Menu
vitalyatattoo.ru — Студия художественной татуировки и пирсинга ArtinMotion Разное Бестолковые наколки книги известных писателей на полке: эхопрокуренныхподъездов (eho) – Юность (Youth) Lyrics

Бестолковые наколки книги известных писателей на полке: эхопрокуренныхподъездов (eho) – Юность (Youth) Lyrics

Содержание

Lyrics эхопрокуренныхподъездов — юность translation, lyrics, video, clip

Я всё ещё в том рваном anorak’ке Peter Storm.
огороды под газелями хлюпают как пиздой.
Моя жизнь — Питер Гриффин на обочине вопящий «Ауч!»,
В сцене затянутой, будто бы Питер Крауч.
И не стой таки(?) вставшим ублюдком салюта. Торжествует абсолютная Кали-юга.
На день солнцестояния нас всех сольют в выгребные ямы
И явно не понадобится Гамаюн.
И на сколько ты юн? Перебираться ли из кубриков в уют vip кают?
До сих пор ли твою повозку буераки куют?
И лезешь в драки с кракеном с толпой напившихся юнг?
Армагеддон согреет нас теплом тысячи юрт и покажи на сколько ты юркий.
Убивает поколение Yuppie. Умирает поколение Yupi.
Бестолковые наколки. Книги известных писателей на полке.
Коннекторы, папки, иконки. Вся твоя юность — это надпись на футболке.
Кастанеда, Ницше и Хокинг, но какой нахуй толк в них?
Если ты снова ничего не понял, твоя ёбанная юность — это надпись на футболке.

I’m still in the torn anorak’ke Peter Storm.
gardens under squish like gazelles by a pussy.
My life — Peter Griffin on the sidelines screaming «Ouch!»
The prolonged stage, though Peter Crouch.
And do not stand still (?) Embarked bastard salute. Triumphs absolute Kali Yuga.
On the day of the solstice we all merge into cesspools
And obviously do not need Gamayun.
And how much do you yun? Do fingering of forecastles in cozy cabins vip?
Until now, whether your wagon gullies forged?
And climb into a fight with a kraken with the crowd sucking apprentices?
Armageddon will warm us warm thousands of tents and show how much you nimble.
Generation Kill Yuppie. Die generation Yupi.
Clueless tattoos. Books of famous writers on the shelf.
Connectors, folders and icons. All of your youth — is the inscription on the t-shirt.
Castaneda, Nietzsche and Hawking, but what the fuck a lot about them?

If you did not understand again, your fucking youth — is the inscription on the t-shirt.

Татуировка в виде книги: значение

Книга – источник знаний, мудрости, одно из главных достояний человечества. Татуировка в виде книги – интересный вариант нательного рисунка, чаще всего выбираемый журналистами, писателями, людьми искусства и просто любителями литературы. Разнообразие сюжетов позволяет подобрать подходящий эскиз любого размера для любой части тела человека.

Значение в различных композициях

Значение татуировки зависит от сюжета, в котором участвует книга. Наиболее популярные варианты элементов, дополняющих изображение книги и влияющих на смысл общей композиции:

  • сова – тяга к постижению истины, мудрости;
  • птица – свобода знаний, полет души, развитие;
  • страницы в виде улетающих птиц – свобода распространения знаний;
  • женщина – тяга к новым познаниям, развитию;
  • цветы – самосовершенствование;
  • замки и цепи – символы тайных познаний;
  • нож, меч – справедливость, сила;
  • чернила и перо – символизируют передачу знаний, такой рисунок может выбрать писатель или поэт;
  • капли крови – трудности в жизни, трагичные ситуации;
  • девочка, которая протягивает руки к книжной полке, – стремление к совершенствованию.

Оригинальные идеи тату книга

Сегодня актуальны татуировки в виде открытой книги с цитатами, философскими изречениями, слоганами, информацией о себе. Сведения об имени владельца тату, его дате рождения, группе крови и другая информация могут быть нанесены на корешок закрытой книги.Любители современной литературы выбирают изображения книжек с сюжетами из Гарри Поттера. Татуировки с изображениями Корана или Библии свидетельствуют о вероисповедании человека.

Тату с изображением книги для девушек

Разноцветные татуировки на книжную тематику, часто выполненные в легком стиле акварель, предпочитают любительницы чтения, интересных историй, обладающие умением фантазировать, мыслить творчески, жить, не подчиняясь стереотипам. Для них тату с книгой служат своеобразным амулетом, привлекающим вдохновение и свежие мысли.

Девушки часто выбирают рисунки в стилях цветной реализм, нью скул, гравюра. Надписи в стиле леттеринг позволяют совместить мудрость фраз с красотой изображений.

Татуировки на книжную тематику для мужчин

Мужчины, выбирающие сюжеты, содержащие книжки с открытыми страницами, отличаются открытым и дружелюбным характером. Такие люди охотно делятся знаниями, умениями и талантами. Они руководствуются, в первую очередь, благородными стремлениями, а не желанием получить материальное вознаграждение.

Фаталисты выбирают рисунки с закрытой книгой, выполненные в сдержанных техниках, черно-белых цветах. Дополнительные элементы, используемые в таких сюжетах, – свеча и череп. Верующие люди выбирают эскизы, в которых присутствуют крест, четки, изображения святых.

Творческие личности предпочитают фантазийные сюжеты – со страницами, вылетающими как птицы, нотами или буквами, высыпающимися из книжного корешка. Такие татуировки свидетельствуют о склонности владельца к полету фантазии, вдохновения, свободомыслии. Рисунки на книжную тематику, содержащие огнестрельное или холодное оружие, – это символы силы исполнительной власти, справедливости Закона.

Преимущества обращения в студию Art Of Pain

Мастера нашей студии помогут выбрать рисунок, наиболее соответствующий пожеланиям заказчика по символике, особенностям его тела, стилю жизни. Опытные специалисты дадут советы, позволяющие избежать неудачных сочетаний форм и цветов. В студии обеспечены стерильные условия, полностью отвечающие санитарно-гигиеническим требованиям.

что читают Билл Гейтс, Барак Обама и Марк Цукерберг?

Один из самых богатых людей в мире (его состояние, по данным Forbes, оценивается в 89,2 миллиарда долларов) и глава Berkshire Hathaway Уоррен Баффетт в ответ на вопрос о секрете его успеха указал на стопку книг рядом и сказал: «Нужно читать по 500 страниц каждый день. Именно так работает знание. Оно наслаивается, как сложные проценты. Любому из нас это под силу, но я гарантирую, что немногие на самом деле будут это делать». И его пример – не единственный. Билл Гейтс, например, рассказывал New York Times, что прочитывает около 50 произведений в год, Марк Цукерберг делился в Facebook, что старается прочитывать по книге каждые две недели, а Илон Маск, когда его спросили, как он научился строить ракеты, сказал: «Я читаю книги». Какие? Рассказываем!


«Над пропастью во ржи», Джером Д. Сэлинджер

Этот роман Билл Гейтс называет одной из своих самых любимых книг на свете. Он написан от лица 16-летнего юноши, рассказывает историю его взросления и то, как остро он чувствует и воспринимает мир, не принимает общие каноны и мораль современного общества.


«Остаток дня», Кадзуо Исигуро

Основатель Amazon Джефф Безос говорит, что «Остаток дня» – это душераздирающий урок, связанный с сожалением, которому учит книга. Главный герой романа – дворецкий, который должен выбрать между преданностью мужчине, на которого он работает, и любовью к женщине. Правда, стремясь поступить по достоинству, он теряет нечто очень важное.


«Песнь Соломона», Тони Моррисон

Барак Обама в интервью New York Times однажды сказал: «Полагаю, это книга, о которой я думаю, когда представляю себе людей, переживающих трудности. Это не просто боль, а также радость, слава и тайна». За этот роман Тони Моррисон получила в 1993-м Нобелевскую премию по литературе, а в центре сюжета – парень, который в поисках семейных ценностей, материальной независимости и себя самого сталкивается с горем, расизмом и террором.


«Джентльмен в Москве», Амор Тоулз

Еще один любимчик Барака Обамы. «Джентльмен в Москве» рассказывает о россиянине, который жил под домашним арестом в 1922-м в результате приговора большевистского трибунала, и поднимает вопросы смысла жизни и ее цели. Очень легко читается!


«Проект «Рози»», Грэм Симсион

Билл Гейтс подарил этот роман 50 своим друзьям. Главный герой – генетик, который пытается найти свою любовь, и читать это очень весело. Основатель Microsoft рассказывал об этой книге так: «Если кто-то может быть недостаточно грамотным в языке эмоций, это не значит, что у него нет этих эмоций, причем сильных. Он смотрит на мир с точки зрения логики, однако он так же глубоко относится к этому миру, как и все остальные».


«Искусство быть счастливым», Далай-лама XIV & Говард Катлер

Генеральный директор LinkedIn Джефф Вайнер считает, что ключ к успеху – в сострадании, которому сам он научился по этой книге: «Именно из нее я узнал истинное определение этого слова и понял разницу между состраданием и сочувствием». Это беседа между легендарным Далай-ламой XIV и психиатром Говардом Катлером, разделенная на пять частей: смысл жизни, человеческая теплота, трансформация страдания, преодоление препятствий и заключительные размышления о духовной жизни.


«Братья Карамазовы», Федор Достоевский

Роман великого русского классика называет одним из своих любимых генеральный директор AT&T Рэндалл Стивенсон. В его центре – запутанная и глубокая история об отце и его сыновьях, о Боге, свободе и морали, а глава «Великий инквизитор» считается одной из самых красиво написанных в истории литературы.


«Рациональный оптимист», Мэтт Ридли

Советует основатель Facebook Марк Цукерберг. Автор этой книги – научный журналист, а ее главная идея в том, что, несмотря на кризисы и временный регресс, у человечества хорошие перспективы при условии, что действовать мы будем сообща и доверяя друг другу.


«Автостопом по Галактике», Дуглас Адамс

Юмористический фантастический роман, запавший в душу главе Virgin Ричарду Брэнсону. Это история о приключениях невезучего англичанина и его друга, которые избегают гибели при разрушении Земли и теперь вместе с инопланетной расой оказываются в космосе.


«Властелин колец», Дж. Р. Р. Толкин

Легендарная эпопея, занимающая особое место на полке генерального директора SpaceX Илона Маска. В центре сюжета – Средиземье, Кольцо Всевластья, война добра и зла, история дружбы и преданности и, конечно, приключения.


«Игра Эндера», Орсон Скотт Кард

Еще один фаворит Марка Цукерберга, который он называл «любимой книгой» в Facebook. Действие романа происходит в 2135 году после двух вторжений инопланетной расы «жукеров» и рассказывает о военной школе, в которой учатся самые талантливые дети с раннего возраста. Все ради спасения человечества.


«Разумный инвестор», Бенджамин Грэхем

Глава Berkshire Hathaway Уоррен Баффетт рассказывал об этой книге так: «Чтобы всю жизнь успешно инвестировать, не нужно стратосферическое IQ, необыкновенные познания в бизнесе или инсайдерская информация. Все, что нужно, – интеллектуальный фреймворк по принятию решений и способность не позволять эмоциям негативно влиять на этот фреймворк». Исчерпывающе!


«Мысли», Блез Паскаль

В этой книге, которую настоятельно советует прочитать генеральный директор LVMH Бернан Арно, собраны мысли и идеи классика французской литературы и одного из основателей математического анализа Блеза Паскаля о христианстве, атеизме, месте человека в мире и смысле жизни. Произведение, кстати, датируется XVII веком.


«Бизнес-приключения. 12 классических историй Уолл-стрит», Джон Брукс

Эта книга рассказывает о корпоративной и финансовой жизни Америки полувековой давности на примере драматичных и очень интересных историй из жизни финансового центра США – Уолл-стрит. Важным для любого финансиста это произведение называют, кстати, как минимум два миллиардера: Уоррен Баффетт и Билл Гейтс («Принципы управления бизнесом не меняются, а прошлое может стать основой для развития идей в области менеджмента»).


«Дао Дэ Цзин», Лао Цзы

Основополагающий источник учения и один из выдающихся памятников китайской мысли, оказавший большое влияние на культуру Китая и всего мира. Основная идея произведения – понятие «дао» – трактуется как естественный порядок вещей, не допускающий постороннего вмешательства. С этим важнейшим для китайской философии трактатом не расстается основатель Alibaba Group Джек Ма.


«Источник», Айн Рэнд

Любимый роман сооснователя Uber Трэвиса Каланика рассказывает о талантливом архитекторе, который отстаивает свободу творческой личности, отказывается идти на компромиссы и отступать от собственных жизненных и профессиональных стандартов. В основе произведения мысль о том, что подобные главному герою – основной двигатель прогресса.


«Из третьего мира – в первый», Ли Куан Ю

Генеральный директор Kaspersky Lab Евгений Касперский рассказывал, что здесь собраны «чрезвычайно полезные размышления о том, как добиться признания и успеха». Эта книга написана бывшим премьером Сингапура, ответственным за так называемое сингапурское экономическое чудо, и будет полезна тем, кто интересуется экономикой и политикой, психологией отношений и устройством государства.

10 великих татуировок, вдохновленных книгами

Я люблю хорошую татуировку и люблю книги. Итак, я подумал, почему бы не объединить две мои любви и составить список моих любимых татуировок, вдохновленный книгами. Вот они (в произвольном порядке).

Над пропастью во ржи, Дж. Д. Сэлинджер

* источник изображения

Написанная Дж. Д. Сэлинджером, эта любимая и неоднозначная книга следует за историей Холдена Колфилда о его стремлении справиться с юностью и примириться со всем этим взрослением.Я читал эту книгу еще в подростковые годы, охваченные тревогой, и Холден снова и снова помогал мне. Эта татуировка показывает Холдена с его классической позицией IDGAF, когда дым от его сигареты и его заботы разлетаются. Цитата действительно суммирует все, что есть Холден Колфилд.

Автостопом по Галактике, Дуглас Адамс

* источник изображения

Дуглас Адамс — один из моих любимых авторов. И эта татуировка воздает ему должное.Для тех из вас, кто не знаком с сериалом, он следует за рассказом об Артуре Денте, обычном англичанине, которого его не очень обычный друг Форд Префект уносит с Земли за несколько мгновений до того, как планету снесут для создания новой межгалактической космической магистрали. Эта конкретная сцена взята прямо из первой из пяти книг серии. Мне нравится думать, что большинство людей в первую очередь думают так же дружелюбно, как этот кит. И вы не ошибетесь, используя классический слоган DON’T PANIC, который мы все знаем и любим.

Сериал о Гарри Поттере Дж. Роулинг

* источник изображения

Наступил 2014 год, и все и их мать знают историю Гарри Поттера. Молодой ребенок, живущий в менее чем комфортной ситуации, узнает, что он волшебник, идет в школу волшебников, сражается с гигантской змеей, помогает преступнику, выигрывает Суперкубок волшебников, бросает школу волшебников и в конечном итоге спасает Мир. Вы знаете, такой же старый, такой же старый. Многие, наверное, думали, что я выберу что-то подобное.Я решил пойти с этой эпической Темной Меткой, я чувствую, что Пожирателей Смерти просто немного неправильно понимают, и с небольшой любовью они могут УПРАВЛЯТЬ МИРОМ.

Девятнадцать восемьдесят четыре Джорджа Оруэлла

* источник изображения

Номер

Nineteen Eighty-Four был опубликован в 1949 году и был предсказанием автора Джорджа Оруэлла о том, каким человечество станет в будущем. Этот роман представил мир, управляемый могущественным правительством, в котором люди лишены власти.Большой Брат постоянно наблюдает, и будьте осторожны, потому что, если вы облажаетесь, вас отправят в комнату 101. В таком мире все может быть правдой. Синий — красный, вверх — вниз, 2 + 2 = 5. То, что говорит Большой Брат, не вызывает сомнений. Это одна из причин, почему мне так нравится эта татуировка и книга. Он предупреждает нас о том, чтобы подвергать сомнению нашу окружающую среду и ответственных людей.

Лев, колдунья и волшебный шкаф, К.С. Льюис

* источник изображения

Эта книга и ее последующие продолжения являются одними из самых известных фэнтезийных романов.Эта конкретная книга — первая в серии, по крайней мере, по мнению большинства людей. В нем рассказывается история четырех братьев и сестер, живших во время блицкрига в Англии во время Второй мировой войны. Их забирает милый незнакомец, чей гардероб может телепортировать их в мистическую страну Нарнию, полную говорящих животных, мифических существ и злой королевы. Изображение на этой татуировке — первое, что видят дети, попадая в Нарнию, и служит особым ориентиром, помогающим им найти дом. Это как свет в конце туннеля.

Трилогия «Властелин колец», автор: J.R.R. Толкин

* источник изображения

Если говорить о фэнтезийном сериале, то трилогия «Властелин колец» — это определение жанра. Эта популярная книжная серия была воссоздана в фильмах, видеоиграх и вошла в историю поп-культуры. Дж. Р. Р. Толкина большинство людей считают гением, и он написал целую историю своей мифической страны Средиземья. Он даже изобрел настоящий язык только для своих книг.Как я уже сказал, полный гений. Эти чернила замечательные. Стихотворение, на которое делается ссылка, было написано Толкином для его книги «Братство кольца», и оно дает реальное чувство решимости и надежды на лучшее, что, как мне кажется, является настоящей темой его книг.

Приключения Алисы в стране чудес и в Зазеркалье Льюиса Кэрролла

* источник изображения

Вы не поверите, но это моя любимая книга. Я прочитал его миллиард раз, и на моей книжной полке хранится как минимум 3 разных экземпляра.Большинство людей знакомы с историей Алисы (спасибо, Дисней). Это история маленькой девочки, которой скучно гулять со своей сестрой, и она в конечном итоге гналась за белым кроликом в нору. Она попадает в сумасшедший мир, похожий на наркотуризм, и по пути встречает некоторых дурацких персонажей. Изначально она была написана как детская книга, но любой мог взять ее в руки и чертовски полюбить ее. Я люблю эту книгу за то, насколько она странная. Чем ворон похож на письменный стол? Эта татуировка великолепна, потому что в ней есть оригинальные иллюстрации из романа, моя любимая сцена из книги и цитата, которая в значительной степени подводит итог Стране чудес.

Древо даров, Шел Сильверштейн

* источник изображения

Эту книгу читают впервые. Это история об эгоистичном мальчике и его древесном друге. Мальчик берет и берет с этого доброго дерева. Со временем мальчик перестает принимать и учится не принимать ничего как должное. Это история о взрослении. Найдите свое дающее дерево и верните немного времени. Есть несколько способов интерпретации истории о мальчике и дереве дарения, но мне больше всего нравится моя.На этой татуировке изображены маленький мальчик и дерево в начале и в конце их отношений. Просто красиво.

Заводной апельсин Энтони Берджесс

* источник изображения

Я уверен, что многие из вас видели фильм, но знаете ли вы, что это тоже книга? Я знаю, сумасшедший, правда? Этот роман, впервые опубликованный в 1962 году, разворачивается в антиутопической Англии, наводненной вандалами-подростками. Главный герой, Алекс, пойман на не очень приятных вещах и вынужден пройти терапию отвращения, граничащую с чистой пыткой.В зависимости от того, какое издание вы прочитали, у вас могут быть разные мысли об этой книге. Это можно рассматривать как бесконечный цикл, когда мы обречены повторять свои ошибки или что мы можем расти, учиться и становиться лучше. Эта татуировка изображает Алекса на обложке книги. Приведенная ниже формулировка является личным девизом Алекса. Он живет для разрушения и опустошения и, кажется, просто не может остановиться.

Великий Гэтсби, Ф. Скотт Фицджеральд

* источник изображения

Великий Гэтсби считается величайшим произведением автора Ф.Скотт Фицджеральд и один из величайших американских романов 20, -го, -го века. Эта книга рассказывает о загадочном Джее Гэтсби и его одержимости своей бывшей девушкой. В этой книге исследуется американская мечта бурных 1920-х годов. В нем исследуются темы декаданса, идеализма, ностальгии и сопротивления переменам, социальных потрясений и крайностей. Не заходите над головой, ребята. На этой татуировке изображен таинственный мистер Гэтсби, сидящий и созерцающий. Стул составлен из цитаты того же Гэтсби, в которой говорится, что как бы вы ни старались, неизбежного не избежать.

Просмотр книг: Искусство / Искусство и политика

Научная литература

Самый старый Чикаго, Дэн Виттер

Хемингуэй в комиксах Роба Элдера

Сикстинские секреты от Blech & Doliner

Земля обетованная Бараком Обамой

Чикагский социализм, Джозеф Рулли

Костеголовые и Браниаки, автор — Мойра Долан

Крестоносцы Дэн Джонс

Тамплиеры Дэн Джонс

Испытания Кастера T.Дж. Стайлз

Призраки Эдема Парк Карен Эбботт

Один день из жизни Древнего Рима Альберто Анджела

Парк развлечений Стивен Сильверман

Как спрятать империю Даниэль Иммервар

Лидерство в неспокойные времена Дорис Кернс Гудвин

Убийцы Цветочной Луны Дэвид Гранн

Единственная женщина в комнате Мари Бенедикт

Филлипп Гессенский: Маловероятный герой Реформации Джон Хельмке

Художественная литература: Международная

Драгоценности рая от Донна Леон

Художник-книжник Марк Прайор

Скрытый ключ Дэйв Гроган

Пхеньянский вариант А.К.Фридан

Дайверский рай Дэвина Гудвина

Игра смерти Оливер Поцч

GI Bones Мартин Лимон

Мистер Убить Мартин Лимон

Стреляй в ублюдков. Майкл Стэнли

Тонкая линия. Джанрико Карофильо

Полиция Джо Несбо

Страна грез Видар Сундстол

Волк и сторож Никлас Нат и Даг

Коварное намерение Вэла Макдермида

Художественная литература: англо-американская

Смерть в Гринуэе, автор — Лори Рейдер-Дэй

Смертельное преследование, совершенное Уиллом Томасом

Навсегда, автор Питер Хэмилл

Черная клетка Джек Фредриксон

Broken Places Трейси Кларк

Счастливчик Лори Рейдер-Дэй

Блюз в темноте Рэймонд Бенсон

Приключение необычных протоколов Николас Мейер

Искатель мертвых Нэнси Херриман

Мальчик-фокусник Майкла Рэли

Смерть коллекционера произведений искусства Роберт Голдсборо

Эта нежная земля, автор Уильям Кент Крюгер

Убийство дважды сбивает Сюзанна Калкинс

Легенды Запада Майкла А.Черный

Shell Game Сара Парецкая

Убийство в Astor Place Виктория Томпсон

Литература о татуировке — Книга круглого стола «Радуга» и обзоры СМИ

Готово # 26

Роб Райдингер

Татуировки — это форма искусства, которую часто можно увидеть (но не ограничиваясь ими) на членах ЛГБТ-сообщества. На протяжении тысячелетий татуировки были частью эстетики многих культур.В этой колонке я делаю выборку из разнообразной литературы по татуажу, опубликованной за последние два столетия, чтобы представить перспективу как исследователю, так и обычному читателю, ищущему предысторию возможного приобретения чернил.

Хотя практика нанесения прочного рисунка на человеческую кожу существует на протяжении веков, английское слово для обозначения этого слова восходит к европейским открытиям восемнадцатого века в Тихом океане. Согласно Oxford English Dictionary , «татуировка» впервые появляется в журналах экспедиции Бугенвиля и Кука, которые оба отметили варианты полинезийского слова tatau, означает для штампа или отметки, а относится к украшениям. они наблюдали у жителей этих островных групп.(Как французское, так и английское написание, используемое сегодня, происходит от полинезийских языков , )

Поскольку татуировки избегали — хотя и не были официально объявлены вне закона — в большей части христианской Европы с поздней античности, западные исследования татуировок не проявлялись всерьез до девятнадцатого века как часть недавно созданной дисциплины антропологии. Полевые исследования по всему миру привели к появлению разнообразных ученых, которые обсуждали искусство перманентной маркировки тела. (Ранним примером этой литературы является Джеймс Дж.Свон Индейцы хайда с островов Королевы Шарлотты, Британская Колумбия: с кратким описанием их резных фигурок, татуировок и т. Д. , опубликовано в 1874 году Смитсоновским институтом; другие охвачены (Япония, Самоа, Маркизские острова, Гавайи и даже Марокко; а также инуиты, маори Новой Зеландии) и кри.).

В США «романы из десятицентовика» также повлияли на популярные представления о татуировках, например эффектно озаглавленный Фактов, касающихся мисс Ирен Вудворд, единственной татуированной женщины: полный и исчерпывающий отчет о жизни и приключениях этой молодой леди, единственной татуированной женщины в мире: вместе со многими отрывками из столичной прессы для нее, и все это ясно доказывает, что она является одним из самых замечательных и редких раритетов, представленных сейчас на выставке или . Истинная жизнь и приключения капитана Костентена, татуированного греческого принца , выполненного Джорджи Константинусом, оба опубликованы в 1880-х годах.

Как дешево доступные работы, подобные этой, так и серьезная ученость, представили в массовом воображении Соединенных Штатов идею о татуированных людях как о вне обычных американских социальных классов. В статье 1882 года Татуировка среди цивилизованных людей , опубликованной, например, в Антропологическом обществе Вашингтона, Роберт Флетчер аккуратно резюмировал преобладающее отношение в конце девятнадцатого века:

Там, где большие тела людей сбрасываются вместе с большим количеством простоев, мы должны ожидать, что среди них наиболее распространен такой обычай, как нанесение татуировок.Соответственно, наиболее активно к ней прибегают солдаты, моряки и, прежде всего, преступники, в том числе проститутки.

Что касается солдат и матросов, то любовь к подражанию и желание подражать украшениям своих товарищей-ветеранов, несомненно, являются главными мотивами практики. Наиболее модные для них рисунки, связанные со славой их профессии, а также флаги, пушки, корабли, патриотические символы и любовные устройства составляют основу торговли художника в казармах или на борту корабля.

Преступные классы предоставляют наиболее сложные и любопытные примеры татуировок. В последние годы изучение преступников с психологической точки зрения некоторыми наблюдателями дает замечательные результаты ». (Флетчер 1883: 8)

В 1896 году яркое искусство татуировки Новой Зеландии было подробно проиллюстрировано в книге Moko, или Maori Tattooing , написанной Горацио Робли, ветераном кампании Тауранга 1864-1866 годов. Moko или whakairo — термины маори для обозначения сложных рисунков, наносимых на лицо и тело как мужчин, так и женщин, искусство которых рассматривается в отдельных главах.Среди других исследуемых тем — процессы изготовления моко и связанные с ними обычаи, то, как моко стало известно европейцам (начиная с визита капитана Кука в Новую Зеландию в 1769 году), социальное положение художников моко , не маори. который приобрел известные работы моко, и продолжительное обсуждение традиционной практики сохранения голов воинов, родственников и умерших друзей, образцы которых были одними из первых образцов моко , которые были получены музеями за пределами Нью-Йорка. Зеландия.

В 1922 году Музей епископа в Гонолулу выпустил короткую публикацию Уиллоудина Чаттерсона Хэнди о «Татуировка на Маркизских островах », целью которой было задокументировать культурные обычаи, находящиеся на грани исчезновения. Handy notes that,

[a] s татуировка теперь запрещена [французскими колониальными] законами страны, и искусство, следовательно, вымирает, эта коллекция последних образцов татуировок, которая сегодня выходит на Маркизские острова, похоже, требует дополнительной коллекции информации о практике искусства, чтобы прекрасные мотивы хотя бы частично могли быть объяснены и могли когда-нибудь занять достойное место в истории искусства.(Хэнди 1922: 3)

Том открывается эссе о маркизских традициях татуировки до того, как французы запретили эту практику в 1884 году, о веществах и методах, используемых художниками, а также о юридических ограничениях, которые к 1922 году оставили только 125 человек в качестве живых образцов искусства. Во втором разделе, «Дизайн», обсуждаются исторические ссылки на маркизские татуировки в сообщениях путешественников и исследователей с 1790 года, сочетание натуралистических и геометрических мотивов (и частей тела, которые ими украшали), а также использование полосы татуировок.Остальная часть публикации содержит глоссарий переводов названий дизайнов, краткую библиографию по татуировкам маркизских мастеров и описания тридцати восьми пластин, на которых изображены лица, руки и тела, завершающие работу.

Три года спустя в Лондоне была опубликована длинная книга антрополога Уилфрида Хэмбли « История татуировки и ее значение» с некоторым описанием других форм телесной маркировки . Его подход к этому вопросу исходит из его дисциплины, поскольку он отмечает, что многие предыдущие авторы о татуировках не делали этого в рамках изучения матрицы культурных ритуалов, церемоний и верований, в рамках которых создаются и применяются татуировки.Его интерес к татуировке начался, когда он участвовал в экспедиции Wellcome в Судан с 1910 по 1914 год. Читателям его книги напомнятся взгляды на татуировку, выраженные в статье Роберта Флетчера 1882 года, опубликованной в Вашингтоне, округ Колумбия, но основное внимание Хэмбли сосредоточено на том, чтобы установить татуировка, как она представлена ​​во всем мире, в вопросах, касающихся миграции культур, путем изучения общих способов ее использования. Первые три главы охватывают «Мечение тела в связи с религиозными убеждениями и практиками», «Мечение тела и магия» и «Мечение тела в социальных и антисоциальных целях.В главах четвертая и пятая (самая короткая во всей книге) подробно описаны «Методы маркировки тела» и «Географическое распространение татуировок», последняя подразделяется на Европу, Азию, Тихий океан, Африку и Американский континент. В последней главе «Историческое распространение татуировок» содержится интересный обзор как тогдашних знаний о доказательствах татуировок на протяжении веков с доисторических времен (в основном, об использовании красной охры в цивилизациях Шумера, Вавилона, Китая, Японии, острова Тихого океана, Мексика, майя, Перу и Египет) и гипотезы о происхождении и распространении конкретных методов во всем мире.

В 1933 году Альберт Парри опубликовал Тату: секреты странного искусства, практикуемого коренными жителями Соединенных Штатов , которые он надеялся стать «пионерским исследованием, открывающим путь для дальнейших томов других исследователей». (Parry 1933: xi). Он начинает с изучения использования татуировок определенными слоями населения — женщинами и мужчинами, различными способами их использования проститутками и причинами, по которым молодые люди склонны делать татуировки.

Затем

Парри рисует подробную картину различных мотивов и рисунков в арсенале американских татуировщиков в начале 1930-х годов.Он отмечает, что история религиозных образов в татуировках может восходить к ранней христианской Англии и паломникам на Святую Землю, которые иногда отмечали себя священными символами. Он приписывает появление на американском рынке татуировок декоративных изображений растений и животных отчасти благодаря значительному влиянию одного из представителей П.Т. Звезды Барнума, сильно маркированный капитан Георгий Константин, вся поверхность тела которого была покрыта глубокими узорами, которые он добыл в Бирме. Моряки, возвращающиеся с Востока, с замысловатыми рисунками, почерпнутыми из произведений китайского или японского искусства, дополнили ряд элементов дизайна.Последние были расширены английскими татуировщиками, которые сосредоточились на воспроизведении тонкостей оригинальных форм искусства, таких как драконы и павлины, но «с 1890-х годов они горько жаловались на то, что восточный стиль разрушается грубой работой американских татуировщиков. ” (Парри 1933: 40-41.)

Парри считает татуировки, передающие темы патриотизма и любви, «исключительно американского происхождения», начиная с их использования в восемнадцатом веке в качестве средства идентификации в случае утопления и обогащенных образами каждого последующего конфликта с гражданской войной. видя проекты, поддерживающие дело Союза, испано-американская война — введение паровых линкоров, заменяющих традиционные парусные корабли, и Первая мировая война — добавление самолетов.Влияние американской поп-культуры на изображения татуировок проявляется в использовании знакомых в то время персонажей комиксов, таких как Katzenjammer Kids и Felix the Cat, в то время как сленговые термины иногда находили более постоянное выражение на бицепсе или другой части тела, например, фраза «И твой старик». К 1933 году влияние киноиндустрии также было ясно видно, когда изображения любимых актрис и актеров стали стандартными заказами. Как иронично замечает Парри, «последние морщины — это Марлен Дитрих и Микки Маус.Микки, став народным персонажем, вероятно, переживет Марлен ». (Там же: 41.)

Изучив историю известных американских мастеров татуировки, начиная с Мартина Хильдебрандта в 1870 году, и отметив внедрение технологии электрических игл в татуировку в конце девятнадцатого века, Парри подчеркивает роль любопытных шоу и цирка в популяризации татуировок. отмечает, что «идея выставления белых татуированных мужчин за плату родилась среди европейских посетителей островов Южного моря и впервые была опробована в Западной Европе» (Parry 1933: 58), начиная с Джозефа Кабри в восемнадцатом веке.Эта идея была импортирована в Соединенные Штаты в 1850-х годах, но наиболее подробно доведена до сведения общественности П.Т. Барнумом. Его успех вдохновил других владельцев цирка добавить татуированных людей в ряды необычного, в том числе многих женщин. Парри подробно исследует не только то, как и когда женщины попали в центр внимания татуировок в 1880-х годах (становясь более привлекательной для публики, чем их коллеги-мужчины), но и диверсификацию татуированного населения среди американских цирков, включая гномов и коренных американцев.

Пристрастие моряков к нанесению татуировок исследуется в седьмой главе, а в восьмой главе книги «Низкое стадо — высшее общество» рассматривается татуировка среди высших слоев общества и причины ее популярности как причуды в различные периоды американской истории. в 1880-х гг. В восьмой главе рассказывается об использовании татуировок в целях «идентификации», начиная от колониальных моряков и кончая судебным делом Роджера Тичборна в 1870-х годах в Англии (где отсутствие известных татуировок помогло разоблачить истца в поместье как подделке) до недавняя волна татуировок детей и младенцев, последовавшая за похищением Линдберга в 1932 году.Более знакомое использование татуировки в качестве защиты рассматривается в девятой главе «Вера, магия и болезни». Среди опубликованных в 1930-х годах книг о татуировках уникальна обширная заключительная глава «Удаление», так как большая часть литературы по механике нанесения меток посвящена скорее инструментам и методам, используемым для создания изображений на теле, чем способам их нанесения. удаление их. Отмеченные процессы включают химические вещества, хирургическое вмешательство, электролиз, иссечение и сухой лед.

Пожалуй, наиболее яркое изображение отношения к татуировке в Соединенных Штатах до Второй мировой войны можно найти в музыке к фильму братьев Маркс 1939 года В цирке. В сцене с другими артистами цирка Граучо Маркс нежно вспоминает о любви всей своей жизни, коллеге-звезде цирка, известной как Лидия Татуированная леди. В этой длинной и чрезвычайно забавной песне Гарольда Арлена он перечисляет для своих слушателей множество рисунков, которые Лидия нанесла на свое тело. Некоторые из них актуальны для 1939 года (например, Трилон, одна из двух основных символических структур, составлявших логотип Всемирной выставки 1939 года в Нью-Йорке), в то время как другие включают известные фигуры из истории, такие как леди Годива и Эндрю Джексон и даже Ниагара. Водопад и Амазонка Юмористический подтекст песни изображает людей с татуировками как экзотических фигур, которых нельзя воспринимать всерьез.

После Второй мировой войны одной из первых книг о татуировках для широкой публики была книга Ханна Эбенстена « пронзенных сердец и настоящая любовь»; иллюстрированная история происхождения и развития европейской татуировки и обзор ее современного состояния, опубликовано в Лондоне в 1953 году. Его внимание к европейской татуировке дополняет книгу Хэмбли 1933 года, и главы включены о состоянии татуировки в Великобритании в то время публикаций, косметического и магического использования татуировок, их роли как искусства, а также краткое обсуждение разнообразия импульсов, которые могут побудить кого-то захотеть сделать татуировку.

В 1955 году серия World Folk Arts выпустила небольшой том « Татуированные женщины и их подруги» , автором которого являлся Хэл Цукер. Более половины работы занимают черно-белые фотографии, иллюстрирующие диапазон возможных типов татуировок, начиная от знакомых форм, используемых моряками и солдатами (включая члена Иностранного легиона, который носил татуированные усы), до уникальных форм и лозунгов на основе по индивидуальному выбору.

Поток публикаций о британской татуировке, начатый Хэмбли и Эбенстеном, продолжился с появлением в 1958 году в Лондоне посмертного личного отчета о жизни и карьере одного из ветеранов-скинхедов Англии. Мемуары татуировщика из заметок, дневников и т. Д. и письма покойного «короля татуировщиков» Джорджа Берчетта .Он прослеживает свой интерес к татуировкам от моряков, которых он знал еще мальчиком в Брайтоне (и попытки в детстве отмечать своих одноклассников), до его зачисления в Королевский флот в 1885 году в возрасте тринадцати лет, его встречи с японским мастером татуировки Хори Чё в Иокогаме, а также темы и причуды татуировок, которыми занималась британская общественность с Викторианской эры до Второй мировой войны и коронации королевы Елизаветы II (включая некоторых известных клиентов). Большая часть текста обсуждает различные техники создания татуировок и исследует общепринятые идеи об их использовании различными социальными группами на основе данных из длительного опыта Берчетта.Следует отметить, что, хотя в истории татуировки в девятнадцатом и двадцатом веках упоминаются выдающиеся художники, работавшие в столь разных местах, как Япония, Европа и США, немногие из них оставили какие-либо длинные воспоминания, сопоставимые с мемуарами Берчетта. Это предвещает книгу 1990 года американского татуировщика Сэмюэля Стюарда, Плохих парней и крутых татуировок: социальная история татуировки с бандами, моряками и уличными панками, 1950-1965, и биография Джастина Спринга 2010 года о нем , Тайный историк: Жизнь и времена Сэмюэля Стюарда, профессора, татуировщика и сексуального отступника.

Докторская диссертация Роберта Спаркса 1965 года в Гавайском университете, Полинезийская татуировка: методы, иконография, покровительство, профессия и эстетика. также рассматривает t как культурную практику в обществах Тихого океана. Сложный дизайн, созданный мастером hori master s из Японии, представлен в небольшой книге, выпущенной в Токио в 1966 году издательством Zufu Shinsa. Созданная совместно фотографом Ичирой Морита и Дональдом Ричи , Irezumi была первой фотокнигой, посвященной японской татуировке, и, хотя и выпущена ограниченным тиражом, остается ценным ресурсом для этого жанра истории татуировок .

Ссылки на коллекции дизайнов, доступные для ознакомления потенциальным клиентам татуировщиков, часто встречаются в литературе, хотя работа большинства татуировщиков (когда ее можно идентифицировать) обычно оценивается путем изучения отдельных примеров, визуально записываемых в различных форматах: штриховые рисунки к цветным фотографиям. Исключением является публикация 1971 года The Tattoo Book, автор C.H. Феллоуз, мастер-татуировщик . Его история начинается в 1966 году, когда торговец антиквариатом в Провиденсе, Род-Айленд, обнаружил альбом с эскизами татуировок и набор для ручной татуировки, которые были проданы частному коллекционеру.Никаких документов о Феллоузе и его карьере не было найдено при поиске в газетах и ​​городских справочниках Новой Англии, что делает вероятным, что он не базировался в одном месте, а путешествовал в поисках клиентов как на флоте, так и, возможно, в мире цирка. Книга полностью воспроизводит альбом Феллоуз и предлагает уникальный исторический взгляд на патриотические, религиозные и романтические образы.

В 1972 году Алистер Тейлор опубликовал поразительную книгу Майкла Кинга Моко: Татуировка маори в 20, -м, -м веке, .Это одна из самых значительных работ о традициях тату маори Новой Зеландии. Основываясь на трехлетних поездках и интервью с 70 пожилыми женщинами маори, которые получили татуировку моко на подбородке и губах, большая часть книги состоит из черно-белых и цветных фотографий, а также глав, которые представляют исторический фон и культурное значение moko, , включая технику нанесения татуировкой долота и иглы , и узоры, традиционно используемые в качестве словаря moko рисунков.

Через два года после Moko, появилась хорошо иллюстрированная книга, которая исследовала тему татуировки для широкого читателя в манере, схожей с работой Альберта Парри 1933 года. Skin Deep: The Mystery of Tattoo был написан дерматологом, служащим в Королевском флоте (который опирался на данные нескольких сотен моряков и их татуировок) и журналистом, интересующимся тату-искусством. В первой главе рассказывается о мотивах нанесения татуировок и изменениях в технических аспектах.В других главах рассматривается ряд тем, в том числе история татуировок, известных в то время с древних времен до девятнадцатого века (с учетом анфас маори), японских художников и их влияние на стимулирование индустрии на Западе, сексуальной и криминальной ассоциации, татуировка как вид искусства. В двух приложениях представлены данные о состоянии татуировок в отдельных странах и регионах мира, а также представлен список известных татуировщиков из Японии, Англии, Канады, Нидерландов, Новой Зеландии, Дании.Гонконг и Таиланд с девятнадцатого века до наших дней. Популярность татуировок отражена в комментариях авторов: «Кожа может быть глубокой, но глубокий разум, безусловно». (Глубокая кожа : 20)

В 80-е годы продолжались исследования традиций татуировки маори. D.R. Симмонс, этнолог из Оклендского музея, в 1986 году разработал подробное исследование Ta Moko: Искусство татуировки маори. Он начинается с обзора типов украшений, применяемых к мужчинам (включая техники нанесения маркировки на кожу и определенные татуировки на лице, бедре, спине и голени), а также знакомых моделей moko , которые носят женщины.Во второй главе рассказывается о мужских татуировках в конце восемнадцатого века, о чем свидетельствуют путешествия Джеймса Кука и других европейских путешественников, а третья посвящена моде мужчин моко в первой половине девятнадцатого века. Его репортаж уравновешен четвертой главой, посвященной нанесению женских татуировок моко , и заключительным разделом, в котором исследуются роли, которые играют моко и вакаиро в обществе маори. Уникальный ресурс, представленный Ta Moko , является переводом Симмонса единственного существующего описания процесса татуировки, написанного на маори Рамгихакеке из Роторуа незадолго до 1854 года, описывающего каждый этап татуирования вождя маори и технические детали. каждого этапа операции.

Этнологический подход Симмонса был уравновешен трактовкой татуировки в другой крупной работе, появившейся в 1980-х годах, в томе социолога Клинтона Р. Сандерса 1989 года, Customizing the Body: The Art and Culture of Tattooing. Первоначально познакомившись с татуировкой в ​​рамках проекта по изменению тела с помощью пирсинга, Сандерс начинает с подробного и удобочитаемого обзора известной истории маркировки тела, отмечая рост интереса к этой практике в Европе конца девятнадцатого века, вызванный путешествиями Кука ( и выставка сильно татуированных людей как социальное любопытство) и ее меняющийся социальный статус, затем отмечает усилия, предпринимаемые современными татуировщиками, чтобы переопределить ремесло как форму изобразительного искусства.Вторая глава, «Стать и быть татуированным человеком», формально исследует социальные факторы, которые заставляют кого-то принять решение приобрести чернила, рассматривая их как «нормальную, символически значимую форму постоянного изменения тела в современном обществе». (Сандерс 1989: 40-41). Далее следует длинная глава, в которой рассказывается, как и почему татуировка выбрана в качестве профессии, как приобретаются базовые навыки (контакт с кем-то, кто уже работает в этой области, отмечен как ключевой фактор), как приобретается оборудование, какие виды обучения может пройти начинающий татуировщик, социальные навыки, необходимые для успеха, и различные награды за этот карьерный путь.Уравновешивание этого — следующая глава «Взаимоотношения татуировок», текст которой начинается с описания опыта покупателя в магазине с использованием концепции предполагаемого риска, основанной на исследованиях потребителей, а затем переходит к изучению факторов, которые татуировщики используют для определения типа каждого из них. патрон, чтобы оценить потенциальные проблемы и конфликты. В последней главе отмечается, что «границы современного мира производства татуировок соприкасаются с границами более широкого, традиционно узаконенного мира искусства. Ключевые действующие лица в первом случае все активнее участвуют в согласованных усилиях по расширению этих границ, тем самым добиваясь ценного переопределения татуировки как искусства.(Сандерс 1989: 150). Элементы тату-практики, влияющие на успех этого процесса переопределения, включают уникальность выбранного дизайна, ссылки на узнаваемый культурный и / или исторический контекст, материалы и процедуры, использованные при создании изображения, научный интерес. в виде искусства и социальном статусе тех, кто претендует на татуировки и носит их. В своем заключении Сандерс предупреждает, что «центральный вопрос, с которым должны столкнуться ключевые члены тату-сообщества, заключается в том, перевешивают ли преимущества, возникающие в результате производства и потребления еще одного способа создания культурного капитала, интенсивные удовольствия исключительной идентификации с девиантной социальной жизнью. группа, символизируемая татуировкой.»(Сандерс 1989: 163)

В 80-е годы также было основано периодическое издание Tattootime, основанное Доном Эдом Харди . У каждого выпуска была своя тема. К концу десятилетия Tattootime выпустила пять выпусков.

В 1990-х годах появились две работы по татуажу, каждая из которых содержала своеобразный взгляд на эту тему. Первым был фильм Сэмюэля М. Стюарта « Плохих парней и крутых татуировок»: социальная история татуировки с бандами, матросами и уличными панками, 1950–1965 годы .Стюард был академиком, который покинул этот мир в 1950-х, чтобы заняться профессией татуировщика. К Стюарту подошел доктор Альфред Кинси, который посоветовал ему «вести ежедневный дневник, чтобы узнать, что можно узнать о сексуальных мотивах нанесения татуировок». (Steward 1990: 3) Приняв совет Кинси, Стюарт начал запись, которая в конечном итоге достигла нескольких томов и была депонирована в Институте Кинси при Университете Индианы. Запись отразила «хаос жизни, который наблюдался на скользкой дороге на Саут-Стейт-стрит в Чикаго.(Там же: 5). Были рассмотрены такие темы, как эволюция Стюарда как татуировщика и различные группы его клиентов, мотивы для нанесения татуировки, фольклор татуировки и размышления о ее будущем в Америке. Bad Boys Обширное использование цитат покровителей Стюарда в напоминает рассказы Джорджа Берчетта о его разнообразной лондонской клиентуре и предвосхищает группу жизненных историй практикующего татуировщика, которая появится в начале 21 -го и годов.

Второй была энциклопедическая работа Жана-Криса Миллера The Body Art Book (1997) . Подзаголовок разъясняет сферу охвата как «полное иллюстрированное руководство по татуировкам, пирсингу и другим модификациям тела». Разделы этой работы, относящиеся к татуировке, — это длинный глоссарий терминов Learning the Language (содержащий данные о символике татуировки и основных стилях, таких как кельтский, восточный и хайда) и International Directory of Body Art со ссылкой на магазины. , музеи, архивы и организации из двадцати пяти стран. В записях указано, занимается ли учреждение татуировкой, пирсингом или и тем, и другим, и оно нацелено на популярную аудиторию, незнакомую с предметами.

В 1990-е годы Джонатан Шоу основал в Нью-Йорке периодическое издание International Tattoo Art — оно выходило раз в два месяца с 1992 по июль 2003 года.

В 1994 году к жанру личных историй татуировщиков, начатому Джорджем Берчеттом и Сэмюэлем Стюардом, добавилась еще одна автобиография. В отличие от своих предшественников, Sailor Jerry Collins: American Tattoo Master был сильно иллюстрирован как черно-белыми, так и яркими цветными фотографиями оригинальных татуировок и замысловатых боди-артов, созданных Коллинзом (1911-1973) в течение десятилетий его бизнеса в Гонолулу.Эта книга представляет собой хронологическое представление длинной и подробной группы писем, иллюстрирующих его участие и философию татуажа в период с 1969 по 1973 год и заканчивающихся письмом, написанным за день до его смертельного сердечного приступа 12 июня 1973 года. включает предисловие татуировщика Дона Эда Харди, которое позже было показано в документальном фильме 2010 года « Эд Харди: Мир татуировок». В 2013 году Харди напишет собственный отчет о своей карьере Wear Your Dreams: My Life in Tattoos . Том Коллинза переиздавался в 2005 и 2007 годах.

Новый век открылся двумя новыми работами по татуажу. Первым был сборник из четырнадцати эссе, Написано на теле: татуировка в истории Европы и Америки , под редакцией Джейн Каплан. В предисловии к этой коллекции содержится примечательное наблюдение о культурном месте татуировки в европейском прошлом:

Татуировка обнаружена в археологических и письменных источниках между историческими временами и некоторым моментом в раннем средневековье.Затем он становится практически невидимым в течение нескольких сотен лет, прежде чем снова войти в поле зрения в восемнадцатом веке. Не следует воспринимать этот длинный пробел просто как недостаток в исторических записях … он также … символизирует кочевой и оспариваемый статус самой европейской татуировки, ее характер постоянного перехода от или к множеству горизонтов самости. центрированный мир … наиболее активно циркулирующий на периферии, где он наименее заметен … обычно представлен в официальном дискурсе как нечто пришедшее откуда-то еще — из другой культуры, другой страны, другой эпохи.(Каплан 2000: XV)

Исследованные темы включают место татуировки в поздней Римской империи, практикуемой кельтскими народами Ирландии и Великобритании, Англии семнадцатого века, викторианской Британии, национальные предпочтения татуировок, выявленные в ходе криминологических исследований в 1880-х годах среди осужденных в Индии, Россия и Австралия, и как часть мира развлечений. Американские читатели найдут эссе Алана Говенара «Меняющийся образ татуировки в американской культуре, 1846-1966» полезным в качестве моста к современной тату-сцене.

Академический обзор истории татуировки, представленный в Written on The Body , был уравновешен личным голосом антрополога Мардж ДеМелло во второй работе, опубликованной в 2000 году, Тела надписей: культурная история современного тату-сообщества . Слово «модерн», используемое здесь, фокусируется на том, как вырос и изменился современный мир татуировок. ДеМелло пишет в классическом этнографическом стиле участника-наблюдателя, как человека, который приобрел рисунки и женат на татуировщике.Во введении она описывает свое исследование для читателя:

Эта книга о появлении татуировки с 1980-х годов как новой культурной, художественной и социальной форме, а также о разнообразном сообществе людей, которые пришли к ней с радостью. С момента своего появления в Соединенных Штатах, татуировка перемещалась между высшими и низшими классами, и… также изменилось значение. На каждом этапе своей художественной и социальной эволюции сама татуировка совершенствовалась, переходя от знака первобытности к символу исследователя, знаку патриотизма и знаку восстания, где он стоит для многих сегодня, как признак статуса.В этой этнографии я исследую нынешнюю переупаковку татуировки средним классом, процесс, который подчеркивает «примитивные» экзотические корни татуировки и в то же время стремится стереть ее белые, рабочие начала в этой стране ». (ДеМелло 2000: 3.)

Начиная с различных условий, в которых выражается идея сообщества татуировок (журналы о татуировках, съезды татуировщиков и людей, которые гордятся тем, что делятся своими рисунками, и Интернет), обсуждение переходит к изучению татуировок, как это делается на Западе, и « контекст, в котором татуировка вошла в западное воображение.(DeMello 2000: 15.) История начинается в 1846 году с Мартина Хильдебрандта из Нью-Йорка, и в нем отмечается влияние создания Сэмюэлем Рейли в 1891 году электрической татуировочной машины на клиентуру (в основном военную), стремящуюся к татуировкам, и на то, как проявлять себя. татуированные люди в цирках и карнавалах «полагались на продолжающуюся связь между татуировкой и дикостью, чтобы продать билеты». (Там же: 53) С окончанием Второй мировой войны популярность татуировок упала, поскольку американская культура сместилась с военных интересов на жизнь среднего класса.В то время как традиционные художники-татуировщики оставались активными, общественное восприятие татуировок стало более негативным с появлением новой видимости для байкеров, осужденных и членов банд, которые продолжали адаптировать татуировку к своим конкретным потребностям. Ассоциация татуировок с определенными социально маргинальными группами заложила основу для более позднего принятия татуировок контркультурой хиппи в конце 1960-х годов. Это раздробило старый корпус татуировок на различные визуальные меню, несущие более сфокусированное значение.Третья глава посвящена «татуировочному ренессансу» 1970-х годов, когда контркультура носила татуировки как продолжение вызывающего утверждения идентичности, начатого в послевоенную эпоху, и добавление экзотических образов в работу молодых татуировщиков с привлечением культур. столь же разнообразны, как Самоа, Борнео и коренная Америка. В главах с четвертой по седьмую исследуется влияние представлений о татуировках в СМИ, рост числа тату-журналов и организаций, направленных на то, чтобы сделать практику менее связанной с прошлым рабочего класса, сдвиги в значении татуировок в контексте среднего класса и будущее нового сообщества.

В 2003 году канадский голос был добавлен в литературу о татуировках. В книге « Татуированные: социогенез боди-арта», Майкл Аткинсон представляет исследование, основанное на его десятилетнем взаимодействии с тату-сообществом Канады с использованием аналитических рамок фигурной социологии. Он использует этот теоретический подход, чтобы посмотреть, «как социальная жизнь … задумана как сеть взаимосвязанных действий … как отдельные жизни связаны с другими … анализ современного татуировочного рисунка в Канаде, чтобы проиллюстрировать, насколько индивидуалистичен акт татуировки. по сути, групповой феномен, включающий… связанных социальных субъектов… чтобы помочь понять, почему канадцы заново открыли для себя татуировку как жизнеспособную и значимую форму телесного выражения.(Аткинсон 2003: xi) Американский социолог Виктория Питтс-Тейлор расширила анализ, начатый в Bodies of Inscription , включив в него более широкую группу техник модификации тела / боди-арта (скарификация, пирсинг, брендинг), а также татуировка в своем кабинете, Во плоти: Культурная политика модификации тела

В 2005 году была опубликована антология Татуировка: тела, искусство и обмен в Тихом океане и на западе .Его предпосылка заключается в том, что широко принятая версия истории западной татуировки возникла в результате контакта с культурами Таити, Самоа, Маркизских островов и Новой Зеландии, и следует пересмотреть ее в свете современной параллельной и влиятельной работы татуировщиков из Тихого океана, которые вносят свой вклад в дизайн. к новым сообществам художников-татуировщиков и выступая в качестве наставников (как через прямые контакты с клиентами, так и через Интернет). Десять статей разделены на два раздела: «Истории и встречи» и «Современные обмены.Среди исследуемых тем — визит россиян в Нуку-Хива в 1804 году, европейцы, которые приобрели чернила в Тихом океане, взаимодействие колониальных миссионеров и татау, и восстановленное подтверждение дизайна лица маори моко .

В 2007 году Greenwood Press выпустила вторую работу Мардж ДеМелло, Encyclopedia of Body Adornment , которую автор описывает как «первую… которая всесторонне рассматривает модификации тела и украшения тела во всем мире и на протяжении всей истории.”(DeMello 2007: xv). Разделенный на девятнадцать разделов, он продолжает переход татуировок в жанр справочных работ, начатый The Body Art Book в 1997 году. Рассматриваемые темы варьируются от стандартных типов модификации тела, включая татуировку и пирсинг. , к неинвазивным формам (таким как бодибилдинг), медицине и хирургии, сексуальности, СМИ, субкультурам, практикующим элементы украшения тела, религии и социальной приемлемости этих форм работы с телом. Иллюстрации — это черно-белые фотографии, гравюры и рисунки.Статьи о татуировках включают журналы, технологии, удаление татуировок, шоу татуировок и идею сообщества татуировщиков.

Художник-татуировщик и дизайнер из Лос-Анджелеса Катерина фон Драхтенберг (которая в профессиональном плане носит более короткую форму Кэт фон Д.) вносит яркий вклад в современные личные счета своим выпуском High Voltage Tattoo 2009 года. Названный в честь ее голливудского бизнеса, он красочно оформлен и повторяет альбом художника. В нем переплетается ее жизненный опыт с ее ростом в качестве татуировщика и рассказывается об основании компании High Voltage Tattoo, ее работе в реалити-шоу TLC «LA Ink» (четырехсезонное шоу, премьера которого состоялась в США 7 августа 2007 года), и разнообразие жанров в современной татуировке.Ее признание и описание работы множества других татуировщиков, чьи работы повлияли на ее собственную, делают чтение High Voltage Tattoo обогащающим опытом. Книга также вошла в список бестселлеров New York Times . Ее историю уравновесил второй рассказ одного из владельцев старейшего тату-салона в Портленде, штат Орегон. В «Машине татуировки », « Джефф Джонсон» отправляет читателя в лирическое путешествие по механике управления тату-салоном, управлению клиентурой и его собственному развитию в профессии, переплетенному с незабываемыми историями из «одного из старейших тату-салонов в Америке». .”(Джонсон 2009: 167)

2010-е годы открылись выходом американского издания массивного справочника «Энциклопедия искусства и истории татуировки », составленного ветераном амстердамского тату-мастера Хенком Шиффмахером, более известным под торговой маркой «Hanky ​​Panky». (Первоначальное голландское издание этой работы было опубликовано в 2008 году.) Предисловие написано одним из кураторов Тропенмузеума в Амстердаме, который отмечает, что Шиффмахер на протяжении всей жизни участвовал в популяризации татуировки и распространении информации о ремесле, а также собирал значительную коллекцию. связанных с татуировками фотографий, знаков, вспышек, рисунков, инструментов и этнографических данных, которые стали основой музея в его магазине в период с 1978 по 1999 год.Записи варьируются по длине от одной строки до полной колонки, с цветными и черно-белыми иллюстрациями, от визитных карточек и фотографий знаменитостей до картин маслом, штриховых рисунков, плакатов и гравюр.

2010 год ознаменовался публикацией четырех (авто) биографических работ по татуировке. Первый был посвящен необычайно разнообразной жизни одного из авторов крупного исследования татуировок и его переходу из опубликованного академика в мир сексуальных исследований и управления тату-салоном, «Секретный историк Джастина Спринга: жизнь и времена Сэмюэля Стюарда». , Профессор, татуировщик и сексуальный отступник .Стюард уникален среди татуировщиков тем, что он оставил значительный объем личных бумаг, начиная от неопубликованных мемуаров, журналистских работ, художественной литературы и произведений искусства, до писем в архивных собраниях и от своего исполнителя в Сан-Франциско, которые были широко привлечены для их создания в -глубина счета.

Вторая — это еще одна книга Кэт фон Д., которая в «Хрониках татуировок» представляет год множественных изменений и личностного роста с мая 2008 года до конца июня 2009 года через призму дневниковых записей о ее работе с множеством индивидуальных клиентов. , с полноцветными фотографиями созданных для них рисунков на всю страницу, вплетенными в текст.

Осознание необходимости действовать, чтобы восстановить прошлое американской тату-профессии на местном уровне, послужило стимулом для третьего названия, Эти старые синие руки: жизнь и творчество Амунда Дитцеля. Написано татуировщиком из Милуоки Джоном Рейтером, в предисловии отмечается, что «Как это часто бывает с традициями, которые развиваются на периферии основной культуры, татуировка в Америке пострадала от капризов местной истории». (Reiter 2010: 1) Первые разделы посвящены детству Дитцеля в Норвегии в 1890-х годах и работе моряком на торговом флоте (где он сделал свою первую татуировку) во время его иммиграции в Соединенные Штаты в 1907 году, его десятилетней карьеры в путешествиях. Карнавалы накануне первой мировой войны, его окончательное поселение в Милуоки и достижение международной репутации квалифицированного художника-татуировщика.Большая часть книги посвящена цветным репродукциям картин Дитцеля, представленных в относительном хронологическом порядке, и автор подробно объясняет происхождение торгового термина flash:

Термин «вспышка» уходит корнями в карнавальную торговлю, начавшуюся еще до начала XIX века. В обстановке карнавала или цирка. «Хорошо освещенный» фасад или уступка указывали на то, что будка или стойка привлекали внимание и были хорошо представлены… В карнавальном мире вспышка была всем, что притягивало прохожего, как мотылек к пламени.Из-за того, что все виды и звуки карнавала соревнуются за внимание, нужно было выделяться среди остальных, если нужно было заработать хоть какие-то деньги. (Рейтер 2010: 38)

Включение семейных фотографий и документов делает Эти старые синие руки примером того типа исторической письменности, которая необходима для того, чтобы вернуть татуировку в прошлое более традиционной Америки. Дитцель умер 9 февраля 1974 года.

Четвертая биографическая работа — документальный фильм о жизни выдающихся калифорнийских татуировщиков, Эд Харди: Tattoo the World .Он оформлен как постоянное воспоминание художника и начинается с его интереса к татуировке в возрасте десяти лет, затем исследуется эволюция его интереса к различным формам современного искусства за годы его работы в Институте искусств Сан-Франциско, его отказ от стипендии. в Йельский университет, благодаря его участию в совмещении искусства татуировки с гравюрой, живописью, публикациями и писательством, а также глобальным влиянием его дизайнов за счет их использования в столь же разнообразных контекстах, как индустрия моды и развлечений.

Через три года после выхода этого документального фильма Дон Эд Харди добавил историю своей жизни в список автобиографий художников-татуировщиков с помощью Wear Your Dreams: My Life in Tattoos. Название взято из слогана, который он использовал на своих визитных карточках. Книга богато детализирована и прослеживает его эволюцию как татуировщика, его встречи со значительными фигурами в истории татуировок, начиная от Фила Воробья (Сэмюэл Стюард) и Сэйлора Джерри Коллинза до японских мастеров хори , а также рождение того, что впоследствии станет известным как «Новый трайбализм.Он также отмечает сложные социальные нормы международной сети татуировщиков, разбросанных по всему миру в эпоху до того, как Интернет облегчил общение.

В 2013 году также была опубликована третья книга Кэт фон Д. Go Big or Go Home: Принимая риски в жизни, любви и татуировке . Эта коллекция посвящена крупномасштабным татуировкам, тематикам которых важна для автора — индивидуальности, силе, творчеству, независимости, присутствию, мудрости и альтруизму, причем каждый раздел иллюстрирован фотографиями некоторых из ее клиентов.

И самая тщательная документальная попытка рассказать историю пересечения различных направлений татуировки, которые объединились в ренессанс современного искусства татуировки как основного явления, Tattoo Nation: The True Story of the Ink Revolution , была завершена. в 2013 году. В центре внимания фильма — карьеры Чарли Картрайта, Джека Руди, Эда Харди и Фредди Негрета, а также длинные интервью с ними (и другими, кто с ними работал), а также исторические кадры ранних тату-конвенций.Главный вопрос, на который пытается ответить фильм, сформулирован в аннотации к футляру: «Как татуировка перешла от того, что было на вас, к выражению, которое исходит из вас?»

Публикация в 2015 году прекрасно подробного обзора карьеры художника-татуировщика из Сан-Франциско Вернона Ингемарсона (1919-1988), Sailor Vern, в некоторой степени похожа на обращение, данное Амундом Дитцелем в Эти старые синие руки; как историческое извлечение значимой фигуры в истории североамериканского татуажа.К моменту своей смерти Ингемарсон накопил большую коллекцию флеш, натертых поверхностей, фотографий и ацетатных листов, охватывающих его время в качестве татуировщика, от его раннего обучения в Норфолке в 1940-х годах до его собственного магазина в Сан-Франциско и его повторного знакомства с Сообщество художников татуировщиков в 1977 году. После его смерти коллекция сохранилась нетронутой у последующих владельцев и составляет основу этой книги. В дополнение к своим произведениям искусства, он также разработал отличительную татуировочную машину, которую можно было легко собрать и обслужить. Sailor Vern открывается разделами о его ранней жизни в Монтане, Колорадо и Калифорнии, его вступлении в профессию татуировщика и работе в Вирджинии, Сан-Франциско и Гуаме, затем переходит к более глубокой иллюстрации его флэш-арта с 1940-х и 1950-х годов по последнее десятилетие его жизни. Необычным включением являются образцы его работ как художника и его ацетатные листы с рисунками (формат, который редко сохраняется), а также торговые каталоги, письма и эскизы.

2016 год был богатым для публикаций о татуировках и культурах, которые их использовали.Классическое японское ремесло irezumi прекрасно и подробно представлено в хорошо иллюстрированном Japanese Tattoos: History, Culture, Design от Tuttle Publishing Брайана Эшкрафта и Хори Бенни. Во введении дается четкое изложение различных этапов истории татуировки в Японии с момента появления национальных хроник (как свободный выбор и юридическое наказание) и ее меняющегося влияния на современную культуру татуировки. В отдельных главах подробно представлены кандзи, татуировок (с использованием слов и фраз, написанных японскими иероглифами), татуировки с использованием изображений, взятых из природного мира (от цветов и цветущей вишни до сосен, воды, ветра, облаков и огня), реальных и мифические существа (в том числе фениксы, тигры, счастливые кошки, сторожевые собаки, журавли и бабочки, а также знакомый трехкубый дракон), сверхъестественные существа, восемь типов татуировок на боди и современный дизайн irezumi .Интервью с татуировщиками и их клиентурой включены в каждую главу.

Ценность хронологического и коллективного изучения созвездия оригинальных произведений искусства, созданных на протяжении десятилетий отдельными татуировщиками для выявления тенденций и изменений как в технологиях, так и в тематике, показана во втором томе 2016 года «Винтажная вспышка татуировок: 100 лет традиционных татуировок из прошлого». Коллекция Джонатана Шоу охватывает первые 75 лет татуировки в Америке с 1900-х до 1970-х годов посредством трехсот листов неопубликованных флеш-изображений из огромной личной коллекции, собранной опытным татуировщиком Джонатаном Шоу.Представленные художники варьируются от неизвестных мастеров до более знакомых имен, таких как Берт Гримм, Сэйлор Джерри, Пол Роджерс и братья Московиц. В «Примечании автора» он делится тем, что всегда было для него татуировкой:

Я вырос у моря, мечтая о далеких краях. Одно из моих самых ранних детских воспоминаний — стоять на цыпочках, прищуриваться в окно старого тату-салона, потеряться в мире, который, как я всегда знал, существовал в какой-то туманной, потерянной зоне памяти навсегда. Каждый дюйм стены был покрыт завораживающими маленькими узорами, вызывающими детскую фантазию из этого таинственного, дымного мира внутри.Я все еще чувствую запах пыли на старом подоконнике; все еще видишь застывшее, заляпанное никотином изображение тощего старика с расплывчатыми сине-зелеными матросскими руками, склонившимися над другим мужчиной. Я все еще слышу потусторонний зов странного жужжащего устройства, впивающегося в кожу, как будто ищущего тайны души.

Заглянув туда, того парня призвали пойти по тропе, ведущей его в мир экзотических кровавых ритуалов, древних как время. В тот день перед моими глазами возникли милостивые духи татуировки.Никто никогда не говорил мне о татуировке, но, стоя с широко раскрытыми глазами от глубокого детского удивления и бессознательного признания, я знал, что хочу татуировку. Я хотел отправиться туда, куда приплывают моряки, далеко за выцветшим акварельным горизонтом татуированного парусного корабля, так далеко, как дух мог летать на размытых старых сине-зеленых татуированных крыльях, в место с пожелтевшими пальмами и кривым старым татуированным баннер с надписью «Дорога домой». (Шоу 2016: 65)

Параллельно с работами Шоу, следующий том 2016 года посвящен феномену современного искусства татуировки во всем его международном разнообразии. Чернила: Искусство татуировки Виктора Ченга и Кевина Вонга — это коллекция из 700 оригинальных и классических вспышек от 43 художников, работающих в Финляндии, США (Чикаго и Нью-Йорк), на Филиппинах, в Индонезии, Гонконге, Аргентине. , Франция, Бразилия, Эквадор, Нидерланды, Польша, Испания, Мексика, Австралия, Япония, Россия, Венесуэла и Великобритания. Во втором разделе книги, «Tatt Snaps», представлены работы десяти визуальных художников, объединяющих татуировки с фотографией, за ним следует «Tatt Talk» с профилями и интервью художников из России, Японии, Польши, Франции, Китая и Сингапура.Биографические записи каждого из художников включены на последних страницах.

В то время как Интернет сделал возможным глобальный обмен татуировками и дискуссии о них, последний том 2016 года рассматривает эти две темы как взаимодополняющие. Двадцать глав междисциплинарной антологии The Tattoo Project: памятные татуировки, визуальная культура и цифровой архив , редактируемой социологом Деборой Дэвидсон из Йоркского университета и опубликованной в Торонто канадскими учеными, рассматривают аспект татуировки, который обычно не рассматривается подробно. .Как определено здесь, «памятные татуировки… возможно, в память или в честь живого или умершего человека или животного; о месте отношений, жизненном событии или переходе; о чем-то достигнутом, над чем работал или ради чего еще предстоит достичь или о чем еще следует мечтать ». (Дэвидсон, 2016: 6). Книга основана на создании цифрового архива рассказов о татуировках и фотографий и разделена на четыре раздела, охватывающих используемые методы и теории (и подходы к татуировке, принятые культурой и историей). иллюстрация памятных татуировок с помощью стихов и фотографий, семь личных рассказов / тематических исследований, разделяющих значение памятных дат с помощью татуировок, и обсуждение «Тату-проекта: Сообщество в стадии строительства» на пересечении идей архивов, публичной социологии, технологий и сообщество. Домашняя страница Tattoo Project находится по адресу http://thetattooproject.info/about.html.

В 2017 году Джонатан Шоу снова использовал свою частную коллекцию исторического искусства татуировки, чтобы создать Vintage Tattoo Flash. Том II: 100 лет традиционных татуировок из коллекции Джонатана Шоу , охватывающий период с 1920-х по 1970-е годы, с более чем 200 неопубликованными примерами флэш-арта, созданными американскими татуировщиками.

Еще одна работа 2017 года — каталог выставки, ярко иллюстрирующий присутствие татуировок в технике ксилографии девятнадцатого века. Татуировки в японской гравюре № был опубликован в Бостоне Музеем изящных искусств под редакцией Сары Томпсон, куратора японского искусства. Показано более 100 гравюр, а длинное вступительное эссе Томпсона «Чернила Эдо: Под кожей» предоставляет подробный контекст использования татуировки в изображениях сцен, столь же разнообразных, как интимный момент между влюбленными, действие со сцены кабуки и мастеров. поднятие конькового мостика дома.

Третий том от 2017 года, Marked For Llife: Мьянма: женщины на подбородке и их татуировки на лице восходит к книге Майкла Кинга 1972 года Моко: Татуировка маори в 20 веке .Основанная на портретах, собранных фотографом Йенсом Уве Паркитны среди женщин в штате Чин на северо-западе Мьянмы с начала его исследования в 2001 году, книга отражает содержание выставки, открывшейся в Янгоне 28 марта 2016 года. Книга демонстрирует, как выставка объединила изображения из корпуса работ Паркитного с тканями, украшениями и сохранившимися записями, чтобы красочно проиллюстрировать диапазон и сложность татуировок, проводимых среди Чин. Хотя эта практика была запрещена правительством, Паркитный предвидит возрождение, аналогичное возрождению татуировок на лице среди женщин маори, инуитов и коренных американцев.Читатели также найдут эссе Ларса Крутака из Национального музея естественной истории при Смитсоновском институте «Визуальный язык лицевых татуировок» полезным, поскольку в нем говорится о трактовке татуировок в художественной и антропологической литературе.

Следующая работа, которая появится в 2017 году, касается их присутствия в археологических записях и того, как это можно интерпретировать. Антология Ancient Ink: Археология нанесения татуировок , под редакцией Ларса Ф. Крутака из Смитсоновского института и Аарона Детер-Вольфа из Вашингтонского университета, разделена на три раздела: Skin, Tools и Art . В первом изучаются «темы, связанные с естественно и намеренно сохраненными татуированными человеческими останками… наиболее впечатляющая и прямая форма археологических свидетельств татуировок в древних и исторических обществах», что стало возможным благодаря современной технологии обработки изображений, которая может обнажить татуировки на музейных образцах (Крутак и Детер-Вольф 2017: 4). В первых семи статьях обсуждаются такие разнообразные свидетельства, как мумии из Египта и Нубии, татуировки Ибалоя с Филиппин (возрождается традиция), пазырыкская культура железного века в Сибири (первоначально описанная на английском языке в 1970 году Сергеем Руденко в книге Frozen Tombs of Siberia. : Пазырыкские захоронения I ron Возраст всадников ), а также коллекция европейских татуированных шкур девятнадцатого века, приобретенная Wellcome Collection в Лондоне в 1929 году.Преднамеренное сохранение этого типа материалов рассматривается редакторами в восьмой главе «После смерти: сохранение татуированной кожи», включая профиль Фонда искусства и науки татуировки, основанного в 2014 году голландским иллюстратором и татуировщиком. художник Питер ван дер Хельм.

Второй раздел, «Инструменты», посвящен тому, как татуировочные инструменты идентифицируются в археологических записях, чем они отличаются от других артефактов аналогичной формы и как они связаны с культурным развитием, миграцией и изменениями.Темы, затронутые в этих восьми статьях, включают исследование татуировок коренных народов в Океании по отдельности, свидетельства татуировок в Юго-Восточной Европе как в медном веке (ок. 6000 г. до н.э.), так и региональные этнографические записи, идентифицирующие инструменты татуировки коренных американцев из Восточные леса (и значение возрождения татуировок в коренных общинах Канады и восточной части Соединенных Штатов), татуировки среди сарматов железного века в Евразии, а также развитие анализа износостойкости как средства определения технологии татуировки в археологических раскопках. и музейные коллекции.Последний раздел «Искусство» является самым коротким и исследует антропоморфные и, возможно, татуированные фигуры в европейской доисторической эпохе от верхнего палеолита (50 000–10 000 до н.э.) до бронзового века (2300–1200 до н.э.) в качестве потенциального жанра артефактов, иллюстрирующих присутствие и изменения в татуировках на протяжении этих тысячелетий, доисторические татуированные фигурки из слоновой кости из морской культуры Берингова пролива и возрождение татуировок коренных народов как культурной практики на современной Аляске.

В то время как татуировка, практикуемая на Таити и Маркизских островах, уже давно представлена ​​в литературе по Полинезии, богатые и древние традиции Самоа татау получили всестороннее освещение в богато иллюстрированной работе 2018 года Татау: История татуировок Самоа Шона Мэллона и Себастьяна Галлиота.Книга охватывает 3000 лет (начиная с гончарных изделий культуры лапита в 1500 г. до н.э.) и начинается с рассмотрения историй происхождения татау и связей, которые они устанавливают для Самоа с более широким миром Тихого океана. Второй раздел посвящен истории татуировки Самоа с 1722 по 1900 годы и опирается как на самоанские, так и на европейские источники (последние часто миссионеры, исследователи или официальные лица немецкой колониальной администрации с 1899-1914 гг.) В колониальную эпоху, демонстрируя живые примеры от населения колоний в родной стране был популярен в крупных городах Европы, и несколько групп самоанцев были завезены в Германию и Бельгию между 1889 и 1914 годами.Немецкие этнологи также посетили Самоа и подробно записали рисунки и изображения, использованные в tatau . В третьем разделе «Татау: настойчивость и перемены, 1900–2000» такие разнообразные факторы, как переход от немецкого к новозеландскому колониальному правлению, Вторая мировая война, распространение татау в самоанской диаспоре и самоанское националистическое господство. движение отражено в подробном обсуждении сохранения традиционных дизайнов татау и создания новых для определенных групп, особенно членов Корпуса мира Самоа.В четвертой главе «Татау как ритуальный институт, 2000-2010 гг.» Описываются традиционные формы обращения для туфуга та татау, их клановых линий, формальные шаги, которым необходимо следовать при приобретении татау , его социальное значение и особые условия иконографии для элементов дизайна, которые носят мужчины и женщины. В заключительном разделе исследуется «Татау и его глобализация, 2010-2017», затрагивая роли, которые играют не-самоанцы в рамках распространения татау , и активную пропагандистскую деятельность, проводимую самоанцами tufuga как часть более широкого сообщества татуировщиков. и их ремесло .

Преобразующий путь современной татуировки от маргинального ремесла к признанной и принятой части мира графического искусства и дизайна был четко показан в последнем томе Эд Харди: Глубже, чем кожа, , собранном для участия в ретроспективной выставке 2019 года. в Мемориальном музее де Янга в Сан-Франциско. Работа Харди по возрождению татуировки как формы искусства на протяжении нескольких десятилетий представлена ​​в 300 объектах, документирующих его работу в виде принтов, рисунков и трехмерных предметов, а также его тату-дизайнов и флэш-арта.Его роль в возрождении татуировки, связи с восточноазиатским искусством и его формальное образование художника обсуждаются, чтобы интерпретировать его влияние. Независимо от того, созданы ли они в тату-салоне под линией «L» в Чикаго, в традиционной обстановке с ритуальным значением у Тихого океана или собраны в музейных коллекциях и выставках оригинального флэш-арта, сложная история татуировок останется предметом восхищения. собственный отличительный жанр книг и онлайн-публикаций в мире, который признал и подтвердил ценность индивидуальности каждого знака.

Каталожные номера

Арлен, Гарольд. Татуированная Лидия . Нью-Йорк: Leo Feist Inc., 1939.

Эшкрафт, Брайан и Хори Бенни. Японские татуировки: история, культура, дизайн. Tokyo: Tuttle Publishing, 2016.

В цирке . Режиссер Эдвард Баззелл. Голливуд, Калифорния: Метро-Голдвин-Майер, 1939.

Аткинсон, Майкл . Татуированные: Социогенез боди-арта. Торонто: University of Toronto Press, 2003.

Берчетт, Джордж. Воспоминания татуировщика из заметок, дневников и писем позднего периода « татуировщиков. Лондон: Олдборн, 1958. []

Каплан, Джейн, изд. Написано на теле: тату в истории Европы и Америки . Принстон, штат Нью-Джерси: Princeton University Press, 2000.

Чунг, Виктор и Кевин Вонг. Чернила: искусство татуировки .Гонконг: viction :shops ltd, 2016.

Коллинз, Джерри. Моряк Джерри Коллинз, американский мастер татуировки: своими словами. Honolulu: Hardy Marks Publications, 1994. (переиздано в 2005 и 2007 годах).

Дэвидсон, Дебора, изд. Проект татуировки: памятные татуировки, визуальная культура и цифровой архив . Торонто: Canadian Scholars ’Press, 2016.

ДеМелло, Марго. Надписи: Культурная история современного тату-сообщества. Дарем, Северная Каролина: Duke University Press, 2000.

ДеМелло, Марго. Энциклопедия украшений тела . Вестпорт, штат Коннектикут: Greenwood Press, 2007.

Эбенстен, Ханс. «Пронзенные сердца и настоящая любовь: иллюстрированная история происхождения и развития европейской татуировки и обзор ее современного состояния». Лондон: Verschoyle, 1953.

Эд Харди: Глубже, чем кожа . Сан-Франциско: Музеи изящных искусств Сан-Франциско совместно с Rizzoli Electa, 2019.

Эд Харди: Тату в мире . Режиссер Эмико Омори. Нью-Йорк: New Video Group, 2010.

Факты, касающиеся мисс Ирэн Вудворд, единственной татуированной леди: полное и исчерпывающее описание жизни и приключений этой молодой леди… Вместе со многими выдержками из столичной прессы, имеющими отношение к ней, все ясно доказывают, что она одна из самых примечательных и редких диковинок теперь на выставке . Нью-Йорк: New York Popular Publishing Company, 1886.

Fellowes, C.H. Книга татуировок . Принстон: Pyne Press, 1971.

Флетчер, Роберт. Татуировка среди цивилизованных людей: прочитано в Антропологическом обществе Вашингтона, 19 декабря 1882 г. . Вашингтон, округ Колумбия: Джадд и Детвейлер, 1883 г. https://archive.org/details/311128262.med.yale.edu/page/n5.

Хэмбли, Уилфрид. История татуировки и ее значение: с некоторым учетом других форм телесных маркировок. Лондон: H.F. & G. Witherby, 1925. Переиздание изд. Минеола, Нью-Йорк: Dover Publications, 2009.

Хэнди, Уиллоудин Чаттерсон. Татуировка на Маркизских островах. Гонолулу: Музей епископа, 1922 год. Https://archive.org/details/tattooinginmarq00handgoog.

Харди, Дон Эд, с Джоэлем Селвином. Носи мечты: моя жизнь в татуировках . Нью-Йорк: Thomas Dunne Books, 2013.

Ingemarson, Vernon Franc, et. al. Матрос Верн. Колорадо-Спрингс, Колорадо: Yellow Beak Press, 2015.

Джонсон, Джефф. Тату-машина: сказки, правдивые истории и моя жизнь чернилами . Нью-Йорк: Spiegel & Grau, 2009.

.

Король, Майкл. Моко: татуировка маори в ХХ веке . Веллингтон: Алистер Тейлор, 1972. Переиздание изд. Окленд: Дэвид Бейтман, 2008.

Константинус, Джорджи. Истинная жизнь и приключения капитана Костентена, татуированного греческого принца . Нью-Йорк: New York Popular Publishing Company, 1881. http: //nrs.harvard.edu / urn-3: FHCL.HOUGH: 34849929.

Крутак, Ларс Ф. и Аарон Детер-Вольф, ред. Древние чернила: археология татуировки . Сиэтл: Вашингтонский университет, 2017.

Мэллон, Шон и Себастьян Галлио. Татау: Культурная история татуировок Самоа . Гонолулу: Гавайский университет Press, 2018.

Миллер, Жан-Крис, Книга по боди-арту: полное иллюстрированное руководство по татуировкам, пирсингу и другим модификациям тела. Нью-Йорк: Беркли Букс, 1997.

Морита, Ичира. Иредзуми: Японская татуировка . Токио: Зухушинша, 1966.

Parkitny, Jens Uwe. На всю жизнь: женщины на подбородке Мьянмы и их татуировки на лице . Билефельд: Кристоф Кербер, 2017.

Парри, Альберт . Татуировка: секреты странного искусства, практикуемого среди коренных жителей Соединенных Штатов . Нью-Йорк: Саймон и Шустер, 1933. Переиздание изд. Минеола, Нью-Йорк: Dover Publications, 2006.

Питтс-Тейлор, Виктория. Во плоти: Культурная политика модификации тела . Нью-Йорк: Palgrave Macmillan, 2003.

.

Рейтер, Джон. Эти старые синие руки: жизнь и творчество Амунда Дитцеля . Милуоки: Solid State Publishing Company, 2010.

Робли, Горацио Гордон. Моко, или татуировка маори. Лондон: Чепмен и Холл, 1896. https://hdl.handle.net/2027/njp.32101068189883.

Руденко Сергей Иванович. Замерзшие гробницы Сибири: Пазырыкские захоронения всадников железного века. Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press, 1970.

Сандерс, Клинтон Р. Настройка тела: искусство и культура татуировки . 2 изд. Филадельфия: Temple University Press, 2008 (1 st ed.1989).

Шиффмахер, Хенк. Энциклопедия искусства и истории татуировки . Амстердам: Carerra, 2010.

.

Скатт, Рональд В. Б. и Кристофер Готч. Skin Deep: Тайна татуировки. Лондон: Питер Дэвис, 1974.

Шоу, Джонатан . Винтажная вспышка татуировки. Том II: 100 лет традиционных татуировок из коллекции Джонатана Шоу. Нью-Йорк: книги PowerHouse. 2017

Шоу, Джонатан. Vintage Tattoo Flash: 100 лет традиционных татуировок из коллекции Джонатана Шоу. Нью-Йорк: PowerHouse Books, 2016.

Симмонс, Д. Р. Та Моко: Искусство татуировки маори. Окленд: Рид Метуэн, 1986.

Спаркс, Роберт. Полинезийская татуировка: методы, иконография, покровительство, профессия и эстетика. Магистерская диссертация, Гавайский университет, 1965. http://hdl.handle.net/10125/36035.

Весна, Джастин. Тайный историк: жизнь и времена Самуэля Стюарда, профессора, татуировщика и сексуального отступника . Нью-Йорк: Фаррар, Штраус и Жиру, 2010.

Стюард, Сэмюэл М . Плохие парни и крутые татуировки: социальная история татуировки с бандами, матросами и уличными панками, 1950-1965. Нью-Йорк: Haworth Press, 1990.

Свон, Джеймс Г. Индейцы хайда с островов Королевы Шарлотты, Британская Колумбия: с кратким описанием их рисунков, татуировок и т. Д. Вашингтон, округ Колумбия: Смитсоновский институт, 1874 г. http://www.canadiana.ca/view/oocihm. 23957.

«Тату» в Оксфордском словаре английского языка. https://www.oed.com/view/Entry/198122?rskey=SHI9d5&result=2&isAdvanced=false#eid. По состоянию на 9 января 2020 г.

Нация татуировок: правдивая история чернильной революции .Режиссер Эрик Шварц. Денвер: Visions Verité, 2013.

.

Tattootime. Forked River, N.J .: Permanent Press, 1982-1988.

Томас, Николас, Анна Коул и Бронвен Дуглас, ред. Тату: тела, искусство и обмен в Тихом океане и на Западе. Дарем, Северная Каролина: Издательство Duke University Press, 2005.

Томпсон, Сара Э., изд. Татуировки в японской гравюре . Бостон: Музей изящных искусств, 2017.

Von D, Kat, Высоковольтная татуировка. Нью-Йорк: Дизайн Коллинза, 2009.

Von D, Kat. Стань большим или иди домой: рисковать жизнью, любить и делать татуировки . Нью-Йорк: HarperCollins, 2013.

.

Von D, Kat. Хроники татуировок. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Дизайн Коллинза, 2010.

Авторские права R. Ridinger 2020

Книг нижней полки: август 2013 г.

Этот пост изначально был опубликован на Book Riot.

Как молодой отец, я иногда чувствую, что единственный организующий принцип моего мира — это алфавит.От книг до блоков, от магнитов до супа, алфавит наложил свою волю, и все вокруг меня теперь автоматически распределяет себя по категориям, послушно перемещаясь на свое надлежащее место в этой эффективной 26-символьной системе.

С алфавитом в голове (серьезно, C для Cookie крутится у меня в голове, пока я печатаю это), я подумал, что это будет забавный вопрос, чтобы задать его любителям книг: кто попал в ваш авторский алфавит ?

Вы можете использовать любые критерии, какие захотите.Это может быть имя или фамилия (или сложные буквы, такие как Q и ​​X, просто делайте все, что вам нужно). В нем могут быть авторы, которых вы любите, или те, которых вы ненавидите. Вы можете прочитать их работы целиком или никогда не читали ни единого слова. Вы можете попытаться сделать свой алфавит разнообразным и представительным, а можете заполнить его исключительно женщинами-авторами из дельты Миссисипи.

Вы уловили идею. Все идет.

Теперь, когда мы установили основные правила (или их отсутствие), я хотел бы услышать от вас всех: Кто попал в ваш авторский алфавит?

Вот мой:

A: Achebe, Chinua
B: Borges, Jorge Luis
C: Coetzee, J.M.
D: Диас, Жюно
E: Иган, Дженнифер
F: Фицджеральд, Ф. Скотт
G: Галеано, Эдуардо
H: Херстон, Зора Нил
I: Исигуро, Кадзуо
J: Джеймс, EL Джонсон , Крокетт
К: Кинкейд, Ямайка
Л: Лахири, Джумпа
М: Митчелл, Дэвид
Н: Набоков, Владимир
О: О’Коннор, Флэннери
П: Памук, Орхан
Вопрос: Квентин Блейк
Р: Роулинг, JK
S: Сондерс, Джордж
T: Твен, Марк
U: Апдайк, Джон
V: Воннегут, Курт
W: Уоллес, Дэвид Фостер
X: Xingjian, Gao
Y: Йошикава, Eiji
Z: Зади Смит

(Предупреждение: некоторые буквы вынуждают вас принимать действительно трудные решения, в то время как другие действительно заставляют вас растягиваться, просто чтобы придумать имя.Приведенный выше список определенно не высечен на камне, и я оставляю за собой право часто менять свое мнение — в этом вся прелесть правила «все идет».)

The Troupers · Книги · 49-я полка

Театр «Орфей Галакси» Труппер-Рояль — жемчужина в короне развлечений Ниагарского водопада. По крайней мере, так гласит шатер на фасаде. Для Пятерых Сказочной Труппы старый театр их семьи — заноза в венце их юношеских воспоминаний.

Под властным и нарциссическим взором своего знаменитого ребенка-актера, ставшего режиссером, пятерки воспитываются на строгой диете развлечений Золотого века и домашнего обучения, чтобы сделать из них лучших актеров своего поколения.Но через серию веселых и трагических событий братья и сестры начинают развивать свои собственные личности и амбиции, восставая против чаяний своего отца в отношении них. Напряжение, возникающее из-за новообретенного индивидуализма пятерых, вызывает драку на сцене во время выступления в день их 18-летия, которая меняет траекторию всей их жизни.

Двадцать лет спустя пятерки воссоединяются, чтобы зачитать завещание своего отца и его требование об одном последнем представлении.

Ричард Скарсбрук вырос в крошечной сельской общине Олинда, Онтарио.Он жил и преподавал в Petrolla почти десять лет, где выступал, руководил и входил в совет директоров общественного театра. В Petrolia он также писал оригинальные песни, играл на барабанах и пел в группе под названием The Know. В это же время он начал публиковать свои первые рассказы и стихи. Сейчас Скарсбрук живет в Торонто, где преподает курсы творческого письма в колледже Хамбер и Джорджа Брауна. Он также играет и поет в рок-группах The Featherless Bipeds, The Nerve и Disorderly Conduct и выступал на таких площадках, как The Rivoli, The Guverment, Healey’s Roadhouse, The Opera House, The Tattoo Rock Parlor, The Royal York Hotel, Hard Rock Cafe и The Black Swan (все в Торонто), Hard Rock Cafe и Liquor Store Bar в Оттаве, а также The Just For Laughs Studio в Монреале.Художественная литература и поэзия Скарсбрука публиковались в журналах и журналах в Канаде и за рубежом, включая The Guardian Unlimited (Великобритания), The FISH Anthology (Ирландия), Verbicide (США), Prairie Fire, Descant, Matrix, Carousel, The Dalhousie Review, PRECIPICe, Rampike. , Рассказчик, The New Orphic Review, The Nashwaak Review, The Harpweaver, The Backwater Review, NeWest Review, ложь со случайной правдой, The Moose and Pussy, Jones Avenue, Surface and Symbol и Zygote. Его рассказы и стихи получили похвалы и награды, в том числе премию Hinterland Award за прозу в 1998 году, премию за новый орфический рассказ 2001 года, премию Совета искусств Скарборо 2001 года за поэзию, премию Центра искусств Лоуренса в 2002 году и премию Matrix LitPop в 2009 году. Премия за художественную литературу.Его первой книжной публикацией был сборник стихов «Гадание на Мадлен», получивший в 1996 году премию «Поэзия Cranberry Tree Press». Первый роман Скарсбрука, Cheeseburger Subversive (Thistledown Press), 2003) получил положительные отзывы и большой отклик читателей. Известный автор В.П. Кинселла (Джо без обуви, потанцуй со мной на улице) написал это в издании Books in Canada: «Cheeseburger Subversive — это история совершеннолетия, написанная с юмором и щегольством. У Скарсбрука особое чутье на абсурд и прекрасный способ смотреть на мир, который превращает трагедию в юмор.Очень забавный и трогательный дебют ». Cheeseburger Subversive вошла в шорт-лист на премию Канадской библиотечной ассоциации за книгу года для молодежи 2004 года, премию« Белая сосна »Библиотечной ассоциации Онтарио за 2005 год и премию« Звездная книга 2005 года ». 2006), его продолжение, также вошло в шорт-лист премии Канадской библиотечной ассоциации «Книга года для молодежи 2007 года» и номинирован на премию «Звездная книга 2008/2009». Рассказчик: Canada’s Short Story Magazine писал: «Двуногие без оперения. всегда остается таким же сосредоточенным, как лучшие рассказы…. Поклонники живой поп-музыки оценят чудесные воспоминания Скарсбрука о персонажах, местах проведения, испытания и успехи такой карьеры, а также опыт создания музыки как на сцене, так и за ее пределами. «Последний роман Скарсбрука« Хроники обезьяньего лица »получил премию« Белая сосна »от Ассоциации библиотек Онтарио в 2011 году. Журнал CM назвал книгу« многослойной, захватывающей и сложной историей », а в Resource Links сказано:« Скарсбрук — отличный писатель с великолепными комическими подтекстами ». В обзоре автора Энн Юэн (Firedrake, Brondings ‘Honor) говорится о The Monkeyface Chronicles: «Это напоминает мне книги Пола Куоррингтона и Джона Ирвинга, создавая неповторимый, но близкий к реальному мир.»

Страница профиля Ричарда Скарсбрука

«В The Troupers Ричард Скарсбрук создает семью, как некоторые другие. Я имею в виду, скольким родителям даровано пятеро детей, родившихся в один и тот же день? У каждого из пятерых есть своя индивидуальность, причуды и кресты, которые нужно нести, поскольку они созданы их несовершенным отцом и патриархом семьи, легендарным актером Джоном Лайонелом Тупером.Поочередно веселая и душераздирающая, эта блестяще написанная история — одна безумная поездка, которая останется с вами еще долго после того, как упадет занавес ».

Терри Фаллис, двукратный обладатель медали Стивена Ликока за юмор

«Сочетая в себе лучшие элементы театра, мистики и кино, The Troupers будет держать вас в курсе событий до тех пор, пока не начисляются титры».

Что такое г-жаЧитаете Альберса?

Еще 15 татуировок, вдохновленных книгами — Книги Rock My World

«Напрасно я боролся. Не пойдет. Мои чувства не будут подавлены. Вы должны позволить мне сказать вам, как горячо я восхищаюсь вами и люблю вас ».

Изображение предоставлено: кредит: _ankimichler_instagram

3. Татуировка, полностью вдохновленная книгами

Изображение / автор: предоставлено Луизой Оливейрой в Instagram luiza.blackbird

4.Акварельная книга

Изображение предоставлено: кредит: Leitor Nervoso / instagram

«Ка был подобен колесу, его единственная цель — вращаться, и в конце концов он всегда возвращался в то место, откуда начал» — Пустоши

кредит изображения: кредит: fuckyeahstephenkingtattoos_tumblr

«И тогда все войско Рохана запело, и они пели, убивая, потому что радость битвы была на них». –Возвращение короля

кредит изображения: кредит: dwam_turbozerosalon_nantesFrance

«Но никто, кроме Люси, не знал, что когда он кружил над мачтой, он прошептал ей:« Отвага, дорогое сердце ».

кредит изображения: кредит: alaskanamazon / instagram

«Есть место, где заканчивается тротуар и до начала улицы»

Изображение предоставлено: ramblingsarah / через Tumblr

«Вернетесь ли вы на страницу или у большого экрана, Хогвартс всегда будет рад приветствовать вас дома.”–J.K. Роулинг

Изображение предоставлено: robcarvalhoart через Instagram

— Полагаю, это Феликс Фелицис? — с тревогой сказала Гермиона, поднося бутылку к свету. «У тебя нет еще одной полной бутылочки — я не знаю -»
«Сущность безумия?» предложил Рон »- Гарри Поттер и Принц-полукровка

Фото / кредит художника: Энди Шарик в Boundless Tattoo через HaiirPeace reddit

11. Поэма Элизабет Грейсли

«Прежде, чем я буду твоей дочерью, твоей сестрой, твоей тетей, племянницей или кузиной.. . «

Изображение предоставлено: nenuno.co.uk list

12. Дэдпул, из Marvel Comics

«Тссс. Мой здравый смысл покалывает ».

Изображение предоставлено: Тату Том через The Rising Tide

13. Серия «Игра престолов», Джордж Р.Р. Мартин

«Убейте мальчика, Джон Сноу. Зима почти наступила. Убей мальчика и позволь мужчине родиться ». –Танец с драконами

кредит изображения: Кевин Рэй / Art Alive Tattoo через Instagram
Изображение предоставлено: Open Culture.com

«О, когда она злится, она проницательна и проницательна! Когда она ходила в школу, она была лисицей.И хоть она маленькая, но жестокая »–Акт 3, сцена 2

Фото / автор: Джейми Снаэр через Instagram

Чтобы найти больше литературных татуировок, посмотрите «Потрясающие татуировки, вдохновленные книгами

».

Писатель, помешанный на полках — The New York Times

Городские жители — это сериал о жизни в Нью-Йорке, а иногда и в других городах.

Я не могу вспомнить, когда я впервые стал одержим бесплатным книжным шкафом в кафе, но когда-то в прошлом году это внезапно стало так, и я регулярно совершал туда паломничества. Я брал книги домой, чтобы почитать, и привели других, чтобы заменить их. Я заметил, какие из них были раскуплены быстро, а какие сидели слишком долго. Я болел за камбуз Эмили Стрит.Шикарный роман Джона Манделя «Пистолет певца» найти хороший дом, но чувствовал себя немного самодовольным по поводу другого романа, который, когда он вышел, поглотил всю прессу во вселенной, хотя это и не лучшая работа его автора, во всяком случае, и можно было бы задаться вопросом, а может быть, автор вообще звонил ему по телефону — к которому никто не прикасался в течение нескольких недель.

Но в основном я с ужасом и ожиданием ждал, что мои собственные художественные книги когда-нибудь появятся на полках.Наверняка кто-то из соседей читал одну из них, сказал я себе, что, учитывая то, что я местный житель, автор и все. Но если кто-то принес одну из моих книг, что это значит? Неужели он однажды прочитал ее и не дорожил ею? Или все дело в том, что он прочитал ее и нашел ее настолько восхитительной, что ему захотелось Поделитесь им с миром? А что будет дальше? Будет ли он там сидеть и пылиться, или кто-нибудь подберет его и отнесет домой? Что бы я сделал — и мое хрупкое писательское эго — тогда?

Читатель, я форсировал выпуск.Две недели назад я принес три написанные мной книги. Я должен был знать, что произойдет. Итак, пока дерзкие протестующие оккупировали Уолл-стрит, а наши вооруженные силы служили нашим страна так великолепна в чужих странах, и во всем мире каждую минуту врачи и медсестры спасали жизни, я пять дней следил за своими книгами.

Джеймс Гулливер Хэнкок

Рассматриваемое кафе, Café Grumpy в Гринпойнте, Бруклин, является домом для молодой, очаровательно беспорядочной клиентуры, которая с ноутбуками на буксире приезжает сюда работать чаще, чем общаться.Книжный шкаф расположен в справа от ванной в задней части кафе, рядом с большой машиной для обжаривания кофейных зерен. Весь день жаровня жужжит и пахнет фантастически.

Он ничем не примечателен, чем любой другой книжный шкаф: светло-коричневый, неокрашенное дерево, и каждая из четырех полок достаточно высока, чтобы вмещать книги в твердом переплете, и еще несколько дюймов. На на полках: две кассеты «Английский как иностранный» и две видеокассеты по йоге и пилатесу.Также есть коричневый бумажный пакет с самодельными ламинированными закладками на карточках с рецептами, еще одна оберточная бумага. мешок с наполовину использованными тюбиками с краской для блочной печати и старая жестяная банка от помидоров, полная застежек-молний.

А еще есть книги. В основном в мягкой обложке. Есть много романов, довольно поровну разделенных между массовым рынком и литературной фантастикой, несколько критических книг и некоторые датированные политические фолианты. Великолепный и трогательная научно-популярная книга Барбары Майерхофф «Число наших дней» безмятежно сидит на верхней полке, зная, что, хотя ей более 30 лет, она все еще остается очень хорошей книгой.Нет много стихов, но потрепанный экземпляр «Антологии поэзии Нортона» существует уже довольно давно, и мне нравится, что он остается своего рода справочником для людей, ожидающих в очереди. пользоваться туалетом.

Видеокассеты с пилатесом, старая консервная банка с застежками-молниями и мои книги.

В первый день я стратегически поместил свои книги среди этих ненужных вещей. Моя первая книга «Мгновенная любовь», сборник рассказов с изображением треугольной кости на голубой обложке, получила то, о чем я догадывалась. было бы золотым пятном — верхний ряд, мертвая точка.Я поместил камбузную версию своего первого романа «Удержанный человек», на обложке которого по горизонтали изображена симпатичная, но подавленная женщина. верхние части других книг в третьем ряду вниз. И, наконец, мягкая обложка моей последней книги «Сезон таяния», название которой написано великолепными, капельно красочными буквами, шла горизонтально через верхний ряд в левом углу. Все они имели свою привлекательность, но если бы мне пришлось это назвать, я бы выбрал «Мгновенную любовь» первым, хотя бы потому, что людям нравится читать книги о любви.

Там я встретил знакомого мне комедийного сценариста Алекса, который сам написал книгу, и рассказал ему о своем проекте. Он признался, что тоже преследовал книжный шкаф. (А потом, как наркоман, носящий имя дилера, он рассказал мне о другой кофейне поблизости, в которой также есть неплохой бесплатный книжный шкаф.) Алекс сказал, что недавно заметил мемуары друга на нижней полке, сфотографировал их и написал это ей.«Вы сделали книжную полку Café Grumpy», — сказал он ей, но она не была так взволнована этим. «Да, я не могу сказать, хорошо это или плохо», Я сказал.

Как бы то ни было, это конец строки. Вот что происходит, когда выходит книга: у вас есть короткий промежуток времени, когда все идет так, как должно быть. Ваша книга находится в красивом книжном магазине когда кто-то (обычно кровный родственник или ваш сосед по комнате в колледже) входит и готов заплатить за это полную цену.А потом обзорные копии продаются на Amazon за три доллара. Не говоря уже о таких местах, как Strand в Манхэттене, где я не мог делать покупки с 2006 года, когда я увидел в продаже экземпляры моей первой книги в течение нескольких дней после ее выпуска. А теперь я наклонился еще ниже; Я пытался отдать свою. Итак, напомним, жизнь печатной книги протекает примерно так: книжные магазины, выгодные сделки на Amazon, магазины подержанных книг, бесплатные книжные полки, свалки.А потом, однажды, мы все умрем.

На второй день в кафе я заметил несколько изменений: добавлены три путеводителя AAA по различным местам Новой Англии, а также копия книги Донны Тартт «Маленький друг» без обложки в твердом переплете. В моих книгах не было движения. Я был в унынии.

Что еще хуже, тесная группа рабочих пчел заняла все столы в задней комнате, и меня вынудили выйти вперед.Единственное место, где можно было сесть, было рядом с парнем, который шумно вытащил салат, свою бутылку. заправки, контейнер с хумусом, кусок лаваша и кусок колбасы — все это является вопиющим нарушением знака «Запрет еды и напитков на улице», четко вывешенного поблизости. Я был потрясен и покинул кафе рано. «Завтра будет мой день», — сказал я себе.

И это было! Когда я приехал на третье утро, экземпляра «Мгновенной любви» не было.О радость! Проверка! Я хотел сделать победные круги по кафе. Я успешно … отдал свою книгу за бесплатно.

Я переместил копию «Сезон плавления» в тот же слот, что и «Мгновенная любовь». «Может быть, — это действительно золотая середина», — подумал я. Может быть, именно здесь глаз идет. Я заметил на нижней полке копию прекрасного законченного романа Андреа Леви «Длинная песня» в твердом переплете с переплетенными лиловыми ветвями дерева на обложке.Должен ли я переместить эту копию на несколько полки, чтобы людям было лучше видно? Но если я это сделаю, отвлечет ли это от моих собственных книг? Для меня это больше не было игрой. Это было серьезно. Я испытал триумф и хотел большего.

На четвертый день я добрался до кафе достаточно рано, чтобы занять место напротив книжного шкафа. Я видел ровно одну женщину, задержавшуюся перед бумажным пакетом закладок, пока она ждала туалет, и это было Это.Тем временем прибыло еще больше книг, и полки начали выглядеть немного неряшливо. У всех, кто сидел со мной за столом, были тату на рукавах и наушники. Мой накачанный накануне кайф полностью исчез. Кроме того, я начал ненавидеть кофе.

День пятый. «Ничего хорошего из этого не выйдет, — подумал я. Разве не лучше не знать? Однажды книги будут там, а может быть, на следующий день их уже не будет, и я ничего не могу с этим поделать.Я опубликовал три книги за шесть лет, и я усвоил одну вещь: никто не может заставить кого-либо захотеть прочитать книгу, не говоря уже о том, чтобы ее купить. Единственное, что вы можете сделать, — это писать самые лучшие книги.

Я болтал с одним из бариста, красивой молодой женщиной, у которой над длинными волнистыми волосами был завязан бантом кусок кружева. У нее был пристальный взгляд. Я спросил ее, кто заботился о книжном шкафу, и она ответила, что иногда это делает.Она рассказала мне, что часто убирала романы из десятицентового магазина и клала их на тротуар перед кафе. Я сказал ей, что пишу о книжном шкафу, и она спросила меня, чем я заинтересовался. «Ну, это же конец строки, не так ли? » Я сказал.

Я понял, что это еще не конец линии. Кто-то позаботился о том, чтобы принести их в кафе, а не выбросить в мусорное ведро.Кто-то считал, что эти книги стоит прочитать.

Я спросил ее, читала ли она когда-нибудь какую-нибудь из книг, и она ответила, что читала. Она переехала в Бруклин из другого штата и оставила все свои книги. Так что все, что она читала, было взято с полок в кафе. Она брала книги домой, читала их, а затем приносила с собой, когда она заканчивала.

Я сразу вообразил много вещей: быть новичком в Нью-Йорке, изо всех сил сводить концы с концами, читать книгу для компании или комфорта, ухаживать за книжным шкафом, который не был вашим собственным, только потому, что вы любили книги.Я вспомнил, как я относился к книгам до того, как я опубликовал одну, прежде чем я знал что-либо о том, что означает конец строки. Я хотел спросить ее, это ли она взяла копию «Мгновенной любви» но я впервые позволил своему эго отдохнуть на этой неделе. Однако я искренне надеялся, что она это сделала. Я надеялся, что она прочитала его, и он ей понравился, и что он вернет его, чтобы кто-то еще прочитал, осторожно отложив его на полку.


Джами Аттенберг — автор книги «Сезон таяния» и будущего романа «Мидлстайны.”

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *