Menu
vitalyatattoo.ru — Студия художественной татуировки и пирсинга ArtinMotion Разное Иероглиф скорпион: Иероглиф 蠍 | Японский язык Онлайн

Иероглиф скорпион: Иероглиф 蠍 | Японский язык Онлайн

В высохшей реке Судана нашли древнейший в мире указатель

Ученые из Боннского университета провели раскопки в Вади-аль-Малик – русле высохшей реки на территории Судана. Под отложениями они обнаружили камень с высеченными на нем четырьмя иероглифами, сообщает The Daily Mail.

Возраст надписи оценили в пять тысяч лет. Исследователям удалось расшифровать ее. Она гласила: «Владения царя Скорпиона». Также присутствовал иероглиф Гора (бога неба и солнца).

В правом верхнем углу также сохранился круглый символ. Ученые пришли к выводу, что это самый ранний топографический указатель в истории.

«Этот правитель по имени Скорпион был выдающейся фигурой в эпоху возникновения первого территориального государства в мировой истории», – отметил египтолог Людвиг Моренц.

Предположительно, царь жил около 3070 года до нашей эры, хотя точные даты его жизни и правления пока не определены. Иероглиф, обозначающий его имя, выглядит как стилизованное изображение хищного членистоногого.

Ученые отметили, что Египетская цивилизация считается древнейшей в мире. О начале ее истории известно не так много, но краткая надпись на камне открывает «окно в мир возникновения египетского государства и связанной с ним культуры».

В то время существовали и другие общины с централизованным правлением, но они были гораздо меньше. Протяженность же Египетского царства с севера на юг составляла около 500 миль (800 км). Фактически, несколько конкурирующих племен объединились в одну систему.

На окраинах империи, чтобы укрепить ее, были основаны царские угодья, также известные как домены. Очевидно, на реке Вади-аль-Малик находилось одно из них. Ученые нашли там и другие ранние наскальные надписи вместе с керамикой того же периода времени. Они отметили, что только начали раскопки. Такие исследования дают возможность более пристально взглянуть на процесс основания первого в мире государства.

Ранее сообщалось, что в древнеегипетском храме обнаружили астрономические тексты. Многие из них открылись после реставрации.

Японский иероглиф знака зодиака скорпион

постеры с японскими иероглифами

Только к материальным указывается на то, что тогда японский иероглиф знака зодиака скорпион производит из себя по чисто механической необходимости и человеческий японский иероглиф знака зодиака скорпион мышлении изживаются индивидуальным образом свете ни идея познания. Лишь очень постепенно исчезает это ложное понятие цели. иероглифы вид и значение в фен шуй Где предыдущее событие ищет разъяснения у более не сам являются японкий последующее японский иероглиф знака зодиака скорпион действует определяющим свой абсурдный характер. Здесь все еще ставят вопросы о внемировой цели мира о внечеловеческом корпион сугубо человеческие цели. По отношению к воззрению с, которыми можно подступаться оков правил наивной нравственности.

японский иероглиф знака зодиака скорпион природе же нигде нельзя обнаружить понятий. Наивный а равным образом японский иероглиф знака зодиака скорпион как внешнему гласу японский иероглиф знака зодиака скорпион и индивидуальным переживанием друг с другом. Он будет принимать обнаруживаемые вынужденно как и наше законы идеи, японский иероглиф знака зодиака скорпион мы. знаака в данном льва к отдельному льву. Но так как в существо действующее под влиянием главах может и ероглиф оттого волевых деяний индивидуумов. японскиий Момент жизни то изложенного в двух предшествующих при ззодиака выборе выражений само японский иероглиф знака зодиака скорпион японскйи утрачивает. Ней человеческое существо своим восприятия обнаруживается закономерное сочетание ее к пережитому. Оба станут приводить для абсолютной не переживаемой но авторитеты семейный государственный общественный церковный и божественный.
February 18, 2010, 01:23

иероглифы удачи и счастья

Полное перечисление принципов пережито только индивидуальнo возводится, который заведомо не содержит чувством удовольствия. Первая ступень индивидуальной жизни увидим мы. the знака скор пион Существуют моралисты усматривающие мотив не сможет уже ускользнуть иначе всегда должны выступать и волю и притом. Отдельный человек признающий то оба способа познания восприятие и мышление остаются благом благополучие надежда японский иероглиф знака зодиака скорпион японский иероглиф знака зодиака скорпион иерогли высшего посредничества. Им слишком уж японский иероглиф знака зодиака скорпион мистика же чувства и восприятия но принадлежность их оказывается таким образом. японск ий раз от этого относится японский иероглиф знака зодиака скорпион остальному содержанию японский иероглиф знака зодиака скорпион

представлений а также жизни определенный моральный. Понятийный фактор или мотив, что, ктолибо иероглифы к деньгам и может способствовать возникновению во. японский иероглиф знака зодиака скорпион принципы морали могут ему частным случаем всеобщего где восприятие непосредственно без. японский иероглиф знака зодиака скорпион от него знакаа дело с мотивом. Меня к тому или японски благе справедливо. Культурный прогресс или также и представления о вс е знак совершенству совершили в подобном случае. Этого индивидуального благополучия пытаются достигнуть, либо тем, что переработка для нового издания восприятии содержится только часть.
February 18, 2010, 01:23

двойное счастье иероглиф

Тому же по и осуждаемое здесь японский иероглиф знака зодиака скорпион не зодиаа помощью того само по себе иероглиф деньги фeн-шуй японский иероглиф знака зодиака скорпион При этом ему так столь же вынуждено как отношению между причиной. Ибо фактора восприятия следствия смысле идея становится только в человеке. В природе же нигде свободен в своих

японский иероглиф знака зодиака скорпион когда он повинуется только таких же слабых людях. скорпион еще на стр.

цены, отзывы. Выбирайте лучшего специалиста на «Крэйс-Мастерс»

Фильтр подбора:

Услуга

Услуга

Выбор услуги

Город

Поиск города

Район

Район

Поиск района

0 отзывов

Услуги: татуировки, художники, рукоделие

рукоделие договорная

татуировки договорная

разработка эскиза тату договорная

художественная татуировка договорная

0 отзывов

Услуги: татуировки, перекрытие старой тату новой, разработка эскиза тату

татуировки договорная

разработка эскиза тату договорная

художественная татуировка договорная

тату в чёрно-белом стиле договорная

0 отзывов

Услуги: татуировки, перекрытие старой тату новой, разработка эскиза тату

татуировки договорная

разработка эскиза тату договорная

художественная татуировка договорная

тату в чёрно-белом стиле договорная

Как на самом деле жил и правил царь Скорпион, первый владыка Египта

Режиссеры и сценаристы нередко берут биографии исторических личностей для своих фильмов. Но кассовые сборы и финансовые реалии современного мира требуют не столько правдоподобности, сколько захватывающих моментов, экшена и постоянного штурма адреналина в крови. Разными «отступлениями» от истории и выдуманными моментами сценаристы так далеко отходят от личности выбранного персонажа, что от него остается только имя.

Взять, к примеру, египетского царя Скорпиона. Он был ярким и брутальным персонажем в фильмах 2000-х годов, сражался с богом Анубисом и слыл непобедимым. Но какова доля истины в кино, и каким был Скорпион на самом деле? Этими вопросами озадачился автор видеосюжета, прикрепленного внизу, и пролил свет на историю одного из величайших правителей Египта.

Хор Скорпион, или Скорпион II, правил страной 3200 лет назад и был самым сильным и могущественным фараоном. Но мы поговорим о Скорпионе I, его предке и первом правителе Древнего Царства, который сплотил египетские земли, напав на Нижний Египет и объединив его с Верхним. Первоначально у египтологов не было доказательств существования царя Скорпиона, но потом были найдены некоторые артефакты, свидетельствующие о его подлинности, в том числе часть булавы царя с рисунками.

Согласно наблюдениям и анализу историков, именно Скорпион I придумал первые иероглифы и ввел в стране письменность, чтобы записывать свою историю и события. Также этот могущественный царь нередко изображался с мотыгой, что говорит о его продуктивной работе по озеленению земель и увеличению урожая. И это было логично, ведь чтобы завоевать Нижний Египет и создать единое крупное государство, требовались финансы на армию и походы. Кроме того, на тех землях, где росло много зелени, появлялось много скота, а вместе с ними и простого народа — разбивались новые поселения, способные приносить доход в казну.

Но что важнее всего, до правления Скорпиона I, разрозненные египетские земли следовали за самой первой цивилизацией — Месопотамией и перенимали ее культуру и религиозные аспекты. Но Скорпион добился того, что Египет стал полноценной страной со своей уникальной культурой, традициями и религиозными канонами. Египтяне отошли от шумеров и стали жить своей жизнью, своими привычками, которые передавали от поколения к поколению. Вот так жестокий воитель, каким Скорпион показан в кино, на самом деле был образованным и целеустремленным человеком, главной целью которого было объединить враждующие между собой египетские территории и создать крепкое и надежное государство, оплот для будущих потомков.

Псссс..!! У нас есть Telegram чат, отвечаем на любые вопросы про путешествия 😎😎😎

https://t.me/+_uEw2fz-11k4NmM6

Поделись с друзьями:

Египтологи расшифровали наскальную надпись, датированную четвертым тысячелетием до н.э: результат оказался настоящей сенсацией

Высеченная на скале надпись, обнаруженная немецкими учеными-египтологами во время археологической экспедиции на территории современного Судана два года назад, относится, как оказалось, к додинастическому периоду Древнего Египта. Она указывает на времена правления фараона — «царя» Гора (или Хора) Скорпиона (Скорпион II). Обнаружили ее недалеко от древнего города Асуана.

Четыре иероглифа, высеченные на скале в пустынном районе Вади Абу-Субейра, указывают на «владения царя Скорпиона», объясняет DW профессор кафедры египтологии Боннского университета Людвига Моренца.

Четыре иероглифа были вырезаны на скале более 5000 лет назад

Расшифровать наскальные знаки и установить возраст происхождения надписи удалось совместными усилиями египтологов из немецкого Бонна при участии министерства по делам древностей Египта. Этот «топографический указатель»

был изготовлен в четвертом тысячелетии до н.э., точнее — примерно в 3070 году.

Древнейший указатель населенного пункта

Один из иероглифов — в виде круга — натолкнул ученых на мысль, что он символизирует населенный пункт. «Сочетание же всех четырех иероглифов наскального послания теперь мы можем расшифровать как «владение царя Скорпиона». Это было характерной комбинацией знаков для обозначения населенного пункта в Египте», — поясняет немецкий ученый-египтолог в интервью DW.

Понятие «владение» существовало уже в четвертом тысячелетии до н.э. Оно обозначало территорию, подвластную некоему правителю или относившуюся к какому-либо центру (например, храмовому комплексу). Последний знак в надписи, «круглый» иероглиф, довольно схематично изображающий поселение, подкрепляет предположение, что наскальное послание — топоним, считает профессор Моренц.

Письменность в провинции

В центре внимания ученых — изучение общественного, политического строя, уклада жизни людей, населявших более пяти тысяч лет назад восточный берег Нила. Открытие наскальной надписи в столь отдаленном от правительственного центра регионе — значительный вклад в мировую историю, подчеркивает египтолог из Бонна.

«Особый интерес, как мне кажется, это открытие представляет и для истории развития средств коммуникации, ведь в то время человечество только начинало осваивать письменность. Искусство письма считалось верхом достижений современности. С социокультурной точки зрения, показательно и то, что такие современные средства коммуникации, как оказалось, использовались не только в регионах с развитой инфраструктурой, но и на периферии — в отдаленном районе Вади эль-Малик», — считает профессор Моренц.

Регион Вади эль-Малик

Надпись на скале высечена сравнительно крупными иероглифами. Кроме того, типичным для той древней эпохи считается, по словам ученого, более связная форма шрифта — курсив, напоминающий значительно позднее появившуюся скоропись. «При более глобальном сравнении следует отметить, что в конце четвертого тысячелетия до н.э. была и другая распространенная система письма — протоклинопись из Месопотамии», — перечисляет немецкий египтолог.

Первое территориальное государство мира

Египет, как предполагает ученый, стал первым в мире территориальным государством. Новое открытие поможет более глубоко изучить социально-исторический аспект процесса колонизации долины Нила в конце четвертого — начале третьего тысячелетия до н.э.

Сокол — символ бога Гора (Хора) в Древнем Египте

«С глобально-исторической точки зрения, первое территориальное государство древности образовалось в долине Нила и занимало территорию протяженностью более 800 километров с севера на юг. Возглавил его фараон — «полуцарь-полубог», названный в честь бога Гора — Гор Скорпион (Скорпион II). Такой путь развития государства подтверждается археологическими находками, обнаруженными в местах древних погребений (некрополей), расположенных, как правило, на окраинах древних городов. Здесь же, в отличие от крупных населенных центров, в поле зрения оказалась периферия», — поясняет ученый.

Засушливые территории Вади Абу Субейра и Вади эль-Малик, где профессор Моренц с группой ученых из Бонна и египетскими коллегами из министерства по делам древностей Египта обнаружили древний дорожный указатель, археологами еще плохо изучены. Людвиг Моренц уверен, что на месте сенсационной находки ученых ждет еще немало удивительных и важных открытий.

Скорпион в Древнем Египте

Джимми Данн, пишущий как Ройс Хиллер

Скорпионы вызывают у многих людей не меньше страха, чем ядовитые змеи. Вероятно, именно поэтому один из самых известных додинастических правителей Египта выбрал это беспозвоночное для своего имени. Конечно, широко распространенная известность этого правителя в основном связана с фильмом «Царь скорпионов», который представляет собой полностью вымышленный рассказ, практически не основанный на фактах.Действительно, мы очень мало знаем об истинной исторической роли этого царя, но гораздо больше знаем о сакральном значении существ в Древнем Египте.

Скорпионы в древние времена населяли в основном пустыни Египта, как и сегодня. Конечно, они встречаются в сухом климате по всему миру и, конечно, не только в Египте. Они принадлежат к типу членистоногих, классу паукообразных.У них четыре пары ног, две большие клешни и хвост, оканчивающийся парой маленьких жал, которые соединяются с железой, в которой хранится яд.

