском языке: «Гитлер не умер».Совсем недавно в фильме, снятом по заказу тайской хунты, анимация показывает, как ребенок рисует сцену с Гитлером, а другой ребенок аплодирует произведению искусства.

Любовь к нацистским образам, кажется, набирает силу среди молодежи Юго-Восточной Азии. За пределами региона это будет подпитывать сравнения, скажем, между нацистской Германией и преследованием рохинджа в Мьянме. Некоторые комментаторы утверждают, что эта упорная любовная связь приобрела новое значение при репрессивном правительстве Таиланда, возглавляемом военными.С момента захвата власти в прошлом году хунта использовала все средства, чтобы привлечь на свою сторону тайскую молодежь, а когда ей это не удалось, она задержала активистов за то, что она назвала «корректировкой отношения».

Но это поверхностные смешения. Вместо этого, по крайней мере на данный момент, увлечение нацистскими образами рождается в значительной степени из-за незнания европейской истории среди молодежи Юго-Восточной Азии.

В чем смысл российского пропагандистского символа «новой свастики»?

Буква «Z» стала важным пропагандистским символом во время нападения России на Украину, сравнивая ее со свастикой, которую носили нацистские солдаты во время Второй мировой войны.

В начале российского вторжения буква, которой нет в русском алфавите, была необъяснимым образом нарисована на задней части ее танков и другой техники.

За более чем две недели, прошедшие с тех пор, сторонники вторжения приняли букву «Z» в качестве логотипа, чтобы носить свою поддержку на рукавах.

Происхождение связи письма с войной неясно, по словам Камила Галеева, научного сотрудника Галины Старовойтовой из Центра Вудро Вильсона, который собирал фотографии символа в Твиттере еще до начала вторжения.

«Некоторые интерпретируют «Z» как «За победу». Другие — как «Запад»», — пояснил г-н Галеев.

«Как бы то ни было, этот придуманный буквально несколько дней назад символ стал символом новой российской идеологии и национальной идентичности».

Давайте обсудим, что происходит в России. Проще говоря, это становится полным фашизмом. Власти развернули пропагандистскую кампанию, чтобы заручиться народной поддержкой своего вторжения в Украину, и они получают ее в избытке. Вы можете увидеть «Z» на одежде этих парней.Что это означает? 🧵 pic.twitter.com/F2zjcpJCDZ

— Камиль Галеев (@kamilkazani) 6 марта 2022 г.

Эксперты изначально предположили, что маркировка указывала, куда воинская часть направлялась перед развертыванием, чтобы отличить ее и снизить риск дружественный огонь.

«Очень важно, чтобы любую атакующую силу можно было отличить, особенно с воздуха, где российские силы будут иметь полный контроль», — сказал источник в украинской столице Киеве The Sun .

«Украинцы имеют очень похожие танки и транспортные средства и захотят снизить риск дружественного огня».

Майкл Кларк, бывший директор оборонного аналитического центра Royal United Services Institute (RUSI), сообщил Sky News, что символы, вероятно, связаны с географическим расположением подразделений, которые будут развернуты для ведения боя.

История продолжается

«Часто эти символы зависят от местоположения — они сообщают, куда направляется отряд.Если бы они только маркировали машины как российские, можно было бы использовать только один символ», — сказал Кларк. что вторжение идет полным ходом, буква «Z» приобрела новое значение, по словам г-на Галеева. запустили пропагандистскую кампанию, чтобы заручиться поддержкой населения для своего вторжения в Украину, и они получают много поддержки.

В треде размещено несколько фотографий гражданских лиц и автомобилей с маркировкой.

«Путин принял решение начать эту войну. Но он получил широкую поддержку российского народа», — написал он. «Никто не заставляет их участвовать в этих демонстрациях поддержки, они могут полностью их пропустить. Но они ликуют. Они ликуют, потому что им хорошо, они гордятся. Россия снова стала великой».

Товары с буквой «Z» продаются в Интернете компанией Russia Today, а вырученные средства якобы идут на благотворительность, которая поддерживает «детей войны».

Российский гимнаст Иван Куляк использовал символ, чтобы выразить свою поддержку вторжению в субботу, когда он носил его, когда он принимал бронзовую медаль на этапе Кубка мира по гимнастике в Дохе в субботу.

Трюк усугублялся еще и тем, что Куляк был рядом с украинцем Ковтуном Ильей, который увез домой золото.

Международная федерация гимнастики заявила, что возбудила дисциплинарное производство в отношении Куляк.

Российский гимнаст Иван Куляк стоит в футболке с буквой Z, чтобы получить свою бронзовую медаль (Снимок экрана/Видео) формирование «Z», чтобы показать свою поддержку.

Сообщается, что пропагандистский трюк, снятый на камеру дроном, был организован Владимиром Вавиловым, председателем благотворительной организации по борьбе с раком, управляющей хосписом.

Г-н Вавилов сказал, что 60 участников, включая пациентов и персонал, держали одну руку в кулаке, а листовки с флагами России, Донецкой Народной Республики (ДНР), Луганской Народной Республики (ЛНР) и Российской Республики Татарстан в другой.

Дети в хосписном центре выстраиваются буквой «Z», чтобы продемонстрировать поддержку вторжению России в Украину (Камиль Галеев через Twitter)

Несколько политиков также надели одежду и значки со знаками отличия, в том числе Михаил Делягин и Мария Бутина.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.