Menu
vitalyatattoo.ru — Студия художественной татуировки и пирсинга ArtinMotion Разное Hic locus est ubi mors gaudet succurrere vitae перевод: Hic locus est, ubi mors gaudet succurrere vitae

Hic locus est ubi mors gaudet succurrere vitae перевод: Hic locus est, ubi mors gaudet succurrere vitae

Содержание

hic%20locus%20est%2c%20ubi%20mors%20gaudet%20succurrere%20vitae — со всех языков на все языки

Все языкиРусскийАнглийскийИспанский────────Айнский языкАканАлбанскийАлтайскийАрабскийАрагонскийАрмянскийАрумынскийАстурийскийАфрикаансБагобоБаскскийБашкирскийБелорусскийБолгарскийБурятскийВаллийскийВарайскийВенгерскийВепсскийВерхнелужицкийВьетнамскийГаитянскийГреческийГрузинскийГуараниГэльскийДатскийДолганскийДревнерусский языкИвритИдишИнгушскийИндонезийскийИнупиакИрландскийИсландскийИтальянскийЙорубаКазахскийКарачаевскийКаталанскийКвеньяКечуаКиргизскийКитайскийКлингонскийКомиКомиКорейскийКриКрымскотатарскийКумыкскийКурдскийКхмерскийЛатинскийЛатышскийЛингалаЛитовскийЛюксембургскийМайяМакедонскийМалайскийМаньчжурскийМаориМарийскийМикенскийМокшанскийМонгольскийНауатльНемецкийНидерландскийНогайскийНорвежскийОрокскийОсетинскийОсманскийПалиПапьяментоПенджабскийПерсидскийПольскийПортугальскийРумынский, МолдавскийСанскритСеверносаамскийСербскийСефардскийСилезскийСловацкийСловенскийСуахилиТагальскийТаджикскийТайскийТатарскийТвиТибетскийТофаларскийТувинскийТурецкийТуркменскийУдмуртскийУзбекскийУйгурскийУкраинскийУрдуУрумскийФарерскийФинскийФранцузскийХиндиХорватскийЦерковнославянский (Старославянский)ЧеркесскийЧерокиЧеченскийЧешскийЧувашскийШайенскогоШведскийШорскийШумерскийЭвенкийскийЭльзасскийЭрзянскийЭсперантоЭстонскийЮпийскийЯкутскийЯпонский

 

Все языкиРусскийАнглийскийИспанский────────АймараАйнский языкАлбанскийАлтайскийАрабскийАрмянскийАфрикаансБаскскийБашкирскийБелорусскийБолгарскийВенгерскийВепсскийВодскийВьетнамскийГаитянскийГалисийскийГреческийГрузинскийДатскийДревнерусский языкИвритИдишИжорскийИнгушскийИндонезийскийИрландскийИсландскийИтальянскийЙорубаКазахскийКарачаевскийКаталанскийКвеньяКечуаКитайскийКлингонскийКорейскийКрымскотатарскийКумыкскийКурдскийКхмерскийЛатинскийЛатышскийЛингалаЛитовскийЛожбанМайяМакедонскийМалайскийМальтийскийМаориМарийскийМокшанскийМонгольскийНемецкийНидерландскийНорвежскийОсетинскийПалиПапьяментоПенджабскийПерсидскийПольскийПортугальскийПуштуРумынский, МолдавскийСербскийСловацкийСловенскийСуахилиТагальскийТаджикскийТайскийТамильскийТатарскийТурецкийТуркменскийУдмуртскийУзбекскийУйгурскийУкраинскийУрдуУрумскийФарерскийФинскийФранцузскийХиндиХорватскийЦерковнославянский (Старославянский)ЧаморроЧерокиЧеченскийЧешскийЧувашскийШведскийШорскийЭвенкийскийЭльзасскийЭрзянскийЭсперантоЭстонскийЯкутскийЯпонский

Hic locus est ubi mo — Латинский

Компьютерный перевод

Обучается переводу с помощью примеров, переведенных людьми.

Latin

Russian

Информация

Latin

hic locus est ubi mors gaudet succurrere vitae

Переводы пользователей

Добавлены профессиональными переводчиками и компаниями и на основе веб-страниц и открытых баз переводов.

Добавить перевод

Latin

Russian

Информация


  • Переводы пользователей не найдены.

    Пожалуйста, добавьте перевод!

Получите качественный перевод благодаря усилиям


4,401,923,520 пользователей

Сейчас пользователи ищут:

Для Вашего удобства мы используем файлы cookie. Факт перехода на данный сайт подтверждает Ваше согласие на использование cookies. Подробнее. OK

Воспитательная работа

Воспитательная работа проводится под руководством отдела воспитательной работы с молодежью и деканата педиатрического факультета. В основе воспитательной работы на кафедре нормальной анатомии лежит личный пример преподавателя; воспитание проводится через предмет нормальной анатомии — под девизом 

«Hic locus est, ubi mors gaudet succurrere vitae» — «Здесь смерть помогает жизни».

О воспиатетльной и идеологической работе (pdf)

Первоочередная задача кураторов – управление процессом адаптации студентов – первокурсников – вчерашних школьников к новым условиям жизни и учебы в ВУЗе.

Тематика бесед для первокурсников:
  • о специфике учебы в университете
  • о рациональном распределении времени
  • о том, как слушать и конспектировать лекции
  • об организации и психогигиене умственного труда, культуре здоровья
  • как работать с книгой
  • как завоевать друзей 
  • культура общения в социальных сетях

Обсуждаются  правила поведения на кафедре, отношения к трупному материалу, правила работы с трупным материалом; проводятся беседы об этике и деонтологии врача, о внешнем виде студента-медика, обсуждаются письма Гиппократа к потомкам, изучается «Кодекс врачебной этики». В курируемых группах педиатрического факультета проводятся круглые столы на тему: «Вредные привычки как разрушители здоровья»

Проводятся тренинги «Психология конфликта», «Лидер», «Как избежать стрессов во время сессии». В группах лечебного и медико-профилактического факультета проводятся беседы «Влияние повреждающих факторов на строение тела человека». Большое внимание кураторы уделяют вопросам академической дисциплины, проводят мониторинг академической успеваемости студентов в кураторской группе, акцентируют внимание на трудностях,  с которыми сталкиваются первокурсники при подготовке к занятиям, присутствуют на экзаменах в период зимней сессии.

Мероприятия со студентами

Большое внимание кураторы кафедры уделяют вопросу формирования у студентов принципов  здорового образа жизни. Актуальность здорового образа жизни вызвана возрастанием и изменением характера нагрузок на организм человека в связи с усложнением общественной жизни, увеличением рисков техногенного, экологического, психологического характера, провоцирующих негативные сдвиги в состоянии здоровья. Проводится ежегодно Антиникотиновая акция, теме «Не погибай по неведению» посвящен круглый стол,  Анти-СПИД – беседа «Сохрани себя для жизни».

В музее кафедры нормальной анатомии проводится более 200 экскурсий, общее количество  посетителей около 2000 учащихся и студентов школ и вузов Республики  Беларусь.

Вопросы воспитательной работы обсуждаются на заседаниях кафедры, Совете педиатрического факультета, освещаются на сайте БГМУ и в периодическом издании «Вестник БГМУ».

Кураторы кафедры ежегодно совместно с психолого-педагогической службой университета проводят тестирование по изучению психологического климата и адаптации студентов.

Важную роль в воспитании молодого поколения играет патриотическое воспитание, направленное на развитие любви к Родине, преданности Отечеству, стремления личным трудом содействовать прогрессивному развитию своей страны.

Изучается государственная символика Республики Беларусь, история Белорусского государственного медицинского университета, педиатрического факультета, история кафедры нормальной анатомии. В группах обсуждается «День Победы в истории белорусского народа»

Во всех группах проводятся часы информирования, беседы, встречи с белорусскими писателями, лекции и дискуссии с политологами кафедры философии и политологии университета. Студенты вместе с кураторами посещают Музей истории медицины, Музей Великой Отечественной войны.

«Уголок куратора»

На стенде «Уголок куратора» постоянно ведется страничка новости медицины и науки, периодически оформляется страничка, посвященная  государственным праздникам. Кураторы участвуют в решении личных проблем студентов, ходатайствуют перед деканатом, о предоставлении общежития нуждающимся, организуют консультации медицинских специалистов.

Место, где смерть рада помочь жизни « Республика Татарстан

Опубликовано: 25.11.2004 0:00

Продолжаем конкурс на лучшее знание прошлого столицы Татарстана, посвященный ты-сячелетию Казани. Сегодня мы систематизируем ответы, присланные на задание два-дцать третьего тура (см. «РТ» №182-183 от 9 сентября с.г.).


Шедевр Коринфского

Затруднений фотозагадка практически не вызвала. На снимке запечатлен анатомический театр, расположенный во дворе главного корпуса Казанского государственного университета. Это здание с ротондой первоначально соединяла с соседними библио-текой и бывшим химическим корпусом полукруглая колоннада, которая позднее обвет-шала (поскольку выполнена была из дерева), и ее разобрали. Возведено здание в 1837 году по проекту архитектора Михаила Коринфского.

А вот относительно времени появления снимка мнения читателей разошлись. Большин-ство конкурсантов считает, что он сделан в самом начале ХХ века. На это указыва-ют, в частности, столбы электропроводки и пристрой к соседнему зданию библиотеки (возведен в 1894 году). Однако на фотографии сделаны надписи на русском и татар-ском языках. В последнем случае использован латинский шрифт. Это означает, что фотограф нажал на кнопку фотоаппарата в конце двадцатых — в тридцатых годах про-шлого века. Скорее всего, во время празднования 125-летия университета.

Анатомический театр — без преувеличения один из самых загадочных для рядовых жи-телей города объектов КГУ. Известно о нем немало, но все больше — на уровне ча-стных разговоров, слухов. И по сей день о театре, несмотря на его вклад в науку, не написано ни одной серьезной обобщающей книги. В какой-то степени загадкой для многих остается собственно назначение этого заведения, хотя никакой тайны здесь нет. Театр предназначен для показательного вскрытия и препарирования тел умерших в научных целях. Это и порождало различные кривотолки и домыслы.

До революции изучать анатомию на практике в стенах анатомического театра могли не только студенты, но и все желающие. Одну из самых малоизвестных областей зна-ния казанские анатомы открыли широкой публике по заветам европейских просветите-лей, боровшихся со средневековым мракобесием. Ученые обоснованно считали, что знание строения своего тела одухотворяет человека.

Любопытно, что первый постоянный анатомический театр был построен в итальянском городе Падуя еще в 1594 году. Его руководителем был выдающийся медик-гуманист Андреас Везалий. Именно по описаниям, изложенным в его книге «О строении челове-ческого тела» (1544), был построен казанский анатомический театр. В его цоколь-ном этаже оборудован лекционный зал, а вот верхний этаж представляет собой про-сторную аудиторию-амфитеатр с верхней галереей для зрителей и хорами — вытянуты-ми балконами. К сожалению, амфитеатр разобрали в начале 1900-х годов, а в 1887-м к южному фасаду здания пристроили часовню по проекту архитектора М.Михайлова.


Мытарства анатомов

Анатомические опыты в университете курировала, разумеется, кафедра анатомии, фи-зиологии и судебной врачебной науки — в то время одна из шести на медицинском факультете. Первым в Казани профессором анатомии стал в 1806 году Иван Камен-ский, а его первое официальное распоряжение касалось «вопроса о доставлении для университета трупов». Вторым подписанным им документом стало ходатайство о «ком-нате для препаратов».

Возможности вести нормальную научную работу анатомы в те времена были практиче-ски лишены. Собственно анатомическая операционная размещалась в главном корпусе университета, а затем влачила жалкое существование в Тенишевском доме и типо-графском корпусе. Не было и необходимого оборудования, остро не хватало медицин-ских препаратов. Возглавлявший в то время кафедру анатомии выходец из Австрии Иван Браун (будущий первый выборный ректор университета) составил проект большо-го анатомического театра, но при его жизни он так и не был воплощен. Даже реак-ционер Магницкий, став попечителем университета, возмущался: «Ничего не может быть постыднее для публичного учебного заведения, как то, что при Казанском уни-верситете называется анатомическим театром».

С 1819 года кафедру анатомии возглавил Карл Фукс. Благодаря его стараниям на Подлужной улице открылся «завод», на котором анатомы проводили опыты на трупах животных. Зловоние, как свидетельствовали современники, растекалось отсюда по всей слободе. Неудивительно, что, не выдержав потока жалоб, ректор предложил Карлу Федоровичу зарыть лабораторию «глубоко в землю». И тогда, в 1828 году, анатомический театр снова вынужден был переехать — в дом Матони, который распо-лагался около университета.

Сочувствуя общему делу, Коринфский в итоге возвеличил анатомический театр, раз-местив его в центре университетского двора. Его здание превратилось в доминанту архитектурного ансамбля. Главенствующая роль театра подчеркивалась как архитек-турными деталями (прежде всего — колоннами), так и цветом — театр был покрашен в серый, как тогда говорили, «дикий» цвет. Остальные университетские здания краси-лись в «цивилизованный» желтый.


Бесспорные авторитеты

Кафедру анатомии возглавляли известные ученые — Аристов, Лесгафт, Ермолаев, Фор-тунатов, Тонков, Бушмакин, Терновский. Об одном Петре Лесгафте можно написать роман.

Всю свою жизненную философию Петр Францевич выразил в двух фразах: «Смысл жизни — труд, работа не для себя, а для других, только эта сторона человека, соверша-ясь поколениями, ведет к бесконечному совершенствованию человеческой личности. Такая работа исключительно для других возможна лишь для того, кто поймет, что каждый человек имеет право на уважение единственно в силу своего звания — чело-век».

Лесгафт занял кафедру физиологической анатомии в 1868 году. Студенты любили и уважали своего учителя. Его лекции слушала известная в будущем народоволка Вера Фигнер. В качестве его ассистентки впервые в Казанском университете работала женщина — Евгения Мужскова.

Петр Францевич опубликовал в санкт-петербургской печати несколько статей, в ко-торых критиковал действия чиновников, руководивших Казанским университетом. Так, попечителя Казанского учебного округа молодой профессор разоблачал за попытки превратить университет в гимназию, а профессоров — в чиновников. За критику «на-чальства» Петр Францевич был исключен со службы без права преподавания в госу-дарственных учреждениях.

В знак солидарности с Лесгафтом из университета ушли еще несколько независимых молодых и талантливых ученых — геолог Головкинский, биохимик Данилевский, мате-матик Имшенецкий, химик Марковников, гигиенист Якобий, гистолог Голубев и пато-лог Левитский. В своем прошении об отставке эти выдающиеся ученые и преподавате-ли писали: «В последнее время отношение большинства совета (Казанского универси-тета) к правам меньшинства, к которым мы имеем честь принадлежать, сделалось на-столько тягостным и постоянным, что наше дальнейшее участие в нем теряет всякое практическое значение в наших глазах, и что главное — лишает нас того спокойст-вия, которое необходимо для занятий научными работами и для правильной препода-вательской деятельности».

В дальнейшем и Лесгафт, и поддержавшие его ученые много сделали для науки в раз-ных городах России, а их труды вошли в золотой фонд мировой науки.


Удивительная коллекция

Главная сокровищница анатомического театра — его музей, который расположен ныне в упраздненном амфитеатре. Основу музея заложила коллекция черепов и скелетов, «препараты уродцев» из коллекции Московской медико-хирургической академии, уп-раздненной в 1806 году. В 1915-м музей разделяется на несколько частей, постоян-но пополнявшихся и сохранившихся до настоящего времени. Это отделы — учебный (в нем более 300 препаратов и моделей), демонстрационный (более 600), научный (до 200 препаратов), костный (до 700 скелетов, в том числе «именные», например зна-менитого уголовника Чайкина — похитителя Казанской иконы Божией Матери), а также библиотека (670 наименований книжных и иных раритетов).

Кроме того, в краниологической (краниология — раздел антропологии, изучающий че-репа) коллекции хранится около трех тысяч черепов людей разных наций и рас. В музее выставлены также старинные препараты французского анатома Трамонда и гол-ландского мастера Фридриха Рюиша, привезенные в Россию Петром I — как известно, основателем кунсткамеры и большим поклонником «законсервированных уродцев» — за-спиртованных человеческих тел, зародышей и их частей.

Благодаря столь основательной базе в 1870-1880 годах в анатомическом театре был создан центр по антропологическим исследованиям — третий в стране после Москвы и Санкт-Петербурга. В настоящее время в музее хранятся великолепно исполненные препараты, сделанные К.Яхонтовым, В.Биком, В.Тонковым, А.Вишневским. Многие экс-понаты снабжены рисунками известных казанских художников И.Чернявского и Э.Спориуса.

Сегодня собранная коллекция открыта любому желающему. Совершим по ней небольшую экскурсию.

Стены «круглой» аудитории украшают две мумии, возраст которых более двухсот лет, а в шкафах — коллекция, которая начинается с торакопагов (от греческого «грудь», сросшиеся грудью два плода) — сиамских близнецов. Так их назвали в 1811 году, когда в Сиамском королевстве (Таиланд) родились два сросшихся близнеца — Энг и Чанг. Рядом стоит колба с гидроцефалом (в головном мозге скапливается жидкость). Обычно такие дети рождаются у матерей, больных сифилисом. Еще одна колба с кра-неопагами — сросшимися лицами: один рот, три глаза, четыре ноги и руки по разные стороны туловища. А вот волчья пасть — расщепление верхнего неба, и заячья губа — расщепление верхней губы.

Самые удивительные экспонаты коллекции — циклоп и «двуликий Янус». Представьте себе маленькое тельце с одним глазом на лбу. Нос приплюснут, два уха сошли впе-ред на шею, вместо рта — две дырочки. А вот «двуликий Янус» — это ребенок с дву-мя лицами по обе стороны головы. В соседней витрине — растянутые на крючках ста-ринные куски кожи с татуировкой. Раньше это тоже считалось патологией, только приобретенной.


