Menu
vitalyatattoo.ru — Студия художественной татуировки и пирсинга ArtinMotion Разное Человек думающий на латыни: Кто я? homo cogitans и homo credens? Да, и хотелось бы еще homo spiritalis и homo creans…

Человек думающий на латыни: Кто я? homo cogitans и homo credens? Да, и хотелось бы еще homo spiritalis и homo creans…

Содержание

Кто я? homo cogitans и homo credens? Да, и хотелось бы еще homo spiritalis и homo creans…


Искала, как будет на латыни «человек мыслящий», чтобы обозвать товарищей джнана йогов. Наткнулась на такой диалог (здесь каждый может себе выбрать наименование по вкусу):

Yurixx: Русский язык очень богат. В нем есть много возможностей выразить весьма тонкие ньюансы. Пытаться сделать это на чужом языке трудно, а уж на латыни — тем более. Слишком мало знающих. Поэтому обращаюсь с просьбой к знатокам: помогите найти адекватные термины. 1. Homo sapiens означает «человек разумный». А как на латыни должно звучать «человек познающий» ? Речь идет о познании в самом что ни на есть философском смысле. О том познании, которое в древнегреческом обозначается словом гнозис (но не эпистема) и, следовательно, существенно отличается от познания научного, исследования, изучения, узнавания и проч. 2. Очень бы хотелось также понять как на латыни будет «человек осознанный», «человек творящий» и «человек духовный».

И все это тоже в самом высоком философском смысле. В этом смысле «сознательный» и «осознанный» имеют существенно разные значения. А «творящий» подразумевает выход далеко за рамки творчества в искусстве, науке и пр. — скорее творящий, сотворяющий бытие. Надо полагать, что «человек духовный» будет homo spiritalis, однако хотелось бы услышать мнение специалистов. Надеюсь понятно о какой духовности идет речь ? 3. Последний вопрос в противоположном направлении. 🙂  Как на латыни будет «человек потребляющий» ? Слово «потреблять» я в словаре нашел, но прилагательного там нет и я не знаю правил образования прилагательных. К тому же может быть consumere не самое лучшее слово, чтобы подчеркнуть примитивный, деградирующий характер человека, основной жизненной функцией которого является потребление ? Заранее благодарю за помощь и понимание.

Цитата: 1. Более или менее традиционно человек познающий — homo cogitans в противоположность homo credens

— человек верующий, человек знающий. Мне кажется глагол credere можно употребить в значении «знать в духе», a cogitare — «познавать эмпирически» или «знать ментально». Вроде так 🙂 Так что, еще вопрос: какое выражение Вам подойдет больше 🙂

Ответ: В Большом русско-латинском словаре есть такая статья: познание.  Здесь почему-то отсутствует что-либо близкое к cognitio, зато присутствует несколько слов однокоренных с gnoscere, которое, повидимому, имеет свое происхождение от древнегреческого гнозис. Для теории познания (если речь идет о философской теории, а не о теории научного познания, то это как раз то познание, что нужно) выше как вариант тоже дано слово gnoseologia, от того же корня. С другой стороны, в словаре Дворецкого ничего подобно вообще не встречается. Вот это все и вводит меня в состояние недоумения.  В психологии различают три стадии сознания докогнитивную, когнитивную и посткогнитивную. Это наводит на размышление, что возможно cognitio это скорее сознавать, чем познавать. В этом смысле homo cogitans — человек сознающий, что тоже интересно и к месту. Что Вы по этому поводу думаете ? И еще. Как произносится gnoscere ? Если, конечно, такое в латыни есть. 🙂

Цитата: 2. Осознанный? Поясните более широко.

Ответ: Сознание связано с самоидентификацией. Человек, сознающий себя, отделяет себя от всего остального мира, разделяет все Бытие на Я и не-Я. Он может сознавать себя целиком, или отдельные части того, с чем он ассоциирует свое Я: тело, руки-ноги, эмоции, личность, эго, душа. Сознавая себя человек отдает себе отчет в том, что он делает, как, чем. И даже зачем, почему и т.п., то есть может сознавать и свои мотивы, интересы, побуждения. Но сознает ли он при этом последствия своих действий, мыслей, намерений ? В лучшем случае он может предполагать, прогнозировать эти последствия. Осознание связано с возвратом к единству Я и не-Я. Наверное момент осознания человеком чего-либо — это и есть просветление. В результате него человеку проявляется связь всего со всем, открываются причины и следствия, смысл и цель. Человек сознательный исследует, ищет и в результате своего рационально обоснованного поиска узнает частности. Человек осознавший — знает целое. Именно поэтому достижение состояния полной осознанности является целью духовных практик Востока.

Цитата: Если «творящий» в смысле ведущий активную деятельность, действующий, то см. выше homo agens. Однако, agere, скорее, «приводить в движение существующее», чем «творить, т. е. создавать новое». «Творить» в этом смысле — совсем другое, наверное «creare», т. е. получаем homo creans. Кроме того, в Библии, Vulgata, Genesis, 1:1, 1 видим: In principio creavit Deus caelum et terram (Вначале создал Бог небо и землю).

Ответ: Спасибо, homo creans — это оно.

Цитата: «Дух» в Библии в самом высоком смысле — spiritus (Spiritus Sanctus, Spiritus Dei). Впрочем есть еще вариант — mens sana in corpore sano, здоровый дух в здоровом теле (НО! Не в коем случае не «anima sana in corpore sano» — это искаженный лозунг фирмы ASICS; они, мало того, что не европейцы — японцы, спортивную одежду выпускают, что с них взять 🙂 ) И, все же mens — скорее, имеет в виду сферу ментальную, мысленную, в противоположность душевной (ср. mente et animo, умом и сердцем). Так, моим выбором был бы

homo spiritalis

Ответ: Значит я не ошибся. Тоже приятно.

Цитата: 3. «Человек потребляющий»? Consumere — хороший вариант для выражения безмерного потребления чужого, это еще и «поедать». Прожорливый, кстати, будет edax. Есть еще похожий вариант — absumere, мне он больше нравится. Правда, причастие последнего как-то не очень звучит: homo absumens. Есть еще вариант: uti, использовать, но, это скорее пользоваться тем, чем можно по праву (какому-никакому), а вот abuti, злоупотреблять, более подходит. Тогда имеем homo abutens.

Ответ: Так как будет если опереться на consumere ? Homo consumeris ? Homo abutens — человек злоупотребляющий, — это вообще супер ! Спасибо, это здорово.


%d1%8d%d0%b3%d0%be%d0%b8%d1%81%d1%82 — со всех языков на все языки

Все языкиРусскийАнглийскийИспанский────────Айнский языкАканАлбанскийАлтайскийАрабскийАрагонскийАрмянскийАрумынскийАстурийскийАфрикаансБагобоБаскскийБашкирскийБелорусскийБолгарскийБурятскийВаллийскийВарайскийВенгерскийВепсскийВерхнелужицкийВьетнамскийГаитянскийГреческийГрузинскийГуараниГэльскийДатскийДолганскийДревнерусский языкИвритИдишИнгушскийИндонезийскийИнупиакИрландскийИсландскийИтальянскийЙорубаКазахскийКарачаевскийКаталанскийКвеньяКечуаКиргизскийКитайскийКлингонскийКомиКомиКорейскийКриКрымскотатарскийКумыкскийКурдскийКхмерскийЛатинскийЛатышскийЛингалаЛитовскийЛюксембургскийМайяМакедонскийМалайскийМаньчжурскийМаориМарийскийМикенскийМокшанскийМонгольскийНауатльНемецкийНидерландскийНогайскийНорвежскийОрокскийОсетинскийОсманскийПалиПапьяментоПенджабскийПерсидскийПольскийПортугальскийРумынский, МолдавскийСанскритСеверносаамскийСербскийСефардскийСилезскийСловацкийСловенскийСуахилиТагальскийТаджикскийТайскийТатарскийТвиТибетскийТофаларскийТувинскийТурецкийТуркменскийУдмуртскийУзбекскийУйгурскийУкраинскийУрдуУрумскийФарерскийФинскийФранцузскийХиндиХорватскийЦерковнославянский (Старославянский)ЧеркесскийЧерокиЧеченскийЧешскийЧувашскийШайенскогоШведскийШорскийШумерскийЭвенкийскийЭльзасскийЭрзянскийЭсперантоЭстонскийЮпийскийЯкутскийЯпонский

 

Все языкиРусскийАнглийскийИспанский────────АймараАйнский языкАлбанскийАлтайскийАрабскийАрмянскийАфрикаансБаскскийБашкирскийБелорусскийБолгарскийВенгерскийВепсскийВодскийВьетнамскийГаитянскийГалисийскийГреческийГрузинскийДатскийДревнерусский языкИвритИдишИжорскийИнгушскийИндонезийскийИрландскийИсландскийИтальянскийЙорубаКазахскийКарачаевскийКаталанскийКвеньяКечуаКитайскийКлингонскийКорейскийКрымскотатарскийКумыкскийКурдскийКхмерскийЛатинскийЛатышскийЛингалаЛитовскийЛожбанМайяМакедонскийМалайскийМальтийскийМаориМарийскийМокшанскийМонгольскийНемецкийНидерландскийНорвежскийОсетинскийПалиПапьяментоПенджабскийПерсидскийПольскийПортугальскийПуштуРумынский, МолдавскийСербскийСловацкийСловенскийСуахилиТагальскийТаджикскийТайскийТамильскийТатарскийТурецкийТуркменскийУдмуртскийУзбекскийУйгурскийУкраинскийУрдуУрумскийФарерскийФинскийФранцузскийХиндиХорватскийЦерковнославянский (Старославянский)ЧаморроЧерокиЧеченскийЧешскийЧувашскийШведскийШорскийЭвенкийскийЭльзасскийЭрзянскийЭсперантоЭстонскийЯкутскийЯпонский

Мой юношеский максимализм никуда не делся > Стиль > Новые автомобили Audi 2020-2021

Как же тебя очаровать? Нужно, чтобы для меня это был новый опыт — в жизни, в кино. Вот недавно я читал сценарий одного очень известного режиссера (не буду называть фамилию, дай бог, чтобы все получилось) и понял, что не могу оторваться, как же круто написано! А потом узнал, что человек работал над этим год и до сих пор продолжает трудиться. И это дико актуальный материал на сегодня, а для меня — новый этап развития. Что ты подразумеваешь под «новым этапом»: сыграть нового героя, найти другой образ? Нет, я про иной уровень существования в кадре. Когда ты ловишь это ощущение, ты понимаешь кардинальную разницу между текстом и всем остальным. Ты не пытаешься кому-то что-то доказать, потому что ты и так уже всех сделал. А сейчас просто хочешь сделать хорошее кино.

Каким героем ты сам себя видишь? У тебя есть комфортное существование в каком-то образе? Такого нет. Вообще наоборот: должно быть некомфортным. Если ты себя не ведешь в жизни так, как твой персонаж, тем лучше. И дело не в том, как ты одет и причесан, а в том, как у тебя меняются глаза. Я стараюсь не прятаться за «физику» — толстеть, худеть, перекрашиваться, а меняться внутренне. Отличие Щукинской школы от ГИТИСа в том, что у нее на первом месте внешние изменения, актеры себе приклеивают усы, бороды, парики нацепляют. Это забавно, но не более того. В чем для тебя измеряется успех? В свободе и в том, чтобы быть услышанным. Если ты по-настоящему успешный человек, у тебя есть возможность сказать, тебя будут слышать. Кстати, «слышать» по-латыни будет audi. Как все сошлось.
Не секрет, что многие артисты сотрудничают с автомобильными брендами, и у них есть определенные обязательства. Кто-то должен делать посты в «Инстаграме», кто-то везде должен говорить, на какой крутой машине он ездит (что иногда, будем честны, не соответствует действительности, и все это понимают). Когда тебе предлагает дружить Audi, то ты совершенно искренне рассказываешь о том, насколько это здорово. Как раз у тебя есть такая возможность. Мне нравится, что наши взаимоотношения не обязывают меня делать определенное количество постов в год, раздавать десятки интервью, в которых я должен хвалить марку, или каждый день постить фото из машины. Но иногда просто самому хочется. Я езжу на А8 с водителем, и мне удобно в дороге решать какие-то вопросы, учить тексты, спать, есть. Иногда сам сажусь за руль Audi RS 5 и от этого тоже получаю удовольствие. Наша дружба выгодна тем, что нам она приятна. Я чувствую уважение бренда ко мне и выражаю ему то же самое.
Сколько вы уже дружите?
Около двух лет. Мне приятно, что я вошел в совсем небольшой круг близких друзей марки, что у нас все сложилось. Классно, что мне никто не говорит: «Саша, давай быстрее сфотографируйся, потом делай интервью, и вот тебе машина!» Отношения у нас развиваются постепенно, и на всех уровнях представители Audi заботятся о том, чтобы у нас не было какой-то агрессивной рекламы с моей стороны. Я просто получил крутую машину, которая мне искренне нравится. Мне ее никто не навязывал, просто сказали: «Попробуй». Вот это точно один из главных плюсов. Так и я никому ничего не навязываю — ни кино, ни спектакли. Я говорю: «Вот мы сняли, ребята. Попробуйте». И никакая реклама не сработает, если ты будешь продвигать ерунду. Кстати, удобно было приехать на Audi на премию «Оскар» — с аэрографией на капоте «Я был на «Оскаре», а ты?!». А ты ходишь на презентации Audi? Да, я был на вечеринке, посвященной Q3, был на стенде марки на выставке Cosmoscow — это было очень ярко! Обычно как представляют новую машину: ставят ее в центре зала, и все с постными лицами ходят вокруг нее и делают вид, что это здорово. А когда приходишь на крутую вечеринку, ты получаешь удовольствие от нее, запоминаешь эту историю. Вообще, мне нравится общение вдолгую — что с брендами, что с людьми. Много людей не смогли с тобой играть вдолгую и отвалились? Да, очень много. Но это получалось органично. Нравится мне это слово — «органично». Если люди расходтся, значит, так надо. Хотя иногда я и сам куда-то ухожу. Это естественный процесс. Поэтому нам обоим пора идти. До новых встреч!