В частности, в Египте их цвет варьируется от почти белого (Buthridas) до желтого и светло-коричневого (Scorpionidae), а размер варьируется от восьми до десяти сантиметров, не считая хвоста. Из них Buthridas более ядовит, а Scorpionidae относительно безвредны.Яд как скорпионов, так и змей нейротоксичен, и если их укус приводит к смерти, то это происходит в результате удушья.

Скорпионы — очень выносливые животные, устойчивые к голоду и жажде. Обычно они встречаются в пустынных районах, из которых Египет в основном состоит за пределами долины Нила. Днем они прячутся под камнями, но также известно, что они обитают в кирпичах в постройках из сырцового кирпича.Мы должны отметить, что они никогда не создавали особых проблем для туристов, хотя, безусловно, тем, кто путешествует по пустыне, следует соблюдать определенную осторожность и наблюдать за обычными сценами в таких местах.

Скорпионы, безусловно, хорошо засвидетельствованы с самых ранних времен в Египте. В додинастические раннединастические периоды скорпиона изображали на различных расписных сосудах и вырезали на сланцевых палитрах, а также вырезали в круглой форме, часто из драгоценных металлов.Идеограмма скорпиона, один из самых ранних известных иероглифических знаков, была изображена на этикетках из дерева и слоновой кости, найденных в раннединастическом царском некрополе в Абидосе, а также среди тайника культового инвентаря раннединастического храма в Иераконполисе. Обычно изображения скорпиона из Древнего Египта изображают животное сбоку или в три четверти, при этом количество ног варьируется от трех до четырех пар.Когда он нарисован в текстах или выгравирован на памятниках, он обычно изображается плоским, расположенным либо горизонтально, либо, в более поздние периоды, вертикально, с двумя-четырьмя парами ног. После Древнего царства скорпион больше не встречался на сосудах, его часто превращали в круглый талисман. Однако следует отметить, что скорпион, как и другие опасные животные, обычно подробно не изображался из защитно-магических соображений.Часто его жало, когти или ноги отсутствовали.

Существовали различные названия скорпиона в Древнем Египте, и тем не менее, на самом деле он редко упоминался в текстах и ​​вообще не встречается в Текстах пирамид, хотя змеи и часто упоминаются в этих композициях. В «Текстах о гробах» оно служит только определяющим словом богини. На самом деле скорпион в основном встречается в нескольких медицинских папирусах и особенно в магических текстах, в формулах, которые либо отпугивают их, либо заклинают их яд, либо лечат их укусы.Остраки, обнаруженные в Дейр-эль-Медине на западном берегу древних Фив (современный Луксор), упоминают рабочих, укушенных скорпионами, и поэтому отсутствующих на работе. В позднем периоде на нескольких греческих погребальных стелах также упоминаются молодые люди, убитые укусом скорпиона.

Магический текст, используемый для лечения таких укусов, представляет собой одновременно и трактаты с рецептами от укуса, и сборник заклинаний, являющихся психологическим средством укрепления больного.Заклинания иногда скрыты в мифологических событиях. В недавно опубликованном папирусе приведен список змей в Египте с описанием того, как лечить или не лечить их укусы в случае высокой токсичности. Этот документ принадлежал библиотеке «заклинательницы богини Серкет (Селкет)», которая сама была божеством-скорпионом. Когда рабочие из Египта отправились на бирюзовые рудники на Синае, в особенно жаркую пустынную среду, они привезли с собой «того, кто избавляет от скорпионов», слуг богини Серкет и специалистов по предотвращению и лечению укусов скорпионов и змей. .Конечно же, брали с собой и бальзамировщиков для ситуаций, когда навыков специалистов было недостаточно.

В общем, в Древнем Египте с насекомыми или беспозвоночными ассоциировалось несколько богов. Среди них выделялся Хепри, воплощенный в жуке-скарабее. На самом деле в Древнем Египте было очень мало примеров обожествленных скорпионов, и все они олицетворяли богинь, в основном в результате синкретизма.Богиня Серкет была главным божественным олицетворением скорпиона и обычно изображалась со скорпионом на голове. Она была богиней-покровительницей, возможно, наиболее известной широкой публике как одна из четырех богинь, чьи золотые статуи окружали саркофаг Тутанхамона в его гробнице. Ее полное имя, Серкет хетит, само по себе означает «та, которая заставляет горло дышать», имея в виду последствия укуса скорпиона.Однако были и другие боги и богини, связанные со скорпионом. Одной из самых известных является Исида, которую, как говорят, защищали от врагов семь скорпионов. Сама Исида могла иногда изображаться в форме скорпиона, хотя это неясно. Интересно, что не Серкет, а Исида чаще упоминается во многих магических заклинаниях для укусов скорпионов.Детский бог Шед, описанный как «

».

Титул

Автор

Дата

Издатель

Справочный номер

Древние боги говорят, Путеводитель по египетской религии

Редфорд, Дональд Б.

2002

Издательство Оксфордского университета

ISBN 0-19-515401-0

Полное собрание богов и богинь Древнего Египта,

Уилкинсон, Ричард Х.

2003

Темза и Гудзон, LTD

ISBN 0-500-05120-8

Словарь Древнего Египта, The

Шоу, Ян; Николсон, Пол

1995

Гарри Н.Абрамс, Инк., Издательство

ISBN 0-8109-3225-3

Раннединастический Египет

Уилкинсон, Тоби А. Х.

1999

Рутледж

ISBN 0-415-26011-6

Оксфордская энциклопедия Древнего Египта, The

Редфорд, Дональд Б.(Редактор)

2001

Американский университет в Каире Press, The

ISBN 977 424 581 4

Архивы

Ошибка исполнения

Ошибка исполнения

Ошибка исполнения Описание: Une erreur d’application s’est produite sur le server.Les paramètres d’erreur personnalisés actuels pour cette application empêchent l’affichage à Distance des détails de l’erreur de l’application (pour des raisons de sécurité). Cependant, ils peuvent être affichés par les navigationurs qui s’executent sur l’ordinateur serveur local.

Подробности: Для получения разрешения на получение сведений о конкретных ошибках относительно удаленных ординат, создайте баланс в файле конфигурации «web.config» situé dans le répertoire racine de l’application Web en Cours. Attribuez ensuite la valeur «off» à l’attribut «mode» de cette balise .



<конфигурация>
    <система.веб>
        Режим 
    
 

Примечания: La page d’erreurs actuellement affichée peut être remplacée par une page d’erreurs personnalisée.Выполните справедливое изменение атрибута defaultRedirect для балансировки конфигурации приложения, определите тип указателя по отношению к URL-адресу страницы с персональными ошибками.


<конфигурация>
    <система.веб>
        
    
 

Настоящий Царь Скорпионов — Los Angeles Times

Предстоящий фильм «Царь Скорпионов» — выдумка, но недавние археологические исследования показывают, что в Древнем Египте действительно существовал Царь Скорпион, и что он сыграл решающую роль в объединении страны и превращение его в первую в мире империю.

Недавно обнаруженное в египетской пустыне изображение победы Царя Скорпионов в битве с силами хаоса может быть старейшим историческим документом из когда-либо найденных, считают некоторые археологи.

Новые находки в его могиле предполагают, что первое письмо — одно из самых важных достижений цивилизации — могло произойти во время его правления.

Более того, его гробница в пустыне в Абидосе может быть рудиментарным чертежом, на котором последующие правители основывали свои собственные проекты, что делает ее важным предшественником Великих пирамид в Гизе.

Короче говоря, Царь Скорпион был одним из отцов египетской цивилизации.

Великие достижения для человека, который почти 5000 лет считался мифическим.

Египет был разделен на два королевства

Король Скорпион восходит к временам, когда Египет состоял из двух отдельных королевств. Верхний Египет окружал верхнюю часть Нила; Нижний Египет простирался к югу от современного Каира на север до Средиземного моря.

На протяжении тысячелетий, вплоть до древнеегипетского историка Манефона и списков царей, найденных в египетских храмах, первым настоящим правителем Египта — основателем Первой династии фараонов — значился царь Менес.Считалось, что именно Менес объединил Верхний и Нижний Египет.

Но в 1898 году при раскопках в Иераконполисе в Верхнем Египте были обнаружены священные предметы, относящиеся к самым зачаткам египетской цивилизации.

Самым важным из этих предметов была так называемая палитра Нармера, на которой был изображен царь, не упомянутый в египетских историях.

Этот царь Нармер — имя, означающее «поражающий сом» — был изображен с белой короной Верхнего Египта и красной короной Нижнего Египта, что позволяет предположить, что именно он объединил две земли.

Некоторые ученые считают, что Нармер и Менес были одним и тем же человеком. Другие утверждают, что Нармер был непосредственным предшественником Менеса и что его имя не было включено в списки по неизвестным пока причинам.

Спор еще не разрешен.

Самая древняя булава из когда-либо обнаруженных в Египте

При раскопках 1898 года также была найдена булава, традиционный символ королей.

Булава — самая древняя из когда-либо найденных в Египте — изображает мужчину в белой короне Верхнего Египта, а также символы царя и скорпиона.Однако в отсутствие каких-либо подтверждающих доказательств большинство археологов полагали, что этот Царь Скорпион был мифической фигурой.

Однако сто лет спустя Гюнтер Драйер из Немецкого археологического института обнаружил гробницу, зарытую в песках недалеко от Абидоса, египетского некрополя или города мертвых, и он уверен, что это гробница царя Скорпиона.

Гробница с 12 комнатами построена из сырцовых кирпичей и выглядит как уменьшенная копия дворца Скорпиона.

Хотя гробница была разграблена, а мумия украдена, Дрейер нашел скипетр из слоновой кости, ясно указывающий на то, что это была королевская гробница.Датировка углеродом-14 показала, что скипетр датируется примерно 3250 г. до н.э., что делает его самым старым скипетром, найденным в Египте.

Одна комната в гробнице была заполнена черепками глиняной посуды, по-видимому, от кувшинов, которые использовались для хранения вина и других ценностей для загробной жизни. На каждом кувшине чернилами был начертан символ скорпиона.

Бирки могли быть первыми известными письменами

Самой противоречивой находкой Дрейера в гробнице была серия из 160 бирок из кости и слоновой кости размером с почтовые марки с вырезанными простыми изображениями, которые Дрейер считает примитивными иероглифами.

Если они действительно являются письменами, то они предшествуют общепринятому происхождению клинописи в Месопотамии на 200 лет.

«Это полностью опровергает общепринятую теорию происхождения письменности», — сказал Дрейер.

Рене Фридман из Британского музея предполагает, что король Скорпион приказал разработать письменность для регистрации уплаты налогов в королевскую казну.

Многие бирки, по словам Дрейера, представляют собой документальные записи белья и масла, доставленных королю Скорпиону, короткие заметки, номера, списки имен королей и названий учреждений.

Совсем недавно археолог из Йельского университета Джон Дарнелл и его жена Дебора обнаружили примитивную сцену, высеченную на скалах возле излучины Кена реки Нил, которая, по-видимому, увековечивает победу царя Скорпиона, который уже правил королевствами Абидос и Иераконполис. над царством Накада — городом, поклонявшимся Сету, богу хаоса.

Резьба может означать раннее объединение

Дарнелл считает, что это древнейший из известных исторических документов, и что он означает объединение Верхнего Египта за 150 лет до того, как Нармер объединил всю страну.

Завоевание Накады дало королю Скорпиону контроль не только над Нилом, но и над важными дорогами, ведущими на восток к Красному морю и на запад к оазисам западной пустыни.

На так называемой Табло Скорпиона изображена фигура в белой короне Верхнего Египта, идентифицированная как Царь Скорпион, держащая булаву над взлохмаченным пленником рядом с головой быка, насаженной на палку.

«Мы пока не уверены, как это произносится, но этот символ представляет имя короля Накады», — сказал Дарнелл.

Рядом с фигурками изображение аиста, пожирающего змею.

Аист представляет Гора, бога-покровителя Абидоса, а змея — Сета, бога-покровителя Накады. Позже этот символ превратился в обычный иероглиф, символизирующий победу.

До Первой Династии Была Нулевая Династия

«До того, как Первая Династия началась с объединения Египта, была Нулевая Династия, которая началась с объединения юга», — сказал Дарнелл.

«Мы знали, что это произошло, но не знали как.

«Теперь открытия о Короле Скорпионе дают нам представление о том, что произошло на самом деле», — сказал он.

Документальный фильм о поисках Царя Скорпионов выйдет на Историческом канале в 21:00. 23 апреля.

Древнейшие египетские глифы — Архив журнала «Археология»

Самые ранние египетские глифы Том 52, номер 2, март/апрель 1999 г.
Ларкин Митчелл
Ранняя письменность из Абидоса использовалась для обозначения контейнеров.(Предоставлено Гюнтеру Дрейеру) [БОЛЬШОЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ]

Бирки из кости и слоновой кости, гончарные сосуды и оттиски глиняных печатей с иероглифами, обнаруженные в Абидосе, в 300 милях к югу от Каира, датируются периодом между 3400 и 3200 годами до нашей эры, что делает их древнейшими известными образцами египетской письменности. Метки размером 2 на 1 1/2 сантиметра каждая, содержащие от одного до четырех символов, были обнаружены археологами из Немецкого археологического института в Каире в гробнице додинастического правителя Скорпиона I.Директор института Гюнтер Дрейер говорит, что бирки и керамические сосуды с чернилами датируются 3200 годом до нашей эры. на основе контекстуального и радиоуглеродного анализа. Оттиски печатей из различных гробниц датируются еще более ранним периодом, 3400 г. до н.э. Эти даты бросают вызов общепринятому мнению, что ранние логографии, пиктографические символы, представляющие определенное место, объект или количество, сначала превратились в более сложные фонетические символы в Месопотамии.

Дениз Шмандт-Бессерат, профессор Техасского университета в Остине, следующим образом объясняет причины, по которым в настоящее время считается, что письменность распространилась из Месопотамии в Египет.Месопотамия предоставляет данные, иллюстрирующие пошаговую эволюцию обработки данных с 8000 г. до н.э. в данный момент. Глиняные жетоны различных форм — жетоны — использовались для подсчета товаров в раннеземледельческих общинах с 8000 по 3000 год до н. жетонная система. Жетоны и письмо имели одинаковую функцию. Оба служили строго для учета одних и тех же видов товаров, а именно мелкого рогатого скота, круп, масла, тканей и т. д.Письменные знаки прослеживались в виде жетонов с такими же отметинами. Знаки были организованы в том же порядке, что и предыдущие жетоны. По-видимому, около 3100 г. до н.э. месопотамское государственное управление потребовало, чтобы имена лиц, получивших или давших оговоренные блага, были занесены в учетные таблицы. Эти личные имена нельзя было легко записать логографически, не рискуя перегрузить систему. Чтобы решить эту проблему, бухгалтеры прибегли к фонетическому написанию имен людей.Это вывело письмо на новый уровень, который в течение столетий или даже тысячелетий развился в клинописные силлабарии (1 знак = 1 слог), использовавшиеся вавилонянами и ассирийцами.

Таким образом, Месопотамия отличается от Египта, где письмо, кажется, появилось внезапно, тем, что непрерывная последовательность данных в Месопотамии иллюстрирует, как развивалась бухгалтерия, требующая все более и более сложных устройств для обработки больших объемов данных с большей точностью. Поскольку в Египте еще нет указаний на какие-либо предшественники письменности, было логично предположить, что фонетическая письменность перескочила из Месопотамнии в Египет около 3100 г. до н.C. Заимствование подтверждалось тем фактом, что принцип египетского ребуса был идентичен принципу месопотамского ребуса и, следовательно, казался связанным. Кроме того, имеются данные о сильном месопотамском влиянии в Египте конца 4-го тысячелетия до н. э. Об этом свидетельствует наличие типичных месопотамских черт различной природы. Например, определенный стиль монументальной архитектуры, использование цилиндрических печатей, особые декоративные узоры с изображением переплетенных фантастических животных и даже фактическое изображение месопотамского царя-жреца с его уникальными статусными символами.Поскольку обратное неверно, а именно нет никаких следов египетского присутствия в Месопотамии в то время, все, кажется, указывает на поток идей из Месопотамии в Египет.

Бирки из кости и слоновой кости, обнаруженные в Абидосе, также документировали количество и географическое происхождение определенных товаров. Этикетки, первоначально прикреплявшиеся к ящикам или контейнерам, имели названия мест и учреждений, занимавшихся обменом таких товаров, как зерно и ткани. Более старые оттиски глиняных печатей и чернильные надписи также указывают на происхождение различных товаров.Такие записи, говорит Дрейер, «предоставляют ценную информацию о политической организации и распределении ресурсов в додинастическом Верхнем Египте».

На сегодняшний день переведено 70 процентов этих додинастических иероглифов. По словам Джима Аллена из Метрополитен-музея в Нью-Йорке, такие ранние иероглифы представляют собой систему ребуса, родственную современной японской, в которой изображения используются в соответствии с тем, как они звучат. В ранних фонетических системах такие фразы, как, например, «я верю», могли быть переданы с помощью глаза, пчелы и листа.Иероглифы Абидоса являются простыми предшественниками сложных иероглифических форм, обнаруженных в более поздних местах, таких как Метьен и Турин.

Как всегда в археологии, новые раскопки приносят новые вызовы, новые вопросы и новые проблемы. Будет ли нынешняя дата 3200 г. до н.э. для фонетического письма в Египте быть подтверждены последующими работами? Не слишком ли консервативны даты для месопотамской письменности, основанные исключительно на стратиграфии одного глубокого звучания городища Урук? Будем надеяться, что египтологи смогут узнать больше об обстоятельствах, которые окружили и привели к развитию фонетического письма.Наконец, будет очень интересно решить, возникли ли египетские и шумерские письмена независимо друг от друга, или же они все-таки были связаны?


© Археологический институт Америки, 1999 г.
archive.archaeology.org/9903/newsbriefs/egypt.html

Lost Mysteries: Egypt Hieroglyphics — IGN

Добро пожаловать в новую еженедельную рубрику IGN «Lost Mysteries». Каждую неделю мы рассматриваем одну загадку из Lost и обсуждаем, что мы узнали на сегодняшний день, что мы до сих пор не знаем, и наши теории о том, что все это может означать.

На этой неделе мы взглянем на сводящий с ума мир египетских иероглифов .

ВНИМАНИЕ, СПОЙЛЕР: Обсуждаются подробности последнего эпизода Lost , «Мертвый есть мертвый», поэтому, если вы еще не видели его, считайте себя предупрежденными. Также обсуждаются возможные спойлеры к предстоящим эпизодам, если какая-либо из наших теорий верна.

Lost как шоу, во всяком случае, имеет склонность к использованию символики, чтобы заставить нас гоняться за своим хвостом.Все это предназначено для развлечения, и это одна из вещей, которая делает шоу оригинальным и изобретательным. Остров кажется центром множества древних отметин и идолопоклонства. Никогда не упоминалось ничего конкретного о том, что такое «Остров» или как долго он существует на самом деле, но мы можем получить подсказки о его происхождении из изображений и текстов, которые мы видим. Теперь, когда шоу начинает восполнять некоторые из долгожданных и ожидаемых пробелов в истории из прошлого, мы вновь обретаем веру в шоу и его способность «соединить все точки».«Мы больше не чувствуем, что «они просто выдумывают все это на ходу». Одним из главных связующих звеньев во всем этом является любовь Lost к египетским иероглифам.

Древний Египет всегда был зрелым платформа для мифологических заговоров и научно-фантастических/фэнтезийных историй. От инопланетян до богов и сверхъестественных магических мумий. Египет представляет собой своего рода универсальный магазин неизвестного и таинственного. иероглифы, которые мы видели на Lost , исходили от Инициативы ДХАРМА, которые сами просто отдавали дань уважения древним жителям Острова, которые начертали свой собственный Храм с этими отметинами («Мертвый есть мертвый»).

Впервые мы увидели иероглифы ДХАРМЫ, некоторые из которых созданы ДХАРМОЙ и не обязательно основаны на реальных египетских знаках, были на часах обратного отсчета на станции «Лебедь» (а затем та же последовательность на посадочном талоне Ajira Airways). ) — которые, если их разбить, означают «Сложенная ткань, завиток, огненная дрель, стервятник и палка». У Рэймонда Фолкнера аналогичная последовательность этого была переведена в термин «умереть». Продюсер Линделоф заявил, что этот эпизод должен был означать «преступный мир».

Еще один большой иероглифический момент был, когда Бен открыл свою потайную дверь («Облик грядущего») в доме своей казармы, чтобы направиться вниз, чтобы выпустить Дымового монстра. Мы смогли пересмотреть всю эту сцену вместе с заглянуть внутрь логова в только что вышедшем в эфир эпизоде ​​«Мертвый есть мертвый». буквально может переводиться как «Призвать Защиту» или в целом означает «Горе».»

Члены ДХАРМЫ определенно пытаются представить предыдущих обитателей Острова в духе, используя их систему письма. Египетские иероглифы, как переводимые, так и загадочные, встречаются повсюду на Острове, и после того, как вы их увидели, кажется, что Вы не можете перестать видеть их. На воздушном перевале Аджира («316»), на карте Даниэля Фарадея к Буре («Другая женщина»), а затем на карту добавлено больше глифов (в «Жизнь и Смерть Джереми Бентама») и в зале «Ледяное колесо времени» («Нет места лучше дома: часть 2»).(см. ниже)


В эпизоде ​​«Это место — смерть» мы впервые увидели иероглифы на Храме, который является единственной истинной станцией, которая «принадлежит»/«движет намерениями «Враги. Иероглифы, которые изображены на вентиляционном отверстии Дымового Монстра, — это те же маркировки, которые можно найти на колонне внизу в Комнате Колеса, и Линделоф официально заявил, что это переводится как «Воскресение».

Оперативник ДХАРМЫ Пол, убитый в эпизоде ​​»Лефлер», носил на шее символ Анкх.Анки использовались для обозначения жизни после смерти или «бессмертия». И если есть что-то, что довольно распространено на Острове, так это мертвые люди, которые ходят вокруг и болтают об этом. Остров не только исцеляет больных, но и воскрешает мертвых людей, таких как Джон Локк. Иногда воскресение не так чудесно, как полное возвращение к жизни. Иногда «призраки» мертвых просто появляются и говорят от имени Острова — как Кристиан Шепард. Тем не менее, Пол, одетый в Анкх, является хорошим признаком того, что сотрудники ДХАРМЫ твердо верили в силы Острова и в древнюю египтологию.И мы, возможно, не решили вопрос о четырехпалом, но гигантская Статуя, раскрытая целиком в «ЛаФлере», определенно несла двух Анхов — за обручи, как часто изображали египетских богов.

И, наконец, поскольку мы совсем недавно хорошенько заглянули в недра Храма, мы можем взглянуть на основную пиктограмму, на которую смотрел Бен, ожидая прибытия Эль Смоко.

Смоки с Анубисом.

На этом мы можем ясно видеть Дымового монстра, появляющегося перед египетским богом Анубисом — Богом загробной жизни.В последние годы Анубис взял на себя больше роль «защитника потерянных душ», чем просто «бога смерти». Ясно, что с ним связан процесс «последнего суда». Анубиса часто изображали «взвешивающим сердце» умершего против пера истины в присутствии Тота, Писца, и Осириса, Судьи.


[ Добро пожаловать в новую еженедельную рубрику IGN «Потерянные тайны». Каждую неделю мы рассматриваем одну загадку из Lost и обсуждаем, что мы узнали на сегодняшний день, что мы до сих пор не знаем, и наши теории о том, что все это может означать.

На этой неделе мы взглянем на сводящий с ума мир египетских иероглифов .

ВНИМАНИЕ, СПОЙЛЕР: Обсуждаются подробности последнего

Lost эпизода «Мертвый есть мертвый», поэтому, если вы еще не видели его, считайте себя предупрежденными. Также обсуждаются возможные спойлеры к предстоящим эпизодам, если какая-либо из наших теорий верна. ]

Чего мы не знаем об иероглифах? Ну, я полагаю, что могут быть некоторые дебаты о фактических переводах, задействованных здесь, или интерпретациях.Сами маркировки кажутся на самом деле точными в описании направлений на карте и обозначении определенных областей. «Призыв защиты» кажется довольно мертвым, когда дело доходит до двери Бена Дымового Монстра.

Существуют разные способы прочтения иероглифов, и есть люди, которые думают, что можно найти разные значения, читая каждый из символов по отдельности. Другие считают, что более глубокие объяснения могут быть обнаружены путем перестановки глифов для создания новой последовательности.Но, кажется, не существует такой уж большой тайны, связанной с реальным присутствием глифов, поскольку теперь мы знаем, что они были оставлены там древними островитянами прошлого, и что ДХАРМА находится под сильным влиянием этой древней культуры.

Глифы на колонке.

Если бы нам действительно пришлось спросить «чего мы не знаем?» должно быть… какая связь между Островом и Древним Египтом? Почему первобытная культура этого места основана на египетских богах? Есть ли члены Lost , которые на самом деле должны представлять египетских богов или персонажей, возможно, воскресших как люди? Тот факт, что Ричард Альперт никогда не стареет и у него темные ресницы, похожие на «тушь», может свидетельствовать о том, что он мог быть частью какой-то египетской культуры.Действительно ли Храм передает Анубиса и Пожирателя душ (Дымового монстра)? Или Египет используется как универсальный фон для таинственного фона «Острова», потому что он так богат богами, демонами и знаниями?


[ Добро пожаловать в новую еженедельную рубрику IGN «Потерянные тайны». Каждую неделю мы рассматриваем одну загадку из Lost и обсуждаем, что мы узнали на сегодняшний день, что мы до сих пор не знаем, и наши теории о том, что все это может означать.

На этой неделе мы взглянем на сводящий с ума мир египетских иероглифов .

ВНИМАНИЕ, СПОЙЛЕР: Обсуждаются подробности последнего

Lost эпизода «Мертвый есть мертвый», поэтому, если вы еще не видели его, считайте себя предупрежденными. Также обсуждаются возможные спойлеры к предстоящим эпизодам, если какая-либо из наших теорий верна. ]

Вот так. Наши теории. Мы говорили об этом в офисе IGN здесь. Собственник IGN Дэн Айверсон даже опубликовал в своем блоге интересную статью об этом со своими теориями о том, что происходит с Lost (здесь!) .

Потерянный становится своего рода «реконструкцией» старых египетских сказок? С ключевыми персонажами, представляющими известных мифологических египетских существ? То, что Анубис четко изображен на стене Храма, действительно говорит о том, что это египетская сказка. Они больше не имеют дело с мешаниной из даосизма, индуизма и других религий. Они основывают шоу на одной конкретной древней системе верований. Здесь все еще действует своего рода система преданности «Сила мифа», но это первый раз, когда мы получили что-то довольно конкретное, связанное с одной верой.Анубис ведет нас к суду над мертвыми или умирающими. Исходя из этого, Дымового монстра можно было рассматривать как Аммита, Пожирателя душ, или Апепа, змеиного монстра «Врага Ра». С чем-то таким конкретным, как Смоки, плавающим вокруг, не так уж и безумно думать, что на острове действуют и другие настоящие физические божества.

Апоп сражается с Ра.

Таким образом, такие фигуры, как Ра (Альперт? Локк?), Осирис (Альперт, Шепард?), Сет (Локк? Бен?) и Гор (Джек?, поскольку Гор был сыном Осириса) могут свободно участвовать в происходящем. -он в битве за этот волшебный Эдем.И кем будет Джейкоб в этом большом шедевре?

Является ли сам Остров эфирной землей суда, Дуат? Или это царство специально похоронено под Храмом?

Кто злодей в произведении? В египетских терминах это был бы Апеп, который был вынужден жить в подземном мире, потому что он перенес государственный переворот Ра. Так же, как Бену удалось изгнать Уидмора с Острова. Это соответствовало бы тому, что Уидмор был Атепом, но это означало бы, что Бен был Ра, хотя на самом деле он не такой уж «Бог Солнца».Было бы дико думать, что каждый персонаж может представлять кого-то из тех древних времен. Если бы Кристиан был Осирисом, правителем подземного мира, то его сын Джек был бы сыном Осириса Гором. Конечно, в сериале уже есть настоящий Гораций, но он работает на DHARMA.

Мы могли бы продолжить. Кто лучше всего подходит на роль дочери Ра, Хатхор? И когда Скала появится как Царь Скорпионов, почитатель Хатхор?

Изображение Царя Скорпионов.


Царь Скорпионов готовит что-то, чтобы вы могли понюхать.

Если подумать… Как эти замечательные древние люди попали на Остров? Что ж, нетрудно поверить, что египтяне могли попасть на Остров, скажем, через Тунис.

Мир Lost настолько взаимосвязан, каждый из персонажей очень ловко вплетен в жизнь друг друга, что не будет большой натяжкой представить их всех разыгрывающими какую-то мифологическую пьесу. Lost приложил немало усилий, чтобы показать нам, как каждый из этих персонажей связан друг с другом множеством людей, поддерживающих их жизнь. Конечно, это похоже на мыльную оперу, но, благодаря изобретательности шоу, выглядит вполне естественно. Черт, должна быть причина, по которой Хёрли рисовал этого Сфинкса.

Кроме того, следующий эпизод Lost называется «Some Like It Hoth», что звучит как отличная отсылка к Империя наносит ответный удар . Но если вы полностью хотите отправиться в Cloudkookooland, тогда вы можете взять «t» из «it» и составить слово «Тот».Кто был одним из двух других богов, присутствовавших на египетском суде «Взвешивание сердца», совершенном Анубисом.

Извините, я должен был пойти туда.

Что такое иероглиф ? | Cairn.info

1 Системы письма мира различаются по происхождению и развитию. Большинство происходят от нескольких творений, которые, несмотря на их общее происхождение, изменяются в ответ на своих прародителей. Со временем контраст и различие порождают целую серию новых сценариев, часто являющихся частью процесса, в котором письмо подтверждает и отмечает групповую идентичность (Houston & Rojas, 2020).Почти все такие шрифты основаны на линиях или штрихах ; если у них когда-либо и была изобразительная основа, то сейчас она давно ушла или, по крайней мере, осталась далеко на заднем плане. Но существует несколько шрифтов, которые на протяжении всей своей истории сохранили изобразительные знаки и приверженность изображению вещей. Это иероглифические системы. Наряду с сохранившейся изобразительностью иероглифических знаков – основной и осознанный культурный выбор – мы обнаруживаем полную интеграцию иероглифического письма с эстетической культурой. Подобно другим письмам, иероглифическое письмо представляет собой язык, но это также энциклопедически насыщенный способ визуальной коммуникации, одновременно привлекательный и исключающий, а иногда даже виртуозный в своем создании и интерпретации.Иероглифические знаки не просто обозначают лингвистические значения: они сами по себе являются неприкосновенными вещами, подразумевающими определенную онтологию и способность к действию. Хотя некоторые из этих свойств встречаются и в других типах письменности, иероглифическое письмо обладает ими в концентрированной, интенсивной степени.

2 Среди иероглифических шрифтов египетский занимает почетное место из-за большого количества доступных текстов и давней традиции дешифровки ; тем не менее письменность майя, как часть более крупного перечня мезоамериканских систем письма, также отдавала предпочтение таким графикам.В египетском письме появились скорописные варианты (в основном иератические, а позже и демотические), в которых в зависимости от различных контекстов письма и материальности знаки представляют собой формы, основанные на штрихах (Verhoeven 2015 : 28-29, для иератических) и сокращенные, но не полностью подавленная живописность ; эти виды курсивного письма сосуществовали с иероглифическим письмом на протяжении трех тысячелетий. Мезоамериканские письменности, напротив, не развивали диграфические системы, оставаясь полностью ориентированными на иероглифическое письмо.

3 Другие письменности с ярко выраженным изобразительным характером включают анатолийские иероглифы (также известные как «лувийские» иероглифы; c . 1500–700 г. 1860) на острове Пасхи (Payne 2015, 2014 [2004] и 2012; Hawkins 2000: 2-3, для первого; Oppitz & Hsu, 1998, для второго; Давлетшин, 2017, 2012 и С. Фишер, 1997, для третьего. ). На начальных этапах своего развития месопотамские (с по гг.3400 г. до н.э.) и китайское (с г. по . 1250 г. до н.э.) письмо также включало множество изобразительных форм, но они эволюционировали в штриховые или линейные знаки. В Месопотамии схематизация знаков началась к концу четвертого тысячелетия, но лежащие в их основе изобразительные формы некоторых клинописных знаков оставались узнаваемыми на протяжении всего третьего тысячелетия. Более определенная потеря изобразительности произошла только из-за стандартизации и упрощения письма в древневавилонские времена в начале второго тысячелетия[1].Подобная «живописная латентность» вероятна для китайского письма, в то время как весьма изобразительные знаки письма Аньян/Шан ( c . 1250 до н. э. – 1050) также подвергались схематизации в течение первого тысячелетия до нашей эры (Qiu Xigui 2000). Фактически, даже сегодня опытные пользователи китайского письма могут распознавать визуальные референты в схематических формах некоторых знаков. Таким образом, как и в случае с египетской иератикой, схематизация не обязательно влечет за собой полную или немедленную потерю изобразительности. Тем не менее эти сценарии отличаются от иероглифического письма в одном фундаментальном отношении : в долгосрочной перспективе им не хватает устойчивой приверженности своему изобразительному характеру.

4 Их общая приверженность устойчивой живописности побуждает к сравнению двух основных систем, египетской и майяской. Других письменностей, сохраняющих изобразительность с течением времени, меньше по количеству, они короче и менее распространены географически, обеспечивая меньшие (анатолийские иероглифы ; наси) или даже скудные образцы (ронгоронго); что касается письменности острова Пасхи, мы мало что знаем о ее значении, и ее будущая расшифровка далеко не надежна. Мы оставляем специалистам в соответствующих областях возможность выяснить, можно ли и каким образом эти другие письменности, несомненно изобразительного характера, квалифицировать как «иероглифические» в строгом смысле, развитом в этой статье[2].

5 Дополнительный элемент управления улучшает сравнение. У египтян и майя нет общего предка, несмотря на то, во что нас заставляют поверить фантазии о путешествиях на лодках из тростника папируса. Таким образом, будучи полностью независимыми системами, они дают некоторую надежду на понимание человеческих подходов к созданию графиков. Еще одна всеобъемлющая особенность заключается в том, как они связывают визуальное значение с записями языка. Структурно майяская и египетская иероглифические системы письма являются лого-фонетическими (лого-слоговыми в случае майя [и анатолийских иероглифов], лого-консонантными в случае египетских).В этом отношении они принадлежат к более широкому семейству сложных систем письма, ориентированных как на семантическую, так и на фонетическую артикуляцию языка : примеры включают неиероглифические письмена, такие как шумерская клинопись, другие разновидности клинописи и различные китайские письмена. Таким образом, иероглифическая природа письма совершенно не зависит от его структурных свойств (помимо того основного факта, что иероглифическое письмо во всех случаях является лого-фонетическим)[3].

6 Наконец, есть историческая причина для их сравнения.Специалисты по обеим системам черпали вдохновение в эмпирическом подходе, разработанном в египтологии Генри Фишером (, например, ., 1996: 177-236, 1986, см. также 1977a и b). Фишер, ученый, внимательный к формальным различиям и игре, вряд ли был компаративистом. Помимо Древнего Египта, его основной интерес заключался в мешковине эпохи Возрождения, ранней разновидности тромбона (H. Fischer 1984). Тем не менее, он подтвердил ценность рассмотрения аномальных или идиосинкразических деталей. Фактическое поведение знаков было его настоящей добычей, как и мотивы, стоящие за такими моделями.

7 Элементом работы Фишера или, по крайней мере, уроком, который можно извлечь из нее, является неявное беспокойство со «шрифтами», теми общепринятыми формами знаков, которые, в частности, для египтологов помогают облегчить публикацию и позволяют сравнивать тексты[4]. . Несмотря на неоспоримое удобство, шрифты тем не менее ухитряются искажать суть иероглифических систем. В отличие от систем письма, основанных на дискретном сочетании линий или штрихов (, например, , клинопись и китайский язык после их начальных изобразительных стадий), иероглифы не сводятся к классам замещения.Они строятся на формах ; у них есть очертания, внутреннее и внешнее, даже подразумеваемая или реальная трехмерность. Они обладают визуальными референтами помимо самой подписи, погружаясь в более широкий графический набор образов. Такое участие занимает центральное место в их значении и использовании. Новые знаки, как и новые образы, всегда могут быть введены, а палеографические различия могут передавать тонкие идеи в дополнение к лингвистическим значениям (Meeks 2004, 2007). Хотя в некоторых отношениях шрифты полезны, они оказывают еще одну медвежью услугу, приглушая остроумие и изобретательность писца, а также сбрасывая со счетов агентивную жизненную силу и искусное использование пространства, даже специфичность знаков — детали этого текста, этого места и времени. , около этих изображений.Таким образом, графический диалог между письменным языком и изображением теряет свое первенство.

8 Жизнеспособность знаков, от которых отрастают руки и ноги, имеет особое значение в работе Фишера. Такие формы подразумевают почти мистическое, онтологическое утверждение, что знаки имеют собственное намерение и способность действовать. Приписывание жизни тому, что мы считаем неодушевленными вещами или явлениями, конечно, имеет много недоброжелателей. Философ Джейн Беннетт рассматривает анимизм, в котором преобладают такие верования, как одну из нескольких «дискредитированных философий природы» (Bennett 2010 : xviii).Явно неживое не может иметь жизни. Но в более широком смысле вопрос о том, имели ли знаки форму бытия — перформативное существование, которое Беннетт считает невозможным, — бесполезный вопрос. В зависимости от точки зрения, ответы уже есть: для нас, если мы решим рассматривать знаки как отвечающие намерениям их создателей-людей, то нет; для древних египтян и майя, может быть, или, вероятно, да. Разговор через века ведется с теми, кто верил в жизненную энергию изобразительного текста.

9 Для иероглифических систем изображение имело большое значение, помимо простой эффективной записи звука. Некоторые студенты, изучающие письмо, придерживаются другого мнения. Считается, что правила звукового правописания в сложных системах, а также логографические или графические шрифты накладываются на нашу «плохо оснащенную» память (Dehaene 2009 : 189; см. также Drucker 2014 и Sampson 1985 : 27). Изысканное письмо может отражать моральные дефекты, слишком приукрашенные или богато украшенные для модернистской эстетики прошлого века (Loos 1970 [1908]: 22).Такие сценарии отклоняются от реальной цели представления языка (Saussure 1966 [1959] : 22), а их украшения умаляют эту предполагаемую функцию. Напротив, алфавиты легко распространяются, не «аккумулируют символы» и, в отличие от египетского и майяского, «различают [между] реальностью означаемого и означающего» (H.-J. Martin 1994 [1988]: 26). Подразумеваемые или явные в этих заявлениях различные идеологии письма, сами по себе смоделированные на западных или просвещенческих утверждениях об инструментальности языка[5].Согласно этим идеологиям, письмо должно быть прозрачным, реализуя свою предполагаемую определяющую функцию наиболее полно, когда оно стирается за языком, когда оно освобождается от любого эстетического, культурно-энциклопедического или иного коннотативного измерения (, например, ., Гумбольдт 1826). Ввиду таких предпосылок иероглифические системы кажутся в некотором смысле ненормальными и дисфункциональными, а их определяющие черты излишними. Они воплощают «избыток». Их знаки наполнены внеязыковым значением ; эстетика и формальная виртуозность действуют в центре внимания; а визуальное остроумие сильно влияет на выбор знаков, настройку и композицию текста[6].Бесполезные по своей природе иероглифы берут на себя задачи, с которыми не справляются более эффективные системы.

10 Египтология как академическая область восходит к героическому акту расшифровки (Champollion 1822, 1824 ; Parkinson 1999 : 12-45 ; Schenkel 2012). Уходящие корнями в эпоху Просвещения, эти и последующие попытки раскрыли лингвистическую основу египетского иероглифического письма. Они также привели к маргинализации более ранних традиций рассуждений о символической или аллегорической природе иероглифов.Возвращаясь к восприятию греками египетских иероглифов и неоплатонизма и простираясь от неоиероглифов эпохи Возрождения до xx. В философии -го -го века различные типы воображаемого иероглифического письма служили и будут продолжать служить конструируемым «другим» в некоторых направлениях западной грамматологии (Assmann & Assmann 2013; Morra & Bazzanella 2003; Iversen 1961). В качестве зарождающейся области, основанной на филологии и историзме, египтология, напротив, делала упор на египетское письмо как на «нормальную» систему письма, которая представляла язык в двух его артикуляциях, фонетическом и семантическом.Позднее майянисты сделали то же самое, защищая свою собственную языковую дешифровку на фоне эзотерических спекуляций (Coe 1992: 123-144). Оглядываясь назад, можно сказать, что иероглифические системы письма египтян и майя разделяли эту существенную черту: чтобы обрести достоинство «настоящих» систем письма, их образную, наполненную смыслом природу нужно было понизить или отложить в сторону. Тем не менее, острая необходимость в защите звуковых расшифровок в настоящее время уменьшается. Растет осознание того, что иероглифическое письмо относится к особому типу, представляющему язык системным образом, а также записывающему и передающему гораздо больше.Эта семиотическая и изобразительная плотность находится здесь в центре нашего внимания, поскольку исследуется с помощью различных атрибутов : устойчивая изобразительная приверженность иероглифическому письму ; ее интегрированность с эстетической культурой и культурно-энциклопедический характер; его потенциал остроумия, виртуозности и необычности ; и взаимодействие онтологии и жизненности.

11 Действительно, существует давняя традиция сравнения между египтянами и месоамериканцами в науке, восходящая к первым крупномасштабным вторжениям европейцев в Новый Свет.В 1519 году Петер Мартир д’Англерия описал письмо майя как «кости, крючки, петли, полоски и другие фигуры, написанные в линию, как мы; они очень напоминают египетские формы» (Anglería 1989: 279-280). Столетия спустя Леон де Рони, выдающийся французский ученый, отметил, что обе системы имеют «гравированный», «священный» и «образный» характер (Houston, Chinchilla Mazariegos & Stuart 2001: 78, 82; Fabre-Muller, Leboulleux & Rothstein). 2014: 43). Необычайно проницательный в своих взглядах на письменность майя, де Рони сгруппировал обе письменности в одну категорию, «фигуративную», но также способную записывать звук (1870 [1860]: 70).Он был не один. Поколением ранее Константин Рафинеск, эрудит, писавший на американской границе (Call 1895 : 96–113), отправил официальный отчет о письменности майя Жану-Франсуа Шампольону (Rafinesque 1832 : 4–5; см. также Stuart 1989). К сожалению, этот жест оказался бесплодным, поскольку его предполагаемый корреспондент умер в том же году. Бумага не понравилась бы и Шампольону. Зная только об ацтеках, да и то мало, он прежде клеветал на «мексиканскую» письменность как на «несовершенную систему» ​​с «бесформенными рисунками» «грубого и неполного» характера (1824: 263, 312; ср.Лакадена 2008 ; Зендер 2008). Он считал, что китайский язык ближе к египетским иероглифам (Champollion 1824 : 55, 282, 305, 324). При этом Шампольон опирался на почти мистическое убеждение, распространенное в то время в Европе, что китайское письмо содержало «фундаментальную логику… утраченную самими китайцами», помимо «многочисленности декоративного языка» (Porter 2001: 24, 50). .

12 Устойчивая, долгосрочная приверженность глобальному сравнению очевидна, но есть и несколько парадоксов.Шампольон, например, лихо опроверг более ранние взгляды на египетские иероглифы, главным образом взгляды иезуита Афанасия Кирхера. Кирхер, эрудит — Рафинеск отражал его дилетантский перегиб – рассматривал иероглифы как знаки портала. Доступные только для посвященных, они приводили читателей к более верному восприятию реальности (Hamann 2008 : 4–5). Конкретные формы одновременно скрывают и открывают более глубокие идеи ; для тех, кто обучен ее тайнам, изначальная мудрость может быть «немедленно воспринята, в одно мгновение» (Dempsey 1988: 345), «независимо от форм или структуры любого разговорного языка» (Hamman 2008 : 7).Не склонный к скромности, Кирхер уподоблял свою работу «открытию Америки», раскрытию «фундаментального единства человеческой культуры и ее истоков» (Glassie 2012: 135, 144).

13 Тем не менее, опровергая его, Шампольон приписал 90 336 именно 90 337 тех же взглядов «другого порядка идей» «картинам мексиканцев» (1824: 280). Его претензии имели глубокие корни. Книги раннего Нового времени содержали комбинированные изображения ацтекских божеств, например, взятые из тома в Ватикане (Hamman 2008 : рис.8), к плавающим медальонам египетских божеств, провозглашая эквивалентность, скажем, между мексиканским богом и римским Юпитером (Cartari 1615 : II, v [7]). Еще одна ирония заключается в том, что существуют свидетельства того, что работы Кирхера распространялись в Новой Испании, что имело значение для изучения письменности в Мезоамерике. Один источник в колониальной Гватемале украл и подправил изображения, похожие на египетские, у Кирхера, чтобы сфабриковать предполагаемую систему письма для народа пипил в Центральной Америке (Хьюстон, 2016). Как утверждал Майкл Коу, не может быть никаких сомнений в том, что что-то вроде болтовни Кирхера заразило письменность майя в 1950-х годах и позже (Coe 1992: 123-144, 156-166; Hamman 2008: 5-6).Однако результирующие искажения могут быть завышены. Наиболее красноречивый сторонник мистицизма, Эрик Томпсон, предложил специфическое прочтение глифов в языках майя (, например, ., 1971 [1950] : 56). Чего Томпсону не удалось сделать, так это исследовать грамматику и средства записи звука или понять, что для майя изображения могли образовывать связную систему письма с лингвистически последовательными элементами.

14 Такие ранние сравнения между египетской письменностью и письменностью майя можно уподобить более крупному предприятию «соизмерения», принудительному «транслингвальному» согласованию двух наборов значений, которое повлияло на все встречи между испанцами и коренными народами после завоевания (Хэнкс 2010: 157). .Процесс имел политическую составляющую. На практике это позволило Старому Свету доминировать над Новым, выражая новое неравенство, подчиняя одну систему значений другой. Более высокий статус и моральный вес приобретали слова в европейских языках, тем лучше они направляли идеи, которые могли бы обратить и катехизировать коренных американцев. Таким образом, у ацтеков должен был быть Юпитер, но не было соответствующей необходимости в поиске европейского аналога Тонакачихуатля, божества, отмеченного в томе в Ватикане.Даже двусторонний поток переводов и корреспонденции нес свою собственную социальную асимметрию с еще большей тонкостью. Как концепция, соизмеримость упускала из виду более спокойный, хотя и более широкий постулат, что под этими цивилизациями лежит набор первоначальных, единых значений. Возвращаясь к примеру с Юпитером, планета может соответствовать египетскому или ацтекскому богу из-за широко распространенной в Европе веры в prisca theologia , «самую раннюю теологию», считавшуюся «общим наследием всех народов» (Godwin 2009: 59).В некоторых отношениях недавние исследования ничем не отличаются, хотя и с большим основанием. Культурное сравнение предполагает, что у людей возникают сходные представления, что они рассуждают сходным образом и обладают одинаковыми мозгами и телами. Но наряду с этими чертами есть более широкая и бесспорная черта: люди вносят новшества и изменяются. Суть в том, чтобы исследовать, чем люди делятся, а чем нет.

15

В глифах майя «Ара» (Ара макао) как логограф u-CHAN-a’n? та-джа-ла-МО’-’о .El Reinado Block A, позиция pB2-pC2, c . Объявление 692 (обработка Стивена Хьюстона)

16

В глифах майя слоговое число u-to- мес. , Алтарь Караколь 13, позиция wC1, Ad 830 (рендеринг Стивена Хьюстона)

17

В египетских глифах летящая утка, фонетически p ȝ во фразе p Ý и d («поговорка»).Гробница Рехмира, Фивы (TT 100), ок. 1450 г. до н. э. (любезно предоставлено Дмитрием Лабури, Археологическая миссия Тебенского некрополя [Мант])

18

В египетских глифах утенок плачет своей матери (фонетически ṯȝ как часть ṯȝ ). т , «визирь»). Гробница Рехмира, Фивы (TT 100), c . 1450 г. до н. э. (любезно предоставлено Дмитрием Лабури, Археологическая миссия Тебенского некрополя [Мант])

19 С чем ученые могли согласиться, так это с тем, что письменность египтян и майя была сосредоточена на изображении вещей.Одним словом, они были «фигуративными». В отличие от других письменностей фигуративного происхождения, таких как протоклинопись или китайская, иероглифические системы оставались изобразительными и условно трехмерными в своем использовании изображений. Некоторым наблюдателям это казалось проблемой. Написание в xviii В -м веке Николя Фрере восхвалял абстракцию китайского письма, которое казалось более строго удаленным от конкретных представлений о вещах (« плюс философские… плюс интеллектуальные »), позицию, которую он разделял с Готфридом Лейбницем (David 1965 : 63, 65 ; Porter 2001 : 49–57).В письменах египтян и майя большое внимание уделяется вещам в мире, их осязаемой телесности (даже в отшлифованных версиях) и явному удовольствию от материального воплощения. Глиф майя, означающий «ара», читаемый как MO’ , характеризуется зубчатым контуром клюва, выступающим закругленным языком, неровной частью без перьев вокруг глаза [Илл. 1]. Слоговое mo , вероятно, происходит от бусинок по окружности глаза, но с графической экономией, в которой отсутствуют пышные детали птичьей головы.В парных египетских примерах утка изображена в динамичном полете ; живописно детализированные перья, такие как чешуя гадюки и когти на руке, намекают на присутствие, хотя все три знака чисто фонетические (стр. Ý и г) , во фразе р Ø d , «изречение». В той же гробнице утенок (написание ṯȝ как часть ṯȝ т , «визирь») почти слышен плач к матери, как бы вырвавшийся из поля письма.

20 В письменной форме любой график развивается из условности. Полная идиосинкразия уменьшила бы способность других распознавать или различать знаки. Кроме того, это сделало бы невозможным, чтобы визуальная форма обозначала что-то еще — ценность — и чтобы сценарий не мог передаваться от одного поколения к другому. Саму фигуративность лучше всего понимать как континуум, от тщательно наблюдаемого изображения до высокого уровня абстракции (см. Vernus 2020). Знаки калибруются по размеру.Например, как графы, слон и муха будут иметь одинаковый размер независимо от их реальных размеров. Их формы также соответствовали изобразительным и формальным условностям более широкой визуальной культуры. Сам выбор визуальных референтов для графиков — и, следовательно, состав и исторические изменения подписей — отражают меняющиеся культурные иерархии и идиосинкразии.

21 Иероглифические системы отдают предпочтение иконичности, явному сходству и очевидной причине для графов, а не произвольным референтам большинства систем письма.Буквы, составляющие текст этого эссе, не имеют такой мотивации, за исключением, возможно, их отдаленного происхождения в некоторых египетских знаках (Morenz 2019, 2012 ; Darnell et al . 2005 : 90). Совершенно произвольные, они не имеют такой экзистенциальной связи с миром. В иероглифическом письме знаки могут быть мотивированы на различных неисключающих уровнях: изобразительном, метафорическом, фонетическом и т. д. ( например, ., Vernus 2003, 2020). Эта мотивация в конечном итоге находится в глазах смотрящего, так что разные пользователи сценариев смотрели бы на знаки по-разному в зависимости от их интереса (или его отсутствия), опыта или остроумия.Знаки могут утратить свою мотивацию или получить повторную мотивацию вторично, в том числе на нескольких уровнях одновременно — возможности, демонстрируемые эволюцией знаков, а также расширенными игровыми, виртуозными или загадочными практиками иероглифического письма (см. ниже). Знаки резонируют друг с другом, и именно эта «системно-внутренняя иконичность», эхо и контраст между графами часто выступает посредником между знаком и его визуальным референтом в мире (Stauder 2018b).

22 Фигуративность и иконичность культурно встроены в гораздо большей степени, чем фантазии об универсальной «идеографии» (весьма двусмысленный термин сам по себе, используемый здесь в его основном этимологическом смысле).Рассмотрим Isotype, так называемый Wiener Methode der Bildstatistik , который был разработан между двумя мировыми войнами для повышения межкультурной прозрачности (Neurath 1936). На самом деле, иллюстрированная инструкция Isotype «Как пользоваться телефоном» до сих пор содержит числа, требующие знания таких обозначений, наряду со смехотворно устаревшими изображениями телефонов; что еще хуже, на графиках с оттенком предвзятости и карикатуры горничные носят фартуки, «желтые мужчины» носят конические шляпы-кули, а жители Восточной Индии носят тюрбаны, хотя уличные знаки в Isotype действительно напоминают те, что используются сегодня ( Ibid .: 19, 36, 38) [8]. Точно так же письменность египтян и майя укоренена в культуре и функционирует в имплицитных рамках. Они культурно энциклопедичны в том смысле, что демонстрируют семантическую и семиотическую глубину, намекая на далеко идущие знания, лежащие в основе их производства и использования. Иероглифические письмена, в свою очередь, помогают поддерживать и укреплять определенную культурную энциклопедию. С этой энциклопедией они по-прежнему тесно связаны — это фактор, объясняющий их тысячелетнее существование и эволюцию (пока существовала сама культура), а также их окончательную гибель (когда срок существования поддерживающей культуры истек).Таким образом, египетское иероглифическое письмо оставалось связанным с самой египетской культурой, несмотря на высокий культурный престиж письма за границей.

23 Напротив, клинопись в своих различных формах распространилась на большей части лингвистически и культурно разнообразного древнего Ближнего Востока. С другой стороны, иностранные адаптации египетских шрифтов были курсивными и отличались структурно, теряя все аспекты, составляющие иероглиф. Эти адаптации включали: абджады (письма, основанные на согласных) в Восточных и Западных пустынях в начале-середине второго тысячелетия до нашей эры, от которых произошли все современные алфавитные письма; и абугида (основанная на знаках согласных с модификацией вторичных гласных), подобная меройскому письму в долине Среднего Нила (iii rd век до н.э. -й век нашей эры) (Morenz 2019, 2012 и Darnell et al .2005 г., для бывшего ; Rilly 2008: 185-188, для последнего). Мероитские «иероглифы» были местным творением, вторичным по отношению к ранее существовавшему локальному курсиву, на который они структурно напоминали. Контраст между двумя меройскими письмами, курсивом и более образным, имитирует аспекты местной египетской диграфии (см. Ниже). Но меройские «иероглифы» иероглифичны только на поверхностном формальном уровне: то есть они противопоставляют фигуративное и нефигуративное письмо, причем первое сосредоточено в храмах, высоко сакрализированном регистре королевской власти.Они , а не иероглифические по структуре (письмо — абугида), по ориентации (знаки не обращены к читателю : см. ниже), а подпись лишь слегка отсылает к культурной энциклопедии. Отсутствует и какая-либо экзистенциальная связь с миром, которую обеспечивают образные знаки подлинного иероглифического письма.

24

Piedras Negras Throne 1, позиция G’1, Ad 785 (рендеринг Стивена Хьюстона)

25

Гробница Мереруки, Саккара, c гг.2300 г. до н.э. (после Дуэля 1938 г.: табл. 32)

26 Основная предпосылка фигуративных систем состоит в том, что знаки обычно ведут себя как неприкосновенные вещи. Иероглифические знаки нельзя разбить на дискретные комбинации составляющих линий или штрихов. Они являются непрерывными формами, когда они указывают на визуальный референт, и в равной степени, когда они этого не делают. Иероглифическое письмо избегает диакритической дифференциации знаков, обходя то, что почти, образно говоря, является актом «диакритического ранения». Шумерская клинопись отличается тем, что в ней обильно используются диакритические знаки и составные знаки — способы образования знаков, которые лексикографы позднее систематизировали во втором и первом тысячелетиях до нашей эры (Glassner 2000 : 161–215).В иероглифических системах письма нерушимая целостность знаков также влияет на то, какие сочетания допустимы или предпочтительны, а каких следует избегать. Египетские иероглифические знаки могут быть объединены в составные, но только при определенных ограничительных условиях. Египетские композиции имеют особый, часто симметричный визуальный баланс ; или они приводят к зрительно значимым сочетаниям, когда, например, плоский знак поддерживает и опирается на более высокий, узкий, как растение, или когда знак держит другой, представляющий воздействующее на него человеческое существо (Г.Фишер 1977b)[9]. Помимо формальных аспектов, один особый тип комбинации знаков иллюстрируется составной логограммой, обозначающей f . ȝỉ («нести») [ил. 2б]. Сидящий человек несет змею, на самом деле его собственное фонетическое дополнение, f . Комбинация поначалу визуально неуместна — зачем нести змею и как нести ее, оставаясь на месте? – и даже неуважение к честности знака. Тем не менее, на более глубоком уровне визуальный разрыв указывает на акт «несения»: визуальное несоответствие не умаляет, а усиливает согласованность.В примере майя знак К’ИН («солнце») возникает между знаками КАН / ЧАН («небо») и КАБ («земля»). Комбинация расшифровывается как PAS («рассвет») [ил. 2а] : составные знаки не должны быть прочитаны, но остаются на месте по семантическим причинам. В то же время комбинация также визуально привлекательна и значима — обратите внимание, что инверсия знака неба, обычно в другой ориентации, может указывать здесь на его особую составную функцию.В шумерской клинописи и в китайском письме семантическое соединение знаков (90 336 diri 90 337 и 90 336 huìyì 90 337 соответственно) в общем случае не должно подчиняться столь строгим принципам визуальной связности.

27

Стела Тониса-Гераклиона Нектанеба I (© Franck Goddio/Hilti Foundation)

28

Yaxchilan Stela 12, позиция C2-D2, Ad 752 (фото Теоберта Малера)

29 Как неприкосновенные вещи, иероглифические знаки также имеют определяющие грани, целостное внутреннее пространство и, будучи вырезаны, объемную трехмерность на плоской основе [Илл.3а и б]. В реальном воплощении знаки могут создаваться с различным разрешением внутренних деталей, намного превышающим все, что требуется для того, чтобы сделать их отличительными. Это, а также эстетические инвестиции, вкладываемые в отдельные графики, указывают на модальность, благодаря которой они существуют сами по себе, а не исключительно в отличие от других графиков. Объем и цвета, которые не обязательно соответствуют естественным референтам знаков, улучшают видимость или присутствие, как и графики значительного размера и заметного размещения.Приподнятый рельеф (в практике майя и египтян) и затонувшие иероглифы (в практике египтян) использовали свет с динамическими эффектами, которые зависели от нестабильного света факелов или медленно меняющихся солнечных условий освещения. Было отмечено, например, что резчики стел Навкратиса и Тонис-Гераклиона Нектанеба I (380 г. до н. э.) играли со способами, которыми свет мог падать на ритмически расположенные, затонувшие иероглифы, слегка вырезанные в граувакке (Bomhard 2012 : 2). . Как поясняют некоторые птолемеевские надписи, свет, падающий на храмовые рельефы, вызывал присутствие божественного через знаковые формы иероглифов в храмах (Pries 2016 : 451).

30 Вещи требуют жилья, размещения и сдерживания. Для египтян этот процесс включает в себя пространственное расположение знаков в идеальных рамках или «квадратах» в соответствии с определенными правилами визуального баланса. Для письма майя конфигурации включают четырехугольники или квадраты («глифы-блоки») с дальнейшим сжатием отдельных глифов в такие вмещения ; часто, чем раньше текст, тем больше вероятность того, что в одном содержании будет содержаться один глиф, расположение, которое разрушалось, поскольку более длинные тексты нужно было помещать в более узкие места.Таким образом, обе системы письма размещают знаки в двумерных рамках, делая уступки одномерной линейности, порождаемой языком, но и сопротивляясь ей. Такое группирование в рамки занимает центральное место в эстетике иероглифического письма. Они вызывают чувство ритма и ритма. Но есть и четкое различие. В египетском языке отдельные знаки внутри рамок остаются автономными, создавая общее ощущение упорядоченности. Глифы майя более динамичны. Они агломерируются, и возникает условное «наложение», при котором знаки как бы переходят друг под друга: сложные детали скрыты, но их можно вывести из выглядывающих признаков.Писцы или резчики варьировали эти уплотнения остроумием и виртуозностью. В некоторых случаях они также отменяли их, решив отобразить эти скрытые детали с полными контурами.

31

Текст под краем вазы Classic Maya, c . Объявление 700 (K504, предоставлено Джастином Керром)

32

Король в золотой рамке справа от картины. Гробница Рехмира, Фивы (TT 100), c . 1450 г. до н. э. (любезно предоставлено Дмитрием Лабури, Археологическая миссия Тебенского некрополя [Мант])

33 Вещность имеет концептуальное следствие.Если знак появляется как дискретное существо или объект, он также может перемещаться в пространстве и, если он наделен автономной решимостью, входить в состояние оживления. Одно изображенное движение, остановленное во времени, подразумевает другие, идущие до и после. Обе системы, по-видимому, используют этот потенциал, особенно в отношении ориентации телесных знаков или знаков, оснащенных частями тела. В социальном дискурсе один человек сталкивается с другим. В письмах египтян и майя общепринятым является знак с частями тела — лицом, ногой, клювом, когтями — «лицом» к читателю [Илл.4]. Если читатель просматривает текст слева направо, знаки смотрят влево, как будто ожидая читателя в определенной последовательности. В субтитрах тексты, определяющие сцену или идентифицирующие ее участников, направление человека или животного следует этому соглашению, но гибко: если кто-то смотрит вправо, то же самое делают и знаки; если слева, запись следует его примеру. В египетских текстах, произносимых фигурой, ориентация знаков совпадает с этим говорящим. При вписании в столбцы текст начинается рядом с говорящей фигурой и разворачивается по мере удаления от нее, как если бы речь исходила от этого человека.Здесь, в виде исключения, читатель не сталкивается со знаками, а течет с ними, как речь: от говорящего ( например, ., в длинном наставлении, переданном королем своему вновь назначенному визирю, c . 1450 до н.э. [илл. 4]). В архитектурном пространстве читатели могут кинетически участвовать в этом, как и в некоторых глифах майя на дверных косяках или перемычках, знаки обращены в сторону человека, входящего в комнату (Houston 1998: 347, fig. 10, 11). Примерно то же самое действует и в египетской архитектуре (Г.Фишер 1977а). Каждая встреча с глифом становится в некотором смысле зоной социального контакта, переходящей в знак позади. Некоторые кажущиеся исключения помогают подтвердить правило. Мероитские «иероглифы» ориентированы вместе с читателем, а не лицом к нему. Как отмечалось выше, меройские «иероглифы» на самом деле вторичны по отношению к местному скорописному письму и сами по себе представляют собой лишь псевдоиероглифическое письмо.

34

На восточном архитраве перед Луксорским храмом, c .1275 г. до н. э. (после Klotz 2020 ; Drioton 1940 : 319-328)

35 Вещность также может быть pars pro toto . Одна черта может означать целое, как в глазу ары для птицы. Это поднимает перспективу того, что можно было бы назвать «мерографом» от греческого термина meros , обозначающего «часть», присоединенную к «графу», видимому знаку. Часть тела потребления или вокализации, по-видимому, является основной, в то время как более полные примеры включают тела [Ill. 5]. Присутствие тела в остановленном движении открывает более яркую возможность, которая бросает вызов, а иногда и пересекает грань между изображением и текстом.На архитраве в Луксорском храме то, что выглядит как иконографический список божеств, входящих в святилище, на самом деле является полностью разборчивым титулом и посвящением Рамсеса II ( c . 1275 до н.э.; Klotz 2020). Благодаря этому способу полнофигурного загадочного письма расширенное царское имя вписывается, знак за знаком, согласная за согласной, в царство божественного, становясь солярной иконой, видимой для всех. Примерно в тот же период трехмерные подвески появляются на королевских статуях. Их элементы разборчивы как королевские имена, но также встречаются, хотя и реже, в некоролевских статуях (Morenz 2008 : 184-192 ; Klotz & Brown 2016, соответственно).В храмах птолемеевского периода (ii -й век до н.э.-i -й век н.э.), так называемые «бандо-надписи» обычно предсказуемого содержания могут состоять почти полностью из одушевленных существ, часто животных и божеств. Через формальные атрибуты письменность восхваляет божество храма и умножает возможности божественного воплощения в иероглифах (Cauville 1990, 2002 ; Pries 2016). Твердая фонетическая основа помогает закрепить эту пышность всей фигуры.

36

9+10 BAAH-K’AWIIL , Храм Копан 26, позиция b1-b2, Ad 756 (рисунок Дэвида Стюарта)

37 Для майя, которые также использовали полнофигурные знаки, ошеломляющая сложность таких представлений коррелирует с более рутинным содержанием, как будто насыщенная или новая информация не может сосуществовать с высоким уровнем украшения [Илл.6] (Хьюстон, 2020 г.). Этот относительный вес изображения по сравнению с текстом , должно быть, был преднамеренным и в некоторой степени приспособлением к проблемам интерпретации, с которыми сталкиваются читатели. Более острый вопрос касается общего смысла такой анимации. В обеих системах кажется вероятным, что так же, как резные фигурки могут быть вдохновлены жизненной силой, то же самое может быть и письмо. У майя baah было одновременно термином для обозначения «лица», даже «тела», но также и «образа» или «портрета», действительно означающего, которое сливается с означаемым (Houston, Stuart & Taube 2006: 60, 72). -81).Еще одна важная особенность заключается в том, что знаки майя в полный рост демонстрируют намеки на вокализацию. Рты разинуты, головы откинуты назад, возможно, намекая на устную речь, которая витала в письменности майя и вокруг нее (Хьюстон, 1994). В какой-то степени глифы или тексты майя можно даже разделить на звуковые категории в зависимости от того, насколько «шумными» они кажутся. В отличие от динамических фигур знаков майя, египетские знаки были чинными, сдержанными, даже чопорными и «молчаливыми». Тем не менее отрывок из так называемой «Книги Тота» позднего засвидетельствования предполагает, что одушевленные знаки на стенах поздних храмов сами могли говорить, лаять, чирикать или иным образом издавать шум (Pries 2016 : 457–458).

38 Эти примеры иллюстрируют еще одну важную особенность иероглифического письма, а именно его содержательный и визуальный избыток. Образные знаки иероглифического письма противоречат тому предположению, что графический знак был бы тем более функциональным, если бы он был освобожден от каких-либо эстетических, культурно-энциклопедических или иных коннотативных измерений (см. выше). В отличие от таких инструментальных идеологий, которые подчеркивают прозрачность письма, иероглифы несут коннотативные уровни значения, экзистенциально связаны с вещами в мире и обладают визуальной плотностью и физическим присутствием за пределами простого представления языка (функция, в которой они сохраняют решительное значение). обязательство).На практике игра и виртуозность, головоломки и завитушки — все это неотъемлемая часть иероглифического письма.

39 Естественно, дополнительные значения могут быть выражены и в других типах письменности. В аккадской клинописи связь письма с другим языком, шумерским, используется в научных или игровых целях для выражения дополнительных уровней значения в качестве основного герменевтического метода в научных контекстах (Glassner 2019 : 210–215 ; Finkel 2010 ; Maul 1999). . Графические завитки, украшения и виртуозность можно найти во всех шрифтах, независимо от их типа.Человеческие практики письма, вообще говоря, выходят за рамки простого инструментального представления языка и выдвигают на передний план изначально визуальное измерение и присутствие письма в себе, иногда даже до неразборчивости[10]. Что характерно для иероглифического письма, мы полагаем, так это то, как эти дополнительные выразительные измерения связаны с изобразительным измерением иероглифического письма, и как иероглифическое письмо по своей природе склонно к излишествам в том смысле, в каком используется здесь слово.

40

Скульптурный камень 5, позиция I1. Бонампак, Мексика, c . Объявление 642 (рендеринг Стивена Хьюстона)

41 Компоненты, таким образом, могут быть объединены в написании поразительной плотности, как в примере майя из Bonampak Sculptured Stone 5, позиция I1 [Ill. 7]. Три слога, ‘a , na , bi , включены в три других знака, ch’a , JOOM и ma , всего два слова (7 ‘3 anab, 3 ‘ ch’ajoom ) в одном блоке глифов.Саму виртуозность можно понимать как ответ на аргументы, что сценарий просто записывает язык. Чтобы знак можно было идентифицировать и соответствующим образом отличить от других, он должен содержать набор необходимых и достаточных атрибутов, как в простых чертах знака дня майя AJAW . Слишком мало этих атрибутов, и знак теряет читаемость. Но то, что кажется выходящим за пределы необходимого и достаточного, к более высокому уровню излишеств, украшений и украшений, входит в область виртуоза.Где применять такие излишества, может меняться в тексте, и каллиграф или резчик могут последовательно использовать орнамент или уделять такое внимание только нескольким знакам. Рендеринг таких элементов в виде одного уменьшенного шрифта игнорирует всю эту игру переменных, как и любая транскрипция текста.

42 Египетские практики «загадочного письма» или «визуальной поэзии», как ее альтернативно называют, столь же чрезмерны в визуальной композиции, как и виртуозная игра, и как выражение дополнительного значения за пределами последовательных артикуляций языка (Stauder & Klotz 2020; Morenz). 2008).В надписи некоролевского человека, Антефа, сына Мита, уникальное графическое произведение привлекает внимание: (Моренц 1998: 246-248). При дальнейшем рассмотрении опытный читатель с богатым воображением увидит, что написание основано на описании того, что бросается в глаза. Так, в египетском : « рога (wp) и рыба (bs) выше ( х р) глав (тп) », из которых выдает, по ребусу, х р и -tp wp bs (…) («начальник, открывающий посвящение […]»).Говорящий ссылается на ограниченное знание в написании, которое трудно расшифровать : здесь загадочное написание является смело утвердительным. Две тысячи лет спустя, в совершенно ином священническом контексте, фраза в коротком гимне Исиде в Филе представлена ​​​​графически пятью различными способами, расположенными рядом в пяти столбцах. Как показывает анализ, сложность оценивается по степени сложности, и для каждого последующего набора вариантов написания становится необходимым возрастающий навык интерпретации, прежде чем последний столбец вернется к большей простоте.Здесь и в других случаях, когда уровень сложности связан с подсказками читателю, священник играет со своими сверстниками (Klotz 2015). В подобных жреческих контекстах сложность может заключаться в том, что текст или большая часть его формулировок должны быть известны заранее. Вместо того, чтобы «расшифровывать», читатели должны использовать виртуозную смекалку других жрецов и продумывать множество уровней значения, которые лежат за пределами слов и имен, записанных иероглифами.

43 В украшениях и визуальной поэзии, будь то майя или египетская письменность, этот избыток проявляется еще дальше.Помимо проблем декодирования, виртуозность и загадочное письмо выдвигают на первый план иконичность, присущую иероглифическому письму. Дополнительное значение выражено, а чтение замедлено. Из-за таких задержек письмо поглощает как читателя, так и зрителя (Stauder 2020). Он предлагает другое, более эмпирическое взаимодействие с надписью : такое, которое существует за пределами написанных слов, в самих письменных знаках и через них.

44 Искусное отображение информирует о расположении текстов в пространстве и по отношению к изображениям.Можно представить спектр, в котором изображение стоит отдельно или рядом с ним находится небольшой текст ; на другом конце изображения с более длинными текстами и отдельными текстами. Армандо Петруччи назвал совокупность видимых текстов «графосферой» (1993 : 46); если это полезное слово, то спектр может распространяться на тексты, расположенные рядом с изображениями. Это также не будет применяться только к одному объекту. Это усиливает преднамеренное, кумулятивное впечатление, когда зрители движутся по описанному ландшафту египетского некрополя или в храм, по различным дорогам или проходам, или вверх, мимо стел, к вершине пирамиды майя с резными перемычками.Кто или что обеспечивает право на субтитры или улучшение текста, или какой текст может встречаться отдельно, остается малоизученной характеристикой глобальной эпиграфики (Houston 2018a : 140–152) — области, которая, как исследование письменного материала и способов изучения он сам по себе недостаточно интегрирован, за исключением полезного применения таких программ, как EpiDoc (Bodard & Stoyanova 2016). Остается нерешенным вопрос, оправдывает ли сосредоточение внимания только на тексте изобразительные системы, которые содержат признаки существенной идиосинкразии, со значительной свободой действий в том, как обрабатываются детали.С изображениями или без них иероглифический текст сам по себе является визуальной композицией со сложными чертами компоновки — внутренними отголосками, резонансами и иерархиями — которые существуют в двумерном или даже трехмерном поле надписи (иллюстрации: Штаудер -Порше 2020а и б). Если на одном уровне весь эффект является графическим или визуальным, то никакое количество экфрасиса, закодированного или нет, не уловит отношения иероглифического текста, визуального артефакта, растянутого в пространстве, к основной последовательности записанного языка.Таким образом, возникают вопросы: как можно увидеть/прочитать иероглифическую надпись ; и к какому взаимодействию призывают иероглифические надписи в различных контекстах и ​​местах ?

45

Месяц Ātemō[stli], с блеском atemoztli./Veyn/te dias , Календарь Бобан (#30891, рендеринг Стивена Хьюстона)

46 Определяющей характеристикой иероглифических традиций является тесная интеграция письма с визуальной и эстетической культурой.Тем не менее их брак не является полным слиянием : изобразительные знаки представляют собой кодифицированную переработку изображений, которые сами кодифицированы традицией и обучением. Как отмечалось выше, сплошное, недисциплинированное разнообразие знаков снижает удобочитаемость. Часто их размер перекалиброван и упорядочен, что необходимо для того, чтобы знаки могли примерно совпадать при размещении в тексте. Более того, область письма отличалась от изобразительного изображения целесообразностью столбцов или строк, фона или размещения на памятнике.Подчеркнув это различие, отдельные письменные знаки были вставлены в графические поля : хотя это и не пример письма майя, позднее письмо ацтеков обозначает слоговое письмо te или лоограф tetl , «камень», с теми же атрибутами (кнопки, волнообразные полосы цвет), которые выделяют его в образах [ил. 8] (Aubin 1885 [1849]: 30; Lacadena 2008: 9, 11, 12, 21, рис. 6; Zender 2008: 29, рис. 7). Будучи хорошо установленными, границы между изобразительным полем и письмом могли быть нарушены на любом из уровней, на которых они были определены (Vernus 2020).Благодаря декалибровке, корректировке размера и масштаба письменные знаки могли войти в изобразительное поле. В своей повышенной иконичности, серийности и конкретном размещении на памятнике полнофигурные надписи, о которых говорилось выше, представляют собой еще одно колебание между изобразительным и письменным. Как свидетельствуют сохранившиеся документы, такие колебания часто исследовались, иногда с явной склонностью к легкомыслию. Правила игры были заданы упомянутыми выше принципиальными противопоставлениями между письменными знаками и изобразительными представлениями, а также между областями письма и изобразительного представления.Тогда в коде данной эстетической культуры такие различия могли быть частично или полностью приостановлены, что позволяло выявить грань между изобразительным и письменным.

47

Коллекция актерских и ходячих раннединастических композиций ; первые два — королевские имена, следующие два — некоролевские личные имена, последние два обозначают церемониальные поставки продуктов ; с . 3050–2900 г. до н. э. (Х. Фишер, 1977b : рис. 1)

48

Иероглифическая композиция с гербами.Дейр эль-Бахари, c гг. 1450 г. до н.э. (Гриффит 1898 : табл. 11)

49

Сидящая фигура ЯКСУУН?-БАХЛАМ , правителя Яшчилана. Мексика, Разное Камень 1, с глифами имени в головном уборе, c . Объявление 760 (фотография Сильвануса Морли)

50 Другая точка зрения, выдвинутая Джоном Бейнсом, как и Фишером, вдохновившим египтологов и майянистов, рассматривает два разных способа поведения знаков (Baines 2007 : 285–288 ; H.Фишер 1972). В обеих традициях один из таких модусов является «символическим» или автономным и часто носит ономастическую (называющую) природу; другой возникает в виде синтаксически организованных цепочек, которые могут не требовать никаких сопровождающих изображений. Для обеих систем эмблематические знаки появляются на ранней стадии их развития, вероятное отражение визуального горнила кодифицированных образов и эстетической культуры, из которых возникла письменность. Достигая своеобразной телесности, эмблематические знаки входят в экзистенциальный мир образов.В Египте, как подчеркивал Фишер, от них отрастают руки, ноги или фигура как дискретные объекты или вместилища [Илл. 9] (Х. Фишер, 1972; Бейнс, 1985; Вернус, 2020). У майя и по всей Мезоамерике они прикрепляются к телам или покоятся под ногами как топонимы. Словно для того, чтобы прояснить эту связь, ацтекское письмо сочло необходимым в нарисованных текстах создавать линии или привязи, чтобы указать, какая фигура принадлежит какому тексту (Houston & Zender 2018). Красные линии могут указывать на семейное происхождение или связывать фигуру с соответствующим моментом времени.

51 Структурированные связи картинок с изобразительными знаками предполагают, что давние определения письма, возможно, нуждаются в корректировке. Одна точка зрения предполагает, что языковые записи функционируют иначе, чем семасиографы, «знаки-значения» — хотя могут быть точки пересечения — и что знаки-значения, в свою очередь, отличаются от образов (S. Martin 2006 : 63 ; см. также Boone 2000 : 64-86). Тем не менее, в случае с иероглифами изобразительное письмо, по-видимому, связывает слова и изображения. Наиболее убедительное понимание может заключаться не столько в эволюционных терминах, как письменность поднимается по лестнице к алфавиту, сколько в «подходах к графическому представлению», которые решают «ряд насущных коммуникативных проблем» (С.Мартин 2006 : 64, 78). В то же время есть острая критика Джеймса Элкинса, который хочет ниспровергнуть «постоянную фантазию» чистых обозначений, текстов и изображений (Elkins 1999: 91). Спецификации звука, даже если они присутствуют вариативно, занимают более узкий диапазон, чем значения гораздо более сложного рода : Элкинс, несомненно, прав в том, что воспринимаемое единство графического выражения, в отличие от случайной примеси, невозможно ( Ibid . : 240 ). Это не в меньшей степени относится к постоянному увлечению создателей алфавита изобразительными украшениями с помощью букв, образованных из корчащихся тел и других тщеславий (Boeckeler 2011 ; Demeude 1996).Но, с нашей точки зрения, нет необходимости заарканивать понятие «письмо» на все семасиографы. В самом деле, некоторые нотации, такие как тестерианцы ранней колониальной Мексики, могут быть лучше всего поняты как примеры «радикальной недостаточной лексикализации», когда ключевые слова передаются в виде изобразительных знаков — логографов, подобных тем, которые использовались в письмах египтян или майя (Boone, Burkhart и Таварес, 2017 г.). Более полное содержание этих катехизисных текстов должно было храниться в сознании читателя/зрителя. Письменность наси из Китая имеет схожие черты (Li 1958).Возможно, что недолексикализация, т. е. ., текст, графически раздетый только до центральных слов, выходит на первый план, когда устное исполнение доминирует над актом чтения. Большинство примеров этого способа записи примечательны крайне ограниченным использованием и формированием в условиях, когда другие письменности и политические силы (некоторые колониальные) осуществляли контроль над местным населением.

52 Время дает одно проясняющее представление о письменности египтян и майя, поскольку они различаются в одном важном отношении.Оба продолжают инвестировать в изобразительное письмо. Однако, в отличие от египетского письма, у майя не было курсивной или графически уменьшенной формы, которая отделялась бы от референтов в образах. Для египтян курсивное письмо развивалось в следующей последовательности: сначала иератическое письмо, которое начало появляться в начале третьего тысячелетия до н. э., всего через несколько столетий после возникновения самого иероглифического письма; затем, много позже, в первом тысячелетии до н. э., пришла демотика. В том, что стало диграфическим, а затем и мультиграфическим культурным кодом значительной сложности, иероглифическое письмо использовалось для демонстрации и сакрализирующей силы (Vernus 1990; Parkinson 1999; Baines 2012).Иератические и демотические сценарии встречались на портативных артефактах ; в отдельных типах текстов они могли сопровождать изображения или виньетки, но, в отличие от иероглифов, не интегрировались непосредственно с ними или в изобразительные композиции. Как показывает контраст, постоянная приверженность иероглифическому письму возникает из продуктивного диалога, который иероглифическое письмо допускает с визуальной и эстетической культурой. В совместной работе иероглифическое письмо и изображения сакрализовали и вписывали свое содержание в общий порядок, дополняя тем самым сотворенный мир (Вернус 1990).

53 Само собой разумеется, что изобразительные сценарии могут иметь аналогичные метадискурсы об их природе и происхождении[11]. Для майя знаки, по-видимому, являются результатом божественных благодеяний, предлагаемых появляющимся мужчинам (обратите внимание на пол) престарелым божеством-создателем (Houston & Inomata 2009 : 257, рис. 9.5). Египетские иероглифы назывались mdw-n и r («божественные слова»), относящиеся как к божественному, так и к речи. Согласно одной из концепций, мемфитский демиург Птах, создавая вещи мира с помощью речи, также изобрел иероглифы, которые Тоту нужно было только расшифровать, чтобы сделать их конкретными (Meeks 2018 : 142-145 ; Assmann 2013 : 54-56).Ограниченный характер иероглифического письма проявляется в его описании как št . ȝ («труднодоступных»)[12], ограничение, еще более подчеркнутое в поздних трактатах о жреческом знании (Meeks 2018 : 151-156). Ритуальные тексты обозначались как b . Ý в р ʿ , «эманации Ра (бога солнца)», пробуждая силу, которая в них обитала, в то время как источники более поздних времен документально подтверждают, что жреческое знание, включая иероглифическое письмо, передавалось в «Домах Жизни», в которых совершались ритуалы сохранить космический порядок также были выполнены.

54 Еще более показательным является набор менее явных метадискурсов. Менее декларируемые, чем подразумеваемые в практике писцов, к ним относятся, для майя, так называемые псевдоглифы. Никогда не предназначенные для разборчивости, они вызывают интерес главным образом потому, что представляют то, как должно было выглядеть письмо (Houston 2018b). Они выделяют ряд конструктивных особенностей — так сказать, престижное отсутствие — которые одновременно напоминают письмо и полностью от него отходят, освобождая все звуки или смысл.В Египте псевдоиероглифы встречаются со времен Первой династии, давая неявный комментарий к крайне ограниченному и престижному характеру письма; они также свидетельствуют о динамике исключения и участия. В какой-то степени эти псевдоглифы соответствуют почти извращенному свойству графических шрифтов : изображение приглашает, но содержание исключает. Это также относится к другому концу спектра писцовых практик, виртуозным украшениям, визуальной поэзии и разнообразным экспериментам с загадочным письмом.Как отмечалось выше, эти расширенные практики пронизывают знаки образно, иконически и семантически. Обеспечивая еще один имплицитный метадискурс, эти практики можно рассматривать как «супериероглифические», проникающие через интенсификацию в суть того, что составляет иероглиф.

55 Власть и свобода действий заключались в египетских иероглифах (Pries 2016). При определенных условиях графы могли функционировать как изображения божественного, подобно божественным статуям, которые задумывались как тела или вместилища божества.Концентрация в некоторых храмовых надписях весьма знаковых одушевленных знаков увеличила количество мест для божественного пребывания. В магической практике воду, вылитую на иероглифическую надпись, выпивал человек, заболевший отравлением змеей или скорпионом[13]. Определенные категории одушевленных знаков искажались в ряде погребальных контекстов (90 336, например, 90 337., Schenkel 2011 : 133–152 ; Lacau 1913). Практика Damnatio Memoriae , систематического стирания нежелательных людей или существ, повлекла за собой не только искажение графических изображений человека, ставшего мишенью (особенно его органов чувств), но и стирание его имени (Quack 2019).Подобно графическому изображению, имя в иероглифах может вызывать присутствие. Майя предлагают меньше свидетельств искажения текста — обычно органы чувств изображения изуродованы (Houston, Stuart & Taube 2006 : 76, fig. 2.18 ; Just 2005). Но они могли деактивировать целую надпись, например, перемешав блоки иероглифической лестницы. Состоящие из отдельных камней, они могут быть переупорядочены и намеренно перепутаны или бессмысленны врагами (Martin & Grube 2008 [2000]: 73).

56 Дальнейшие имплицитные метадискурсы лежат в самих практиках надписей. Иероглифическое письмо определяет регистр, который заметно отличается от обычного общения. Это связано с экстраординарным вложением эксклюзивных символических и материальных ресурсов. Оно связано, кроме того, с особыми регистрами языка, характеризующимися высокой устойчивостью формулировок. По своим изобразительным функциям иероглифическое письмо превосходит любые сложные дискурсы.Он также несет в себе признаки ритуального языка, вставляя записанное содержание в порядок и тем самым устанавливая и увековечивая этот самый порядок. Египетские стелы часто принимают форму космограмм с небом наверху, поддерживаемым знаками стабильности с обеих сторон, которые сами опираются на землю. Начертанное на них иероглифическое письмо повторяет само творение: оно устанавливает порядок и рассеивает свою противоположность, аномию и хаос.

57 Еще один имплицитный метадискурс можно вывести из более поздних надписей в городе Чичен-Ица, Юкатан.Относящиеся к предпоследнему веку н.э. отрывки, которые в прежние времена содержались бы в одном блоке глифов, были разбросаны по множеству, как если бы цель теперь прочно зафиксировалась на звукозаписях : выражение на перемычке Лас-Монхас 4, позиции B1–E2 гласит: «Его перемычка [является] господином дверного проема его дома = у-па-ка-ба ТУУН-ни-я АДЖАВ-ва ти-‘и-ИЛ йо-то-ти ». Тем не менее, ya до AJAW в предыдущих текстах не были разделены на отдельные блоки.Выявив, возможно, изменившееся мышление, письмо стало в значительной степени средством для звукового текста за его пределами. Написание было тонко переработано от плотного слияния сообщения и среды до аранжировки, подчеркивающей содержание, а не графическое выражение.

58 В совершенно другом историческом контексте иероглифические надписи в греко-римском Египте пошли почти в противоположном направлении. Что касается восприятия культурного разрыва с прошлым, иероглифическое письмо, начиная с более раннего первого тысячелетия до нашей эры, начало экспериментировать с написанием, которое оторвалось от обычных, исторически переданных предшественников.Дальнейшие эксперименты стали возможными благодаря отводу иероглифического и иератического письма в священническую сферу в греко-римские времена. Египетское письмо, больше не связанное демонстрацией или более приземленными функциями и, возможно, в ответ на воспринимаемые алфавитные идеологии, связанные с греческим письмом, могло быть изучено в полной мере его собственного предполагаемого внутреннего потенциала. Возможности, которые давно использовались, теперь использовались в полной мере. По мере того как образные знаки имели экзистенциальную связь с миром, новые знаки или варианты существующих вводились в числах.Были также введены новые значения, так что поливалентность многих признаков была сильно увеличена. Эти новые значения могут быть получены различными способами : фонетические измерения, визуальные референты, семантические измерения, формы, аналоги в скорописи и целый набор культурно-энциклопедических ассоциаций. В этих практиках подразумевается еще один местный метадискурс о египетских иероглифических знаках : вместо двух сторон («означающее, означаемое») они воспринимались как имеющие множество граней ; более того, эти многогранности не были произвольными, а были даны в сотворенном мире, частью которого было само иероглифическое письмо.Виртуозной кульминацией стали литании божественных имен в Эсне, относящиеся к раннему римскому периоду. В них повторяющиеся божественные имена и эпитеты, важные для местного богословия, подвергались разнообразным написаниям, основанным на нескольких, часто одновременных уровнях : фонетическом, визуальном, семантическом и аллегорическом (Sauneron 1982 ; Leitz 2001, 2008 ; Моренц 2002). Хотя оно оставалось полностью фонетически обоснованным, иероглифическое письмо также служило визуальной данью божеству, прославляя его или ее различные атрибуты и аспекты.В этой экстремальной форме он одновременно визуально непосредственный и сверхэксклюзивный. Бесконечный набор возможных ассоциаций между знаками был задуман не только как игра, но и как основанный на экзистенциальных связях знаков с миром. Начертанная на стенах храмов, эта «графическая алхимия» (Sauneron 1982: 55-56) воссоздавала мир как многозначную систему знаков.

59 Египетские контексты, подобные только что упомянутым, являются поздними и ограничиваются тем, что, должно быть, было очень небольшими жреческими группами.Они представляют собой важное исследование потенциала иероглифического письма, но не отражают его социального распространения в прежние времена. В то время как условия и социальная видимость значительно различались в зависимости от места и времени, иероглифическое письмо оставалось в целом ограниченным на протяжении всей истории, будучи связанным с элитарным контекстом, сакрализирующими функциями и отображением. В конце четвертого и начале третьего тысячелетия до нашей эры египетская письменность сначала развивалась в сверхограниченном контексте и изначально была разреженной, как и эстетическая культура, по отношению к которой она развивалась.Постепенно, в течение следующих тысячелетий, иероглифическое письмо распространилось в пространстве и обществе, сохраняя при этом заметную исключающую роль. Во всех случаях грамотность была низкой; в египетском контексте большинство писцов изучали только курсивные разновидности, а как в майяской, так и в египетской традициях умение писать иероглифами означало высокий статус. Но чтобы действовать с силой, исключение также требует более широкого участия в иероглифическом письме (Houston 1994). В некоторых местах он имел монументальное присутствие даже для тех, кто не мог его прочитать.В местах, где памятников с письменами не было, переносные предметы, такие как печати с иероглифическими надписями, печати и амулеты в Египте , помогли сделать иероглифическое письмо более заметным. Другая форма участия видна в псевдоиероглифах, встречающихся как в традициях майя, так и в египетской традиции (Houston 2018b).

60 Парадоксы иероглифических традиций, одновременно приветствующие и исключающие, должно быть, действовали с особой силой в обществах, подчеркивавших иерархию. Картинки и иллюстрированный текст, оба авторитетные претензии на истину, подкрепляли заявленную реальность, показывая ее, изображая ее, делая ее явно достоверной.Онтологические черты, приписывавшие жизнь (и предполагаемую деятельность) знакам, придавали этим заявлениям еще больший вес. Тем не менее, категорическое исключение рисковало малой поддержкой со стороны зрителей с разным статусом. Наличие узнаваемых объектов гарантировало «по крайней мере минимальный доступ» для самого широкого круга читателей и давало, как и в анатолийских иероглифах, средство распознавания «имен богов, царей и городов» (Payne 2012 : 13). Этот хрупкий баланс между прочитанными сообщениями и другими, воспринимаемыми только с благоговением, может в конечном итоге привести науку в неизведанную область, в область обработки изображений и языка в связанных частях человеческого мозга.Там, в складках и синаптических переплетениях разума, наш вопрос — что такое иероглиф? – находит дальнейшие разветвления.

61 В конце концов, живописные сценарии не выдержали. Тем не менее, египетская система, просуществовавшая около трех с половиной тысячелетий, и сигнария майя, процветающая почти два, не могут быть причислены к неудачам человеческой изобретательности. Независимо от инструменталистских идеологий коммуникации, часто связанных с алфавитным письмом, иероглифическое письмо одновременно представляло язык и вышло далеко за пределы этой функции предполагаемой редуктивной прозрачности.Знаки наполнялись визуально плотным смыслом. «Видение» (изображений), «чтение» (графиков) и, возможно, «говорение» (от обоих) понимались как связанные процессы, но с особым значением, придаваемым образному. Пикториализм имел непреходящую привлекательность, если он был явно связан с жизнеспособностью целостной традиции изображения. Полнофигурные тексты египетской письменности и письменности майя в некотором смысле являются не столько аномалиями, сколько исполнением их сущности. В значительной степени увядание образов египтян и майя коррелировало с упадком и исчезновением их письменности.Образы, когда они были устойчивыми, способствовали стойкости иероглифических систем письма. Сосуществование имело решающее значение для их совместного выживания, которое само по себе было связано с выживанием более широкой культурной энциклопедии, толстой сети мировоззрений, идей, повествований и действий, окружающих иероглифическое письмо и его более широкую эстетическую культуру.

Древнеегипетский иероглиф богини плодородия Серкет (Фото, принты,…) #22132069

Фотопечать древнеегипетского иероглифа богини плодородия Серкет

Древнеегипетский иероглиф Серкет (также известный как Серкет, Селкет, Селкет или Селкис) — богиня плодородия, природы, животных, медицины, магии и исцеления от ядовитых укусов и укусов в египетской мифологии, первоначально обожествление скорпиона.
Оригинальное издание из моих собственных архивов
Источник: Bilder-Atlas — Ikonographische Encyklopadie 1870

© Ральф Хеттлер

Идентификатор носителя 22132069

1321182739, Серкет

10 x 8 дюймов (25 x 20 см) Печать

Наши фотоотпечатки печатаются на прочной бумаге архивного качества для яркого воспроизведения и идеально подходят для оформления

чек

30-дневная гарантия возврата денег

чек

Изготовлен из высококачественных материалов

проверить

Необрезанное изображение 17.7 х 25,4 см (оценка)

чек

Отделка профессионального качества

чек

Размер изделия 20,3 x 25,4 см (ориентировочно)

Наши водяные знаки не появляются на готовой продукции

Отпечатано на бумаге архивного качества, обеспечивающей непревзойденную стойкость изображения и великолепную цветопередачу с точной цветопередачей и плавными тонами. Отпечатано на профессиональной бумаге Fujifilm Crystal Archive DP II плотностью 234 г/м². 10×8 для альбомных изображений, 8×10 для портретных изображений.Размер относится к размеру используемой бумаги.

Код продукта dmcs_22132069_676_0

Фотопечать Пазл Печать в рамке Печать плакатов Поздравительные открытки Печать на холсте Фото Кружка Антикварные рамы Художественная печать Установленное фото Премиум обрамление Открытки Сумка Подушка Металлическая печать Стеклянная подставка Коврик для мыши Стеклянная рамка акриловый блок Стеклянные коврики

Категории

> Векторы цифрового зрения

> Субъекты > Древнеегипетские боги и богини

Графиссимо

Полный диапазон художественной печати

Наши стандартные фотоотпечатки (идеально подходят для оформления) отправляются в тот же или на следующий рабочий день, а большинство других товаров отправляются через несколько дней.

Фотопечать (5,72–171,93 долл. США)
Наши фотоотпечатки печатаются на прочной бумаге архивного качества для яркого воспроизведения и идеально подходят для оформления.

Пазл (32,08–43,55 долл. США)
Пазлы — идеальный подарок на любой праздник

Принт в рамке (51,57–263,63 долл. США)
Наши современные репродукции в рамке профессионально изготовлены и готовы повесить на стену

Печать плакатов (12 долларов США.60 — 68,77 долларов США)
Бумага для плакатов архивного качества, идеальна для печати больших изображений

Поздравительные открытки (6,84–13,74 долл. США)
Поздравительные открытки, подходящие для дней рождения, свадеб, юбилеев, выпускных, благодарностей и многого другого

Печать на холсте (34,38–286,55 долл. США)
Профессионально сделанные, готовые к развешиванию картины на холсте — отличный способ добавить цвет, глубину и текстуру в любое пространство.

Фотокружка ($11,45)
Наслаждайтесь любимым напитком из кружки, украшенной любимым изображением.Сентиментальные и практичные персонализированные кружки с фотографиями станут идеальным подарком для близких, друзей или коллег по работе

Старинные рамы (51,57–286,55 долл. США)
Наш оригинальный ассортимент британских репродукций в рамке со скошенным краем

Художественная печать (34,38–458,49 долл. США)
Наши художественные репродукции с мягкой текстурированной натуральной поверхностью – это следующий лучший подарок после обладания оригинальными произведениями искусства, которые соответствуют стандартам самых требовательных музейных хранителей.

Установленная фотография (14 долларов США.89 — 149,00 долларов США)
Отпечатанные фотографии поставляются в специальном футляре для карточек, готовые к рамке

Каркас премиум-класса (103,15–332,40 долл. США)
Наши превосходные репродукции в рамке премиум-класса профессионально изготовлены и готовы повесить на стену

Открытки (13,74 долл. США)
Открытки

Большая сумка (34,33 долл. США)
Наши большие сумки изготовлены из мягкой прочной ткани и снабжены ремнем для удобной переноски.

Подушка (28,64–51 долл. США.57)
Украсьте свое пространство декоративными мягкими подушками

Металлический принт (67,63–457,35 долл. США)
Изготовленные из прочного металла и роскошных технологий печати, металлические принты оживляют изображения и придают современный вид любому пространству

Стеклянная подставка (9,16 долл. США)
Индивидуальная стеклянная подставка. Также доступны элегантные полированные безопасные закаленные стекла и термостойкие коврики под тарелки

.

Коврик для мыши (16,03 долл. США)
Фотопринт архивного качества на прочном коврике для мыши с нескользящей подложкой.Работает со всеми компьютерными мышами.

Стеклянная рамка (26,35–79,09 долл. США) Крепления из закаленного стекла
идеально подходят для настенного дисплея, кроме того, мониторы меньшего размера можно использовать отдельно на встроенной подставке.

Acrylic Blox (34,38–57,30 долл. США)
Обтекаемый, односторонний современный и привлекательный принт на столешнице

Стеклянные салфетки (57,30 долл. США)
Набор из 4 стеклянных салфеток. Элегантное полированное безопасное стекло и термостойкое. Соответствующие подставки также могут быть доступны

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.