Завещаю себя музею…

Из стен анатомического театра вышло немало первоклассных анатомов и блестящих научных работ. Яркой фигурой и душой студентов был упомянутый уже доктор медици-ны, приват-доцент К.Яхонтов. Он дневал и ночевал в здании анатомички, обучая и воспитывая студентов. Им было выполнено большое количество препаратов, по кото-рым до сих пор обучаются студенты-медики.

В январе 1918 года Яхонтов неожиданно умер прямо у входа в анатомический театр, которому был беззаветно предан. Что тому было причиной — тяжелое материальное положение, вызванное социальными бурями в стране, или перенапряжение сил (вскры-тие показало, что все органы, в том числе и сердце, были в безукоризненном со-стоянии), сейчас сказать трудно. Но и после смерти Яхонтов продолжал обучать студентов. Дело в том, что задолго до кончины он завещал… свой скелет анатоми-ческому театру. И по нему студенты изучают строение костей человека.

Кстати, свой скелет оставила музею и женщина — преподавательница иностранных языков И.Риттих, завещавшая его в 1948 году.

Завещать свое тело науке может сегодня каждый. Для этого нужно грамотно соста-вить завещание…

* * *

После 1917 года для анатомического театра, как, впрочем, и для университета в целом, настали трудные времена. Приведем только такой факт: до 1923 года госу-дарство не выделило на нужды казанских анатомов ни копейки.

В 1930 году театр был передан Казанскому государственному медицинскому институ-ту, который организован на базе медицинского факультета Казанского университета. К столетию театра произвели его капитальный ремонт, а Академия наук СССР впервые на русском языке опубликовала классический труд А.Везалия «О строении человече-ского тела». Перевод с латинского осуществили казанские профессора В.Терновский и С.Шестаков.

После очередной реконструкции в 1970 году на фризе здания появилась латинская надпись «Hic locus est, ubi mors gaudet succurrere vitae» — «Здесь место, где смерть рада помочь жизни».

В лихое постперестроечное время театр ждали серьезные испытания — в нем произо-шел пожар. Восстановление приняло вялотекущий характер и фактически продолжается по сей день.

В заключение, как и было обещано, называем наших победителей по итогам третьего круга конкурса. Главный приз, бесспорно, заслужила семья Григорьевых из Казани. Поздравляем их! Второе, не менее почетное место, мы присудили Тамаре Куклиной. Ответы, которые они присылали, были не только правильными, но и полными, и увле-кательными. Некоторые работы можно уверенно назвать историческими трактатами. Достойны своих наград И.Валиуллин, Б.Милицын, Р.Сафин, набережночелнинец Б.Канеев (ему отдельное спасибо и вознаграждение за предоставленные фотографии) и жительница лаишевского села Емельяново А.Семенова. Поощрительные призы мы вру-чим также казанцам П.Салтыкову, А.Титову и В.Файзуллину.

Среди призов — свежая историческая литература, подписка на нашу газету, сувенир-ная редакционная продукция.

Всех участников мы ждем на награждение в редакции во вторник, 7 декабря, в 15 часов. При необходимости вышлем заслуженные призы по почте.

Наш конкурс продолжается. Впереди — тысячелетие Казани, которому посвящены наши публикации.

 


ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ ТУР

 







Представляем очередную фотозагадку. Читателям нужно рассказать об этом здании и улице и назвать приблизительную дату съемки

Фото из коллекции Абдуллы ДУБИНА.

Распечатать

Добавить комментарий

Читать «Phantoms and friends (СИ)» — «Rocky Raccoon» — Страница 192

— Считаешь, найденное тело имеет отношение к Вэйлу? — будто догадавшись о мыслях Нолана, спросил вдруг Джонс. Он повернулся к собеседнику и пытливо заглянул ему в лицо. — Это ведь не просто расчленёнка, верно?

Дэвид стряхнул пепел под ноги и, сделав глубокую затяжку, выложил Киллиану всё, что он сам успел узнать от Лив.

— Только этого нам здесь не хватало, — Джонс скривился. — Какой-то умник пытается собрать собственную невесту Франкенштейна? Шикарно! И скольких девушек он разобрал на запчасти? Трёх?

Увлёкшись разговором, Нолан и Джонс не заметили, как из морга в сопровождении хмурого Бута вышла Оливия.

— Как минимум, — доктор Мур обозначила своё присутствие тяжёлым вздохом. — Анализ ДНК скажет точнее. И я знаю, о чём вы все успели подумать.

Лив обвела мужчин взглядом, вяло усмехнувшись.

— Точнее, о ком. Но Теодор Блэйн по-прежнему гниёт в тюрьме. Так что если эта волна убийств и имеет к нему какое-то отношение, то только косвенное. С одной стороны, это радует. С другой… уж лучше иметь дело со знакомым злом.

Нолан поёжился и отшвырнул недокуренную сигарету. Лив была права. Несмотря на то, что Вэйл — он так и не мог привыкнуть называть его Блэйном, даже мысленно, — был и, вероятнее всего, остался форменным психом, они всё же успели раскусить его слабости и изучить наклонности. Но как быть с новой фигурой на шахматной доске?

Кто он? Или она?

Если убийца, словно мясник, разделывал своих жертв, а потом прятал отдельные части тела по разным местам, комбинируя их, скорее всего, он распланировал весь этот процесс заранее. И действовал продуманно. А это пугало.

Заброшенный склад рыбных консервов, где они обнаружили первый «подарок» смахивал на жуткую инсталляцию. Не в духе Вэйла, но вполне в стиле Кэссиди.

Возможно ли, что кто-то настолько вдохновился подвигами этих двоих, что решил оставить собственное кровавое наследие для потомков?

Или они все настолько зациклились на старой истории, что не могут объективно оценивать происходящее сейчас?

В любом случае… они разберутся с этим… но уже не сегодня.

— А не заявиться ли нам всем в «Роджер»? — предложил Джонс, догадавшись по обращённому к нему взгляду Дэвида о его мыслях. В очередной раз. Возможно, Реджина права, и они всё-таки смогут поладить? — Поговаривают, его хозяин сегодня настолько щедр, что угощает специальных гостей выпивкой.

— Специальные гости этому только рады, — на пару секунд прикрыв глаза, улыбнулась Лив. Затем она подхватила Киллиана под руку и, пружиня шаг, повела его по дорожке в сторону пристани. — Ведь им не помешало бы как следует напиться.

— Эмма убьёт меня, если я позволю тебе это сделать, — донёсся до отставших от парочки на десяток шагов Бута и Нолана деланно строгий голос Джонса.

Лив рассмеялась, и Дэвид не смог сдержать улыбки. Всё-таки приятно было осознавать, что несмотря на всё произошедшее, она по-прежнему могла жить.

Hic locus est, ubi mors gaudet succurrere vitae.

Возможно, в этих словах было куда больше смысла, чем ему показалось в начале.

____________________________________________________________________________________________

[1] Foster care (с англ. патронажное воспитание) — термин, используемый для системы, в которой несовершеннолетние, нуждающиеся в опеке, передаются для воспитания в приёмную семью или семейный детский дом на платной основе (содержание детей оплачивает государство).

[2] «Бездна взывает к бездне» — крылатое выражение из Библии. В оригинале — «Бездна бездну призывает голосом водопадов Твоих» (Синодальный перевод Библии, Псалтирь 41:8).

[3] Автолиз или самопоглощение. Вскоре после того, как перестает биться сердце, у клеток наступает кислородное голодание, и по мере накопления токсических побочных продуктов химических реакций в клетках повышается кислотность. Ферменты начинают поглощать клеточные мембраны и вытекают наружу, когда клетки разрушаются. Обычно этот процесс начинается в богатой ферментами печени и в головном мозге, который содержит много воды.

[4] Формалин свёртывает белки и предотвращает их разложение. Поэтому он применяется для дубления желатина при производстве кинофотоплёнки, для сохранения анатомических и зоологических влажных препаратов, используется при бальзамировании, как фиксатор в микроскопии, а также как антисептик.

[5] Паноптикум — коллекция разнообразных необычайных предметов (например, восковых фигур, причудливых живых существ и т. п.). В переносном смысле — сборище чего-то невероятного, жуткого.

[6] Кабинет редкостей = кунсткамера. Комната для размещения и хранения тематических коллекций, состоящих из естественно-научных экспонатов или разнообразных древних, редких и курьезных вещей, как природных, так и рукотворных.

[7] Hic locus est ubi mors gaudet succurrere vitae — надпись на Парижском анатомическом театре.

500 цитат на латинском языке ~ Поэзия (Афоризмы)


LiveInternetLiveInternet

Среда, 05 Марта 2008 г. 09:34 + в цитатник A Deo rex, a rege lex Дословный перевод: От Бога король, от короля законы. A NULLo diligitur, qui neminem diligit. Никто не любит того, кто сам никого не любит. A to up prix Любой ценой Ab altero expectes, alteri quod feceris. Жди от другого того, что сам ты сделал другому. Источник: Публилий Сир Absentem laedit, qui cum ebrio litigat. Кто спорит с пьяным, тот воюет с отсутствующим. Abstractum pro concreto. Абстрактность вместо конкретного. Abyssus abyssum invocavit. Дословный перевод: Бездна взывает к бездне. Accidit in puncto, quod non contigit in anno. Дословный перевод: Случается в одно мгновение то, чего не случается за целый год Accipere quid ut justitiam facias, non est tam accipere quam extorquere. Принятие вознаграждения за отправление правосудия есть не столько принятие, — сколько вымогательство. Ad poenitendum properat, cito qui judicat. Кто быстро решает, скоро кается. Ad primos ictus non corruit ardua quercus. С первого удара не падает высокий дуб. Aditum nocendi perfido praestat fides. Дословный перевод: Доверие, оказанное вероломному, даёт ему возможность вредить. Источник: Сенека Adprime in vita esse utile, ut ne quid nimis. Главное правило в жизни — ничего сверх меры Aes debitorem leve, grave inimicum facit. Небольшой долг делает должником, а большой — врагом. Aguila non captat muscas. Орел не ловит мух. Aguilam volare doces Дословный перевод: Ты учишь орла летать. Alter ego Дословный перевод: Второе «Я». Alma mater Дословный перевод: Мать-кормилица. Amantes amentes. Дословный перевод: Влюбленные — безумные. Amici fures temporis. Дословный перевод: Друзья — воры времени. Amicitia aequalitas. Дружба — это равенство. Amicus certus in re incerta cernitur. Дословный перевод: Верный друг познается в неверном деле (в беде). Источник: Энний Amicus verus — rara avis. Дословный перевод: Верный друг — редкая птица. Источник: Плавт Amicus Plato, sed magis amica veritas. Дословный перевод: Платон — друг, но больший друг истина. Источник: Аристотель Amor caeus. Дословный перевод: Любовь слепа. Amoris vulnus sanat idem, qui facit. Рану любви лечит тот, кто [ее] наносит. Amor non est medicabilis herbis. Дословный перевод: Любовь травами не лечится. Audaces fortuna juvat. Дословный перевод: Смелым судьба помогает. Aurea mediocritas. Дословный перевод: Золотая середина. Aut bene, aut nihil. Дословный перевод: Или хорошо, или ничего. Ave Caesar, imperator, morituri te salutant. Дословный перевод: Здравствуй, Цезарь, император, идущие на смерть приветствуют тебя (приветствие римских гладиаторов, обращенное к императору). [править] B Barba crescit, caput nescit. Дословный перевод: Борода выросла, а ума нет. Barba non facit philosophum. Дословный перевод: Борода не делает философа. Beati pauperes spiritu, quoniam ipsorum est regnum caelorum. Дословный перевод: Блаженны нищие духом, ибо им принадлежит царство небесное. Benefacta male locata malefacta arbitror. Дословный перевод: Благодеяния, оказанные недостойному, я считаю злодеяниями. Источник: Цицерон Bis dat, qui cito dat. Дословный перевод: Вдвойне дает, кто дает скоро. [править] C Caesarem decet stantem mori. Дословный перевод: Цезарю подобает умереть стоя. Источник: сообщение Светония о последних словах императора Веспасиана. Carpe diem Дословный перевод: Лови (каждый) день Источник: «Оды» (I, 11.8) поэта Горация: Carthago delenda est (Carthaginem esse delendam) Дословный перевод: Карфаген должен быть разрушен Источник: выступления в сенате Марка Порция Катона Старшего. Calamitas virtutis occasio. Дословный перевод: Бедствие даёт повод к мужеству. Источник: Сенека Charta non erubescit Дословный перевод: Бумага не краснеет. Citius, altius, fortius! Дословный перевод: Быстрее, выше, сильнее! Cogito, ergo sum. Дословный перевод: мыслю, следовательно существую. Источник: Декарт Conscientia mille testes. Дословный перевод: Совесть — тысяча свидетелей. Contra spem spero. Дословный превод: Без надежды надеюсь. Corruptio optimi pessima. Дословный перевод: Падение доброго — самое злое падение. Credo quia absurdum est. Дословный перевод: Верую, ибо абсурдно. Источник: Тертуллиан Cuique suum. Дословный перевод: Каждому своё. [править] D Damant, quod non intelegunt Дословный перевод: Осуждают, потому что не понимают. Discendo discimus Дословный перевод: Обучая, учимся. Divide et impere Дословный перевод: Разделяй и властвуй. Источник: Гай Юлий Цезарь Dum docemus, discimus Дословный перевод: Пока учим, учимся Dum spiro, spero Дословный перевод: Пока дышу, надеюсь. Dura lex, sed lex Дословный перевод: Суров закон, но это закон [править] E Electa una via , поп datur recursus ad alteram Дословный перевод: Избравшему один путь, не разрешается пойти по другому. Errare humanum est, ignoscere divinum Дословный перевод: Ошибаться — человеческая сущность, прощать — божественная. Источник: Цицерон Et tu autem, Brute! Дословный перевод: И ты, Брут! Ex libris Дословный перевод: Из книг Ex nihilo nihil fit Дословный перевод: Ничто из ничего не получается. Источник: Рене Декарт Debes argo potes Дословный перевод: Должен — значит могу [править] F Feci quod potui, faciant meliora potentes Дословный перевод: Сделал, что мог; кто может, пусть сделает лучше Festina lente Дословный перевод: Поспешай медленно. (Делай все вовремя) Fiat lux! Дословный перевод: Да будет свет! [править] H Historia magistra vitae Дословный перевод: История учитель жизни. Homo homini lupus est Дословный перевод: Человек человеку волк. Источник: Плавт, Тит Макций Homo sum et nihil humani a me alienum puto Дословный перевод: Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо. [править] I In vino veritas, in aqua sanitas Дословный перевод: Истина в вине, здоровье в воде. In Hoc Signo Vinces Дословный перевод: C этим знаком ты победишь. Iners negotium. Дословный перевод: Бездеятельная занятость Hic bibitur Дословный перевод: Здесь пьют. In pugna поп numerus multum, sed fortitude eorum vincit Дословный перевод: В битве к победе ведет не большое число, а отвага [править] L Lupus tambovikus amicus te est Тамбовский волк тебе товарищ. [править] M Medicus curat, natura sanat Врач лечит, природа излечивает. Mens sana in corpore sano Дословный перевод: Здоровый дух в здоровом теле. Memento mori Дословный перевод: Помни о смерти. Modus Vivendi Образ жизни или условия существования [править] N Natura abhorret vacuum Дословный перевод: Природа не терпит пустоты. Nemo omnia potest scire Дословный перевод: Никто не может знать всего. Nolite mittere margaeritas ante porcas! Дословный перевод: Не мечите бисер перед свиньями! NULLum crimen sine lege Дословный перевод: Нет закона — нет и преступления. Nusquam est qui ubique est. Дословный перевод: Кто везде, тот нигде. Источник: Сенека [править] O O sancta simplicitas! Дословный перевод: О святая простота! Источник: Ян Гус, когда его сжигали на костре O tempora, o mores. Дословный перевод: О времена, о нравы. Omnia mea mecum porto Дословный перевод: Все свое ношу с собой. Omne nimium nocet Дословный перевод: Всякое излишество вредит. Omnis homo mendax Дословный перевод: Любой человек лжив Oculus habebat et not videbat Дословный перевод: Иметь глаза и не видеть [править] P Pacta Sunt Servanda Дословный перевод: Договоры нужно соблюдать. Pecunia non olet Дословный перевод: Деньги не пахнут Источник: Веспасиан, Тит Флавий penis longis — basis vitas Дословный перевод: Длинный член — основа жизни Pecunia est ancilla, si scis uti, si nescis domina Дословный перевод: Деньги служат тебе, если умеешь ими пользоваться, если же не умеешь, властвуют над тобой Per Aspera Ad Astra Дословный перевод: Сквозь тернии, к звездам. Peregrinatio est vita. Дословный перевод: Жизнь — это странствие. Источник: Сенека, Луций Анней Periculum in mora Дословный перевод: Промедление опасно. Potius sero quam nunquam Дословный перевод: Лучше поздно, чем никогда. Источник: Тит Ливий Pro et contra Дословный перевод: За и против. [править] Q Quod licet Jovi, non licet bovi Дословный перевод: То, что дозволено Юпитеру (богу), не дозволено быку. [править] R Radix malorum est cupiditas Дословный перевод: Жадность есть источник всего зла. Repetitio est mater studiorum Дословный перевод: Повторение — мать учения [править] S Sapienti Sat Дословный перевод: Понимающему достаточно. Scio me nihil scire Дословный перевод: Я знаю, что ничего не знаю Источник: Сократ Sic transit gloria mundi Дословный перевод: Так проходит слава мирская. Sic itur ad astra Дословный перевод: Так идут к звёздам. Si felix esso vis, este! Дословный перевод: Хочешь быть счастливым — будь им! Si vis amari, ama Дословный перевод: Если хочешь любви, люби. Si vis pacem, para bellum Дословный перевод: Если хочешь мира, готовься к войне. Suum cuique… Дословный перевод: Каждому свое… Источник: Цицерон [править] T Tabula rasa Дословный перевод: Чистая доска Tarde venientibus ossa Дословный перевод: Кто поздно приходит — тому кости. Tempora mutantur, et nos mutamur in illis Дословный перевод: Времена меняются и мы меняемся вместе с ними. Tempus edax rerum. Дословный перевод: Время — пожиратель вещей Источник: Овидий Timeo Danaos et dona ferentes Дословный перевод: Бойтесь данайцев, даже дары приносящих. Tempo curant Дословный перевод: Время лечит. Tertium non datum Дословный перевод: Третьего не дано. [править] U Ubi nil vales ibi nil velis Дословный перевод: Где ты ни на что не способен, там ты не должен ничего хотеть Ultima ratio regum Дословный перевод: Последний довод короля Источник: Арман Жан дю Плесси де Ришельё Ultra posse nemo obligatur Дословный перевод: Никто не обязан делать что-либо сверх возможного Источник: Вегетий Unus dies gradus est vitae. Дословный перевод: Один день — ступень жизни. Источник: Сенека, Луций Анней [править] V Veni, vidi, vici Дословный перевод: Пришел, увидел, победил. Источник: Юлий Цезарь Verba docent, exempla trahunt Дословный перевод: Слова наставляют, примеры ведут. Verum index sui et falsi Дословный перевод: Истина — пробный камень самой себя и лжи. Vir prudens non contra ventum mingit Дословный перевод: Мудрый мужчина не мочится против ветра. Vita brevis, ars vero longa, occasio autem praeceps, experientia fallax, judicium difficile Дословный перевод: Жизнь коротка, наука же обширна, случай шаток, опыт обманчив, суждение затруднительно. Источник: Гиппократ Voluntas est superior intellectu Дословный перевод: Воля выше разума Vox audita perit littera scripta manet Дословный перевод: Сказанное слово исчезает, написанная буква остаётся. Verba volent, scripta manent Дословный перевод: Слова летучи, письмена живучи.
Метки:
латынь

Процитировано 3 раз

Нравится Поделиться

0

Нравится

  • Запись понравилась
  • Процитировали
  • 0
    Сохранили
  • Добавить в цитатник
  • 0
    Сохранить в ссылки

Понравилось
0

Надписи для татуировки на латыни

Ниже представлены популярные надписи афоризмы на латыни с переводом, которые часто используются в татуировках.
«A linea» — С новой строки «A NULLo diligitur, qui neminem diligit» — Никто не любит того, кто сам никого не любит «A pedibus usque ad caput» — С ног до головы «A posteriori» — Исходя из опыта «A prima facie» — На первый взгляд «A solis ortu usque ad occasum» — От восхода солнца до заката «Ab absurdo» — От противного «Ab altero expectes, alteri quod feceris» — Жди от другого того, что сам ты сделал другому «Ab exterioribus ad interiora» — От внешнего к внутреннему «Ab imo pectore» — С полной искренностью, от души «Ab incunabulis» — С колыбели, с самого начала «Ab initio» — С возникновения, от начала «Ab origine» — С самого начала (с азов) «Ab ovo» — С самого начала «Ab ovo usque ad mala» — От начала до конца «Ab urbe condita» — С незапамятных времён «Absentem laedit, qui cum ebrio litigat» — Кто спорит с пьяным, тот воюет с отсутствующим «Absit omen» — Не будем считать это дурной приметой (дурным предзнаменованием, чур меня) «Absolvo te» — Отпускаю грехи твои «Absque omni exceptione» — Без всякого сомнения «Abusus in Baccho» — Злоупотребление вином «Acta diurna» — Происшествия дня, хроника «Actum atque tractatum» — Сделано и обсуждено «Ad calendas graecas» — Никогда «Ad cogitandum et agendum homo natus est» — Для мысли и действия рожден человек «Ad exemplum» — По образцу; для примера «Ad extra» — До крайней степени «Ad fontes» — Обращаться к источникам, к оригиналам «Ad gloriam» — Во славу «Ad hoc» — К этому, для данного случая, для этой цели «Ad hominem» — Применительно к человеку «Ad honores» — Ради почета «Ad infinitum» — До бесконечности, без конца «Ad instantiam» — По ходатайству «Ad Kalendas Graecas» — На неопределенный срок, никогда «Ad libitum» — По желанию, по усмотрению, на выбор «Ad litteram» — Буквально, дословно «Ad meliorem» — К лучшему «Ad memorandum» — Для памяти «Ad notam» — К сведению «Ad notanda» — Следует заметить «Ad notata» — Примечание «Ad patres» — К праотцам, умереть «Ad rem» — По существу дела, к делу «Ad valorem» — Пo достоинству «Ad vocem» — К слову заметить «Adprime in vita esse utile, ut ne quid nimis» — Главное правило в жизни, ничего сверх меры «Aequo animo» — Равнодушно, терпеливо «Alea jacta est» — Жребий брошен (принято бесповоротное решение) «Alia tempora» — Времена переменились(все изменяется) «Alias» — По—другому (иначе, кроме того) «Alibi» — В другом месте «Aliena vitia in oculis habemus, a tergo nostra sunt» — Чужие пороки у нас на глазах, наши — за спиной «Alma mater» — Кормящая мать, мать-кормилица (почтительно об учебном заведении) «Alter ego» — Мой двойник, другой я «Altera pars» — Другая (противная) сторона «Amantes sunt amentes» — Влюбленные — это безумные «Amat victoria curam» — Победа любит старание (заботу) «Amicos res secundae parant, adversae probant» — Друзей создаeт счастье, несчастье испытывает их «Amicus certus in re incerta cernitur» — Истинный (верный) друг познается в беде «Scio me nihil scire» — Я знаю, что ничего не знаю «In pace» — В мире, в покое «In corpore» — В полном составе, в целом «Incedo per ignes» — Шествую среди огня «Incertus animus dimidium sapientiae est» — Сомнение — половина мудрости «Incognito» — Тайно, скрывая свое настоящее имя «Incredibili dictu» — Невероятно «Inde ira» — Отсюда гнев «Infandum renovare dolorem» — Ужасно вновь воскрешать боль «Injuria realis» — Оскорбление действием «Injuria verbalis» — Оскорбление словом «Inter arma silent leges» — Когда гремит оружие, законы молчат «Inter parietes» — В четырех cтенах «Invia est in medicina via sine lingua latina» — Непроходим в медицине путь без латинского языка «Ipse dixit» — Сам сказал (о непреложном авторитете) «Ipsissima verba» — Слово в слово «Ipso facto» — В силу очевидного факта «Ipso jure» — В силу закона «Ira initium insaniae est» — Гнев начало безумия «Ibidem» — Там же «Id est» — То есть «Idem» — То же самое, так же «Idem per idem» — Одно и то же «Ignorantia non est argumentum» — Незнание — это не доказательство «Ignotum per ignotius» — Объяснять неизвестное ещё более неизвестным «Imago animi vultus est» — Лицо — зеркало души «Imbrem in eribrum gerere» — Черпать воду решетом «Imperare sibi maximum imperium est» — Повелевать собою — величайшая власть «In abstracto» — Вообще, отвлеченно «In aeternum» — Навек, навсегда «In aqua scribere» — Писать по воде (Вилами по воде писано) «In brevi» — Вкратце «In constanti labore spes» — В постоянном труде надежда «In deposito» — На хранение «In extenso» — Полностью, целиком, дословно «In extremis» — В последний момент «In favorem» — В пользу кого—либо, для пользы «In hoc statu» — В таком положении «In loco» — На месте «In me omnis spes mihi est» — Вся моя надежда на самого себя «In medias res» — В самую суть дела «In memoriam» — В память «In natura» — В действительности; натурой «In patria natus non est propheta vocatus» — Нет пророка в своем отечестве «In pleno» — В полном составе «In propria persona» — Собственной особой «In rerum natura» — В природе вещей «In spe» — В надежде, в будущем «In statu nascendi» — В состоянии зарождения, в самом начале, в момент образования «In statu quo ante» — В прежнем положении, в прежнем состоянии «In transitu» — На ходу «In tyrrannos» — Против тиранов «In vino veritas, in aqua sanitas» — Истина в вине, в воде здоровье «In vitro» — В сосуде, в пробирке «In vivo» — На живом организме «Homines amplius oculis, quam auribus credunt» — Люди верят больше глазам, чем ушам «Homines non odi, sed ejus vitia» — Не человека ненавижу, а его пороки «Homines, dum docent, discunt» — Люди, уча, учатся «Hominis est errare» — Человеку свойственно ошибаться «Homo hominis amicus st» — Человек человеку друг «Homo hominis lupus est» — Человек человеку волк «Homo sapiens» — Человек разумный «Homo sum et nihil humani a me alienum puto» — Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо «Homo, qui tacere nescit, legere nescit» — Человек, который не умеет молчать, не умеет говорить «Homo ornat locum, non locus hominem» — Не место красит человека, а человек — место «Honores mutant mores» — Почести портят человека «Honoris causa» — Ради почета, ради уважения «Horribile dictu» — Страшно сказать, страшно произнести «Hugiena amica valetudinis» — Гигиена подруга здоровья «Humana non sunt turpia» — Что человеческое, то не постыдное «Hoc est (h. e.)» — То есть, это значит «Hoc loco» — Здесь, в этом месте «Hoc volo, sic jubeo» — Этого я хочу, так приказываю «Ibi potest valere populus, ubi leges valent» — Там, где законы в силе, и народ силен «Ibi victoria, ubi concordia» — Там победа, где согласие «Generaliter» — Вообще «Genius loci» — Добрый гений (данного места) «Gloria victoribus» — Слава победителям «Grata, rata et accepta» — Угодно, законно и приемлемо «Gratis» — Бесплатно, даром, безвозмездно «Gratulari» — Возрадоваться (своему счастью) «Grosso modo» — В общих чертах «Gustus legibus non subiacet» — Вкус не подчиняется законам «Gutta cavat lapidem» — Капля точит камень «Habeat sibi» — Держи про себя «Habent sua fata libeli» — Книги имеют свою судьбу «Habent sua sidera lites» — Споры судьба решает «Habitus» — Внешний вид «Haec studia adulescentiam alunt» — Науки юношей питают «Heu conscienta animi gravis est servitus» — Хуже рабства угрызенья совести «Heu quam est timendus qui mori tutus putat!» — Тот страшен, кто за благо почитает смерть «Hic et nunc» — Без всякого промедления «Hic locus est, ubi mors gaudet succurrere vitae» — Вот место, где смерть охотно помогает жизни «Historia magistra vitae» — История — учитель (наставница) жизни «Homagium» — Дань уважения

Анонс проведения методического семинара «How the changes in the English language influence teaching in universities»

Анонс проведения методического семинара «How the changes in the English language influence teaching in universities» на кафедре иностранных языков №4 Института филологии 25 марта 2022 года

25 марта 2022 года в 16.30 на кафедре иностранных языков №4 Института филологии в аудитории 143 по адресу бульвар Ленина 5/7, корпус 2 будет проведен научный семинар на тему: «How the changes in the English language influence teaching in universities».

         На семинаре будет проанализированы изменения в английском языке, которые происходят в современном мире и их влияние на обучение. Будет исследован ряд тем с общей тематикой: меняющийся мир, который влияет на наше использование языка. Планируется понять следующие вопросы:

  • Сколько человек будет говорить по-английски в 2050 году?
  • Какую роль в жизни играет английский? Будет ли английский язык так же востребован, как сейчас, в частности при обучении в университетах и на неязыковых факультетах?
  • Какие последствия будет иметь экономическая глобализация по требованию английского языка?
  • Будет ли появление «мировых регионов» поощрять лингва-франки, которые бросают вызов позиции англичан?
  • Как английский помогает экономической модернизации новых промышленно развитых стран?
  • Является ли Интернет электронным «флагманом» глобального английского языка?
  • Будет ли рост глобального спутникового телевидения, такого как CNN и MTV, преподавать молодежный американский английский?
  • Повлияет ли распространение английского языка на более чем половину языков мира?
  • Верно ли, что английский язык окажется жизненно важным ресурсом и принесет пользу Британии в следующем веке, придав ему ключевое экономическое преимущество перед европейскими конкурентами?

Распространение английского языка в последние годы по любому критерию является замечательным явлением. Но чем ближе анализируются исторические причины и текущие тенденции, тем больше становится очевидным, что будущее английского языка будет более сложным, более требовательным к пониманию и более сложным для позиции стран с коренным языком, чем это предполагалось до сих пор.

 

Ответственная за подготовку научного семинара: преподаватель – Службина А. Г.

Hic locus ubi mors gaudet succ на английском языке с примерами

Человеческий вклад

От профессиональных переводчиков, предприятий, веб-страниц и свободно доступных репозиториев переводов.

Добавить перевод

Латинский

hic locus est ubi mors gaudet succurrere vitae

Английский

это место, где смерть радуется, помогая живым

Последнее обновление: 2014-10-12
Частота использования: 1
Качество:
Ссылка: Аноним

Латинский

gaudet succurrere vitae

Английский

рад помочь жизни

Последнее обновление: 27 апреля 2013 г.
Частота использования: 1
Качество:
Ссылка: Аноним

Получите лучший перевод с


4 401 923 520 человеческий вклад

Пользователи теперь просят о помощи:

Мы используем файлы cookie, чтобы улучшить ваш опыт.Продолжая посещать этот сайт, вы соглашаетесь на использование нами файлов cookie. Узнать больше. Ok

Куда может и должно пойти экологическое движение отсюда

Адам Вербах произнес эту речь в Клубе Содружества в Сан-Франциско 8 декабря 2004 г. Дальнейшее обсуждение поднятых им вопросов можно найти на 3Nov.com. Подробнее о дебатах о перспективах защиты окружающей среды читайте здесь.

Я здесь, чтобы провести вскрытие.

Вскрытие начинается с этих слов.

Hic locus est ubi mors gaudet succurrere vitae

В переводе с латыни это означает: «Это место, где смерть радуется учить живущих».

Я дрожу перед ними, потому что мне нелегко произносить эту речь.

Я знаю своим разумом, что отказаться от допроса смерти значит не почтить память умерших. Но все, о чем я могу сейчас думать, это моя любовь к тому, чем была защита окружающей среды.

Вскрытие никому не доставляет удовольствия, но его ценность для жизни неоспорима.

Слово «вскрытие» означает «увидеть самому». Вскрытие является ключевым инструментом, который врачи используют для определения правильности своего диагноза и эффективности лечения. В прошлом вскрытие было обычным явлением — в 1950-х годах вскрытие проводилось в 50 процентах случаев смерти. Сегодня это число составляет едва 10 процентов.

Сегодня вечером мы проведем вскрытие. Мы поставим под сомнение наш диагноз проблемы и назначим новое лечение.

С теплыми воспоминаниями, с тяжелым сердцем и стремлением к прогрессу я говорю вам сегодня вечером, что … Защита окружающей среды мертва.

Каждый значимый показатель глобального состояния окружающей среды движется в неправильном направлении.

Штормы и засухи становятся все более частыми и сильными.

Консерваторы, выступающие против защиты окружающей среды, контролируют все три ветви федерального правительства. И губернаторства. И государственные дома. И школьные доски.

Консерваторы разрушают те самые институты — от налоговой системы до Организации Объединенных Наций и государственных школ — которые содержат решение нашего экологического кризиса.

Именно в такие моменты нам нужно пристально смотреть в зеркало.

Неудача не уникальна для защиты окружающей среды. Наша смерть — симптом исчерпания либерального проекта. Достигнув своих целей основных экономических прав, либерализм и его особые интересы теперь не в состоянии говорить о современной потребности американского народа в самореализации.

Последние восемь лет я пытался донести эти основные неоспоримые факты до руководства экологического движения.Мое лицо и имя использовались для возрождения экологического движения. Оно не возродилось.

С тех пор, как я решил произнести эту речь, меня обвиняли в наивности, высокомерии и предательстве.

Я больше не притворяюсь. Проблемы, с которыми мы сталкиваемся, слишком серьезны; возможности слишком велики, чтобы их упустить.

Я больше не называю себя экологом.

Структура сегодняшней речи соответствует временам защиты окружающей среды. Мы будем праздновать весну и лето защиты окружающей среды, изучать ее осень и терпеть зиму.И, наконец, мы начнем представлять себе рождение нового прогрессивного движения.

В Sierra Club есть известная поговорка, восходящая к тому времени, когда бывший исполнительный директор Sierra Club Дэвид Брауэр обменял плотину в Глен-Каньоне на защиту Национального памятника динозавров. Он говорит, что вы никогда не должны отказываться от места, которое вы не знаете, в пользу места, которое вы знаете.

Мы не должны променять наш страх перед тем, что будет дальше, на нашу любовь к защите окружающей среды.

Смерть Дэвида Брауэра

«[В] нашем бессознательном разуме мы все бессмертны, для нас почти непостижимо признать, что мы тоже должны столкнуться со смертью.В значительной степени в зависимости от того, что говорят пациенту, сколько времени у него есть, чтобы постепенно признать неизбежность происходящего, и от того, насколько он был готов на протяжении всей жизни справляться с успешными ситуациями, он постепенно откажется от своего отрицания и будет использовать менее радикальные защитные механизмы».
— Элизабет Кублер-Росс, О смерти и умирании

Когда мне было 23 года, меня избрали президентом Sierra Club. Я был неловким, запуганным, ошеломленным, польщенным, сбитым с толку и мной манипулировали.

Сразу после моего избрания до меня дошли слухи, что Дэвид Брауэр во мне разочаровался.Дэвид был моим наставником и руководил моей кампанией, поэтому услышать о его разочаровании во мне было сокрушительным ударом.

Вскоре после моего избрания зазвонил телефон. «Привет?»

«Да, привет, это Джейн Кей из экзаменатора Сан-Франциско . Дэвид Брауэр только что вышел из Совета. Это было что-то, что вы сделали?

Это было только первое из многих испытаний, которым он подверг меня. Он начал говорить случайным людям, что, по его мнению, я робкий и не оспариваю вымыслы экологического движения.Я не оценил критику.

Но я знаю, что его намерения состояли в том, чтобы подготовить меня к сегодняшнему противостоянию.

Дэвида постоянно называли «самым важным защитником окружающей среды из ныне живущих», однако самые уважаемые защитники окружающей среды страны в основном относились к нему как к ходячему мертвецу. Не из-за его возраста, а из-за его идей.

«Это просто Дэвид», — вздыхали они. Их коллективное раздражение, хотя иногда и неслышимое, редко было невидимым. Обычно это было вызвано его привязанностью к Ральфу Нейдеру, его нежностью к Танкери и его настойчивыми требованиями, чтобы Сьерра-клуб поддержал его призыв к сносу плотины Глен-Каньон.

Хотя такое обращение ободрило Дэвида, меня оно напугало. Чем больше меня привлекала его храбрость, тем больше я боялся, что не смогу с ней сравниться. Он почувствовал мои страхи и раскрыл свои собственные: что придет день, когда мне предстоит важная битва, и я не наберусь достаточно смелости, чтобы выиграть ее.

Защита окружающей среды умерла в немалой степени потому, что она никогда не сможет сравниться с силой правых, способных рассказать убедительное видение будущего Америки. Аргумент, который я приведу сегодня вечером, заключается в том, что каждый раз, когда защитники окружающей среды выходят за рамки экологического дискурса, чтобы сформулировать более широкое, более всеобъемлющее и убедительное видение будущего, они перестают быть защитниками окружающей среды и начинают становиться американскими прогрессистами.

Вот что случилось с Давидом в последние годы его жизни. Трудно точно определить, с чего все началось, но мы знаем, что книга Пола Хокена «Экология торговли » 1993 года имела огромное значение, поскольку он постоянно ссылался на нее.

В последние годы своей жизни Дэвид путешествовал по стране с сталелитейщиками Соединенных Штатов и начал произносить сильное пророчество — пророчество, которое превзошло защиту окружающей среды его прошлого, переопределив последний термин в троице, которую он назвал CPR: сохранение, сохранение и восстановление.

Видение покойного Дэвида о восстановлении было историей о том, как Америка объединится, чтобы восстановить свою промышленную и транспортную базу посредством альянса, который ускорит наш переход к будущему чистой энергии. Это было предложение Нового курса о чистых рабочих местах. Это было самое ясное, ориентированное на будущее видение, которое он когда-либо предлагал. И это предвещало появление Нового проекта «Аполлон» за энергетическую независимость и хорошие рабочие места, инициативу, соучредителем которой я был горд в 2003 году.

Чем больше времени он проводил в потных профсоюзных залах, формулируя общие американские ценности, тем меньше Дэвид чувствовал себя обязанным называть свой проект «экологическим». Если отвоевание Америки у фундаменталистов и нефтяных монополий означает создание нового языка и нового набора институтов, более подходящих для нашего времени, Дэвид был бы полностью за это.

В течение 30 лет американские либералы определяли себя в соответствии с набором разделяющих нас проблемных категорий, будь то расовые, гендерные, экономические или экологические.Мы потратили гораздо меньше времени на определение себя в соответствии с объединяющими нас ценностями, такими как общее процветание, прогресс, взаимозависимость, справедливость, экологическое восстановление и равенство. Мы больше не можем позволить себе длинный список «измов», чтобы определять и разделять наш мир и нас самих.

Дэвид в конце своей жизни смоделировал переход, который нам сейчас предстоит совершить. Я не могу придумать лучшей дани уважения Дэвиду Брауэру, его поразительным достижениям и замечательной истории защиты окружающей среды, чем позволить каждому из этих -измов покоиться с миром.

Моя жена Лин обычно высмеивает меня за то, что я записываю свои речи на салфетке прямо перед тем, как я их произношу. Я писал эту речь весь последний год — а в некотором смысле и всю свою жизнь. На семинарах по менеджменту в Гарвардском университете говорят, что самое важное, что может сделать генеральный директор, — это честно оценить истинное положение дел, а затем широко распространить эту честную оценку.

Вот что я надеюсь сделать сегодня вечером.

Весна: 1952 – 1964

Великий аргентинский сказочник Хорхе Борхес описал «китайскую энциклопедию», в которой «животные делятся на» следующие категории: «(а) принадлежащие императору, (б) забальзамированные, (в) ручные, (г) сосущие свиньи, (e) сирены, (f) сказочные, (g) бродячие собаки, (h) включенные в настоящую классификацию, (i) бешеные, (j) бесчисленные, (k) нарисованные очень тонкой кистью из верблюжьей шерсти, (l ) и так далее, (m) только что разбившие кувшин с водой, (n) которые издалека кажутся мухами.
— Цитируется в книге Мишеля Фуко Порядок вещей

Поставьте себя на их место. Это были 1950-е годы. Эпоха организованного человека. Пригородного соответствия. Нуклеарные семьи и ядерные испытания. Для немногих мужчин и женщин того периода, которые идентифицировали себя как защитники природы, современность была жестоким штормом, превратившим дикие реки, леса и ландшафты в обломки промышленного производства.

И тем не менее, в то время как — и потому — природа уничтожалась, американцы наслаждались успехом либерального проекта.Либерализм помог доставить в Америку средний класс.

В течение пяти лет во время войны американцы незаметно подрывали расовые, гендерные и классовые нормы, высвобождая новые формы солидарности между женщинами дома и мужчинами на войне. Но в мгновение ока атомной бомбы все это исчезло. В одно ослепляющее мгновение Америка откатилась к своей прежней мечте и приняла будущее, обещающее безграничное процветание.

американца работали по 40 часов в неделю. Семьям нужен был только один доход.Энергия была обещана как слишком дешевая, чтобы ее измерять. Все было возможно.

И одно слово: пластик.

И Джона Мьюира, и Дэвида Брауэра больше всего помнят за то, что они спасали великие «вещи», находя новые способы продать их политикам и напрямую людям.

Мьюир и ранний Брауэр разработали инновационные формулы для защиты многих из самых красивых мест Америки. Они вдохновили на видение этих вещей, но не на будущее страны. Это была драка на жизненном пути, который они протянули для сохранения.Сосредоточенные так пристально на том, что было и что было потеряно, защитники природы мало что сделали, чтобы рассказать историю о будущем, кроме того, что эти особые места все еще будут существовать.

Мы можем только догадываться, было ли это отсутствие видения американского народа связано с самой темной стороной природоохранной деятельности: его человеконенавистнической ностальгией по «естественному» прошлому, в котором не было людей. У Дэвида Брауэра была немалая антипатия к людям — путешественникам, оставляющим свои крючья на скале, — и это проявилось в его неожиданной антииммиграционной пропаганде.

Обратной стороной знаменитого наблюдения Мьюира о том, что «когда мы пытаемся выделить что-то само по себе, мы обнаруживаем, что оно связано со всем остальным во Вселенной», было его собственное бегство от человеческого сообщества к открытому миру. В клубе «Сьерра» ходит старая притча о том, что Мьюир не любил говорить о политике во время следа. Якобы он надеялся, что его гости увидят, что овцы разрушают Йосемитскую долину, и возьмут на себя обязательство что-то предпринять.

Кто из нас хоть раз не ненавидел все человечество? Кто не хотел разбить радио у своих шумных и пьяных соседей, ночуя в кемпинге, который, как мы отчаянно надеялись, будет «нетронутой дикой природой»? Кто не мечтал о машине времени, чтобы испытать жизнь до телемаркетологов?

В экологах и экологах живут как любовь, так и ненависть к человечеству.Поскольку мизантропия на политическом уровне самоубийственна, она заслуживает того, чтобы оставаться приватной. Но с годами простые американцы почувствовали это, средства массовой информации преувеличили это, и во время весеннего движения за охрану окружающей среды самые проницательные консерваторы увидели возможность использовать это. Айн Рэнд, например, видела в экологах «главный мотив [как] ненависть к достижениям, к разуму, к человеку, к жизни».

В ответ на современность родились два движения: защитники природы взбунтовались, заявив, что нам нужно больше природы, и консерваторы восстали, заявив, что нам нужно больше рынка.

Так и случилось. Идеология, порожденная попытками увидеть человека в природе и природу в человеке, противопоставила природу человеку. Консерваторы были более чем счастливы участвовать в этих усилиях. Идеология, сосредоточенная на взаимосвязи всех вещей, стала идеологией вещей для защитников природы и всех американцев.

Если защита окружающей среды имеет солнечную сторону и темную сторону, сторону взаимозависимости и сторону «вещей», которые отделяют природу от человека, нет никаких сомнений в том, что это вещи, которые американцы научились ассоциировать со словами « окружающая среда»: детеныши тюленей, секвойи, чистый воздух, Йосемити, чистая вода и токсичные отходы.

Некоторые из вещей, о которых их учили не думать, когда они думают об окружающей среде, — это СПИД в Африке, налоговый кодекс, дороги, бездомные, астма, хорошая работа и война в Ираке. Каждая из этих вещей — «экологическая» или нет — лишается американского энвайронментализма и родственной ему идеологии либерализма своей естественной среды обитания, своего контекста и сети своих связей. Это отдельные «проблемы», каждая из которых требует своего движения и экспертов.

Все категории и слова следует понимать как инструменты, а не как символы реальных вещей.Это было простое и неопровержимое утверждение, сделанное Фердинандом де Соссюром почти 50 лет назад на заре семиотического движения. Категории — на самом деле, весь язык — следует оценивать не по их вневременной способности представлять истину, которая, как и вымысел природы, находится «где-то там», а скорее по их способности удовлетворять наши нынешние потребности.

Можно привести разумные доводы в пользу того, что энвайронментализму необходимо было упаковать детенышей тюленей, секвойи, чистый воздух, Йосемити, чистую воду и токсичные отходы под брендом «энвайронментализм», чтобы принять множество законов об охране окружающей среды в 1970-х годах.Но в течение как минимум 20 лет, а может и дольше, основные категорические допущения, лежащие в основе энвайронментализма, препятствовали способности экологического движения рассматривать возможности за пределами экологических границ, которые позволили бы американским прогрессистам более эффективно конкурировать с консерваторами.

Консерваторы, как и защитники окружающей среды, родились как реакция на процветание и отчуждение послевоенной эпохи. Две дороги расходились.

Они выбрали широкий путь, мы выбрали узкий.

«Мы еще не созрели настолько, чтобы думать о себе лишь как о крошечной части огромной и невероятной вселенной. … [Человек] — часть природы, и его война против природы — это неизбежно война против самого себя. Дожди стали инструментом для выведения из атмосферы смертоносных продуктов атомных взрывов».
— Рэйчел Карсон (из радиоинтервью CBS, цитата из некролога New York Times )

В 1962 году Америка провозгласила новый экологический голос.Рэйчел Карсон и Тихая Весна выделялись среди какофонии мужских голосов и их борьбы за красивые вещи.

Silent Spring сначала был отвергнут крупными нью-йоркскими издательствами, опасавшимися потерять рекламу пищевых и химических компаний. Журнал «Нью-Йоркер » все равно пошел на риск. Слава Богу тогда и сейчас за The New Yorker .

Трудно представить, насколько противоречащим здравому смыслу был ее тезис в то время.Вместо того, чтобы защитить себя химикатами, они отравили нас. Карсон, который был одним из первых, кто показал записи дельфинов и китов для публики, бросил вызов предположениям, лежащим в основе как индустриальной, так и природоохранной современности.

Ее описание того, как мы постоянно меняли себя и мир вокруг нас — саму «нашу» природу, — более чем на четверть века предвосхищало тезис шедевра Билла Маккиббена о том, что глобальное потепление принесло Конец Природы.«В этом теперь повсеместном загрязнении окружающей среды химические вещества являются зловещими и малоизвестными партнерами радиации в изменении самой природы мира — самой природы его жизни».

Повествовательный вызов

Карсона послевоенной Америке был настолько интеллектуальным и морально последовательным, что, оглядываясь назад, радикальный режим регулирования, вдохновленный «Безмолвной весной», кажется неизбежным. Подобно Мьюиру и Брауэру до нее, стратегия Карсон заключалась в том, чтобы разбудить спящую публику, противопоставив сон настоящего кошмару будущего.Она предложила набор решений, но, как и у Мьюира и раннего Брауэра, ни одно из них не соответствовало видению страны. И все были оформлены в негативе — мир без пестицидов, без убийственных веществ. Она сформулировала свои решения вокруг исправлений технической политики по регулированию этого яда и остановке этого загрязняющего вещества, без пользы для повествования, основанного на основных американских ценностях.

Отсутствие истории о будущем Америки было слабой изнанкой нормативной парадигмы, которая предоставила политическую возможность для правых хищников, выступающих против окружающей среды.

Усилия по борьбе с загрязнением — от «командования и контроля» до «загрязнитель платит» — шли вразрез с текущими устремлениями американской культуры. Реализация регуляторной повестки дня требовала сильной руки государства, и в блестящем приеме дзюдо правые постепенно превратили этот юридический недостаток в возможность для связей с общественностью.

Экономические фундаменталисты осторожно воспользуются антиэтатистскими ценностями Америки и медленно, но верно, через паутину аналитических центров и стратегических инициатив, нападут на защиту окружающей среды в том же духе, что они нападали на позитивные действия, защиту прав потребителей и однополые браки как на тиранические посягательство на наши свободы со стороны элитарных судей-активистов.В процессе правые будут вызывать в воображении старые диадические призраки человека против природы, постепенно натурализуя и смешивая понятие Адама Смита о «невидимой руке» рынка с работой Бога — заклинание, которое будет подхвачено Джеймсом Уаттом. десятилетие спустя.

Рэйчел Карсон умерла от рака всего через два года после публикации «Безмолвной весны», положившей конец весеннему периоду экологического движения.

Мало кто не согласится с тем, что 1964 год также ознаменовал собой начало конца традиционного американского консерватизма.Его мрачным жнецом стал кандидат в президенты от республиканцев, наглый Барри Голдуотер, который в 1964 году потерпел сокрушительное поражение на выборах. Барри «экстремизм в защиту свободы — это не порок» Голдуотер был похоронен Линдоном Джонсоном, набрав всего 27 миллионов голосов против эмблемы либерализма большого правительства с 43 миллионами.

Поражение Голдуотера еще больше изолировало консерваторов от американского мейнстрима и стало началом конца позиции Республиканской партии в пользу расовой интеграции, которая привела в движение перестройку американской политики вокруг расы, так что ровно 40 лет спустя красная Америка выглядит тревожно похожей на старая конфедерация.

То, что в 1964 году выглядело как захоронение Голдуотера, которое мы видим сейчас, на самом деле было захоронением умирающего республиканства.

Сорок лет назад консерваторы выглядели мрачно. Их дебаты о консерватизме предвосхитили наши сегодняшние дебаты о либерализме. Должны ли консерваторы умерить свои взгляды и стать демократами? Должны ли они принять более добрый и мягкий Новый курс? Или им нужно было объявить о смерти консерватизма, чтобы создать неоконсервативное движение? Как и сегодняшние либералы, консерваторы ломали руки над этими дебатами, опасаясь, что «круговые расстрелы» приведут к постоянному статусу меньшинства.

Для истинных сторонников Голдуотера урок выборов 1964 года заключался в том, что им нужно было стать интеллектуально и морально последовательными, прежде чем они смогут снова начать побеждать. Британские репортеры Джон Миклетвейт и Адриан Вулдридж в своем развернутом портрете американских правых «Правая нация » отметили, что:

«В 1960 году кампания Никсона привлекла менее 50 000 индивидуальных участников; Голдуотер привлек 650 000 человек. Голдуотер прошел на свои обреченные выборы с 3.9 миллионов партийных добровольцев, вдвое больше, чем работало у Джонсона. … Голдуотер укрепил отношения между консервативными пехотинцами и консервативными интеллектуалами. … Речь Голдуотера была написана … одним из первых учеников Лео Штрауса. National Review поддержал его, как и Айн Рэнд… Уильям Баруди превратил Американский институт предпринимательства в мозговой трест Голдуотера, убедив… Милтона Фридмана, Роберта Борка, Уильяма Ренквиста и зловещего Уоррена Наттера записаться в армию Голдуотера.

Так и случилось, что современный американский энвайронментализм зародился в ту же эпоху, когда умер традиционный американский консерватизм. Он стал основой общепринятой точки зрения: американский консерватизм со всей своей голубокровностью, интеграционизмом и подогретым новым курсизмом должен был умереть, чтобы могло появиться что-то более живое, более последовательное и более мощное. Родился.

Никто, даже футуристическая Айн Рэнд, не мог предсказать, что всего четыре года спустя Никсон победит благодаря южной стратегии, направленной на победу над белыми, боящимися интеграции, или что 16 лет спустя Рейган изменит американскую политику под руководством невидимой руки «Наследие», или что 36 лет спустя республиканцы захватят все три ветви власти в апокалиптической ярости, включая гонения геев дома и войну на Ближнем Востоке, или что либералы потерпят поражение почти на всех фронтах одновременно: защита окружающей среды, образование , СПИД, война, налоги, социальные программы и права геев.

Сегодня Барри Голдуотер — со всеми его грубыми и обреченными на провал выходками — действительно ушел, но его дух живет в тщательно вылепленном и тщательно прописанном образе… Джорджа Буша-младшего.

Лето: 1964 – 1978

В прошлом году, 6 сентября, я держал Лин за руку, когда мы приветствовали появление Милы на свет. Это был самый невероятный момент в моей жизни.

Мы с Лин решили попробовать естественные роды — роды без эпидуральных препаратов. Итак, мы записались в класс по методу Брэдли и провели 13 недель интенсивных занятий по анатомии и обезболиванию, а также бесконечные видеоролики о родах в других культурах.

Меня поразило то, как разные культуры относятся к родам, и то, как Америка развивается в новую культуру родовспоможения, где женщины контролируют больше, чем врачи, и с растущим уважением к священной природе родов. Но это было нелегко. Мой отец, врач, смог присутствовать при моем рождении благодаря своему медицинскому образованию, но добросовестные отцы по всей стране в то время были вынуждены опротестовать свое изгнание из больничных родов, приковав себя наручниками к кроватям своих жен, чтобы они могли там, как их ребенок вошел в мир.

Сто лет назад большинство американских родов происходило дома; 40 лет назад большинство лежало в больнице. Сегодня у женщин есть выбор.

Эволюция происходит семимильными шагами. В мгновение ока у наших предков появились противопоставленные большие пальцы.

Найлс Элдридж и Стивен Дж. Гулд ввели термин «прерывистое равновесие» или «панк-эк», как называют его биологи-эволюционисты, как теорию эволюции, которая постулирует, что изменения могут происходить очень быстро, с длительными периодами незначительных изменений между ними. .

Печаль, которую я испытываю, принимая смерть энвайронментализма, смягчается скоростью, с которой он сформировался, и осознанием того, что мы сформируем следующее прогрессивное движение еще быстрее.

Год был 1970. Год последнего альбома Битлз и смерти Джими Хендрикса.

Денис Хейс был идеалистичным 19-летним студентом Гарварда, который услышал призыв сенатора от Висконсина Гейлорда Нельсона создать общенациональное учение о судьбе планеты. По его собственному признанию, он не был болтливым.Но он потратил шесть месяцев на распространение информации. Для тех из нас, кто забыл, какими были вещи до интернета, это означало старомодный метод путешествий, разговоров и облизывания марок для отправки писем.

И вот настал день.

22 апреля 20 миллионов американцев отметили первый День Земли. Это был один из каждых 10 американцев. Они собирались в парках и школах, читали Рэйчел Карсон и Джона Мьюира и требовали более чистого неба и воздуха. Они атаковали пустоту материализма, закопав машину.Это была заря нового узкого движения.

23 апреля Денис мог превратить эти 20 миллионов человек во взаимосвязанное прогрессивное движение, которое переделало либеральный проект. Он мечтал принести человечеству практику экологии — изучение взаимозависимости.

Но мир нападал на движение «День Земли» за недостаточное знание науки — и, конечно же, среди первых организаторов не было ни одного химика. Они чувствовали, что у них нет необходимой базы знаний.Это темная сторона успеха Рэйчел Карсон.

Именно в этот момент технократы и лоббисты взяли бразды правления экологическим движением.

Представьте, что вы находитесь на необитаемом острове с королем-деспотом. Еды много, но люди голодны. Воды много, но она тратится впустую. Что вам нужно? Химик?

Вместо повествования для Америки, вместо видения, мы готовились к максимально допустимым ежедневным нагрузкам ядохимикатов.

Через десять дней после первого Дня Земли США вторглись в Камбоджу. Две недели спустя произошла трагедия в штате Кент, и эти 20 миллионов целеустремленных активистов, не найдя этого видения взаимозависимости, присоединились к антивоенному движению или вернулись к своей занятой жизни.

Экологическое движение достигло наибольшего успеха в следующем десятилетии — Закон о чистом воздухе, Закон о чистой воде, Закон об исчезающих видах, Агентство по охране окружающей среды.

Это было до того, как у нас появились сотни лоббистов, экспертов по коммуникациям и политиков.Это было до того, как мы оплатили членство миллионам людей. Идея очистить задымленное небо и очистить воду была мощной, непосредственной и достижимой. Это было сделано. И все же этого недостаточно.

Майкл Шелленбергер и Тед Нордхаус написали следующее в своей основополагающей статье Смерть защиты окружающей среды :

«Стратегическая структура разработки экологической политики, состоящая из трех частей, не изменилась за 40 лет: во-первых, определить проблему (например, глобальное потепление) как «экологическую».Во-вторых, придумайте техническое средство (например, ограничение и торговля). В-третьих, продайте техническое предложение законодателям с помощью различных тактик, таких как лоббирование, сторонние союзники, исследовательские отчеты, реклама и связи с общественностью».

К двухсотлетию Америки этот вид защиты окружающей среды восторжествовал. Теперь была введена всеобъемлющая защита, и внимание теперь было сосредоточено как на реализации через суды, так и на новом законодательстве в Конгрессе.

Эти политические реформы отразили трансформацию социальных ценностей в культуру.Удовлетворив свои основные потребности, американцы из среднего класса становились теми, кого социологи назвали «постматериалистами», одновременно стремясь к большему досугу и более глубокому удовлетворению, которое освободило бы их от политической суматохи 60-х годов. Социолог Дентон Моррисон полагает, что энвайронментализм «стал чем-то вроде облегчения для избитой движением белой Америки среднего класса и ее представителей во властных структурах». Экологичность утешала комфортом.

Большинство защитников окружающей среды сегодня считают разросшиеся пригороды антитезой умному росту, но для миллионов американцев они олицетворяли более чистый воздух, более тихое и зеленое пространство и в целом более здоровый образ жизни.

Поддержка защиты окружающей среды с 70-х годов была общеизвестно неглубокой. Сегодня примерно три четверти всех американцев идентифицируют себя как защитники окружающей среды или обещают поддерживать экологические цели и законы. В то же время экологические проблемы, в том числе разрекламированная движением категория «чистый воздух/чистая вода», редко попадают в первую десятку вопросов, о которых избиратели беспокоятся больше всего.

Экологические лидеры открыто признают, что их «проблема» — то, что мы называем «окружающей средой» — не является главным приоритетом для американцев.Когда приходится выбирать между двумя кандидатами, забота об окружающей среде редко становится решающим фактором. Это было особенно заметно в предвыборной кампании, предшествовавшей ноябрьским выборам. Лишь несколько организаций даже вышли на политическую арену. Я не решаюсь их критиковать, потому что экологические группы, которые остаются вне политики и верят, что можно спасти окружающую среду, пока одна политическая партия объявляет ей войну, действительно находятся в стране лотосов.

Более политические экологические группы потратили десятки миллионов долларов на телевизионную рекламу и массовую мобилизацию.Однако они мало повлияли на исход выборов. Почему? Они в основном сосредоточились на своих «проблемах», а не на методах, которые имели бы больший эффект. Национальная стрелковая ассоциация, например, разместила рекламу в округах штата Колорадо, выступающих за контроль над оружием, по вопросу о налогах.

Урок, который многие экологические лидеры извлекли из выборов, состоит в том, что мы должны говорить громче и бороться жестче – теми же словами и теми же инструментами.

Не согласен. Вместо этого я присоединяюсь к аксиоме философа Ричарда Рорти о том, что «талант говорить по-другому, а не хорошо аргументировать, является главным инструментом культурных изменений.

Урок, который нужно усвоить, таков. Ментальная модель 60-х и 70-х годов, какой бы старой она ни была, по-прежнему остается доминирующим образом мышления, по крайней мере, для самых крупных и влиятельных экологических групп Америки.

Размышляя о смерти энвайронментализма, мы должны задаться вопросом: что следует похоронить, а что сохранить?

Современный мир предложил нам набор иерархий: люди над природой, мужчины над женщинами, здоровые над больными, разум над эмоциями, дух над телом, человек над животными и так далее.Крайние формы энвайронментализма перевернули условия, так что природа оказалась впереди человека, в то время как более умеренные энвайронментализмы установили условия на равных основаниях. И инверсия, и уравнивание этих терминов сделали важную работу, бросив вызов современной индустриальной цивилизации. Теперь, я полагаю, американские прогрессивисты готовы сделать следующий шаг и выйти за пределы этих бинарностей и этого способа рассуждения в целом.

Сегодня мой тезис таков: способность защиты окружающей среды как языка, идеологии, набора практик и сети институтов не может справиться с самыми насущными экологическими проблемами, стоящими перед планетой, потому что она так тесно связана с рациональностью. что сводит наши миры к такого рода диадам.В тот момент, когда мы освобождаемся от этого современного способа мышления, создавая новый язык, новый набор стратегических инициатив, новый набор институтов и новую метрику для оценки нашего успеха, мы перестаем быть «защитниками окружающей среды» в любом значимом смысле. срока и открыть себя для возможности стать прогрессивными американцами.

Что же тогда можно позаимствовать из прошлого энвайронментализма? Есть ли способ назвать мир, не отделяя себя от него? Я считаю, что если бы он был жив сегодня, Торо был бы первым в очереди, кто подписался бы на создание языка и движения, более подходящего для эпохи.Он не будет одинок в столярах из прошлого. Альдо Леопольд, основатель Общества дикой природы, описал свою земельную этику как способ изменить «роль Homo sapiens из завоевателя земельного сообщества в простого члена и гражданина».

Брауэр тоже будет здесь — по крайней мере, та его часть, которая привержена концепции «Не человек отдельно» от его любимого поэта Робинсона Джефферса:

Величайшая красота органическая целостность,
целостность жизни и вещей,
божественная красота вселенной.
Люби это, а не человека, кроме этого.

Ирония в том, что сегодня эти слова могли бы совершенно бесспорно появиться на лицевой стороне любой поздравительной открытки, связанной с окружающей средой. И мы, конечно, делаем достаточно поздравительных открыток и календарей.

Общепринятая эко-мудрость заключается в том, что «Мы. Являются. Все. Один.» И все же концепция взаимосвязанности в рамках господствующей экологической политики сегодня является всего лишь причудливым пережитком, как старый кубок Sierra Club.

Достаточно просто деконструировать понятие «окружающая среда»: если люди являются частью окружающей среды, то как могут одни человеческие проблемы быть «экологическими», а другие — нет?

Это основной момент для рассмотрения.Будет легче привнести дух взаимосвязанности в прогрессивизм, чем внедрить его в популярное понимание энвайронментализма. Наши благие намерения, энергия, любовь, сострадание и сила будут продолжать истощаться, пока мы остаемся в ловушке этой устаревшей идентичности.

Экологи не одиноки в своей приверженности идентичности, отличной от прогрессивизма. У каждого из особых интересов либерализма есть свои эксперты, свои профессионалы, свои лоббисты, свои юристы, свои спонсоры, свои списки рассылки и свой журналистский ритм.Чем больше каждый из них борется за то, чтобы утвердить себя «над политикой», тем больше каждый укрепляет свой статус особого интереса. Стремясь различать категории интересов, каждая группа искоса смотрит на другую, как будто любая ассоциация — любая взаимосвязь — с другими прогрессистами ослабит их особую силу.

Некоторые из нас могут протестовать против этого описания. Разве мы все не объединились, чтобы бороться с Бушем? Действительно, мы сделали. Мы все были против Буша.

Сколько здесь людей работало на кандидата в президенты Керри?

Но для чего мы все были? «Кто угодно, только не Буш.Это был лозунг, заменяющий общее видение.

Без видения и набора ценностей, которые нас объединяют, мы показали наши особые цвета. Мы разделили нашу страну на демографические группы — «молодежь», «одинокие женщины», «латиноамериканцы» — и стремились выделить их через заезженные тематические категории — «окружающая среда», «выбор» и «здравоохранение». ”

Мы не рассказывали общей истории о нашем прошлом и не создавали прогрессивного образа нашего будущего. После разгрома демократов в 2002 году лидер меньшинства в Палате представителей Нэнси Пелоси заявила: «Демократы больше никогда не будут участвовать в выборах, на которых избиратели не знают, за что мы выступаем», и тем не менее именно это демократы и сделали в 2004 году.

Друг недавно спросил: «Почему смерть защиты окружающей среды? Разве вы не можете просто назвать это «эволюцией» защиты окружающей среды?»

Для многих на западе смерть стала кодом «плохого», потому что она означает конец. Но представление о смерти как о конце было чуждо большинству коренных народов мира. Для многих смерть была и остается путешествием, а не концом, требующим мудрости и силы в тот момент, когда мы обнажены и уязвимы, как при рождении. Жить без смерти так же невозможно, как и существовать вне среды.

Мы не сможем развиваться, пока не преодолеем отрицание смерти защиты окружающей среды.

Осень: 1978 – 1990

Когда мне было восемь лет, я сделал свой первый набег на экологическую политику, распространив среди своих одноклассников петицию с просьбой к президенту Рейгану уволить его религиозно настроенного против окружающей среды министра внутренних дел Джеймса Уотта.

Высокий, худощавый, одетый в одежду гробовщика, Уотт был темным ангелом из будущего, несущим мрачное послание защите окружающей среды.Он появился у нашего порога с сообщением, которое мы, защитники окружающей среды, ослепленные уверенностью в нашей силе на местах и ​​в Конгрессе, не могли услышать.

Годами ранее Уатт основал Юридический фонд горных штатов с намерением помочь корпорациям избежать соблюдения законов об охране окружающей среды. Но в процессе Уатт и его коллеги помогли разработать консервативную антиэкологическую идеологию. Как и его коллеги-экологи, Уатт использовал мифологию Просвещения, чтобы противопоставить якобы «естественный» рынок «неестественным» законам человека.

Уатт был и христианином, и экономическим фундаменталистом. Он выступал против сохранения, потому что «я не знаю, на сколько будущих поколений мы можем рассчитывать до возвращения Господа. … После того, как будет срублено последнее дерево, Христос вернется». [Примечание редактора: эта цитата Уатта была поставлена ​​под сомнение. Мы не можем подтвердить, что Уатт когда-либо делал такое заявление.]

В то время его повсеместно считали чудаком, и экологическое движение со своими союзниками в Конгрессе сделало все возможное, чтобы добиться его отставки.В конце концов, именно его голдуотерское отсутствие приличий, а не его антиэкологический подход, довело его до конца.

Волна возмущения захлестнула Ватта после того, как он высказался против разрешения радикальной, грешной группе петь на мероприятии в честь Четвертого июля на Национальной аллее. Кто были эти сатанинские души? Пляжные мальчики. Затем Ватт решил попытаться спасти себя, пытаясь быть политкорректным. Он хвастался, что в его консультативную группу входят «черный… женщина, два еврея и калека.

Ватт подал в отставку 8 ноября 1983 года.

Ватта давно нет, но его идеи живы и здоровы. Новая улучшенная модель этого робота — министр внутренних дел администрации Буша Гейл Нортон. Она была изготовлена ​​на заводе Юридического фонда горных штатов. Одетая в джинсы, улыбающаяся, подруга детей и маленьких животных, она следует всем мечтам Уоттса, не обращая внимания на его острые углы. Она киборг нового поколения. Джеймс Уатт все еще здесь.

Ватт был знамением грядущего, но мы, экологи, при всей нашей уверенности, не могли этого понять.Уатт все еще разбирался с изъянами в своей идеологической операционной системе, но все признаки зарождающейся согласованности были налицо. Он сказал Конгрессу, что «неспособность узнать наш потенциал, провести инвентаризацию наших ресурсов, преднамеренно запрещая надлежащий доступ к необходимым ресурсам, ограничивает эту нацию, обрекает нас на нехватку и наносит ущерб нашему праву как народу мечтать о героических мечтах».

Слушай внимательно. Ватт пытался не просто произносить нужные слова; он пытался проникнуть в более глубокую мифологию об американской мечте и наших глубоко укоренившихся представлениях об индивидуальной свободе.Он бросал плот в поток вдохновенной американской культуры.

Уатт создал новое учреждение, Юридический фонд горных штатов, чтобы разработать свои представления о правах частной собственности, защите окружающей среды и законе не абстрактно или академически, а скорее посредством рефлексивной практики реальной борьбы с экологическими проблемами. власть. В первый год своего существования Фонд получил финансирование от более чем 175 корпораций. Джозеф Курс, наследник пива, стал соучредителем Фонда и председателем правления.Курс сыграл важную роль в сплочении Фонда с остальным консервативным движением.

Сегодня, когда вы нажимаете на раздел миссии на веб-сайте Фонда, появляется одно из самых четких заявлений об организационных ценностях, которое вы где-либо найдете:

  • Индивидуальная свобода
  • Право владения и пользования имуществом
  • Ограниченное и этичное правительство
  • Система свободного предпринимательства

Эти слова придают особый блеск американским ценностям, но никто не может отрицать, что они являются американскими ценностями, такими же старыми, как те, которые определил де Токвиль в «Демократии в Америке».

Среди историков давно ведутся споры о том, что было основной движущей силой испанского колониализма в Америке: была ли им движима жадность в поисках золота, рабов, специй и материальных благ? Или это было вызвано миссионерским побуждением обратить язычников в христиан?

Я не могу говорить о мотивах Уатта, но я подозреваю, что они были связаны больше с религиозными убеждениями — неотделимыми от его экономических убеждений — и его стремлением к власти, чем с его стремлением к богатству.То же самое можно сказать и о многих сегодняшних консервативных лидерах. Антиналоговый стратег Гровер Норквист, чье собственное толкование американской мечты состоит в том, чтобы «сжать правительство до размеров, позволяющих утопить его в ванне», как сообщается, живет скромно, как Надер.

Верите ли вы в то, что бренд ценностей консерваторов — «моральные ценности» — сыграл роль в переизбрании Джорджа Буша-младшего, нет никаких сомнений в том, что Уатт высвободил творческую синергию между религиозным и экономическим фундаментализмом, чтобы оба лагеря могли рассматривают защиту окружающей среды как препятствие на пути прогресса.

Этот темный ангел послал нам сообщение, но мы его не услышали. Его послание было таким: мы готовимся сражаться и побеждать в войне идей. У вас может быть больше союзников в Конгрессе. У вас может быть более популярная поддержка. Но мы намерены перехитрить вас.

Именно это они и сделали.

Именно тогда, во время падения экологического движения, с 1978 по 1990 год, мы начали проигрывать войну идей. Мы думали, что у нас есть полное решение: больше сохранения и больше регулирования.Но нас обошли с фланга Уотт и его соратники справа, которые наполнили корпоративный антиэкологический подход антиэтатистской и популистской энергией.

Этот навык, с которым правые смогли использовать равные браки для геев и лесбиянок, безопасность оружия, права материнства и религию в школах как способ использовать антиэлитарные ценности в красных государственных культурах, был хорошо задокументирован, совсем недавно Томом Фрэнк в Что случилось с Канзасом . Гораздо меньше упоминается об успехе неоваттистов в росте антиэкологических настроений в культуре, даже в годы правления президента Клинтона, якобы выступавшего за защиту окружающей среды.

Согласно опросу 2500 американцев, проведенному исследовательской фирмой Environics, число американцев, согласных с утверждением «Чтобы сохранить рабочие места людей в этой стране, мы должны мириться с более высоким уровнем загрязнения в будущем», увеличилось с 17 процентов до в 1996 году до 27 процентов в 2004 году. Число американцев, согласившихся с тем, что «большинство людей, активно участвующих в экологических группах, являются экстремистами, а не разумными людьми», подскочило с 32 процентов в 1996 году до 43 процентов в 2004 году.

И еще раз, для руководства экологического движения эти цифры являются еще одним доказательством того, что нам нужен мегафон побольше, а не, например, новый способ выразить чаяния американского народа.

В 1969 году Элизабет Кюблер-Росс прославилась своим анализом стадий, через которые обычно проходят люди, узнав о своей надвигающейся смерти. Первая стадия — это, как известно, отрицание. Наша просуществовала более 20 лет. Пора переходить к гневу.

Зима: 1990 – 2004

«Картина Клее под названием «Ангелус Новус» изображает ангела, выглядящего так, будто он вот-вот отойдет от чего-то, что он пристально созерцает. Его глаза смотрят, его рот открыт, его крылья расправлены. Так изображают ангела истории. Его лицо обращено к прошлому. Там, где мы видим цепь событий, он видит одну-единственную катастрофу, которая продолжает нагромождать обломки и швырять их к его ногам. Ангел хотел бы остаться, разбудить мертвых и восстановить разрушенное.Но буря дует из рая; она застряла в его крыльях с такой силой, что ангел уже не может их сомкнуть. Буря неудержимо несет его в будущее, к которому он повернут спиной, а груда обломков перед ним растет ввысь. Этот шторм и есть то, что мы называем прогрессом».
— Вальтер Бенджамин

Я выступал в сотнях колледжей и средних школ и начал свою речь так:

[поет] Если вы счастливы и знаете это, хлопайте в ладоши

Затем я бы описал, как защитники окружающей среды всегда такие грустные, хандрят, будто скоро наступит конец света, и что нам нужно быть более оптимистичными из-за наших прошлых успехов.Мы вернули белоголового орлана. Мы помогли очистить небо над Лос-Анджелесом. Мы защитили миллионы акров дикой природы.

Но та печаль, которую я видел, была реальной — и я высокомерно думала, что это из-за того, что ученики не знали фактов. Правда в том, что все эти студенты знали, что защита окружающей среды их подводит, и надеялись, что этот юноша покажет им что-то новое. Вместо этого я рассказывал им анекдоты и пел им песни. Я был похож на работника хосписа, пытающегося сделать последние дни защиты окружающей среды максимально безболезненными.

Это мое соучастие в отрицании смерти энвайронментализма.

Теперь приготовьтесь. Следующая часть будет еще темнее.

Если мы сможем признать свои страхи, не будучи поглощенными ими, мы выживем и будем процветать в посткризисном мире, столь же прекрасном, как и все, что мы пытались сделать за 200 000 лет существования нашего вида.

Я провел половину своей жизни в этой долгой, темной и холодной зиме. Я верю, что это закончится только тогда, когда мы признаем, что часть нас самих — прекрасная, сильная и фантастическая часть нас самих — умерла в нем.

Обломки, которым я хочу уделить больше всего внимания, — это глобальное потепление, поскольку оно буквально и фигурально, физически и концептуально радикально меняет наш мир и нас самих.

Давайте рассмотрим отчет «Сценарий резкого изменения климата», авторами которого являются Питер Шварц и Дуг Рэндалл.

Ни один американский читатель не может не вспомнить еще один экстремальный сценарий, предсказанный заранее многими из тех же людей, которые первыми подняли тревогу по поводу глобального потепления. Как и в случае с глобальным потеплением, те, кто предсказал 11 сентября, оказались проигнорированы.

До событий 11 сентября идея об уничтожении террористами обоих зданий Всемирного торгового центра для большинства людей считалась «немыслимой». Вот «немыслимый» сценарий глобального потепления:

.

Глобальное потепление будет продолжать вызывать таяние льдов на полюсах Земли, что приведет к перемещению Гольфстрима на несколько тысяч миль к югу, что снизит на пять градусов среднюю температуру в Европе и большей части Северной Америки за 10 лет или меньше.

Глобальное потепление, согласно этому сценарию, станет спусковым крючком для северного похолодания.У нас могут быть более холодные зимы и меньше дождей, что приведет к тому, что ученые называют «мегазасухой» — не только на юго-западе, но также на Среднем Западе и в Центральной долине Калифорнии, житнице Америки.

Это может быть похоже на пылевой котёл 1930-х годов, говорят Шварц и Рэндалл, но намного хуже, потому что пылевой котёл был смягчен запасами подземных вод, которых сегодня больше не существует. Мы испытаем массовую миграцию на север из Мексики.

Между тем, это резкое изменение климата вызовет серию чудовищных ураганов и наводнений в Центральной Америке и Карибском бассейне, в результате чего 2000 гаитян, погибших в сентябре в результате одного шторма, покажутся незначительным событием.

Наша страна может столкнуться с двумя миграционными кризисами одновременно. Мы должны были бы решить, остановить ли этих беженцев, фактически оставив их умирать, или привести их к более безопасным берегам.

Авторы пишут: «Поскольку из-за резкого изменения климата наступают голод, болезни и связанные с погодой стихийные бедствия, потребности многих стран превысят их пропускную способность. Это создаст чувство отчаяния, которое, вероятно, приведет к наступательной агрессии, чтобы восстановить равновесие».

«Представьте себе Пакистан, Индию и Китай — все они вооружены ядерным оружием — устраивают стычки на своих границах из-за беженцев, доступа к общим рекам и пахотным землям.…» Ядерные государства становятся ядерными из-за еды, воды и космоса.

И все это только в Северном полушарии. У меня нет ни времени, ни смелости, чтобы рассказать вам, что, по словам авторов, произойдет с южной половиной планеты.

Итак, кто заказал этот кошмар, эту фантазию? Какой либеральный мозговой центр? Какой великий защитник окружающей среды?

Пентагон. Пентагон Дональда Рамсфелда.

Понимание экологическим движением глобального потепления отражает его понимание других экологических проблем, если не по степени, то по крайней мере по типу.

Лидеры крупнейших американских экологических организаций — люди, которые решают, как формулировать экологические проблемы в прессе и какие политические решения предлагать, — считают, что выигрышная стратегия — рассматривать глобальное потепление как проблему загрязнения. Заставьте загрязнителей платить, рассуждают они, и покажите общественности, насколько грязный воздух и глобальное потепление являются проблемами общественного здравоохранения. Это, по их словам, повысит значимость проблемы и создаст больше поддержки для ее решения.

Идея представить глобальное потепление как проблему общественного здравоохранения так же стара, как Рэйчел Карсон.Это был подход, который отлично сработал для принятия Закона о чистом воздухе и поправок к нему. Сегодня он с треском проваливается. После десятилетия представления глобального потепления как проблемы загрязнения и будущих бедствий мы оказались в более слабом положении, чем были в начале.

Экологическое движение провело большую часть последних 20 лет, публикуя последние научные данные и участвуя в дебатах о том, реально ли глобальное потепление, вызвано ли оно сжиганием ископаемого топлива и нужно ли с этим что-то делать.Эти дебаты продолжались слишком долго и в конечном итоге разожгли скептицизм, который защитники окружающей среды преувеличивали. Индустрия ископаемого топлива использовала дебаты как предлог, чтобы отложить принятие мер.

Столкнувшись с этой политической реальностью, большинство моих коллег взяли на себя обязательство лучше спорить, кричать громче и организовывать больше людей. Но никакие связи с общественностью или организация на низовом уровне не переместят такие проблемы, как глобальное потепление, в список проблем, о которых беспокоятся американцы. Проблема не в нашей неспособности общаться.

Разочарованный неспособностью защитников окружающей среды проникнуть в общественное сознание, фонд Теда Тернера выделил Сьюзан Бейлс и Институту FrameWorks несколько сотен тысяч долларов на проведение серии фокус-групп, опросов и интервью с американцами о глобальном потеплении. Результатом стало руководство «Разговоры о глобальном потеплении», которым пользовались многие, если не большинство крупных организаций, занимающихся глобальным потеплением.

FrameWorks пришел к выводу, что кошмарные сценарии глобального потепления, о которых рассказывали защитники окружающей среды — такие, как тот, который я изложил выше, — настолько пугают и отталкивают простых американцев, что они отказываются от участия.Она обнаружила, что чем больше вы пугаете людей глобальным потеплением, тем больше они хотят покупать внедорожники, чтобы защитить себя. Миниатюрные арки.

FrameWorks также пришел к выводу, что общественность не понимает, что такое глобальное потепление. Чтобы помочь им лучше понять это, FrameWorks рекомендовал использовать метафоры. Назовите это «теплопоглощающим одеялом», предложили они.

Не все лингвисты согласны. Когнитивный ученый из Беркли Джордж Лакофф, который сегодня здесь с нами, отмечает, что мы не должны называть это «глобальным потеплением», потому что потепление звучит красиво — я полагаю, то же самое можно сказать и об одеялах.Лакофф также возражает против того, что защитники окружающей среды часто настаивают на том, чтобы они никого не критиковали, поскольку критика отталкивает простых американцев, особенно колеблющихся избирателей. Это было то же самое рассуждение, которое использовал советник Керри Боб Шрум, чтобы оправдать свое роковое решение не реагировать на атаки Swift Boat в августе.

Сьюзан Бэйлз из FrameWorks по-прежнему может понравиться. Она подняла две известные детские книги, «Маленький цыпленок» и «Маленький паровозик, который мог», и спросила аудиторию, что они хотели бы использовать в качестве повествования о глобальном потеплении.

Моя проблема с исследованием FrameWorks и всеми попытками переименовать или переосмыслить глобальное потепление заключается в том, что ни одно из них не противоречит основному предположению, что глобальное потепление — это экологическая проблема, которую можно решить, только говоря о глобальном потеплении. Запомните название справочной книги «Говоря о глобальном потеплении».

Что, если мы перестанем определять глобальное потепление как экологическую проблему и вместо этого будем говорить об экономических возможностях, которые оно создаст?

В начале своего выступления я упомянул, что в последние годы своей жизни Дэвид Брауэр начал излагать свое видение восстановления Америки не из-за каких-то искаженных попыток избежать слов «глобальное потепление», а скорее потому, что его привлекало видение и начал видеть, что аудитория простых американцев также была привлечена к нему.

После десяти лет работы над этой проблемой я пришел к выводу, что наше спасение зависит не от нашей способности шокировать, а скорее от способности вдохновлять.

Я не решаюсь предложить какие-либо потенциальные решения сегодня вечером, потому что считаю, что нам нужно коллективно переосмыслить почти все, что касается наших институтов, прежде чем мы перейдем к действиям. Но давайте рассмотрим проект «Аполлон» как возможность нового подхода.

Призыв к новому проекту «Аполлон» для обеспечения рабочих мест и энергетической независимости — это политическое решение проблемы глобального потепления, которое пытается отойти от современного экологического мышления.Идея проста: инвестировать огромные суммы государственного и частного капитала в нашу инфраструктуру экологически чистой энергии, создав миллионы новых рабочих мест в Америке, покончив с нашей зависимостью от иностранной нефти и уменьшив наш вклад в глобальное потепление. Мы можем следовать модели оригинального проекта «Аполлон», чтобы добраться до Луны, или тому, как строились автомагистрали, или поддерживалась разработка микрочипов, или создавался Интернет.

Мы попытались определить видение ценностей процветания, свободы и возможностей, а также экологического восстановления и взаимозависимости, исходя из убеждения, что это видение больше приветствует американский народ, бизнес и профсоюзы, чем больше разговоров о « загрязнитель платит», «эффективность использования топлива» и «углеродные ограничения».

Этот тип мышления меньше всего находит отклик у руководителей крупнейших американских экологических организаций и больше всего у простых американцев.

Неудивительно, что общественность не хочет слышать правду о глобальном потеплении: никто не предлагает ей видения будущего, соответствующего масштабу проблемы.

В 2003 году в Эри, штат Пенсильвания, и Акрон, штат Огайо, Аполлон Альянс провел фокус-группы среди неопределившихся, представителей рабочего класса, колеблющихся избирателей — тех самых людей, которые определят исход выборов 2004 года.Мне посчастливилось наблюдать за фокус-группами с другой стороны одностороннего зеркала.

Вместо того, чтобы начинать фокус-группы, спрашивая людей, что они думают о глобальном потеплении, наш социолог Тед Нордхаус просто спросил их, как идут дела. Этот открытый вопрос неизменно приводил к тому, что участники фокус-групп описывали крах местной экономики. Они перечисляли в удручающих подробностях закрытие заводов Hoover Vacuum и Timken Ball-bearing; уехал в Мексику. Они объяснили, что рабочие места, которые были созданы после них — в основном рабочие места в сфере услуг в таких местах, как Wal-Mart, — оплачивались вдвое меньше и не предлагали никаких медицинских или пенсионных пособий.Многие говорили, что работают на двух работах, чтобы свести концы с концами.

Затем мы спросили их, что они думают об идее крупной федеральной инвестиционной программы для ускорения перехода Америки к экономике экологически чистой энергии будущего: исследования и разработки, производство ветряных турбин и солнечной энергии, энергоэффективность. Нам не нужно было доказывать им, что такая программа окупится; они знали, что это произойдет интуитивно. Разве аналогичная программа не имела успеха в послевоенное время? Конечно, было.

То, что раньше было комнатой, полной усталых и полудепрессивных рабочих, всего за 20 минут превратилось в комнату, полную возбужденных, оптимистичных американцев. Энергия, исходящая из комнаты, была ощутима.

И тут случилось нечто экстраординарное. Почти каждый человек в комнате начал говорить как члены Sierra Club. Я с трудом мог поверить в то, что услышал. Они восхваляли солнечные батареи. Они говорили о будущем своих детей — своем будущем — и будущем планеты.Они вспомнили эпизоды из местной истории — например, когда были созданы тысячи рабочих мест для модернизации дымовых труб после принятия поправки к Закону о чистом воздухе 1990 года — вещи, о которых Джеймс Уотт и Раш Лимбо хотят, чтобы они забыли. Но более того, Apollo рассказывает о величии Америки, нашей истории совместных инвестиций и процветания, нашей изобретательности и о том, как мы строим лучшее будущее.

Когда наш социолог вышел из комнаты, несколько женщин-участниц взволнованно обсуждали, кто спонсирует фокус-группы.Была ли это корпорация, стремящаяся открыть завод? Может, автопроизводитель? Чем больше они возбуждались, тем грустнее мне становилось; прошли годы, прежде чем Конгресс принял такой закон, который создал бы эти рабочие места в Акроне.

Тед настаивал на своем методе. «Мы просто начнем с прослушивания», — говорил он. — Давай разберемся, где они.

Предыдущие фокус-группы, которые я посещал, заранее определялись модераторами, которые торопились протестировать идеи и лозунги защитников окружающей среды.Принципиально защитники окружающей среды не нанимают социологов, чтобы запретить им говорить об окружающей среде.

«Сегодня вечером, — часто говорили эти модераторы, — мы хотим услышать, что вы думаете о некоторых экологических проблемах». Можно было почти видеть, как воздух покидает комнату. Здесь мы брали интервью у людей, обеспокоенных тем, как они могут позволить себе увеличить страховые взносы на здравоохранение, учатся ли их дети чему-нибудь в школе и как они могут провести еще одну ночь с четырехчасовым сном, и мы спрашивали их о проблемы, которые только от трех до пяти процентов из них добровольно назвали бы наиболее важными проблемами, стоящими перед их сообществом.

Неизменно эти люди высказывались в поддержку законов об охране окружающей среды, чистого воздуха и чистой воды и более высоких стандартов экономии топлива, хотя редко с большим энтузиазмом.

Чем отличались фокус-группы, которые мы проводили для Apollo? Дело было не только в том, что мы занимались такими проблемами, как рабочие места и экономическое развитие, которые имеют гораздо больший приоритет. Кроме того, мы говорили об их стремлениях, их семьях, их сообществах и их стране. Мы активировали ряд экологических ценностей, которые, по иронии судьбы, не могут быть активированы с помощью экологической риторики, которой уже более трех десятилетий.

Мы провели опрос и обнаружили, что более 70 процентов избирателей в Огайо и Пенсильвании поддерживают ежегодные инвестиции в размере 30 миллиардов долларов США в энергоэффективность и чистую энергию. Никогда не видя такого большого числа сторонников какой-либо государственной программы, социолог Steelworkers, союзник Apollo, подчеркнул в заданном им вопросе, что ежегодные инвестиции в размере 30 миллиардов долларов будут поступать из денег налогоплательщиков . Случилось забавное: поддержка Аполлона выросла.

Почему? Потому что американцы рассматривают проблемы, стоящие перед их общинами и их страной, как большие проблемы, и они хотят больших решений.

Мы поделились результатами нашего исследования со всеми, кто хотел слушать: Джоном Керри, Карлом Роувом и всеми основными экологическими группами.

Карл Поуп из Sierra Club и Лео Джерард из Steelworkers были на борту с самого начала. Они вместе с сенатором Марией Кантуэлл и представителем Джесси Джексоном-младшим записались в качестве сопредседателей Альянса Аполлона. Все крупные профсоюзы страны, в том числе Объединенные профсоюзы горняков и Объединенные профсоюзы автомобильных рабочих, а также все крупные экологические группы поддержали концепцию «Аполлона».

У нас были наземные войска Аполлона в Айове. В ответ на действия молодежных активистов «Аполлона» Керри за весь год наиболее вдохновляюще импровизировал о своем видении. «Мы не можем найти выход из этого кризиса, мы должны найти выход из него», — сказал он.

Керри победил в номинации.

У меня была надежда.

Мы быстро узнали, что Керри разделил свою кампанию на четыре блока: экономика, внешняя политика, здравоохранение и энергетическая независимость. Аполлон должен был быть помещен в коробку под названием «энергетическая независимость».«Мы протестовали против того, что Аполлон был нарративным видением, а не категорией проблем, и что это более эффективно продавало его видение экономики, внешней политики и энергетической независимости, чем разделение их на отдельные категории.

Экономические советники Керри возражали против нашего инвестиционного плана. «Страна хочет увидеть сокращение дефицита», — сказали они. Мы показали им наше экономическое моделирование, выполненное ведущим корпоративным экономистом, известным своей работой в Совете Федеральной резервной системы, продемонстрировав, что инвестиции Apollo окупятся за счет увеличения налоговых поступлений в федеральное казначейство.Что касается политического аргумента, Тед Нордхаус проанализировал данные опросов общественного мнения за 15 лет и обнаружил, что сокращение дефицита никогда не входило в список 10 главных проблем; он также обнаружил, что рабочие места постоянно находятся в первой тройке.

Марк Меллман, социолог

Керри, возражал против того, чтобы мы увязывали рабочие места с энергетической независимостью. Отдельные вопросы, проворчал он. На самом деле он имел в виду, что кампания не нуждалась в едином нарративе.

Ничего из этого не имело значения: наши факты не вписывались в их рамки.Это было не столько стратегическое отличие, сколько концептуальное: все относились к энергонезависимости, экономике, внешней политике и окружающей среде как к неприкосновенным, безусловно полезным категориям.

Керри чуть не проиграл Огайо, где проживают участники нашей фокус-группы, и выборы. На следующий день Джеймс Карвилл, консультант кампании Керри, выступил по телевидению, чтобы описать проблему демократов как отсутствие повествования — видения, которое нам нужно для будущего.

Я чуть не врезался в стену.

Я до сих пор удивляюсь уволенным рабочим сборочного завода Hoover Vacuum, которые ждут, когда эта великая американская компания приедет в Акрон и заставит их работать.

Аполлон не был единственной жертвой кампании Керри. Я не виню Керри за лагерь


Мемориалы и количество тел — The Revealer

Фото Дона Мюррея / Getty Images

Энн Нойманн

«Hic locus est ubi mors gaudet succurrere vitae. Латинское значение, означающее «Это место, где смерть наслаждается помощью жизни», в свое время, общий девиз или надпись, используемые моргами.

Пока я пишу, два огромных луча света прикрепляют сильно стеганое небо к бетонно-стеклянному горизонту Манхэттена в сумерках. Огни — мираж: две башни еще стоят. Они привязывают (что бы мы ни проецировали) рай к тому, что когда-то, четырнадцать лет назад, было адом на земле. «Дань в свете» сияет каждый год в течение нескольких дней перед годовщиной смерти почти 3000 человек, чьи имена теперь высечены на бронзовых стенах мемориала в Ground Zero.

Свет, долгие минуты молчания, чтение и перечисление имен погибших 11 сентября 2001 года — все это часть ежегодного публичного ритуала, графика или практики повторяющихся событий, которые служат для упорядочивания хаоса. и зло того дня. Они перекликаются с принятыми похоронными обычаями, которые используются в ознаменование смерти, но они также служат национальной цели. Их выступление является демонстрацией той культуры, которую мы надеемся воплотить как нация. И они формируют и подтверждают наше мировоззрение, что мы чтим и помним своих умерших, потому что мы нравственный народ и нравственная нация.

Запись имен умерших для нас теперь обычное дело, но государства не всегда следили за умершими, их интересы больше были связаны с живыми (налоги, призывы на военную службу). Это массовая смерть, которая в 14 веке побудила государства сначала отслеживать умерших с помощью списков. Как сообщает нам Кэтрин Шульц в своей статье 2014 года для The New Yorker , «Окончательные формы»:

Современное свидетельство о смерти обязано своим существованием космологическим, научным и политическим революциям, которые в конце концов перевернули весь этот мировой порядок.Но его прототип возник в ответ на нечто иное: на саму смерть в эпических и ужасающих масштабах. В 1347 году в Европе разразилась Черная смерть. К 1351 году треть или более всех европейцев были мертвы. Поскольку огромный процент оставшегося населения заразен, а остальная часть напугана, чума превратила прежде частный опыт смерти в предмет (крайней) общественной озабоченности. Италия ответила принятием первых современных законов о карантине, отслеживая живых. Англия пошла другим путем и начала выслеживать мертвых.*

До этого времени, по ее словам, церкви «интересовались судьбой души, а не тела». Большая часть населения была неграмотной, неспособной читать или записывать своих умерших. Чтобы защитить здоровье своего народа, государства начали вести учет умерших, сначала записывая только ежедневный подсчет жизней, уничтоженных чумой. В конце концов, в свидетельствах о смерти были указаны имена и причины смерти (которые, стоит отметить, больше не полностью приписывались гневу Божьему).Свидетельства о смерти стали бюрократическим инструментом, «самым печальным из дипломов, самым загадочным из паспортов», — пишет Шульц. В развитых странах свидетельства о смерти стали обычным явлением. Таковы и списки погибших — на страницах газетных некрологов и на мемориалах. Список имен мемориала 11 сентября также является таким же инструментом, как и свидетельство о смерти, ритуальным методом провозглашения нашей потери и, в свою очередь, надежды на наше выздоровление.

А что в имени? Для родных и близких умерших это близость с умершим любимым человеком, конкретное название их утраты.Имя умершего человека означает все, чем он когда-то значил для нас. Произнесение их имени удерживает их рядом, хотя их тело может исчезнуть. Также и имена умерших, как и списки на общественных памятниках, означают живые физические тела, некогда подобные нашим, а также наше социальное тело, наших сограждан. Несмотря на наше рациональное понимание того, что случилось с этими жизнями — 11 сентября они были жестоко прерваны грубым актом насилия, который разрушил их тела — вспоминание мертвых по их именам заново очаровывает их, делает их снова реальными для нас.Мы знаем, что они пыль. Но мы можем помнить и представлять их присутствие, когда произносим их имена. Таким образом, ритуал имянаречения — это способ очаровать наш мир их воспоминаниями.

Фото: АП

11 сентября мы были потрясены и напуганы изображениями (лично, в СМИ) таких же, как мы, прыгающих со зданий, с телами, подвешенными в пыльном воздухе. Мы видели, как они толпились вдоль подоконников и уступов крыш. Наш хаотический ужас перед образами и событиями дня снова упорядочивается нашим коллективным участием в этих церемониальных актах памяти; наша тревога направляется нашими ритуальными практиками горя.Скорбь делает, по словам польского антрополога Бранислава Малиновского, «социальным событием из естественного факта». Или кажущийся неестественным факт, как 11 сентября.

Сила мемориала в Ground Zero коренится в телах погибших там людей. «Материальность тела может иметь решающее значение для его символической эффективности: в отличие, например, от таких понятий, как «патриотизм» или «гражданское общество», — пишет Кэтрин Вердери в «Мертвые тела оживляют изучение политики». «Значение трупов связано не столько с их конкретностью, сколько с тем, как о них думают люди, — пишет она, — мертвое тело имеет смысл не само по себе, а через культурно сложившееся отношение к смерти.** Мы наполняем мертвое тело, даже разложившееся тело, значениями, которые служат нашему горю.

«Дань Света» обращается с различными призывами к бессмертию от имени общества — «Никогда не забывай» — рефрен, который больше всего ассоциируется с нападениями. Мемориал утверждает, что башни и те, кто в них погиб, навсегда останутся в нашей памяти. Их бессмысленное уничтожение объединило нас в коллективном признании и памяти. Огни — это призрак башен, теперь возрожденных, тянущихся из-под обломков к небесам.Не только башни непобедимы, бессмертны, воскрешены, но и наши мертвецы, по их именам. Так и наша нация.

***

Медицинские ритуалы перед смертью помогают нам справиться с физической неопределенностью и ненадежностью, так же как поминальные ритуалы после смерти помогают нам справиться с нашим горем. Медицина конца жизни попадает именно в то место между наукой и религией: ритуал смерти. Живое тело скоро перестанет быть живым, и нам остается отмечать этот биологический переход, часто формальными услугами и традиционными практиками.Делая это обычными способами, организованными профессиональными врачами, медсестрами, гробовщиками, священнослужителями и больничным персоналом, мы можем понять смысл смерти, узнать, как к ней подготовиться и как реагировать на нее. И это облегчает утрату, сохраняя наши воспоминания об умирающем. Обычное становится особенным, священным, значимым. Конечно, Бог больше всего присутствует в американской культуре у смертного одра, оживляя нашу веру в то, что жизнь, которую мы вот-вот угаснем, что-то значила, не была напрасной и что у нее есть загробная жизнь где-то — на небесах, в наших воспоминаниях, в земном наследии.Даже закоренелые атеисты в последние недели жизни, своей или своих близких, соскальзывают на духовный и религиозный язык или обычаи.

Благодаря медикализации смерти, удалению ее от общества и сокрытию за больничными занавесками наш страх перед надвигающейся смертью ослабляется ритуалом медицинской практики. Больницы аналогичны священным местам, таким как церкви. Больные, как и прихожане, обращаются к авторитету врачей в белых одеждах, чтобы они принимали за них наилучшие решения, вели их в последние дни.Чтобы диктовать свое поведение. Несмотря на наше понимание медицины как науки, светской по своим методам и практикам, вера пациента в эффективность целительной силы медицины — это то, что оживляет дисциплину. И именно наша вера в упорядоченную рутину медицины в конце жизни помогает нам понять смерть.

Эти ритуалы говорят нам, что делать с умершими и с нашим горем: У тебя есть это тело. Это и не тот человек, которого вы знали близко. Как вы относитесь к его последствиям для вашего тела? Ритуалы с их обширным религиозным наследием часто помогают тем, кто скорбит, в первые дни и недели приспособления к новому миру.

**

Войны, чума, эпидемия СПИДа 1980-х и 90-х годов, террористические акты, такие как 11 сентября, даже ежедневная гибель людей — все это вопросы общественного здравоохранения. Почему мы умираем так, как умираем, и каковы медицинские последствия для общественного организма? Страх перед смертельной опасностью, в каком бы обличье он ни скрывался, часто сопутствует страху морального разложения. Что мы сделали, чтобы навлечь на себя эту смерть? Какой урок мы должны извлечь из этого? Что мы можем сделать в будущем, чтобы предотвратить это? Как пишет Энтони Петро в книге «После гнева Божьего: СПИД, сексуальность и американская религия :

».

Моральные утверждения могут переводить идеи о греховности в утверждения о здоровье, потому что мораль пересекается с современной американской религиозной и светской лексикой.Мораль — это то, что «хорошо» в современной религии: это также то, что оставляет место для споров о том, как люди должны поступать — и что их действия говорят об их человечности — в кажущемся разочарованным мире современной медицины.

Заявления о моральном здоровье нашей страны после 11 сентября затруднили диагностику причин нападений, если со временем сделать это стало труднее. Смешение тел погибших с нашим национальным телом омрачает скорбь по убитым размахивающим флагом национализмом. «De mortuis nihil nisi bonum» на латыни означает «Из мертвых ничего, кроме хорошего».Ритуалы скорби, которые мы использовали для 11 сентября, формируют историю, которую мы рассказываем себе о здоровье нашей страны.

На протяжении всей современной истории медицина работала над двумя задачами: предотвращать смерть и объяснять нам, почему мы умираем. Работа скорби также является профилактической и разъяснительной. Она придает смысл смерти и с помощью ритуальных мемориалов не дает мертвым уйти слишком далеко от нас.

***

* Под «всем этим мироустройством» Шульц имеет в виду незаинтересованность медицины в мертвых телах: «Ранняя медицина больше полагалась на фольклор, чем на физиологию, и ее практикующие не имели привычки исследовать тела, живые или мертвые.Вплоть до девятнадцатого века пределы медицинских знаний были таковы, что врачи иногда даже не знали, умер ли кто-то, не говоря уже о том, как». Но также и о религиозной и «политической неуместности» регистрации смерти.

** Эссе Вердери опубликовано в сборнике «Смерть, траур и похороны: межкультурное пособие », из которого также взята главная цитата.

***

Прошлые столбцы «Тело пациента»:

Как этика спасла жизнь медицине

Невозможная чистота

В крови

Патологический секс

Выбор бездетности

Старик зимой

О, Канада!

Книги об окончании срока службы, 2014 г.

Великая нехватка органов

Уход друг за другом

Моральные взлеты и падения

Старые философские истины

О самоубийстве

Чтение «Hospice, Inc.» HuffPo

Конец еды

Неосознавание бодрствования

Вера, хроническое заболевание

Особая поддерживающая сила

Ваши этические и религиозные директивы

Больницы и притворство благотворительности

Конфиденциальный бизнес

Сколько стоит почка

Непреодолимая сила

***

Энн Нойманн   — пишущий редактор журналов The Revealer и Guernica , а также приглашенный научный сотрудник Центра религии и СМИ Нью-Йоркского университета.Книга Ноймана « Хорошая смерть » будет опубликована издательством Beacon Press в феврале 2016 года.

«Живые мертвецы» — лучшая история о зомби Джорджа Ромеро

« Hic locus est ubi mors gaudet succurrere vitae ».

— Традиционная надпись на вскрытии. (Перевод:  Это место, где смерть радуется, чтобы помочь тем, кто живет.)

Термин «зомби» происходит из гаитянского фольклора, но образ, который приходит на ум сегодня, происходит из Джорджа Ромеро классического фильма 1968 года Ночь живых мертвецов .С тех пор полчища реанимированных трупов, жаждущих живой плоти, шатались по фильмам, телевидению, комиксам, романам ужасов и даже по танцполу, и, несмотря на предсказания об усталости зомби, поклонники все еще не могут насытиться. .

Ромеро в конечном итоге продолжил свой оригинальный зомби-апокалипсис в сиквелах Dawn of the Dead (1978), Day of the Dead (1985) и Land of the Dead (2003). Хотя основной целью этих фильмов было полное развлечение в голливудском стиле в жанре ужасов, каждый из этих фильмов содержал в основном сатирические социальные комментарии.Например, Рассвет мертвецов был установлен в крытом торговом центре и произведен в начале безудержного распространения этих игровых площадок потребительства. Сегодня, в эпоху упадка традиционной розничной торговли, мы можем наблюдать, как эти зомби бесцельно бродят мимо киосков Spencer’s Gifts и Orange Julius, и в полной мере оценить иронию судьбы этих несуществующих франшиз, обслуживающих столь же мертвых клиентов.

Но фильму не хватает возможности развернутого повествования, сложных точек зрения и полного развития мысли, возможного в новом формате.Ромеро всегда хотел написать более полную и проницательную историю о зомби и человечестве. Живые мертвецы вот эта сказка. Используя незаконченный черновик рукописи на момент смерти Ромеро в 2017 году, автор Даниэль Краус взял на себя отделку этой эпической саги, чтобы донести послание Ромеро.

История начинается в Лос-Анджелесе с ненужной смерти: неизвестный бездомный попал под перекрестный огонь в результате инцидента со стрельбой, связанной с наркотиками. Рана не является немедленно смертельной, но полиция занята сдерживанием насилия, а убийство свидетелем только укрепит позицию окружного прокурора в суде над преступниками.Бригада скорой помощи проходит свои процедуры, однако поездка в ближайшую больницу сильно замедляется из-за пробок в час пик. По прибытии отделение неотложной помощи больницы перегружено и не имеет ни персонала, ни ресурсов для того, что сейчас будет сложным и длительным оживлением. Стажер, не имеющий достаточного травматического опыта, чтобы распознать тонкий потенциал реанимации, вместо этого объявляет об этом Джону Доу DOA. Его отправляют в загородный морг, где на столе для вскрытия раскрывается истинная причина смерти, раскрываемая сочувствующим судмедэкспертам, которые хотят узнать историю.Наконец, в атмосфере заботы и усердия, которые при жизни послужили бы ему лучше, Джон Доу воскресает как зомби. Вот как это начинается.

Темп книги срочный, но неторопливый; великолепен в ярких деталях и описаниях. Вначале мы останавливаемся на различных перспективах нескольких главных героев: нашей команды судмедэкспертов из Лос-Анджелеса, затворнического сотрудника государственной базы данных в округе Колумбия, девочки-подростка, живущей в парке трейлеров в маленьком городке Среднего Запада, США, небольшой группы сетевых новостей. в Атланте и экипаж морского авианосца в Мексиканском заливе.Ромеро — непревзойденный режиссер, и эти невероятно разнообразные декорации созданы с точностью и вниманием к деталям голливудского фильма с неограниченным бюджетом. Избавившись от ограничений трехмерной реальности, присущих фильмам, воображение Ромеро и Крауса высвобождается для создания поистине апокалиптического зомби-видения без ограничений. Тем не менее, всегда помня о темпе, книга никогда не увязает в своих роскошных изображениях, несмотря на то, что ее объем составляет более 600 страниц. Читатель проходит через историю так, как будто движется камера — взвешенно, преднамеренно и убедительно.

И теперь, когда у него есть подходящая среда для полного развития и исследования своего зомби-апокалипсиса, какое послание Ромеро человечеству? Это значит всегда осознавать различие между тем, что просто движет нами, и тем, что делает нас по-настоящему людьми. Первый может оживлять, но без сострадания может привести к зомби-подобному порабощению страстной интенсивности, изначально бездушной по своей природе. По словам Ромеро и Крауса, многие из наших неблагополучных водителей коренятся в страхе и отвращении к смерти, которые олицетворяют зомби из Живых Мертвецов .Это в высшей степени обнадеживающая история о пути через насилие к сосуществованию с собой, нашей смертностью и всей природой.

Два года, 262 тела и подготовка судмедэксперта

«Taceant colloquia. Effugiat risus. Hic locus est ubi mors gaudet succurrere vitae.» — вывешено на стене вестибюля Управления главного судебно-медицинского эксперта города Нью-Йорка (*перевод: «Пусть разговоры прекратятся.Пусть смех бежит. Это место, где смерть любит помогать живым».)

После окончания медицинского факультета Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе в середине 90-х доктор Джуди Мелинек поступила в ординатуру по хирургии в родном городе своего мужа, Бостоне. Через год она испортилась на почти- Нереалистичные требования и усталость, связанные с такой должностью. Затем она переключилась на судебную патологию и провела четыре года в качестве резидента Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, прежде чем принять должность в Управлении главного судебно-медицинского эксперта Нью-Йорка («Нью-Йоркский ОСМЕ был место ). продолжать [карьеру]») летом 2001 года.

Доктор Мелинек рассказывает читателю в первом ряду о своем опыте помощника судебно-медицинского эксперта, подробно описывая процедуры и несколько уникальных случаев, в которых она участвовала за два года работы в NY-OCME. Она развеивает некоторые мифы и неточности (например, «все думают об убийстве, когда вы говорите, что работаете судмедэкспертом, но [настоящие] убийства редки»), которые обычно показывают в криминальных сериалах. Он представлен в простой и понятной манере, в то время как она также демонстрирует устойчивое чувство юмора (которое также разделяют ее многочисленные и надежные коллеги) и часто упоминает свою любящую семью, и оба звучат критично, чтобы работать на такой должности.

Приблизительно последняя четверть книги посвящена работе ее офиса сразу после 11 сентября и последующему затянувшемуся расследованию. Хотя это был, конечно, один из худших дней Америки за последнее время, важная работа, проделанная доктором Мелинеком и OCME, длилась несколько месяцев. Как говорится в одном из обзоров, было действительно «болезненно увлекательно» то, как офис судмедэксперта справился с внезапным и массовым притоком тел и частей тел.

Насколько я понимаю, следующий проект Мелинек (опять же с мужем/соавтором Т.Дж. Митчеллом) — это «медицинский эксперт — детективно-фантастический сериал».» Это должно вызвать у Патрисии Корнуэлл повод для беспокойства. 🙂

Лаборатория анатомии и физиологии Western открывает новые возможности обучения для студентов | Western Today

«К этому нужно привыкнуть», — говорит техник WWU Lab и Classroom Support Бекки Ланкастер, говоря о Гере и Ахиллесе, двух посетителях новой лаборатории Western по анатомии и физиологии, на которые я пришел посмотреть.

Лаборатория, расположенная в ничем не примечательной секции нового объекта Carver, принимает студентов из классов биологии и кинезиологии для практической работы, которая редко встречается в университетской среде: возможность изучить и лучше понять человеческую анатомию, работая с реальными человеческими телами.

Гера и Ахиллес, следует отметить, являются трупами.

Меня сопровождают в лабораторию Ланкастер и старший инструктор биологии Дженис Лапсански, которая преподает биологию 348. Сначала я встречаю Ахиллеса, когда Ланкастер катит каталку на место.

«Большинство людей в порядке, — говорит Лапсанский, — но обратите внимание на то, как вы себя чувствуете».

Когда Ланкастер обнажает труп, у меня определенно порхают бабочки; его лицо и лицо Геры всегда остаются закрытыми, даже для студентов, которые работают над ними ежедневно, чтобы уменьшить эмоциональное воздействие, которое может возникнуть при этом.

Когда Ахиллеса обнажают, первое чувство, которое срабатывает, — обоняние; труп пахнет чистотой, антисептиком и какой-то сухостью, как аптечка, которую не открывали годами. Его кожа бледно-белая и почти прозрачная, из-за того, что давным-давно из нее вытекли все жидкости.

До меня доходит, что прилив чувств, которые я испытываю, от «Интересно, кто он такой» до «Как он сюда попал?» очень вероятно, что те же самые мысли разделяют сотни западных студентов, которые также встретятся с Герой и Ахиллесом в этом учебном году.

Мои первоначальные бабочки начинают отступать, когда я начинаю задавать Лапсански и Ланкастеру множество вопросов, которые приходят мне в голову. Я могу сказать, что очень немногие из них хоть в чем-то новы, и они терпеливо отвечают на все мои вопросы, от «можно ли мне потрогать его» (конечно, поэтому они здесь) до «могу ли я сфотографировать вас с Ахиллесом?» ?» (совсем нет; и Ланкастер, и Лапсанский яростно защищают достоинство, которое должно быть оказано обоим их «гостям»).

Гера и Ахиллес, названные так студентами более достойным образом, чем «женский труп» и «мужской труп», приняли решение пожертвовать свои тела науке в рамках программы «Волевое тело» Вашингтонского университета.Но без усердной работы Лапсански, профессора здравоохранения и развития человека Джуна Сан Хуана, профессора и заведующего кафедрой здоровья и развития человека Кита Рассела и других лаборатория могла вообще никогда не открыться.

Заблаговременное планирование

На одной из стен лаборатории нарисован перевод латинской фразы «Hic locus est ubi mors gaudet succurrere vitae», которая встречается на стенах многих анатомических и патологоанатомических лабораторий по всему миру: «Это место, где смерть радуется жизни». Учить тех, кто живет.Лапсанский говорит, что этот девиз определяет все, что они делают в лаборатории, но чтобы повесить эту фразу на стену, потребовалось около семи лет действительно тяжелой работы.

«Пару раз я думала, что этого просто не произойдет, — говорит она. «Но кто-то из преподавателей всегда подбирал мяч и продолжал бежать с ним».

Факультеты биологии и здравоохранения и развития человека давно искали лабораторию трупов в качестве учебного пособия, но до ремонта и реконструкции Карвера не было места, которое могло бы работать, даже если коллективное желание начать процесс может быть проверен.

Нам просто нужно было работать с администрацией, чтобы они знали, что мы просим и что они получают в этой новой лаборатории.
— Джун Сан-Хуан

Но Карвер изменил все это, и когда открылось идеальное место, началась работа по разработке политики и процедур для размещения такого объекта, а в 2017 году началась работа над помещением и закупкой оборудования. Лапсански и Сан-Хуан работали с архитекторами над необходимостью вентиляции — абсолютной необходимостью из-за химических веществ, которые используются на трупах — и пытались предусмотреть все ловушки, которые могут возникнуть на их пути после открытия лаборатории.

Большую часть процесса, по словам Сан-Хуана, составляло образование.

«Мы просто должны были работать с администрацией, чтобы они знали, что мы просим и что они получают в этой новой лаборатории, — говорит он, — например, чтобы они поняли, что нам нужна хорошая вентиляция, а не морозильная камера, трупы никогда не замерзают».

Одна вещь, которую было не так сложно продать, заключалась в том, чтобы рекламировать уникальность наличия такой лаборатории в государственном университете, ориентированном на студентов, у которого не было прикрепленной медицинской школы, и то, как такая редкая возможность лучше подготовит студентов к аспирантуре. исследования.

После примерно года задержки, в основном из-за COVID, этой осенью лаборатория открылась, и в этом учебном году ее первыми гостями стали Ахиллес и Гера. Новые трупы поступят к следующему учебному году в рамках программы Willed Body от UW Medicine; Гера и Ахиллес останутся здесь еще на год, прежде чем их кремируют, а останки вернут их семьям.

«Намного большее дело»

В лаборатории майор кинезиологии Джоанна Санок из Порт-Таунсенда склонилась над Герой, изучая взаимодействие между мышцами и сухожилиями в руке трупа, двигая большим пальцем, чтобы увидеть соответствующий рывок и реакцию сухожилий.

«Это действительно помогает мне понять, как работает человеческое тело, не только теоретически. Я вижу, как это происходит прямо передо мной. И если у меня есть вопрос, я могу найти ответ сама», — говорит она.

«Многие аспирантуры могут предложить такую ​​​​возможность, но для старшекурсника, такого как я, такая возможность встречается редко», — говорит Санок, которая надеется поступить в аспирантуру, чтобы стать помощником врача после того, как покинет Вестерн.

Эта возможность — лучший опыт обучения, который у меня когда-либо был.Просто нет сравнения.
— Каллахан Уоррен

Аспирант Каллахан Уоррен из Оберндейла, Флорида, поддержал мнение Санока.

«У меня никогда не было возможности испытать что-то подобное в студенческие годы, — говорит он. «Это намного ценнее, чем работать с манекеном или 3D-моделью на компьютере, потому что, честно говоря, вещи не всегда находятся там, где должны быть. Мы все разные. Но это не сравнить с попыткой сделать ту же работу на модели — это просто гораздо более масштабная задача.

Уоррен говорит, что надеется использовать свой опыт работы в лаборатории Вестерн в докторантуре по кинезиологии после выпуска.

«Эта возможность — лучший опыт обучения, который у меня когда-либо был», — говорит он. «Просто не с чем сравнивать».

Услышав такое мнение, Лапсанский и Сан-Хуан усмехаются от уха до уха.

«Это оправдывает все усилия, — говорит Лапсанский. «Мы хотим поддержать наших студентов, чтобы они чувствовали себя комфортно, а также убедиться, что они понимают тот огромный подарок, который им дали эти люди, посвятившие свое тело образованию.

Потребность в поставщиках медицинских услуг всех видов резко возросла еще до пандемии, и Лапсанский и Сан-Хуан говорят, что их классы всегда переполнены, часто с листами ожидания, а возможность узнать об анатомии человека из первых рук может привести только к большему и большему количеству людей. более подготовленные медсестры, кинезиологи, биологи, врачи, физиотерапевты и другие.

Но все это было бы невозможно без Геры и Ахиллеса, а также без тех решений, которые они приняли еще при жизни, о том, как им продолжать служить еще долго после того, как их не станет.

«Они настоящие герои», — говорит Лапсанский.

 

 

 

LUCOM Class 2024 проводит ежегодный символический мемориал в честь первых пациентов

Понедельник, 22 ноября 2021 г.

Крис Бридлав, LUCOM Marketing

Колледж остеопатической медицины Университета Либерти (LUCOM) провел ежегодную церемонию памяти доноров в пятницу, 11 ноября.19. Символическое мероприятие было организовано выпускниками 2024 года, которые теперь являются студентами-остеопатами второго курса, чтобы почтить память своих первых пациентов и уроки, которые они усвоили в течение первого года анатомического вскрытия и науки. Церемония прошла в главном кампусе Университета Свободы в Центре музыки и религиозного искусства, и на ней присутствовали приглашенные члены семей, чьи близкие пожертвовали свои тела для медицинского образования.

С приветственным словом выступил президент Ассоциации студенческого самоуправления LUCOM Эндрю Хан: «Мы подготовили время, чтобы вспомнить и поразмышлять о жертвователях, которые пожелали подарить свои останки для медицинских исследований и получить любезное признание со стороны их семей и друзей.Нам, студентам-медикам, выпала настоящая честь иметь возможность изучать человеческое тело, каждое из которых уникально и великолепно в том виде, в каком оно было создано нашим Создателем».

Вслед за Ханом вступительную молитву произнес Кевин Л. Болден-старший, директор по строительным операциям, под специальную музыку, написанную студентами-остеопатами второго курса Стивеном Патагом, Харрисоном Скоттом и Саванной Уитни.

В этом году выпуск 2024 года вспомнил более 20 человек, которые целенаправленно пожертвовали свое тело для изучения анатомии студентами-остеопатами Университета Свободы.«Мы помним ветерана Второй мировой войны, учителя для учащихся с особыми потребностями, садовника, волонтера по ликвидации неграмотности, работника радио и телевидения, греческого иммигранта, борца за гражданские права, ветерана армии США и отдела исправительных учреждений, и многие другие с жизненными увлечениями и достижениями», — сказала Лориэнн Хемрик, доктор философии, доцент анатомии. «Студенты-врачи, эти мужчины и женщины представляют пациентов, которым однажды понадобятся ваши целительские навыки».

Используя восемь конкретных иллюстраций из Библии и историй о том, как Иисус Христос исцелял людей, д-р.Хемрик добавил: «Слушав библейские повествования, заметили ли вы большой интерес Иисуса к их духовному состоянию, когда он исцелял их физические тела? Это потому, что Он знал истинный диагноз духовного состояния человечества [ссылка на Римлянам 3]».

«Эта поминальная церемония, наряду с поминанием наших жертвователей и выражением благодарности за их дары, дает возможность задуматься о последних вопросах и изучить состояние нашей жизни, как в настоящей, так и в грядущей вечной жизни», — сказала она.«В Вестминстерском кратком катехизисе сначала ставится главный вопрос: «Какова главная цель человека?» И ответ: «Главная цель человека — прославлять Бога и вечно наслаждаться Им», — сказал доктор Хемрик.

Комментируя роль трупа в медицинском образовании, Р. Джеймс Суонсон, доктор философии, сказал: «В начале года мы просим студентов относиться к останкам донора как к своему первому пациенту, от которого они узнают о чудесах сотворения нашего Творца. дизайн. Я люблю цитировать латинскую фразу: «Hic locus est ubi mors gaudet succurrere vitae».В переводе это означает: «Это место, где смерть наслаждается помощью жизни». Или, более свободно, «Здесь мертвые любили учить живых». святой, справедливый, всеведущий или всезнающий и вездесущий, но в то же время Он также бесконечно любящий, милостивый и милостивый. Этот великий Бог создал нас по Своему образу, духовному, а не физическому, чтобы мы были разумными, рациональными и вдумчивыми людьми, которые могут иметь отношения с самим Богом.По этой причине нашим ученикам велено относиться с должным уважением к пустому дому, из которого ушла душа».

Обращаясь непосредственно к приглашенным семьям доноров, д-р Суонсон сказал: «Как заведующий кафедрой анатомии, я говорю от лица всего нашего факультета и студентов, выражая нашу благодарность за предоставление ваших близких в качестве первого пациента и преподавателей анатомии для наших студентов, и мы ценим ваше время и энергию, которые вы пришли сюда, чтобы почтить их подарок нам. Спасибо.»

Уроки, преподанные анатомическими донорами студентам-медикам, включают смирение и признательность за человеческое тело, а также глубокое понимание того, как подход в остеопатической медицине позволяет телу исцелять себя путем правильной диагностики и лечения опорно-двигательного аппарата.Студент-врач Чон Мин Натали Ким выразила признательность за опыт анатомического вскрытия. «Первый надрез, который я сделал на своем трупе скальпелем, был для меня шоком… Я разрезал ткань. Это пожертвованное тело было индивидуальным шедевром, воплощавшим невероятную сеть примерно из 100 триллионов клеток и демонстрирующим красоту изменчивости. Когда я перешел к различным системам органов, я пребывал в благоговении. В моих руках в синих перчатках был орган, рассказывающий часть истории жизни донора… тот, который заявлял о стойкости человеческого тела и души, которые упорно сопротивлялись физическим препятствиям.Я могу стать начинающим врачом, потому что донор решил сделать лучший подарок — свое тело».

Для Джошуа Ленке, выпускника 2024 года, анатомическая лаборатория была не просто обязательным требованием в медицинской школе. Это было место общения, где его научили ценить сложную анатомию человеческого тела во время COVID-19. «В год неопределенности из-за пандемии лаборатория анатомии была одним из мест, где мы с одноклассниками объединились для достижения общей цели — изучить анатомию, чтобы стать лучшими врачами, какими только можем быть.В течение года, наполненного изоляцией и большим количеством виртуального взаимодействия, возможность пройти и изучить сложность тела с моими одноклассниками лично была освежающим опытом. Лаборатория анатомии и эти доноры предоставили нам возможность создать сообщество. Кроме того, мое время в анатомии было ежедневным напоминанием о том, почему я иду по этому пути становления врачом: служить людям. Хотя наши «первые пациенты», эти доноры, не являются пациентами, с которыми нам предстоит взаимодействовать в традиционном смысле, они являются «пациентами», и я надолго запомню этот опыт, потому что они предоставили мне возможность учиться и чтобы лучше обслуживать моих будущих пациентов.

Выступая с заключительным словом, Джейсон Э. Уэллс, доктор философии, помощник декана по академическим вопросам и профессор неврологии, сказал: «Мы чрезвычайно признательны за невероятную привилегию узнать наилучшим образом о том, как Бог связал воедино человеческое тело. Когда человек умирает, поминальные службы часто проводятся, чтобы сосредоточиться на праздновании и воспоминании жизни человека. И в этом смысле этот сервис ничем не отличается. Однако в другом смысле эта церемония уникальна.Помимо того, что это служение празднования, это также служение восхищения и служения признательности, в память о тех, кто так много отдал от себя, и в своих пожертвованиях они так много научили нас чудесам и тайнам человеческое тело — и они сделали это без единого слова.

«Мы учимся храбрости. Думать о наших последних мгновениях и принимать трудные решения и планы о том, что произойдет с нами после того, как наш дух покинет наше тело, неудобно, но эти доноры сделали это.Они научили нас быть смелыми. И они учили нас бескорыстию — они давали столько, сколько могли когда-либо давать, чтобы быть уверенными, что будущие врачи из Университета Либерти получат наилучшую возможную подготовку. Каждый из нас — преподаватели, студенты — бесконечно благодарен», — заключил доктор Уэллс.

Заключительную молитву произнес Дональд Р. Рэли, доктор медицинских наук, старший заместитель декана по академическим вопросам.

Посмотреть больше изображений с мероприятия на Facebook.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.