«Смайлики — это попытка компенсировать отсутствие важных свойств устной речи»

Максим Кронгауз о том, как новые лайки в Facebook повлияют на наше поведение: «Я могу обратиться к гипотезе Сепира-Уорфа, или гипотезе лингвистической относительности, которая утверждает, что мы видим мир через призму языка, и язык во многом определяет наше мышление, познания и в данном случае эмоциональную сферу. Если лайк — это был один значок, и он не задавал никакую систему, появление дислайка тоже не изменило бы ситуацию кардинально, потому что понятно, что за этой двоичной оценкой еще много чего есть, а здесь предлагается некий набор как бы базовых эмоций. И есть опасность, что мы привыкнем и будем дальше пользоваться ровно этой системой: умер сосед — и мозг уже порождает сочувствие. И, конечно, мы будем в мозгу порождать эти эмоции, эти шесть реакций, и есть опасность, что мы перестанем использовать тонкие инструменты, тонкие эмоциональные нюансы».

Об отличии соцсетей от других видов коммуникации: «В Facebook есть много важных, ключевых ролей. Соучастия, причем ленивого соучастия, потому что поставить лайк легко, нажав на кнопочку, и более активного соучастия, кода мы пишем что-то в комментариях. И это, конечно, очень привлекает: мы видимы, и это как раз идеальная система социальных отношений, потому что она публична, она сохраняется, и мы можем отслеживать, как теперь говорят, «мериться» лайками, «мериться» друзьями, то есть здесь много разных и социальных, и коммуникативных идей заложено. То есть социальная сеть является гораздо более комфортной средой для человека думающего и реагирующего».

О том, почему соцсеть — более эффективный инструмент манипуляции, чем телевизор: «Телевизор проще. Телевизор вдалбливает вам в голову конкретную информацию, и вы ее получаете, но если вы человек умный, думающий, то вы можете легко сопротивляться. Механизмы социальных сетей более тонкие и незаметные. Например, отбор информации тоньше, чем в телевидении, помещение каких-то сообщений выше, чем других, или вообще изъятие из ленты каких-то сообщений, чередование рекламы и сообщений ваших друзей тоже создает другое, более интимное пространство, так что эта большая тонкость, большая отточенность социальных сетей, конечно, сильнее воздействует на думающих людей».

О смешении языковых форм: «Появилась новая форма языка: по существу, композиционно, это устная речь, а формально это письменная — мы выстукиваем буковки на клавиатуре и воспринимаем это глазами. Это смешение для человечества новое, по крайней мере, в таких масштабах. И, конечно, возникает несколько проблем: первая проблема — традиционной письменной речи не хватает для выражения того, что мы привыкли выражать с помощью устной: нет жестикуляции, нет мимики, нет интонации, значит, надо как-то компенсировать. Огромное количество смайликов, реакций — это попытка компенсировать отсутствие каких-то важных свойств устной речи.

Дальше очень важная вещь — это экспансия формально письменной речи: люди стали больше переписываться, чем переговариваться. Классический пример — в кафе пара влюбленных вместо того, чтобы пить кофе и разговаривать, пьет кофе и переписывается между собой или с кем-то еще. Возникновение нового этикета: речь требует больше энергии, поэтому не очень прилично звонить человеку, а, например, человеку присылают SMS и спрашивают: «Можно ли тебе позвонить?» Абсолютно новая реальность. Это все влияет в том числе и на язык, и на структуру языка».

Учебники жизни: от древних рецептов до self-help

  • Робин Инс
  • BBC Culture

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Римский император Марк Аврелий был одним из выдающихся мыслителей-стоиков

Всевозможные пособия и справочники, пытающиеся научить нас жить, книги о том, как стать успешнее, богаче и зажить счастливее — это огромный бизнес. Только лишь в США он оценивается в 13 млрд долларов. Корреспондент BBC Culture рассказывает о том, как зародился этот литературный жанр, с каждым годом становящийся все более популярным.

Когда человеческое существование сводилось к погоням за мелкими животными и бегству от крупных, к случайным спариваниям с особями противоположного пола и вечной борьбе с холодом, человеку было как-то не до философских изысканий.

Но чуть только жизнь homo sapiens стала более вольготной, сразу же во весь рост встал вопрос о том, как ее прожить правильно и со смыслом. И тут появились философы.

Сократ, стоя на пороге смертной казни, бросил вызов грядущим поколениям, призвав своих земляков афинян всерьез задуматься о поддержании душевного равновесия и здоровья (от греческого «психо» – душа, кстати, и пошло слово «психотерапия»). С тех давних пор всевозможные идеи о том, что значит «жить правильно и хорошо» неизменно привлекали пристальное внимание бесчисленных сект, кружков, культов, гуру и самозваных мессий.

Поступайте, как должно

Одна из таких групп назвала себя «стоики» — по названию портика, у которого впервые выступил основатель стоицизма Зенон Китийский. Этот древнегреческий философ утверждал, что эмоции — продукт наших мыслей, чувств и мнений, а сами мы обладаем свободной волей и поэтому способны изменить себя и, соответственно, стать хозяевами собственных эмоций. Ключ к правильной жизни, считал Зенон, кроется в добродетели и гармонии с природой.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Трактат «Государь» Никколо Маккиавелли стал самой знаменитой книгой в жанре «зерцала правителей»

Идея Зенона о том, что счастье — это продукт активной сознательной деятельности, хорошо перекликается с современными представлениями на этот счет. Счастье может быть достигнуто только в результате работы мысли: человек должен осознать, как правильно поступать и действовать соответствующим образом. И не зацикливаться на том плохом, что происходит вокруг. Все эти советы Зенона может дать и современный психолог.

Одним из последних выдающихся мыслителей-стоиков был Марк Аврелий. Знатоки почитают его как великого оратора, а большинству он знаком по фильму «Гладиатор», где этого римского императора сыграл ирландский актер Ричард Харрис. Марк Аврелий писал в своих «Размышлениях»: “ Если вас раздражает некий предмет, то виноват в этом не он сам, а ваше суждение о нем. И в ваших силах изменить это суждение».

Утешение в философии — даже в камере смертников

Известно, что неминуемая близкая смерть концентрирует сознание. Далеко не всегда это приводит к философским озарениям, но случаи такие в истории были. Почитатель греческих философов Боэций, служивший в Риме первым министром при короле готов Теодорихе, примерно в 524 году в результате придворной интриги был обвинён в государственной измене и брошен в темницу. Там он год или два ждал казни.

Боэций перевел множество греческих трудов на латынь. Оказавшись в застенке, в отчаянной ситуации, он написал свою последнюю книгу «Утешение в философии».

Эта книга представляет собой беседу автора с посетившей его прекрасной дамой, олицетворяющей Философию. Человеку, оказавшемуся в ситуации Боэция, трудно понять, почему судьба распорядилась с ним именно так. Почему в мире происходят ужасные вещи? Почему плохие люди преуспевают, в то время, как хорошие вынуждены страдать? И в чем тогда вообще смысл происходящего?

Словно терпеливый психотерапевт, прекрасная гостья вытягивает из него фразу: “Если ты ищешь помощь врача, ты должен открыть ему свою рану». После этого она подробно объясняет автору, почему колесо фортуны не всегда вращается так, как хотелось бы. Она также советует автору, как приободриться и не терять присутствия духа.

Несмотря на жестокую казнь Боэция, в средние века этот манускрипт стал настоящим психотерапевтическим бестселлером, пособием по искусству жизни, написанным в шаге от смерти. Его читали и переводили многие великие европейцы, среди которых — король Альфред Великий, отец английской поэзии Джефри Чосер и даже королева Елизавета Первая.

Примеры для подражания и чужие ошибки

Отец королевы Елизаветы Генрих Восьмой был поклонником другого вида психотерапии — жанра, позднее получившего общее название «зерцало правителей».

Это своеобразные справочники-наставления для сильных мира сего. Флорентийский мыслитель и государственный деятель Никколо Макиавелли примерно в 1513 году написал самую знаменитую книгу в этом жанре — трактат «Государь» ( Il Principe).

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Роберт Бертон написал толстенную «Анатомию меланхолии», чтобы отвлечься от собственного депрессивного состояния

Рекомендации Макиавелли, ставившего силу выше морали, довольно сомнительны с этической точки зрения. Среди них есть знаменитое «Цель оправдывает средства». Тем не менее, советы этого искусного царедворца по-прежнему популярны среди бизнесменов и циничных политиков , иногда сознательно искажающих смысл его изречений. «Тот, кто отвергает действительное ради должного, — советовал Макиавелли, — действует скорее во вред себе, нежели на благо».

Другие образцы «Зерцал» представляли собой в основном собрания биографий и примеров из жизни реальных исторических личностей. Авторы подбирали их для того, чтобы продемонстрировать примеры «хорошего» и «плохого» жизненного выбора.

Написанный на латыни труд Беды Достопочтенного «Церковная история англов» — это история Англии со времен Гая Юлия Цезаря (55 год до н.э.) до времени написания книги (731 год н.э.).

Как объясняет автор своим читателям, истории собраны в книге либо в качестве образцов для подражания, либо для того, чтобы избегать чужих ошибок.

«Если история оставляет нам память о хороших деяниях хороших людей, думающий читатель вдохновится этим примером. Если же описывается зло нечестивцев, благочестивому читателю рекомендуется избегать всего греховного и развратного», — советует Беда Достопочтенный.

Такой стиль, менее религиозный, чем большинство трудов того времени, мы встречаем во многих «учебниках жизни», написанных впоследствии.

Анатомия меланхолии

Английский ученый Робин Бертон родился в 1576 году. Большую часть своей жизни он провел в Оксфордском университете, работая в колледже Крайст-Черч. Его книга «Анатомия меланхолии», посвященная человеческой природе, во многом стала итогом его наблюдений за собственной хандрой, от которой он страдал постоянно.

Робин Бертон написал и опубликовал толстенную книгу, посвященную множеству тем, на которые автор смотрит сквозь призму душевного состояния, называвшегося в те времена меланхолией. В предисловии он так и написал со свойственной ему иронией: «… о меланхолии, заняв себя, чтобы отвлечься от меланхолии ”.

Книга, написанная Робином Бертоном, чтобы отвлечься от собственного депрессивного состояния — труд поистине монументальный. При жизни ученого вышло несколько ее изданий. «Анатомия меланхолии» стала энциклопедией всего, что было тогда известно о несчастье.

Но, что важно, в отличие от других медицинских текстов того времени, написанных врачами для врачей и концентрировавшихся на теории, «Анатомия» Робина Бертона была написана по-английски, с юмором, почти в сатирическом ключе и легко читалась. Любой, кто умел читать и интересовался тем, что мы сейчас называем психологией, мог купить эту книгу и черпать из нее самые различные сведения.

Даже Самюэль Джонсон, знаменитый поэт и литературный критик эпохи Просвещения назвал ее одной их своих любимейших книг, пожаловавшись при этом, что это была «… единственная книга, которая поднимала его с постели на два часа раньше, чем он хотел».

Несмотря на чрезмерную порцию мрачного юмора и вопреки тому, что основывалась она скорее на классических представлениях древнеримской медицины, чем на современных — о психическом здоровье, книга эта с интересом читается и сегодня.

‘Небеса помогают тем, кто помогает себе»

Самюэль Смайлз был парламентарием, реформатором и писателем в викторианской Шотландии. В 1845 году, работая редактором газеты Leeds Times , он был приглашен прочесть серию лекций о литературе на тему «Воспитание трудящихся классов «.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Больше, чем «Самопомощь» Смайлза, покупали в те времена только Библию

Смайлз опубликовал эту серию лекций под названием «Самопомощь» (Self Help) в 1859 году, когда вышла в свет книга Чарльза Дарвина «Происхождение видов». Книгу Дарвина сейчас считают величайшим трудом того времени, но бестселлером тогда стала книга Самюэля Смайлза. Больше, чем «Самопомощь», покупали в те времена только Библию.

«Самопомощь» повествует о людях, ставших успешными вопреки всему. Самюэль Смайлз писал, что цель собранных в ней историй — донести до людей важность упорства и настойчивости в достижении целей.

Смайлз не только подарил название этому литературному жанру (даже в русском языке уже появился термин «селф-хелп» — Ред.). «Самопомощь» продемонстрировала издательскому бизнесу, насколько прибыльными могут оказаться подобные книги. Его пособие о том, как важно уметь добиваться своего, не только стало международным бестселлером, оно отлично соответствовало социальным переменам эпохи индустриальной революции.

Книга Самюэля Смайлза стала популярной и за пределами Великобритании, прежде всего в странах, также переживавших процесс индустриализации. Среди этих стран были и Соединенные Штаты, где в те годы социальная мобильность и карьерные возможности развивались синхронно с чувством долга и протестантской верой в свои силы.

Робин Инс ведет передачу «Помоги себе: история селф-хелп» на радио BBCRadio 4.

Login

Market Show all results Show all results 0 Show all results

Home

Messages

Cart

Menu

Login Registration

Education

Online study

Seminars and congresses

Lecturers

Organizations

My paid courses

Subscription

Finance

Settings

Help is needed?

English

English

Русский

Español

Deutsch

Italiano

Português

About Us Articles Contacts Payment Methods Offer Confidentiality
  • Online study
  • Seminars and congresses
  • Lecturers
  • Organizations
  • Subscription
  • Finance
About Us Articles Contacts Payment Methods Offer Confidentiality © 2022 Ohi-s Inc. All rights reserved
  • English
  • Русский
  • Español
  • Deutsch
  • Italiano
  • Português

    Need help?

    Login to continue

    First time with us?

    Sign up

    E-mail

    Password

    Forgot your password? Sign in
    Education
    Online learning Congresses and seminars Lecturers Articles
    Company
    About us Contacts
    Documents
    Payment Methods Offer Confidentiality Need help?

    © 2022 ohi-s.com

    Михаил Задорнов сменил имидж и поздравляет читателей «РГ» — Российская газета

    Знаменитый писатель-сатирик Михаил Задорнов сменил имидж и внешне и внутренне. Внешне — отрастил бороду и длинные волосы и стал похож на восточного философа. Внутренне… Если раньше сатирика можно было условно назвать «человеком, собирающим глупости», то нынче он задумался о глубоком смысле слов и выражений. Зрители внимают словам, подслушанным «третьим ухом» Михаила Задорнова, и смеются совсем другим смехом. К Новому году Михаил Николаевич специально для читателей «РГ» предоставил часть своих размышлений.

     

    «В русском языке есть тайны, которых нет даже в таком богатом языке, как английский. Кстати, слово «богатый» в отличие от того же английского в нашем языке произошло от слова «Бог». То есть, в ком Бога много, тот — богатый! А в ком Бога мало, того ждет беда, тот — бедный.

    К сожалению, мы перестали слышать свой родной язык.

    Спасибо — спаси-бог.

    Здравствуй — здоровья желаю.

    В тех же английских словах, которыми наполняется сегодня наш язык, нет этого второго, духовного, смысла.

    Прощай — я тебя прощаю.

    Счастье — соучастие. Мудрейшее слово объясняет, как стать счастливым. Соучаствуй, помогай другим, и ты проживешь счастливую жизнь!

    Множество русских слов наполнено божественным смыслом, который мы не замечаем сегодня в суете. Небеса — не бесы. Обитель Бога!

    А слово «Богатырь» образовано из двух слов — «бог» и «тырить». Вот только «тырить» в древнерусском языке означало «нести». Это позже «нести» и «воровать» слились в одном процессе. Так что «богатырь» в те далекие времена, когда это слово родилось, означало — несущий Бога! А тот, кто накачал мышцы, не богатырь, а просто «качок»!

    * * *

    Когда-то на севере было тепло. И народ, который там жил, называл себя ариями. «Ар» означало — «земля». Главным их занятием было пахать. По-древнему — «арать»! Гитлер испоганил слово «ариец». «Ариец» — землепашец, а не эсесовец!

    У ариев был язык, многие слова которого до сих пор сохранились в нашем языке, но мы перестали слышать их изначальный смысл. Например:

    Заря — за землей.

    Сарай — склад на земле.

    Караван — идущий по земле.

    Отсюда и английское слово «кар» — машина.

    Царь — «це» — это, «ар» — земля. Царь первородно означал — властелин земли.

    Аристократ — Арий в стократном поколении.

    Даже в слове старость есть «ар» — мол, к земле тянет!

    Карлик — «Лик» у земли.

    И даже модное ныне слово «Армагеддон» — конец земле!

    * * *

    Слово «Ра» — означало солнечный свет.

    «Радость» — достать свет!

    Ра-душный — светлой души человек.

    Ра-дуга, жа-ра, п-ра-вда, к-ра-сота — стремление к свету.

    Ра-зум — просветленный ум. Умный — это тот, кто много знает. Разумный — тот, кто еще и понимает то, что он знает.

    Свету наши предки поклонялись особо. Того, кто чтил свет, называли светым, позже — святым. А хранилище света — ХРАМ.

    Была даже такая поговорка: «Хорошие дела ночью не делаются».

    Считалось, что даже дети, зачатые поутру, рождаются более добрыми.

    Кстати, Волга называлась рекой Ра. А земля вокруг реки — Рассея: сияние Ра. Солнечная земля!

    Удивительно, но многие слова в русском языке становятся понятными, если знать значение их арийских корней.

    Но-ра — под светом. Ра-но — ЕЩЕ нет света.

    Большинство слов с корнем «РА» до сих пор связано со светом.

    Ве-ра — верить «Ра»

    П-ра-вда, По-ра,

    Э-ра, Ра-й!

    И, наконец, самое наше главное, славянское, родное — «Ура!».

    Это призыв к свету. Вот почему нельзя победить славян на их земле! Не когда нападаем. Потому что тогда «Ура» нам помогает.

    Обратное «Ура!» — «увы». «Вы» — это «тьма». Как всегда говорили: «Иду на вы!». «Вый» — царь тьмы. Поэтому никогда в русском языке Бога не называли на «Вы». Только на «Ты»! И всех святых — на «Ты». Свет нельзя оскорблять тьмой. А к кому обращались на «Вы»? Вспоминайте классиков. «Вы — свинья, батенька!».

    Слог «Ал» — главный, величественный, могучий.

    Ал-лах, ал-тарь, ал-атырь…

    Алмаз. Ал — главный. Ма — маленький. «3» — режущий звук. Маленький, режущий, главный!

    Забавно, но даже слово «алкоголь» можно расшифровать, как главный напиток, оголяющий человека.

    Алла. Как ни читай — справа-налево или слева-направо, все равно получается величественно, и спереди, и сзади. Одну такую Аллу мы все хорошо знаем.

    ***

    Сегодня модно говорить о «третьем глазе». А я считаю, не «третий глаз» надо в первую очередь открывать, а «третье ухо»! Слух важнее зрения. Уши слышат даже ночью. Они никогда не устают. Поэтому, в отличие от глаз, даже не моргают.

    Так много интересного можно услышать «третьим ухом».

    Столица — сто-лиц.

    Славянин — славь-ян-инь. Инь — женская энергия. Ян — мужская активная.

    Крестьянин — крест-ян-инь. Три святыни в одном флаконе!

    Обезьяна — она-без-яна. Ян — мужская энергия, которая отождествлялась с душой. Просто по Дарвину!

    Женщина — дает жизнь энергии Инь.

    Мужчина — из двух слов «муж» и «чин». Но, «чин» имеется в виду святой чин. Это не значит, что чем выше чиновник, тем лучше как мужик.

    Замужество. Какое слово! На два слова делится — «за» и «мужество». Медаль можно давать женщинам, кто долго замужем, писать: «За мужество!» раздельно.

    Крамола — молитва к Богу РА.

    Семья — семь-Я! Человек состоит из семи энергетических оболочек. Только в семье он обретает энергетическую целостность. От слова «семья» произошло и слово «семя». То, из чего рождаются эти семь оболочек.

    Йог — обратно читается — Гой. Гой — человек активный. Йог — уход от активности в пассивность.

    Праведный — человек, которым правят Веды.

    Варвар — нападая на врага, наши предки издавали клич: «Вар!» — «Вон! В ту землю!». Враги слышали этот клич и прозвали их — «варвары».

    Миссия — сокращенное от «Мудрость — Истина — Сия!».

    * * *

    Даже многие английские слова произошли от корней арийских слов. Иногда он до сих пор угадывается. Например:

    Кар — машина, катящаяся по земле.

    Карпет (ковер) — буквально — к земле прилипший.

    Арт (искусство) — творчество на земле.

    Ар — земля возделанная. Т — наша планета. Искусством считалось возделывание земли. Позже это слово закрепилось за остальными искусствами. В эту игру можно играть бесконечно!

    Интересно, что и в латыни многие слова первоначально имели не тот смысл, который мы в них теперь вкладываем.

    Например:

    Капитал — означало уголовное преступление.

    Офис — преграда, мешать, ставить препятствия…

    Бар — печаль, скука, тоска, ссора, скандал… Только тот вид скандала, который разрастается от печали и от скуки.

    Английское слова «мани», означающее «деньги», оказывается произошло от арийского слова «манить», «заманивать», «обманывать». Поэтому «менеджер» — буквально означает «заманиватель», «обманщик».

    И тут они в своих опасениях, безусловно, правы, причем даже сами не знают, насколько. Если мы услышим родниковую суть нашего языка, то прежде всего разочаруемся в главном слове, которым хвалится весь Запад уже много десятилетий, — демократия.

    Общеизвестно, что на древнегреческом «демос» народ. Но, одно уточнение — не весь народ! А та его часть, которая участвовала в выборах. По-нашему — электорат! Кого, как правило, выбирали и выбирают до сих пор? Того, кто обещает свести счеты, казнить, отомстить, завоевать… Электоратом всегда руководят демонические чувства. Поэтому слово «демократия» произошло от слова «демоны» и означает власть демонов!

    ДЕМОНКРАТИЯ!

    А «администрация» — от слова «ад». Ад-мне!

    «Выборы». «Вы» — тьма. «Бор» — ветер. Выборы — это ветер тьмы. Посмотрите, кого сегодня выбираем? У кого денег больше, чьих портретов больше развешано на заборах!

    Слово «зло» произошло от слова «золото»,

    Если его копить, получится сокровище,

    «Сокровище» — от слова «кровь»!

    «Деньги» в нашем языке образовалось из двух слов — «день» и «ги». «Ги» — на санскрите — полезная вещь. Деньги — это полезная вещь на один день!

    * * *

    «Творец создал человека по своему подобию». Значит, он нас создал творцами! А те, кто не творцы, те — «твари». Вот где программа сбилась. Мы попали под бизнесменов и торгашей.

    Конец света наступит только тогда, когда все в мире захотят стать торгашами.

    …Многие мудрые люди в разных странах во время моих путешествий, узнавая, что я из России, говорили мне, что будущее Земли — за Россией, что ось спасения переместилась именно к нам. Сначала я удивлялся таким рассуждениям, а теперь понимаю, что Россия соединяет Европу с Азией, Восток с Западом, значит, только Россия сегодня может быть мостом между умом и разумом. Да, она не очень умеет выстраивать «согласные» в своей жизни, поскольку не слышит родного языка. Зато мы не потеряли, как на Западе, «гласные»! Россия еще не оторвалась от природы, и здесь еще не у всех чувства уступили место страстям, как это бывает в мире, где считается, что радость человек испытывает только от потребления, где дружба заменилась целесообразностью, а любовь — брачными контрактами.

    Вот такие необычные фантазии одолевают, когда пытаешься разобраться в родном языке и почувствовать его родниковый смысл. А, главное, получается, что человек, думающий на русском языке, уже резонирует с ведическими знаниями. Хотя пока бессознательно. Но, какой же силой может наполниться Россия, если этот процесс перевести в сознательный!

    Я уверен, что национальная идея России таится в истоках русской истории и русского языка».

    Полностью с произведениями Михаила Задорнова можно познакомиться на сайте сатирика www.zadornov.net.

    Публикацию подготовила Сусанна Альперина

    Латиноамериканская философия (Стэнфордская энциклопедия философии)

    Историю латиноамериканской философии полезно разделить на пять периоды: доколумбовый, колониальный, независимый, националистический и Современность (то есть ХХ век по настоящее время). Большинство периоды характеризуются доминированием той или иной традиции: доколумбовой эпохи индейской религиозной космологии, колониальной эпохи схоластика, независимость философии раннего Нового времени и Просвещенческая мысль и националистический позитивизм.Тем не менее современная ситуация более сложна и разнообразна. По этой причине обсуждается в отдельном и последующем разделе, помимо другие исторические периоды, которым посвящен этот раздел.

    Есть веские доказательства того, что, по крайней мере, в основные доколумбовые цивилизации были попытки исследовать вопросы о природе реальности, границ познания и основы правильного действия. Более того, такая работа в различных формах продолжалась некоторое время после Завоевание (Рестрепо 2010; Маффи 2014).Правильно ли это произведение охарактеризовано как философия или что-то еще, является спорным вопросом, ученые расходятся во мнениях относительно того, как лучше его охарактеризовать (см. Нуччетелли, 2001, гл. 3; Миньоло, 2003). Понятно, что размышления и умозрительные работы доколумбовых индейских народов были предпринята без какого-либо знакомства с западными философскими традиция. Эти расследования также обычно проводились в религиозные рамки своего места и времени, а также литературные или презентационные режимы, в которых задавались такие вопросы, были обычно удален от традиционных форм европейской философской производство.

    Несмотря на эти различия с европейской философией и несмотря на часто фрагментарная и часто вторичная информация, которая сохранилась что касается доколумбовой мысли, дошедшие до нас работы, тем не менее поддержал множество интригующих и тонких рассказов о тех философский или протофилософский размышления. [1] Тем не менее, общепринятое мнение о доколумбовых период заключается в том, что его отражения практически не повлияли на бесспорно философское интеллектуальное производство в период, когда сразу после Завоевание. [2]

    Европейская философия зародилась в Латинской Америке в XVI в. век. Среди наиболее заметных фигур этого периода — Бартоломе де Лас Касас (1484–1566), чьи работы над права завоеванных американских индейцев были особенно важны и долговечное наследие. Схоластика, введенная испанцами и Португальское духовенство, прибывшее с конкистадорами, г. доминирующая философская точка зрения. Большая часть произведенных работ в течение первых двух веков в колониях отливали в каркас, используемый на Пиренейском полуострове.Это было особенно в долгу к мысли иберийцев шестнадцатого века и их средневековых предшественники. Среди важных фигур был Франсиско Суарес. (1548–1617) и Франсиско де Витория (1492–1546) и ранние средневековые философы-богословы, такие как Фома Аквинский (1225–1274) и Джон Дунс Скот (1265 / 6–1308). Большинство эти авторы родились на Пиренейском полуострове, но многие из них поселился в колониях. Среди самых важных, помимо Лас Касас, это Алонсо де ла Вера Крус (ок.1504–84), которые составили первый полностью философский трактат в Латинской Америке, Томас де Меркадо (ок. 1530–1575) и Антонио Рубио (1548–1615). Некоторые работы этих авторов, например, Рубио Logica mexicana, были известны и использовались в Европе.

    Некоторое влияние оказал и гуманизм, как видно из работ Хуана. де Сумаррага (ок. 1468–1548) и Сор Хуана Инес де ла Крус (1651–1695) и другие. Сор Хуана отличается тем, что первый латиноамериканский мыслитель, поднявший вопросы о статусе женщин в латиноамериканском обществе.Она также ретроспективно считается первым латиноамериканским писателем-феминистом и философом (см. также раздел о феминистской философии, ниже.)

    XVIII век под влиянием современной философии и Просвещения, помогли подготовить почву для революционных войн независимость. В философских дискуссиях того времени преобладали политическая мысль. Несмотря на это, схоластика продолжала влиять на интеллектуальный класс и подогревал постоянный интерес к традиционным метафизические вопросы.Такие авторы, как Хуан Бенито Диас де Гамарра-и-Давалос (1745–1783) и Франсиско Хавьер Клавихеро (1731–1787), оба из Мексики, испытали влияние раннего Нового времени. философы, такие как Рене Декарт (1596–1650). Тем не менее волна независимой мысли нашла свое величайшее вдохновение в Политическая философия Просвещения. В частности, либеральные политические идеалы, основанные на мысли французов , философы помогли консолидировать независимые взгляды по всей Латинской Америке. Среди важные латиноамериканские наследники этой традиции были Симон Боливар (1783–1830) в Венесуэле и Колумбии, Мигель Идальго (1753–1811) и Хосе Мария Морелос (1765–1815) в Мексике, а намного позже Хосе Марти (1854–1895) на Кубе.

    В начале 19 века многие страны Латинской Америки обеспечили независимость от европейских колониальных держав. По следам независимости, недавно освобожденные народы столкнулись с проблемой формирование стабильных, устойчивых наций из остатков испанской и португальские империи. Преобладающие политические интересы той эпохи включал организацию и консолидацию новых наций, наряду с стремление к социальной стабильности, национальная интеграция в значительной степени разные народы.Основная цель многих стран заключалась в том, чтобы достичь того же экономического и социального прогресса, что и другие нации в Европе и Северной Америке.

    В этом контексте идеология выбора была разновидностью позитивизма. Позитивист девиз «Порядок и прогресс», который украшает бразильский флаг, подсказывает, почему позитивизм был особенно привлекательным в контексте строительства нации. Акцент позитивизма как на эмпирических научные и прагматические решения оказались полезными фундамент для достижения разнообразных целей новых наций.Верно, позитивизм стал настолько влиятельным и широко принят интеллектуалами что он стал официальной государственной философией нескольких народов. Это было даже использовались для оправдания диктаторских режимов, как в случае с Мексикой.

    Позитивизм латиноамериканской разновидности произошел из своеобразной смесь европейских идей, в первую очередь берущих начало в мысли Огюста Конт (1798–1857), Герберт Спенсер (1820–1903) и Эрнст Геккель (1834–1919). Период позитивистской гегемонии, когда он был доминирующая философская точка зрения в Латинской Америке, примерно с середины девятнадцатого века до первого десятилетия двадцатый.Среди самых известных позитивистов был Габино Барреда. (1818–1881) и Хусто Сьерра (1848–1912) в Мексике, Хосе Викторино Ластаррия (1817–1888) в Чили и Доминго Фаустино Сармьенто (1811–1888) в Аргентине. Андрес Белло (1781–1865), из Венесуэлы и Чили, и Хуан Баутиста Альберди (1810–1884) и Эстебан Эчеваррия (1805–1851) из Аргентины были переходные фигуры между независимой либеральной мыслью и позитивизм. Позже Хосе Инженьерос (1877–1925) из Аргентины, и Энрике Хосе Варона (1849–1933) с Кубы подготовили почву для за восстание против позитивизма, хотя их мысль возникла в позитивистский контекст и поддерживал союз с позитивистскими идеи.

    Современная латиноамериканская философия начинается в ХХ веке. века, примерно 1910 год, совпавший с закатом позитивизма. От 1930 г., оставшихся позитивистов в Латинской Америке обычно считали как музейные экспонаты, а не сторонники жизнеспособной философии, заслуживающие серьезное внимание. Современный постпозитивистский период может быть разделены на три отдельных подпериода. В первый — восстание г. г. — характеризуется ответной реакцией против позитивизма и последующего развития основ будущие философские движения (ок.1910–1940). В второй — нормальность — характеризуется достижение степени институционализации и нормализации в философская профессия (1940–1960). Третий период — погашение (ок. 1960 г. по настоящее время) — отличается степенью профессиональной и философской зрелости достигнутые латиноамериканскими философами.

    2.1 Восстание и поколение основателей (1910–1940)

    Антипозитивистское восстание составляет первую фазу современная латиноамериканская мысль.Это было вызвано поколение философов, родившихся около 1910 г., все они прошли обучение как позитивисты, прежде чем порвать с ней. Основные участники этого поколение — названное «поколением основателей» Франсиско Ромеро и окрестили «поколением патриархи »Франсиско Миро Кесада — хорошо известные: Алехандро Корн (1860–1936) в Аргентине, Алехандро Октавио Деустуа (1849–1945) в Перу, Хосе Васконселос (1882–1959) и Антонио Касо (1883–1946) в Мексика, Энрике Хосе Молина (1871–1956) в Чили, Карлос Вас Феррейра (1872–1958) в Уругвае и Раймундо де Фариас Брито (1862–1917) в Бразилии.

    Заимствование идей из Франции, а затем и из Германии было играет важную роль в формулировании основы для отказа от позитивизма. Это началось под влиянием Эмиля Бутру (1845–1921), Анри Бергсон (1859–1941), французский витализм и интуиционизм. Это была зацементирована, когда испанец Хосе Ортега-и-Гассет посетил Латинская Америка в 1916 году и представила мысль Макса Шелера (1874–1928), Николай Хартманн (1882–1950) и другие Немецкие философы. Ортега-и-Гассет и немецкая философия дух оказал существенное влияние на поколение, которое последовало за этим основателей, которых Миро Кесада назвал «поколением фальсификаторов.Самуэль Рамос (1897–1959) из Мексики, Франсиско Ромеро (1891–1962), из Аргентины, Альсеу Аморосо Лима (1893–1982), из Бразилии, и Хосе Карлос Мариатеги (1894–1930) из Перу, среди прочих, последовал за курс основателей, нападая на позитивистские идеи и отдавая предпочтение некоторым примеры довольно поэтического философского стиля, который контрастирует с сциентистский акцент позитивизма. Они завершили процесс инициирован учредителями и заложил основы будущего развития.

    Одна из главных забот основателей и поколения, которое за ними последовало поглощение европейских идей; они хотели быть философски актуален.В отличие от целей предшествовавшие им философы, которые по большей части религиозный (в колониальный период), политический (в период независимости), или экономической (в период национализма), заботы этих мыслителей были более систематически философскими в мотивация. Это было значительным изменением в Латинской Америке. философия, поскольку схоластика, либерализм Просвещения и позитивизм, как правило, предпринимались (по крайней мере, в Латинской Америке) для цели, часто не связанные с концепцией философии в дисциплина преследовалась сама по себе.Для схоластов, главной целью была апологетическая защита веры; за либералы, концом была политическая эмансипация; а для позитивистов целью была национальная интеграция и экономический и социальный прогресс. В целом в трех случаях европейские идеи обычно принимались заранее поставленные цели. Как следствие, философские движения не были явно продуктом философских проблем, поскольку такой.

    В отличие от предыдущих поколений, основатели и последователи они не стремились перенимать европейские идеи с целью защиты совокупность доктрин или для достижения определенных практических целей политическое освобождение или национальное единство, а также экономическое и социальное прогресс.Их идеи возникли из философского недовольства позитивизм. Таким образом, мы находим в трудах Казо, Деустуа и другие основатели, восставшие против позитивизма, чисто философская критика этой точки зрения. Они были обеспокоены тем, что Например, со свободой и тем детерминизмом, который они считалось нежелательным, было необходимым следствием позитивизм. Тем не менее их отношение к идеям принятые ими редко были критическими. Они видели недостатки позитивизма, но слишком часто они по-прежнему некритически принимали решения, которые они заимствовано у непозитивистских европейских философов для борьбы с ним.

    Хотя основатели и некоторые из их ближайших преемников имели достигли некоторого освобождения в философском деле, полного зрелость оставалась неуловимой. Тем не менее, изысканность некоторых мыслители, такие как Корн, были значительными и посеяли критические семена которые проросли в следующий период.

    2.2 Нормальность и поколение 1910 года (1940–1960)

    Только когда поколение, родившееся примерно в 1910 году, не достигло зрелости в 1940-е годы, когда латиноамериканский дух явно проникся духом самокритики. философия.В большинстве стран установилось нормальное состояние. Латинской Америки, и то, что можно было бы назвать латиноамериканизмом значительно выросла. Ограничения оригинальности, характерные для предыдущие поколения были частично результатом отсутствия самокритичность и практические трудности, связанные с философская карьера в Латинской Америке. Вклад тех поколений в основном ограничивалось ввозом иностранных мысль; оригинальность в основной доктрине достигалась редко, или даже амбиции.

    Конечно, были исключения. Ромеро, например, в его Theory of Man (1952) , разработаны оригинальные философская антропология. Однако философы и философы практика не была «нормализована», как выразился Ромеро, до появления философов последующего поколения. В эту группу входил Ризьери Фрондизи (1910–1985), Эдуардо Гарсиа Майнез (1908–1993), Мигель Реале (1910–2006), Франциско Миро Кесада (1918–), Леопольдо Зеа (1912–2004) и Хуан Лламбиас де Азеведо (1907–1972).

    Эта группа была первым поколением латиноамериканских философов, которые извлекать пользу из формального философского образования. Предыдущие философы были в основном самоучками, обычно обучались другой профессии, но занимаюсь философией из личного интереса. В структурные изменения в академии, внесенные Учредителями и поколение, которое последовало за этим, позволило целому поколению пройти обучение у философов в университете.

    Еще одна важная общая черта этого периода латиноамериканского философия заключалась в том, что зарождающийся латиноамериканизм предыдущего поколение развивалось и процветало.Это изменение стало очевидным с философы, родившиеся около 1910 года, и их последователи. Несколько философы этого поколения охотно путешествовали по латыни Америка и установление диалога с другими латиноамериканцами. Это Нельзя сказать, что латиноамериканизм в философии был очень устойчивым. Четное сегодня отсутствие общерегионального философского диалога остается более распространенным явлением чем нет, и дискурсивные сообщества, как правило, более локальны или национальный, чем международный. Тем не менее, философское общение внутри Латинская Америка за этот период заметно выросла.

    Одним из факторов, способствовавших развитию философии, был растущее осознание латиноамериканского философского идентичность, ощущение, что было что-то отличное или отличительное о латиноамериканской философии. Отчасти это было результатом роста сознание растущего значения Латинской Америки в мир и, с философской стороны, введение на латыни Америка перспективизма Ортеги. Ко времени Самуэля Рамоса и Леопольдо Зеа, озабоченность Основателей существованием Автохтонная латиноамериканская философия вызвала полемику о том, существовал ли он и как.В этих дебатах практически все выдающиеся философы того периода участвовали. В В свою очередь, эта дискуссия дала толчок к изучению и распространению философские работы латиноамериканских мыслителей на протяжении область.

    Известные работы в этом ключе включают Анибала Санчеса. Новаторская работа Ройлета (1910–1997), опубликованная в Tierra Firme в 1936 году под названием «Panorama de las идеи filosóficas en Hispanoamérica ». Последующий работа Зеа о позитивизме в Мексике, написанная в начале 1940-х годов, как а также историческое исследование мексиканской философии Рамосом занялось нить, как и история Рамона Инсуа Родригеса философии в латиноамериканской Америке и учение Гильермо Франковича о философия в Боливии.За восемь десятилетий с момента публикации Эссе Санчеса Реулета было замечательно распространение работ, посвященных самобытности латиноамериканских философия. Кроме того, антологии, специализированные работы и критические изданий латиноамериканских философских классиков были опубликовано. Сам спор о существовании и возможность автохтонной латиноамериканской философии, которая много внимания во второй четверти двадцатого века (и, в этом отношении, все еще продолжается), помог продвинуть и распространить знание латиноамериканской мысли и философский диалог среди латиноамериканских философов. [3]

    Второй фактор, способствовавший философскому росту и Латиноамериканизм был политическим угнетением и периодическими репрессиями. интеллектуальной свободы в Латинской Америке. Это не было феноменом ограничивается одним периодом латиноамериканской философии. Колониальный режим, без сомнения, был образцом интеллектуального угнетения и контроль, но факт притеснения и интеллектуальных ограничений стал более глубоким после обретения независимости. В девятнадцатом веке, позитивисты использовали философию как инструмент для конкретных политических и социальных программ, и это было использовано в качестве основы для подавления несогласие.В двадцатом веке такой репрессивной модели не существовало. ограничивается определенной интеллектуальной направленностью; философский подавление стало узаконенным в режимах правых и левый. Результат всегда был одним и тем же: интеллектуальное насилие, нарушение прав, необходимых для поиска философских идеи и их исследование, отсутствие свободы выражения и манипулирование педагогическими учреждениями и научными расследование в политических и идеологических целях.Латиноамериканская интеллектуалы, подвергавшиеся этому давлению, регулярно были вынуждены уйти в изгнание, положение дел, которое стало почти обычным и до сих пор распространен в некоторых странах. Жизнь Фрондизи парадигма ситуации: его многочисленные поездки по Латинской Америке были результатом периодических политических потрясений и угнетения в Аргентина. Косвенный, но неожиданно выгодный результат этого повторяющаяся ситуация заключалась в том, что философский перипатетизм латыни Американские философы внесли свой вклад в межамериканскую философскую диалог.

    Философия в Латинской Америке также изменилась с приходом Испанские эмигранты. Среди наиболее влиятельных были: Хоакин Ксирау (1895–1946), Эдуардо Николь (1907–1990), Хосе Ферратер Мора (1912–1991), Хосе Гаос (1900–1969), Луис Рекасенс Сич (1903–1977), Хуан Д. Гарсиа Бакка (1901–1992), Хосе Медина Эчеваррия (1903–1977), Мария Самбрано (1904–191), и почти пятьдесят других (см. Abellán, 1967). Были разные последствия прибытия этой группы. Во-первых, их миграции по всей Латинской Америке помогли сломать некоторые национальные барьеры между философскими сообществами в Латинской Америке.В концепция hispanidad , которую они унаследовали от Мигеля де Унамуно и от Ортеги, и необходимость утвердиться на латыни Америка помогла процессу; они ходили из страны в страну, распространяя идеи и способствуя увеличению философских диалог. Во-вторых, многие из них помогли осуществить изменения в университете. учебные программы по всей Латинской Америке, часто устанавливающие длительные программы по философии. Эффект от их работы стал очевиден, когда поколение, родившееся примерно в 1910 году, достигло зрелости.Это было в тот момент что латиноамериканские философы начали думать и действовать философски в пан-латиноамериканских терминах, путешествия, обмен идеи и сотрудничество в проектах, представляющих общий интерес.

    Период с 1940 по 1960 год кардинальных изменений не претерпел. в философской ориентации. Поколение Основателей использовало Французский витализм как инструмент отказа от позитивизма и следующее поколение, с помощью Ортеги, взяло на себя ответственность за процесс, включение немецкой философии и новых идей, представленных феноменология и экзистенциализм.В это время Мартин Хайдеггер (1889–1976) и Жан-Поль Сартр (1905–1980) составляли доминирующую философскую силу в латинском Америка. Одновременно возобновилась схоластика. импульс. Число сторонников философского анализа и Марксизм продолжал развиваться, но томизм, феноменология, экзистенциализм, и различные версии националистической и культурной философии были доминирующие подходы по всей Латинской Америке. Те, кто работает вне доминирующих течений было мало институциональной власти.

    2.3 Срок погашения (1960 – настоящее время)

    К 1960-м годам философия в Латинской Америке, бесспорно, достигла своего уровень философской зрелости. Работа заметно увеличилась в оригинальность и глубина, а некоторые из них достигли международного видимость. Этот период зрелости продолжается до настоящего времени. К оценить самобытность этой новой ситуации, она помогает Напомним, что период нормализации характеризовался (1) критическим взаимодействие с философскими идеями, пришедшими из-за пределов латыни Америка, (2) рост диалога внутри Латинской Америки и (3) институционализация философии.В период зрелости эти особенности стали стабильными, и общий калибр философской работы продолжал соответственно улучшаться.

    Если измерять философскую активность количеством новых журналов основаны, или по количеству происходящих важных съездов, можно было бы ошибочно прийти к выводу, что философская деятельность фактически уменьшилась после 1960-х гг. Однако многие журналы, основанные в предыдущем двадцать лет продолжались публикации, так что на самом деле была чистая увеличение форумов для философской работы.Более того, более десятка важные конгрессы и философские встречи проходили в период с 1960 г. и 1980. Короче говоря, деятельность, связанная с публикациями и профессиональные встречи достигли здорового уровня стабильность.

    В этот период особого внимания заслуживают четыре философских течения. из-за их растущего влияния и новых идей и подходов они внесли в латиноамериканскую философию: социалистическую и марксистскую мысль (в широком понимании), философский анализ, философия освобождение и история философии.

    Латинская Америка имеет долгую и заметную историю восприимчивости к социалистическая мысль. Его появление восходит к девятнадцатому веку. век. Влияние социалистических идей Клода Анри де Сен-Симон (1790–1825) и Шарль Фурье (1772–1873) явно видно в трактате Dogma socialista Эстебана. Эчеваррия (1805–1851). В ХХ веке Эмилио Фругони (1880–1969) в Уругвае и Мариатеги в Перу, среди прочих, разработал марксистские взгляды, хотя часто и в неортодоксальных терминах.Например, Мариатеги допустил, что нет существенных конфликт между религиозной мыслью и марксизмом, отходящий от стандартные материалистические, атеистические взгляды ортодоксального марксизма. Он также считал, что концепция экономических стадий у Маркса по образцу Европы, не относится к Перу. Хотя буржуазно-либеральный капитализм не материализовался в Перу, он считал, что единственный способ движение вперед заключалось в переходе к социализму.

    Латиноамериканский марксизм отличается разнообразием философских взглядов. подробные сведения и постоянно развиваются.Несмотря на это, многие формы латиноамериканского марксизма: (1) положить конец империализму, неоколониализму и классовому угнетению через социалистические демократические изменения и / или революция; (2) форма социалистического гуманизм, основанный на (а) прекращении капиталистической эксплуатации человека быть человеком, и (б) поддержание модели достоинства, основанной на экономическое и социальное равенство; (3) концепция философии как стремится понять мир во всей его динамике и взаимосвязанные аспекты, теоретизирующие значения капитализма и социализма и пролить свет на соответствующие действия.Класс сознание рабочих, пролетариата или народа обычно рассматривается как важный двигатель социальных изменений. Помимо этих общие обязательства, влиятельные Антонио Грамши (1891–1937) модель «органических интеллектуалов» — интеллектуалов, которые поддержать социальную революцию с критической точки зрения — также нашел отклик у ряда левых интеллектуалов, которые поддержали марксистским революционным движениям на Кубе, Никарагуа и в другом месте. [4]

    Несмотря на давнюю открытость различным направлениям социалистической считалось, что только после 1960 г. марксизм получил заметную академическую стоит по всей Латинской Америке.Действительно, Гарольд Дэвис утверждал, достаточно правдоподобно, что марксизм стал наиболее распространенным идеологическим убежденность профессионалов в десятилетия после 1960-е гг. Мариатеги продолжает играть важную роль в характеристиках отчетливо латиноамериканской формы марксизма. Однако другие важные деятели академического марксизма появились в современном период, в том числе Адольфо Санчес Васкес (1915–2011), испанского происхождения, но работавший в Мексике, и Бразилец Кайо Прадо Жуниор (1907–1990).

    Популярность марксизма сделала возможным его широко распространенная институционализация и ее влияние на практически все активные философские подходы в Латинской Америке.Безусловно, это не обошлось и без критиков, многие из которых утверждают, что философия стремится изменить мир — это вовсе не философия, или что ее масштабы ограничены полностью слишком ограничен для всей дисциплины. Тем не менее, это не будет большим преувеличением сказать, что, вообще говоря, марксистские темы широко представлены в латиноамериканской философии, даже если философы преследуя явно марксистскую программу философских исследований, остаются в меньшинство.

    По сравнению с марксизмом, аналитическая философия пришла к латыни поздно. Америка.Благодаря своему техническому и академическому характеру аналитический первоначальное влияние философии было небольшим. Его историческая связь с логическим позитивизмом заставил многих отвергнуть его из-за его воспринимаемая общность с позитивизмом девятнадцатого века. Однако в за относительно короткий период времени аналитическая философия стала одним из самые сильные философские течения в Латинской Америке. В издание журналов Crítica в Мексике, Análisis Filosófico в Аргентине и Manuscrito в Бразилии, основание Общества Философский анализ (SADAF) в Аргентине и рост публикации аналитического уклона в журналах нейтральных философских ориентации, свидетельствуют о том, что философский анализ сейчас хорошо зарекомендовал себя на латыни Америка. [5]

    Важным аспектом этого было международное признание некоторых из эта работа. Некоторые философы-аналитики из Латинской Америки привлекали внимание внимание философов в Европе (особенно в Англии и Германия), США и Канаде. Кроме того, латиноамериканские философы, которые эмигрировали или совершили длительные поездки в эти страны произвел важную работу. Особо выделяются три области вклада: философия прав человека, теория права и логика.Эдуардо Рабосси (1930–2005) работа по правам человека в Латинской Америке привлекала внимание крупных английских и американских философов. Карлос Нино (1943–1993) работал в области философии права, например, его консенсуальная теория наказания, была широко признана как оригинальный вклад в философию и юриспруденцию (см. Наварро в Nuccetelli et. др., 2010). Наконец, латиноамериканские работы по логике был особенно плодородным. Ньютон К. А. да Кошта (р. 1929) выполнил значительная работа над паранепротиворечивой логикой, которая была предметом международное внимание (см. da Costa & Bueno 2010).Карлос Эдуардо Вклад Альчуррона (1985) в модель веры AGM изменить (названный в честь Альчуррона и его сотрудников, Питера Гарденфорс и Дэвид Макинсон) также влиятельный. Хотя его основы изначально были разработаны из Усилия Альчуррона и Макинсона по моделированию изменений в правовой кодексов, в настоящее время это доминирующая формальная основа для моделирования убеждений доработка.

    Растущее влияние аналитической философии в Латинской Америке не прошел без критики.Нередко можно услышать эту аналитическую философам не хватает чуткости к насущным проблемам, касающимся латыни Америка. Хотя эта проблема вряд ли уникальна для аналитических философии, это тоже иногда заслуживает. Однако это также правда что строгая аргументация, анализ языка и использование символическая логика часто является препятствием для посторонних на пути к этому. методология. Тем не менее латиноамериканские философы-аналитики часто был вовлечен в решение социально значимых вопросов. Действительно, оба Рабосси и Нино были вовлечены в политику Аргентины, служа в правительстве президента Рауля Альфонсина.Да Коста и Альчуррон применили свои логические теории к праву и множество, пожалуй, «практических» проблем. Более того, множество латинских Американские философы-аналитики в центре внимания этические и политические вопросы. После сапатистов 1994 года восстание, ряд видных мексиканских философов (в том числе Фернандо Сальмерон и Луис Вильоро) стали участвовать в общественных и академические усилия по решению проблем сапатистов.

    Третий современный подход, заслуживающий особого внимания, — это философия освобождения.Эта автохтонная философская точка зрения началась в начале 1970-х годов группой аргентинских философов, прежде всего Артуро Андрес Роиг (1922–2012), Орасио Черутти-Гульдберг (р. 1950) и Энрике Дюссель (р. 1934) с Дюсселем будучи в первую очередь ответственным за распространение философии освобождения за пределами Латинской Америки. Эта философия разделяет некоторые интеллектуальные критерии с теологией освобождения — в в частности, в долгу перед теорией зависимости, а также перед католической и Марксистские идеи.Некоторые из наиболее важных особенностей различных направления движения включают стремление к латиноамериканским интеллектуальная независимость, упор на экономическую автономию в противоположность экономической зависимости, упор на политические режимы, которые реагировать на интересы бедного и коренного населения, и в целом, стремление поставить реалии Третьего мира в центр философские проблемы.

    Международная известность философии освобождения была в часть непредвиденных последствий военных репрессий в 1976–83 гг. Аргентина.Основоположники философии освобождения пошли в изгнание в различные страны Латинской Америки. Хотя это рано диаспора создала постоянный раскол в движение — Серутти-Гульдберг призывает говорить о «Философии освобождения» — распространяются его идеи по всему региону.

    Цель интеллектуальной независимости, важная для многих разновидностей философия освобождения не нова с философией освобождение. Его нити можно найти в работах Рамоса и других. в начале 20-го -го -го века.Другие предшественники включают культурные и исторические взгляды Леопольдо Зеа, которые подчеркнуть самобытность Латинской Америки и ее истории. Более того, забота Аугусто Салазара Бонди (1925–1974) о интеллектуальная аутентичность, основанная на теории зависимости, проложила путь за важные достижения в философии освобождения. Тем не мение, Отличительной чертой философии освобождения является степень к которому он развил тему освобождения в далеко идущая и систематическая критика европейской (а позже и United Государства) доминирование в интеллектуальном, экономическом и социальном мирах.В В частности, философы освобождения обвиняют интеллектуалов и экономические рамки Европы и США различаются (в настоящее время и исторически) пренебрежением или враждебностью к заботы тех, кто находится за пределами центральных для Европы систем власти и Соединенные Штаты.

    Философия освобождения подвергалась различной критике. Внутри движения существует богатая традиция разногласий. (Cerutti-Guldberg 1983), и даже те, кто симпатизирует этим аспектам обвинили в том, что его сторонники не смогли должным образом приспособить озабоченность по поводу пола и сексуальности (Schutte 1993), что это недостаточно внимателен к тому, как работают категории идентичности (Alcoff 2000), и что, несмотря на осуждение евроцентризма, он тоже Евроцентрический (Варгас 2005).

    Хотя философы-аналитики (будь то в Латинской Америке или за рубежом) обычно игнорировали философию освобождения (или отвергали он как нестрогий или нефилософский), эта философская перспектива возможно, оказал большее влияние за пределами Латинской Америки, чем любой другой Латиноамериканское философское развитие. В частности, у Дюсселя есть вел диалог с множеством философов в Европе (в том числе Апель, Рикер и Хабермас), а также с континентальным влиянием философы в США и других странах (например,г., Рорти, Тейлор, Алькофф и Мендьета). [6]

    Четвертое философское течение в латиноамериканских современниках. Сцена, которую стоит отметить, не является собственно ориентацией, а является областью исследования: история философии. Философская продуктивность в этой области очень высока. заслуживает внимания, потому что его влияние было значительно среди философы разных убеждений. До 1960 г. как количество, так и качество исследований по истории философии, опубликованных на латыни Америка часто была плачевной.Большинство работ составляли панегирики или простые пересказы текстов, недоступные в испанском переводе. Более того, сохранились полные периоды истории философии. вне рамок этих исследований. С 1960 года ситуация изменилась. существенно изменилось. Сейчас есть работы, которые касаются практически каждый период истории западной философии и даже восточной философия. Более того, значительная часть этих исследований серьезны, раскрытие знания соответствующих языков и первоисточников и добавление критического элемента, без которого история философии становится просто глянцем.

    В этой связи следует отметить появление журналы, специализирующиеся на истории и думающие о некоторых исторических периоды. Например, в последнее десятилетие появились журналы. посвящен изучению средневековья. Хотя не все эти журналы строго философские, их публикации важно, потому что это указывает на наличие технического фон, несомненно, необходим для серьезного исторического исследования. Это также свидетельствует о приверженности латиноамериканских интеллектуальных групп делу то, что можно было бы назвать «чистым исследованием» — поиск знания ради самих себя без учета его непосредственных практическое применение.

    В совокупности эти факты демонстрируют тематическую ловкость в обращении с философские идеи и аргументы, факт, который привел Миро Кесада охарактеризовать поколения латиноамериканских философов в срок погашения как «технический». Философия стала специализированная и профессиональная дисциплина в Латинской Америке. Действительно, поскольку 1960 г. латиноамериканская философия достигла такой зрелости. хорошо сравнивается с состоянием профессии в Европе и США Состояния.

    Последнее недавнее событие в Соединенных Штатах заслуживает упоминания в связь с латиноамериканской философией. Сейчас есть несколько поколения выдающихся философов латиноамериканского или латиноамериканского происхождения Американцы по происхождению работали в США и Канаде, внесение вклада в традиционные философские области, такие как метафизика, эпистемология и история философии. Среди них Джордж Сантаяна (1863–1952), Эктор-Нери Катаньеда (1924–1991), Марио Бунге (р. 1919), Эрнесто Соса (р.1940), Хорхе Дж. Э. Грасиа (р. 1942), Линда М. Алкофф и другие.

    В последние два-три десятилетия новое понимание латиноамериканца / a идентичность в философии выросла среди группы философов, которые проделали работу в областях, связанных с проблемами испаноязычных / латиноамериканцев, и идентифицировали себя как латиноамериканцы или латиноамериканцы / как. Среди старших философы, которые были более четко идентифицированы с этим движением двое из упомянутой группы (Alcoff и Gracia), а также другие, такие как Дж.Анджело Корлетт, Сусана Нуччетелли, Эдуардо Мендьета, и Офелия Шютте. Эти философы внесли, в частности, к дискуссии по вопросам расы, этнической принадлежности, национальности и феминизм, особенно через анализ этнических, расовых и гендерная идентичность. Одна поразительная особенность большей части этой работы — значительная степень, в которой он явно проинформирован или привлечен с, латиноамериканская философия и ее история.

    Третий раздел этой статьи посвящен темам, которые были особая забота о латиноамериканских и латиноамериканских философах и которые есть интерес сегодня.Эти темы предлагают общую картину способ подхода этих философов к философским проблемам. Тем не менее, обсуждаемые здесь вопросы обязательно неадекватное представление разнообразных вопросов и подходов в Латинской Америке философия. [7]

    3.1 Права американских индейцев

    Возможно, самая старая отличительная философская проблема постколумбовая латиноамериканская философия касается прав коренное население Северной и Южной Америки, и обязанности этих правительства, заявившие о своей юрисдикции над ними.В середине шестнадцатого века были серьезные оговорки со стороны ряда философы, теологи и теоретики права относительно действительности испанских завоевательных войн. События Франсиско Витории теории справедливой войны были одними из первых и наиболее продолжительных философские вклады в тему. Один из самых значительных для мыслителей шестнадцатого века в Испании проблемой было то, коренное население было рабами по природе или нет. Будь то испанский Корона могла «усмирить» коренное население через насилие — или более мирные средства убеждения и политический контроль был необходим — считалось, что он влияет на то, коренное население было естественными рабами.Соответственно, результат этого спора повлияло на обязанности испанской короны по коренное население и, соответственно, способ необходимо лечить коренное население (Canteñs 2010).

    Проблема достигла апогея в дебатах между Хуаном Хинесом. Сепульведа, защищавший право испанской короны насильственно навязывать свои правовые и религиозные обычаи коренному населению из Америки и Бартоломе де Лас Касас, доминиканский монах и первый епископ Чьяпаса.Лас Касас выступал за тонкую чтение идеи естественного рабства, настаивая на полном рациональность коренного населения, необходимость мирного евангелизации этих групп населения и строгих ограничений на означает, что используется от имени испанских интересов в Северной и Южной Америке. Результаты дискуссии были инклюзивными — работа Сепульведы была какое-то время подавлялась, но позиция Лас Касаса в Испанское применение силы никогда не было официально одобрено испанцами. Корона. Тем не менее, Лас Касас продолжал играть заметную роль в Испанский императорский двор, неустанно спорящий от имени туземца населения.

    Между семнадцатым и девятнадцатым веками, возможно, доминирующая точка зрения латиноамериканских философов (преимущественно высший класс, в основном европейского происхождения), как правило, относились к коренному населению как «проблему», которую необходимо было преодолеть. К концу девятнадцатого века, среди значительного влияния Хаксли и Социальный дарвинизм, некоторые страны проводили политику поощрения ассимиляция и «цивилизация» коренных населения, часто в сочетании с поощрением большего иммиграция из Европы.Как для философов, так и для политиков: забота о сохранении коренных культурных обычаев, языка и политическая автономия обычно была незначительной.

    В двадцатом веке заботы и природа коренных популяции получили более разнообразные оценки от философов. За Например, Мариатеги (1971) утверждал, что коренные перуанцы были коллективисты, «естественные» коммунисты, чьи экономические трудности были в значительной степени связаны с владением, распределением и использование земель в Перу.В творчестве Хосе Васконселоса (Vasconcelos / Gamio, 1926; Vasconcelos, 1997), коренное население в Америка была чем-то, что нужно было ассимилировать на пути к формирование «космической» расы смешанных людей. Это будущее население, люди смешанной расы, адаптируют лучшие культурные практики со всего мира. В работе Энрике Дюсселя (1995), встреча с индейским населением философски важны по разным причинам, включая формирование Европы как важная концептуальная категория, творение современности, и что взаимодействие между завоевателями и побежденными говорит о сложность понимания интересов и забот других народы.

    За десятилетие до 1992 года (пятисотлетие завоевания) интеллектуальное обсуждение коренных народов и их интересов росло значительно. К 1990-м годам наступил расцвет философских работать, особенно, но не исключительно в Мексике, по вопросам этнических самобытность и политическое представительство коренного населения. Луис Виллоро, Фернандо Сальмерон и Леон Оливе были среди видных участников этих дискуссий.

    В первой половине двадцать первого века философские работы по аспекты явно латиноамериканской проблемы, касающейся расы и политика распространился. [8] Для большего по некоторым из этих вопросов см. раздел ниже о Identity of люди.

    3.2 Идентичность людей

    Одна из самых серьезных проблем, с которой народы латыни Америка сталкивалась в своей истории с проблемами определения их идентичность как народа. Когда иберийцы прибыли в Америку, Американские индейцы были рассеяны по огромной территории, разделенной существенно разные культуры, включая множество языков.Иберийцы навязали им колониальное единство, но вопрос об их идентичность стала критической, особенно после того, как африканцы были введены восполнить дефицит рабочей силы в Карибском бассейне и на восточном побережье Южного Америка. Как все эти народы подходят друг другу как народ или нация? и как их задумать? Вопрос идентичности в первую очередь всплыли в дискуссиях о правах американских индейцев, а позже африканских рабов, но распространено на иберийцев по сравнению с американцами Европейцы.

    Проблема приобрела остроту в период независимости, когда те кто боролся против испанского господства, в частности, столкнулся с задачей формирования наций из населения, которое было разнообразным по расе, культуре, и происхождение.Освободители, такие как Боливар и Марти хорошо понимал задачу и отвергал расу, в частности, как разделить между различными группами населения, из которых они стремились выковать объединенные нации (см. Агилар Ривера и Шутте в Gracia, 2011). Они предложенные концепции национального единства, основанные на смешанном населении под идеалы политического самоопределения.

    Этот акцент изменился после обретения независимости в ответ на давление потребности национального развития и прогресса. Философы-позитивисты, такие как Сармиенто, часто выступали за национальную политику, благоприятствовавшую Европейская иммиграция как способ подрыва расового и этнического различия, которые разделили население (см. Берк и Хамфри в Грация, 2011).Эта политика часто основывалась на негативном взгляде на как американцы, так и африканцы. Более того, эта политика не достичь целей, к которым стремились их сторонники. Неудача позитивиста идеи, которые помогут определить идентичность популяций различных народы вызвали реакцию, наиболее очевидную в мексиканском Революция, чтобы вернуться к прошлому американских индейцев как способ найти единство, которое сделало бы нации разнообразным населением. Понятия как национальное, так и латиноамериканское единство предлагалось по разным причинам В настоящее время.Для некоторых, как в случае с Васконселос, единство расовый, результат смешения различных рас, составляющих Население Латинской Америки (см. Von Vacano in Gracia, 2011). За другие — такие как Зеа — культурное единство этих народов послужили основой национальной или латиноамериканской идентичности (см. Oliver в Gracia, 2011).

    Попытки найти эффективный способ определить идентичность латыни Американцы не ослабевают в Латинской Америке и нашли плодородная почва в работах латиноамериканских философов, работающих в Соединенные Штаты.Попытки определить расовую, этническую и национальную принадлежность границы идентичности латиноамериканцев и латиноамериканцев / как в Соединенные Штаты преследовали такие авторы, как Алькофф, Корлетт и Грасиа (см. Миллан и Веласкес в Грасиа, 2011 г.).

    3.3 Философская антропология

    Краеугольным камнем латиноамериканского позитивизма был научный концепция людей, которая была обналичена с психологической точки зрения чтобы решить проблему разума и тела. Антипозитивисты напали на это концепции личности, и намеревался разработать философское антропологии, которая могла бы стать привлекательной альтернативой позитивистская концепция личности.Практически каждый установленный философ занимался этим проектом. Появились три основных подхода: виталистическая антропология, антропология духа и различные экзистенциалистские / марксистские альтернативы.

    Группа философов, принявших ту или иную форму витализма, была под сильным влиянием Бергсона. В ранних версиях этого подхода позитивистская антропология была отвергнута на том основании, что в ней нет места для свободы. Среди наиболее важных ранних сторонников этой точки зрения были Вас Феррейра (Уругвай), Алехандро Деустуа (Перу), Антонио Касо (Мексика), Энрике Молина (Чили) и Алехандро Корн (Аргентина).В работах Казо и Ваконселоса характерная характер человека — это сознание, которое якобы расходится с детерминистскими или механистическими взглядами на Мир.

    Работы этих авторов и визит популярного испанского философ Хосе Ортега-и-Гассет открыл латиноамериканский философская антропология под влиянием новой волны европейского философы. В частности, Гуссерль, Дильтей, Шелер и Хартман дал начало другому подходу в философской антропологии: антропология духа.Среди наиболее важных сторонников это мнение были Самуэль Рамос (Мексика), Франсиско Ромеро Аргентина), Ризьери Фрондизи (Аргентина), Франсиско Миро Кесада (Перу), и Леопольдо Зеа (Мексика). Для Рамоса чувство, а не разум — это центральная черта человечества. Для Ромеро характерно то, что идентифицирует людей — это двойственность; для Миро Кесада, фундаментального вопрос метафизический, а именно: «Что есть человек?» Сомнения о возможности найти адекватную теорию, как правило, вызов в эпистемический, а не метафизический вопрос.

    В 1950-х и начале 1960-х гг. Утвердился экзистенциализм. среди философов Латинской Америки. Среди важнейших латинских Американские экзистенциалисты / марксисты — Карлос Астрада (Аргентина) и Висенте Феррейра да Силва (Бразилия), на которого особенно повлияли Хайдеггера. Оба были озабочены тем, существует ли такая вещь как человеческая сущность. Астрада утверждает, что нет: люди не имеют определенную сущность, и это составляет их фундаментальную проблема. В Мексике множество выдающихся философов — членов Группа Гиперион — кратко занялась экзистенциалистскими темами, отказавшись от им всего несколько коротких лет (Sánchez, 2016).

    3.4 Философская идентичность Латинской Америки

    Понятие латиноамериканской философии было предметом жарких полемика на протяжении большей части двадцатого века. Полемика несколько очагов. Пять из самых горячо обсуждаемых — это существование, идентичность, характеристики, оригинальность и подлинность. Есть такие такое понятие как латиноамериканская философия? В чем его идентичность состоять? Есть ли на нем отличительные знаки? Это оригинал? И является это подлинно?

    Разногласия в ответах на эти вопросы глубоки.На них можно смотреть как минимум четырьмя способами в зависимости от Используемый подход: универсалистский, культурологический, критический, этнический. В универсалист рассматривает философию как универсальную дисциплину, родственную наука. Следовательно, для универсалистов возникает фундаментальный вопрос. смогли ли латиноамериканцы создать своего рода универсальный дисциплина, которую можно ожидать, когда в качестве модели используется наука. Его проблемы общие для всех людей, их метод также общий, и его выводы должны быть верными, независимо от конкретных обстоятельства.Большинство универсалистов, таких как Фрондизи, видят в латыни Американская философия в этом отношении потерпела поражение.

    Культуролог думает, что истина всегда перспективна, зависит от точка зрения. Метод обретения истины всегда зависит по культурному контексту. Философия — это исторический, ненаучный предприятие, заинтересованное в выработке общей точки зрения с определенной личной или культурной точки зрения. Соответственно, культуролог может допустить существование латиноамериканской философии постольку, поскольку латиноамериканцы занимались развитием взглядов своих точки зрения как индивидуумов или как латиноамериканцы, и используя что бы то ни было означает, что они сочли это целесообразным.Оригинальные ли они или подлинные, или породили своего рода научную философию, являются не относящиеся к делу вопросы. Это позиция Леопольдо Зеа (см. Зеа в Gracia 1988–89).

    Критический подход рассматривает философию как результат социальной условия и тесно связаны с этими условиями. Некоторые условия способствуют выработке философии или того, что иногда называется подлинной философией, в то время как другие нет. К несчастью, сторонники этой позиции (например, Салазар Бонди, 1969) обычно рассматривал латиноамериканскую философию как неудачу в этом отношении из-за условия, действующие в регионе.По их мнению, латынь Американская философия есть и будет неаутентичной и следовательно, не истинная философия, поскольку латиноамериканские философы продолжать подражать взглядам философов из развитых Мир.

    Этнический подход утверждает, что латиноамериканская философия должна быть понимается как философия, созданная латиноамериканским народом. В представление о латиноамериканцах как о народе — ключ к пониманию обоих как латиноамериканская философия объединяет разнообразие.Это один, потому что этническая группа произвела его, но он отличается от места к месту и во времени, потому что разные исторические обстоятельства подсказывают люди, которые производят его для решения различных проблем и принятия разные точки зрения и методы. Этот подход стремится понять как латиноамериканская философия может быть универсальной, особенной и аутентичный (см. Gracia, 2008, ch 7).

    Вопросы, касающиеся понятия латиноамериканской философии, были первыми. вырос в Латинской Америке в девятнадцатом веке.Однако не было до конца первой половины двадцатого века они были серьезно исследованы, в частности, Зеа и Фрондизи. С того времени, эта тема была постоянным источником дискуссий и споров. В самом деле, это, пожалуй, самый обсуждаемый предмет в латыни. Американская философия.

    3.4 Феминистская философия

    По крайней мере, с XIX века феминистская академическая работа на латыни У Америки были сложные и в целом двойственные отношения с академической и философской работой в целом (Fornet-Bentacourt, 2009 г.).Например, после обретения независимости женщинам было предоставлено больше доступ к образованию, но явно феминистские проблемы, как правило, в основном второстепенный для академических и философских дискуссий. Этот история привела некоторых к утверждению, что феминистская философия должна быть сосредоточены не на философии, а на разнообразном собрании академических области и (часто активистские) социальные практики. Например, Офелия Schutte (2011) утверждал, что феминистская философия требует дома. в более широкой латиноамериканской феминистской теории , а не в дисциплины философии в Латинской Америке, потому что «феминизм — это слишком новый, чтобы иметь возможность эффективно преобразовать столетия мужское интеллектуальное доминирование в философии »(стр.784).

    Несмотря на продолжающиеся амбивалентные отношения феминистской философии с академической философией в Латинской Америке, тем не менее повторяющееся направление академической философской работы в узнаваемом феминистский дух с конца 19 века (Оливер 2007, с. 32). Например, уругвайский философ Карлос Ваз Феррерия (1871–1958) дал цикл лекций по феминизму в 1917 г., которые позже были опубликованы в 1935 г. под названием Sobre feminismo [ On Феминизм ].Мексиканский философ Грасиела Йерро (1928–2003) много публиковались по феминистской этике и роли феминизма в общественные и академические пространства. Более того, начиная с 80-х гг. значительный рост в этой области, с важной работой таких фигуры Мария Пиа Лара, Мария Луиза Фемениас и Офелия Шютте. Много недавних феминисток философия была транснациональной по своим источникам, явно опираясь на академическая философия в Америке и континентальной Европе, но также опираясь на историю феминистского активизма в Латинской Америке, социальные научные исследования и личные рассказы.

    Разнообразие интересов и позиций латиноамериканских феминисток затрудняет предоставление простой, но точной характеристики поле. Иногда считается, что по сравнению с американскими формами феминистской мысли, латиноамериканский феминизм получил несколько большее интерес к критическому анализу семьи, класса и этнической принадлежности (Schutte and Femenías 2010, стр. 407–9). В соответствии с более широким Стремление латиноамериканской философской традиции к самокритике рефлексивности в отношении своей традиции, возможно, будет справедливо сказать, что латынь Американская феминистская философия была особенно рефлексивной или самокритично относится к тому, что значит следовать феминистской философии в Латинская Америка.Например, философы-феминистки подчеркивали необходимо признать, что академические философы, где бы они ни жили, наслаждаются культурная привилегия, которая может поставить их на некоторое расстояние от живых условия жизни большинства женщин в Латинской Америке (Femenías и Oliver, 2007, стр. xi). Учитывая такую ​​модель «эпистемической привилегии» где, с точки зрения реальных социальных практик, опыт и категории одних обычно ценятся выше других, ряд феминистских философы думали, что у философов-феминисток есть особая причина рассмотреть способы концептуализации феминистских целей и представлены в популярном и академическом дискурсе (Schutte 2011, p.785).

    Хотя будущее феминистской философии в Латинской Америке остается неясно, представляется весьма вероятным, что ряд его выдающихся проблемы, включая активистскую философию, озабоченность по поводу эпистемических и культурные привилегии, а также опора на междисциплинарную интерпретацию фреймворки сохранятся в интересах ряда академических контексты.

    Перевести великий мыслитель на латынь с контекстными примерами

    Компьютерный перевод

    Пытаюсь научиться переводить на примерах человеческого перевода.

    Вклад человека

    От профессиональных переводчиков, с предприятий, с веб-страниц и из свободно доступных хранилищ переводов.

    Добавить перевод

    Последнее обновление: 2021-05-03
    Частота использования: 1
    Качество:
    Ссылка: Anonymous

    Последнее обновление: 2021-12-16
    Частота использования: 1
    Качество:
    Ссылка: Anonymous

    Последнее обновление: 2010-04-03
    Частота использования: 1
    Качество:
    Ссылка: Anonymous

    Последнее обновление: 2013-05-28
    Частота использования: 1
    Качество:
    Ссылка: Википедия

    Последнее обновление: 2013-05-28
    Частота использования: 1
    Качество:
    Ссылка: Википедия

    Последнее обновление: 2013-05-28
    Частота использования: 1
    Качество:
    Ссылка: Википедия

    Последнее обновление: 2013-05-28
    Частота использования: 1
    Качество:
    Ссылка: Википедия

    Последнее обновление: 2013-05-28
    Частота использования: 1
    Качество:
    Ссылка: Википедия

    Последнее обновление: 2013-05-28
    Частота использования: 1
    Качество:
    Ссылка: Википедия

    Последнее обновление: 13.04.2015
    Частота использования: 1
    Качество:
    Ссылка: Anonymous

    Последнее обновление: 2017-05-16
    Частота использования: 1
    Качество:
    Ссылка: Anonymous

    Последнее обновление: 2016-03-17
    Частота использования: 1
    Качество:
    Ссылка: Anonymous

    Последнее обновление: 2019-10-31
    Частота использования: 1
    Качество:
    Ссылка: Anonymous

    Последнее обновление: 2018-12-08
    Частота использования: 1
    Качество:
    Ссылка: Anonymous

    Последнее обновление: 2016-05-16
    Частота использования: 1
    Качество:
    Ссылка: Anonymous

    Последнее обновление: 2016-05-16
    Частота использования: 1
    Качество:
    Ссылка: Anonymous

    Последнее обновление: 2012-02-15
    Частота использования: 1
    Качество:
    Ссылка: Пер.ком

    Последнее обновление: 2020-09-20
    Частота использования: 1
    Качество:
    Ссылка: Anonymous

    Последнее обновление: 2020-08-17
    Частота использования: 1
    Качество:
    Ссылка: Anonymous

    Последнее обновление: 2020-04-19
    Частота использования: 1
    Качество:
    Ссылка: Anonymous

    Получите лучший перевод с


    4 401 923 520 человеческий вклад

    Сейчас обращаются за помощью пользователи:

    Мы используем файлы cookie, чтобы вам было удобнее.Продолжая посещать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Выучить больше. В ПОРЯДКЕ

    Urban Thinkers Campus запускает серию статей о принудительной миграции в городах с первоначальным акцентом на Латинскую Америку — Колумбия

    22 октября 2020 г. — Кампус городских мыслителей ООН-Хабитат запустил серию из трех частей, посвященную проблеме принудительной миграции в городах, которую совместно проводят Альянс городов и ООН-Хабитат. Первая сессия была посвящена тому, как города Латинской Америки справляются с последствиями вынужденной миграции, с примерами политики и подходов, направленных на интеграцию мигрантов в социальную и экономическую структуру города.

    В виртуальном «кампусе» участвовали докладчики от местных властей, представляющих Сан-Паулу (Бразилия), Кукуту, Колумбия, и Куэнку, Эквадор, а также Cities Alliance, ООН-Хабитат, Швейцарское агентство по развитию и сотрудничеству (SDC) и United Cities и местные органы власти (ОГМВ).

    Миграция и перемещение находятся на историческом уровне в Латинской Америке и Карибском бассейне (ЛАК), что приводит к давлению на землю, жилье и услуги. В последние годы около 5,5 миллиона венесуэльцев мигрировали в города по всей Латинской Америке, в дополнение к столь же динамичному миграционному потоку через Центральную Америку и Мексику в и из Соединенных Штатов и, хотя и в меньшей степени, миграции из сельской местности в города.Пандемия COVID-19 добавляет дополнительный уровень сложности, с закрытыми границами по всему региону, повышенным спросом на услуги здравоохранения и спадом экономики. COVID-19 также привлек внимание к существующему неравенству в регионах и странах, но также и в городах, и с ростом уровня уязвимости из-за потери средств к существованию и работы многие мигранты оказались бездомными и оказались в тяжелых условиях жизни.

    Спикеры согласились с тем, что миграция может быть положительной силой для городов и экономическим, культурным и социальным достоянием.Важнейшее значение имеют партнерство и диалог между различными уровнями правительства, секторами и заинтересованными сторонами (включая гражданское общество и частный сектор), равно как и необходимость не ограничиваться миграцией как гуманитарной проблемой. В то время как города во многих контекстах играли ведущую роль во время недавнего кризиса, для вовлечения мигрантов в предоставление услуг, распределение продуктов питания и решения по обеспечению жильем / жильем, городам необходимы инклюзивная политическая среда, инструменты и механизмы интеграции их мигрантов.

    Анаклаудия Россбах, региональный советник Cities Alliance для LAC, сказала, что для успешной интеграции мигрантов городам необходима национальная правовая база.

    «Миграция может стать возможностью для городов, но нам нужна благоприятная среда. Национальные законы должны признавать права мигрантов на доступ к социальным услугам, образовательным услугам, экономическим возможностям и жилью. Это основная проблема, с которой мы сталкиваемся в большинстве стран Глобального Юга », — отметила г-жа Россбах.

    Элькин Веласкес, директор ООН-Хабитат по Латинской Америке и Карибскому региону, отметил, что цели в области устойчивого развития (ЦУР) и Новая программа развития городов (NUA) уже обеспечивают основу для социально-экономической интеграции мигрантов на основе права на город.Он подчеркнул, что меры, направленные на мигрантов, должны сопровождаться поддержкой принимающих сообществ для предотвращения ксенофобии. Такой подход также ускоряет удар:

    «Каждый раз, когда мы видим интегрированный пакет политической поддержки мигрантов в принимающих сообществах с территориальной перспективой, то есть с акцентом на районы и определенные районы городов, положительное влияние наступает быстрее. Это мы измерили и знаем из свидетельств », — сказал г-н Веласкес.

    Он подчеркнул способность ООН-Хабитат объединить усилия различных городских субъектов для изменения городских систем, которые улучшают условия жизни для всех и способствуют социальной интеграции, при этом решающую роль играют руководители городов.

    Город Кукута в Колумбии — один из примеров города, находящегося на переднем крае миграции. В условиях высокого уровня бедности и безработицы город изо всех сил пытался принять большое количество венесуэльцев, которые к настоящему времени составляют около 18% населения города. Хуан Диего Пенья, заместитель сотрудника отдела социального развития Кукуты, представил план развития города, который включает миграцию с упором на равенство и социальную интеграцию. Кукута предлагает бесплатные курсы и профессиональную подготовку как для местных жителей, так и для мигрантов с целью повышения самообеспеченности людей, находящихся в уязвимом положении.

    «Мы должны изменить представление о миграции», — подчеркнул г-н Пенья.

    Фатима Фернандес, руководитель проектов ОГМВ, отметила, что миграция является одним из основных пунктов повестки дня местных органов власти, и как представитель более 250 000 муниципалитетов ОГМВ работает над тем, чтобы они имели право голоса в глобальных дискуссиях по миграции, в том числе глобальных. такие механизмы, как Глобальный форум по миграции и развитию (GFMC), Миграционная сеть ООН или Глобальный форум беженцев.

    «Местные органы власти не только заслуживают того, чтобы быть там, но когда они там, они действительно меняют разговор о динамике мигрантов, но также и о том, что необходимо для управления мобильностью людей на благо всех», — сказала г-жа Фернандес.

    Город Куэнка, Эквадор, принял меры по интеграции мигрантов с помощью муниципального законодательства и государственной политики, направленной на интеграцию с мигрантами. София Арсе Б., генеральный директор по международным отношениям и сотрудничеству Куэнки, поделилась тем, как городская программа Дома мигрантов (Casa del Migrante) связывает мигрантов с программами по уходу и государственно-частными организациями для предоставления им необходимых услуг даже во время COVID-19. .

    В случае Сан-Паулу, Бразилия, местная политика в отношении мигрантов помогла сформировать национальную политику. Патрисия Диччекенян, координатор Секретариата Сан-Паулу по правам человека и гражданству, сказала, что муниципальный закон Сан-Паулу от 2016 года предоставляет общественные услуги всем, независимо от иммиграционного или документального статуса, и стал моделью для Национального миграционного закона Бразилии 2017 года. является хорошим примером того, как законы местного и национального уровней влияют друг на друга и как новаторские решения на местном уровне формируют национальное законодательство.Город также учредил муниципальный совет для мигрантов, чтобы вовлечь их в политический процесс, поскольку у мигрантов нет политических прав.

    Нина Астфальк, заместитель директора по сотрудничеству Швейцарского агентства по сотрудничеству в целях развития (SDC) в Гондурасе, поделилась опытом «Программы городов и миграции» Альянса городов в Гватемале. В Аматитлане программа помогает городу извлечь выгоду из роста за счет интеграции трудовой миграции в городское планирование. В Сан-Маркосе он нацелен на направление денежных переводов в формальные сбережения; На данный момент уже были оформлены денежные переводы в размере 700000 долларов США из целевой суммы в 2 миллиона долларов США, хотя ожидается, что COVID-19 повлияет на денежные переводы.

    «Это вмешательство показывает, что территориальный подход часто предполагает, что города должны рассматривать мигрантов как жителей с равными правами на своей территории, независимо от миграционного статуса. Это не означает, что конкретные меры защиты не рассматриваются и не рассматриваются, но это выдвигает на первый план деятельность мигрантов и подчеркивает потенциал миграции для устойчивого развития »,

    — подчеркнула г-жа Астфальк.

    Сессия завершилась г-жойРоссбах подчеркивает, что обмен знаниями через сообщества практиков может быть сильным инструментом для городов; даже во время вебинара участники подключались и запрашивали дополнительную информацию о представленном опыте. Координатор ООН-Хабитат по вопросам миграции и перемещения Стефани Луз, которая модерировала сессию, подчеркнула важность комплексных подходов к многоуровневым проблемам, с которыми сталкиваются города, для использования положительного воздействия на миграцию в городские районы.

    Вторая сессия Urban Thinkers Campus будет посвящена беженцам и состоится 12 ноября 2020 года.Третья сессия, которая состоится 10 декабря, поместит в центр внутренне перемещенных лиц (ВПЛ).

    Следите за обновлениями и зарегистрируйтесь, чтобы получить дополнительную информацию и посетить следующий кампус городских мыслителей по адресу https://forms.gle/Q3eWdn9h3b4oEA7W7

    Феноменология в Латинской Америке — Энциклопедия философии Рутледжа

    DOI: 10.4324 / 9780415249126-ZA015-1
    Версия: v1, опубликовано в Интернете: 1998
    Получено 6 января 2022 г. с https://www.rep.routledge.com/articles/thematic/phenomenology-in-latin-america/ v-1


    Латиноамериканская борьба против позитивизма девятнадцатого века была исконным усилием основоположников латиноамериканской мысли, таких как Хосе Энрике Родо (1872–1917), Хосе Васконселос (1882–1959), Алехандро Корн (1860–1936) , Карлос Ваз Феррейра (1871–1958), Алехандро Деустуа (1849–1945), Энрике Молина (1871–1956) и Антонио Касо (1883–1946).Эти мыслители боролись за свою философскую свободу в борьбе против продолжения таких европейских течений, как неокантианство и экзистенциально-феноменологическое движение, с одной стороны, а с другой стороны, развивая философию, которая была чисто латиноамериканской.

    Во всем этом фундаментальное влияние оказал испанский философ Хосе Ортега-и-Гассет (1883–1955). Ортега-и-Гассет в основном интересовался проблемами истории и культуры. Его знаменитая апофегма «Я есть я и мои обстоятельства» (1947: 322) была оправданием феноменологического движения, аксиологического характера, а также отправной точкой для утверждения латиноамериканских обстоятельств.

    Немногие из них культивировали гуссерлианский стиль феноменологии в Латинской Америке вне учебы. Латиноамериканские мыслители предпочитали применять феноменологический метод к различным областям знаний. В частности, те, которые касаются социокультурных аспектов, литературной критики, социально-экономических структур и юридической аксиологии. Во всех работах, связанных с аксиологией, огромное влияние оказали мысли философов Николая Гартмана (1882–1950) и Макса Шелера (1874–1928).

    Многие из тех, кто изначально был склонен к феноменологии, с 1970-х годов переместились в сторону аналитической философии, философии науки и логического неопозитивизма.

    Цитирует эту статью:
    Бертеллони, Мария Тереза. Феноменология в Латинской Америке, 1998, DOI: 10.4324 / 9780415249126-ZA015-1. Энциклопедия философии Рутледжа, Тейлор и Фрэнсис, https://www.rep.routledge.com/articles/thematic/phenomenology-in-latin-america/v-1.
    Авторские права © 1998-2022 Routledge.

    Мерцающий свет либерализма в Латинской Америке

    I N «СВЕТ, КОТОРЫЙ НЕ УДАЛСЯ» , недавняя влиятельная книга, Иван Крастев, болгарский политический мыслитель, и Стивен Холмс, американский закон профессор, утверждают, что рост популистского национализма в Центральной и Восточной Европе в значительной степени связан с разочарованием в том, как либерализм был навязан этим странам после падения Берлинской стены в 1989 году. Практика копирования иностранной модели, представленная для граждан, как будто альтернативы нет, унизительна, отрицает национальные традиции и самобытность, пишут они.Для Латинской Америки их аргумент поднимает интересный вопрос. Он тоже был частью глобальной волны демократизации в 1980-х и 1990-х годах, и в нем тоже недавно вспыхнул всплеск популистского национализма. Так сводятся ли проблемы либерализма в Латинской Америке к тому, что он импортируется из-за границы и не имеет местных корней?

    Послушайте эту историю

    Ваш браузер не поддерживает элемент

    Больше аудио и подкастов на iOS или Android.

    Ответ должен начаться с долгой истории либерализма в Латинской Америке, регионе, который видел волны копирования чужих идей и их неприятие.Она достигла политической независимости два столетия назад благодаря двойному вдохновению европейского просвещения и конституционализма и республиканских ценностей молодых Соединенных Штатов. Но те латиноамериканские основатели, которые намеревались строить нации, разоренные войнами за независимость, на либеральных принципах, быстро столкнулись с грубыми местными реалиями власти и социального и расового неравенства. Они уступили каудильо и (силачи, часто военные), которые воплощали «волю народных масс», согласно Хуану Баутиста Альберди, аргентинскому политологу.

    Либерализм проявил себя в регионе с середины XIX века до 1930-х годов. Гражданские правительства, хотя часто избираемые обманным путем, стали нормой. Они подавили церковные привилегии и открыли миру экономику. Но тогда латиноамериканский либерализм сбился с пути. Отчасти это превратилось в позитивизм, который превозносил науку, но очернял свободу, в то время как индустриализация поставила новые задачи. Новые массовые общества региона стали больше интересоваться социальными, чем политическими или гражданскими правами.Лидеры и интеллектуалы начали поиск «аутентичных» национальных формул, включающих в себя культуры коренных народов. Для Мексики европейский либерализм был «философией, красота которой была точной, бесплодной и, в конечном счете, пустой», — жаловался в 1950 году поэт и мыслитель Октавио Пас. 1959. Фидель Кастро, его лидер, заявил, что ведет войну против американского империализма во имя эгалитарного национального освобождения.Фактически, чтобы остаться у власти, он стал самым большим подражателем, рабски подражая Советскому Союзу. Его ученикам повсюду противостояли военные диктаторы правого толка.

    Отчаявшиеся ученые начали утверждать, что католическое корпоративистское наследие Латинской Америки сделало ее невосприимчивой к либерализму. Тем не менее, крах диктатур, националистов и кастроизма вернул либералов (которые к тому времени включили и Паза) обратно с демократизацией и прорыночными экономическими реформами 1980-х годов. Либеральные достижения были смешанными и политически хрупкими.Избирательная демократия и конституционное правление в целом устояли. Но разделение властей часто бывает скорее условным, чем реальным. Противники либерализма слева осудили его экономические рецепты, часто называемые «вашингтонским консенсусом», как чужеродный импорт, даже несмотря на то, что многие продолжают им следовать.

    Современный латиноамериканский либерализм страдает двумя слабостями. Ему не удалось избавиться от осуждающей характеристики бессердечного «неолиберализма». Отчасти это связано с тем, что те, кто называют себя «либералами» в Латинской Америке (и Иберии), на самом деле являются консерваторами, которые выступают против усилий по сокращению неприемлемого неравенства, от которого они извлекают выгоду.Во-вторых, подлинный либерализм, как правило, является прерогативой элиты высшего среднего класса с дипломами иностранных университетов. Им не удалось создать новое поколение эффективных лидеров, которые заменили бы тех, кто руководил демократизацией.

    И все же именно либерализм лучше всего подходит для того, чтобы обеспечить многие вещи, которых хотят латиноамериканцы: системы правосудия, сдерживающие сильных; равенство возможностей; общественное благо, а не защита частной привилегии; более качественные государственные услуги по доступной фискальной стоимости; защита прав меньшинств и терпимости перед лицом нового религиозного фанатизма; и наука, а не идеологическое шарлатанство.Covid-19 делает все это более актуальным. Это должен быть час латиноамериканского либерализма.

    Эта статья появилась в разделе «Америка» печатного издания под заголовком «Мерцающий свет»

    Карибские мысли и письма: ключевые мыслители и писатели

    Сент-Люсия, 1995: поэт, драматург и лауреат Нобелевской премии по литературе Дерек Уолкотт (1930-2017).
    © Инге Морат © Фонд Инге Морат / Magnum Photos

    Работы влиятельных писателей и мыслителей из литературы, философии, политики и экономики занимают видное место в коллекциях. Среди них — лауреаты Нобелевской премии сэр Артур Льюис (экономика), В. С. Найпол (литература), Габриэль Гарсиа Маркес (литература) и Дерек Уолкотт (литература), а также многие другие выдающиеся личности из англоязычных, франкоязычных / крейольских и испаноязычных стран Карибского бассейна. Ниже приводится ключевая серия по карибской литературе, за которой следуют несколько выдающихся писателей и мыслителей этого региона.

    Основные тематические разделы каталога:

    Карибский регион в литературе; Художественная литература Карибского региона; Интеллектуальная жизнь Карибского региона; Интеллектуалы Карибского региона; История и критика карибской литературы; Женщины Карибского региона и история литературы ХХ век

    Heinemann Карибские писатели, серия

    • Романы и рассказы многих известных и начинающих писателей со всего Карибского бассейна — для получения дополнительной информации щелкните здесь [21 заголовок]: http: // bit.ly / 2txIXbg

    Эм Сезер

    • Работы Эме Сезера (Мартиника): ключевой мыслитель в движении негритянства; пьесы, стихи и др. произведения. [36 объектов] http://bit.ly/2uvgBTi

    Маркус Гарви

    Мариз Конде

    • Произведения Конде (Гваделупа): писателя-историка и исследователя франкоязычной литературы. [24 объекта] http://bit.ly/2tiMa3g

    Харрис Уилсон

    Жан Прайс Марс

    Габриэль Гарсиа Маркес

    Эдвидж Дантикат

    Жан Рис

    Дерек Уолкотт

    Ямайка Кинкейд

    Франц Фанон

    (Эдвард) Камау Брэтуэйт

    Артур Льюис

    Эдуард Глиссан

    • Произведения Глиссана (Мартиника): философа, поэта и литературного критика; теоретик космополитизма.[20 позиций] http://bit.ly/2valqPK

    Эрна Бродбер

    Сэм Селвон

    • Произведения Селвона (Тринидад): драматурга и раннего романиста карибской диаспоры. [19 товаров] http://bit.ly/2v9NVgl

    Патрик Шамуазо

    • Произведения Шамуазо (Мартиника): писателя, публициста и теоретика культуры креолитского движения. [25 позиций] http://bit.ly/2urDYgI

    В. С. Найпол

    Джордж Ламминг

    Хосе Марти

    • Произведения Марти (Куба) поэт, публицист, писатель и революционный философ.[30 объектов] http://bit.ly/2t8kdqE

    Алехо Карпентье

    CLR Джеймс

    • Работы CLR (Тринидад): политический философ, историк и социалистический активист; интеллектуальный архитектор Вест-Индской федерации (его личные документы см. в следующем разделе). [64 объекта] http://bit.ly/2vamCmc

    Хосе Лезама Лима

    Николас Гильен

    • Произведения Гилена (Куба): поэт, журналист, политический деятель и писатель; бывший национальный поэт Кубы, участник движения Negrista [29 статей] http: // bit.ly / 2uAF7mI

    Сильвия Винтер

    Eibach | Новаторская политическая экология: восприятие природы, практики коренных народов и властные отношения во время путешествий Александра фон Гумбольдта по Латинской Америке

    Аннотация

    Эта статья представляет собой попытку обсудить образ Александра фон Гумбольдта как чистого естествоиспытателя с гуманистическим духом и подчеркнуть, что он фактически был одним из первых мыслителей, которые предвосхитили позиции, известные сегодня как политическая экология.Мы отмечаем, что его универсальные знания явно имеют противоречивые взгляды и интерпретировались в нескольких направлениях. С одной стороны, постколониальные критики придерживаются позиции, согласно которой Гумбольдт демонстрировал евроцентрическое и империалистическое мышление во время своих путешествий по Америке, как отстаивал Пратт. С другой стороны, и в явной противоположности постколониальной критике, Гумбольдт рассматривается Саксом как основоположник американского энвайронментализма и, «возможно, первый экологический мыслитель».Кроме того, биография Вульфа под названием — Изобретение природы пытается показать, что Гумбольдт хотел преодолеть разрыв между возникающими естественными науками и романтической эстетикой. Однако, основываясь на его трудах, мы утверждаем, что его восприятие природы было неверно истолковано и что его позиция была сформирована сродни взглядам на открытую и критическую политическую экологию, в отличие от конструктивизма чистой природы без включения местного населения. Мы показываем это, сосредоточив внимание на его методах исследования, которые были открыты для местных экологических знаний коренных народов, его оценке социально-коренного населения. культурных систем, его восприятие природы как коренных культурных ландшафтов, деградированных колониальными и ранними капиталистическими рыночными силами, его открытость коренным онтологиям того, что мы называем природой, и, наконец, его внимание к местным учреждениям для устойчивого управления ресурсами.

    Ключевые слова: Политическая экология, Александр фон Гумбольдт, антропология, взаимодействие человека и окружающей среды, властные отношения, институты, колониализация, практики коренных народов

    Как цитировать:

    Эйбах, Дж. И Галлер, Т., (2021) «Новаторская политическая экология: восприятие природы, практики коренных народов и властные отношения во время путешествий Александра фон Гумбольдта по Латинской Америке», Журнал политической экологии 28 (1), п.663-676. doi: https://doi.org/10.2458/jpe.3028

    Опубликовано:

    15 окт.2021 г.

    Рецензирование

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *